«Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи.

Вы точно человек?

 

Султанов Айдар Рустэмович

Об эффективных средствах защиты от необоснованного восстановления процессуального сроков. On effective means of protection against unreasonable recovery procedure deadlines.

09.03.2016

Опубликовано: Опубликовано в «Вестник гражданского процесса». 2016. № 1. С. 56-77.

В данной статье рассмотрена проблема необоснованного и немотивированного восстановления процессуальных сроков. Автор осуществил собственный поиск эффективного средства защиты от такого нарушения, а также проанализировал практику Верховного Суда РФ, который также обратил внимание на данную проблему. Short abstract: This article deals with the problem of unjustified and unmotivated recovery of procedural deadlines. The author has carried out its own search for effective remedies for such violations, and to analyze the practice of the Supreme Court, who also drew attention to this problem.

 

Ключевые слова: Восстановление сроков, мотивированность, обжалование, прекращение производства, арбитражный процесс. Keywords: restoration of the term, motivation, appeal discontinued, the arbitration process.

Иногда мы соглашаемся с тем или иным толкованием закона лишь в силу того, что оно уже давно существует и «всем известно, что…». Данная статья посвящена поиску эффективных средств от необоснованного восстановления процессуальных сроков, хотя давно было известно, что с этим явлением в арбитражном процессе почти ничего нельзя сделать1.

Не будем скрывать, что данная статья была порождена столкновением с указанной выше несправедливостью в одном деле, где напряжение было огромным из-за цены иска, при всей его необоснованности. И вот когда мы столкнулись с абсолютно немотивированным определением о восстановлении срока на подачу апелляционной жалобы, мы стали искать способы защиты с этой несправедливостью.

Мы испробовали и ходатайство о прекращении апелляционного производства, которое осталось просто без внимания, подачу кассационной жалобы на определение о восстановлении процессуального срока. К сожалению, наши попытки в борьбе с несправедливым восстановлением срока к успеху не привели и мы даже подготовили жалобу в Конституционный Суд РФ, но жалоба все же не была направлена, поскольку апелляция хотя и необоснованно восстановила срок на подачу апелляционной инстанции, но вынесла постановление в нашу пользу, лишив нас возможности кассационного обжалования.

Однако, учитывая, что уже длительное время необоснованное немотивированное восстановление процессуальных сроков стало негативной реальностью судебной практики, мы решили поделиться и своими идеями, а также обратить внимание на новую судебную практику, которая, на наш взгляд, безусловно, будет полезна тем, кто столкнется с аналогичной проблемой.

Само внимание высшей судебной инстанции к этой проблеме было важно, прежде всего, потому что, с необоснованным восстановлением процессуальных сроков порой было почти невозможно бороться, поскольку высшие судебные инстанции, как правило, не обращали особого внимания на проблемы, вызываемые необоснованным немотивированным восстановлением сроков.

Начнем свою статью с возможности обжалования определений о восстановлении сроков в арбитражных судах, до недавнего времени для нас было очевидно, что такой возможности не существует, но так ли это?

Разность подходов в АПК РФ и ГПК РФ

Полагаем, что любой практикующий в арбитражных судах «знает», что определение о восстановлении сроков на подачу жалобу не подлежит обжалованию, точнее не подлежит обжалованию отдельного от судебного акта, выносимого по существу. Юристы, которые практикуют в судах общей юрисдикции знают, что ходатайство о восстановлении сроков рассматривается в судебном заседании, с предоставлением всем участвующим в деле лицам высказать не только свое отношение, но и быть может представить доказательства, опровергающие доводы лица, ходатайствующего о восстановлении сроков.

Те же юристы, которые практикуют и в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах, могут привести много примеров различного регулирования одноименных процессуальных институтов. Конечно же, иногда это оправдано, поскольку дифференциация процессуальных инструментов обусловлена тем, что все же законодатель ожидал, что в арбитражных судах будут принимать участие в основном профессиональные представители – корпоративные юристы и адвокаты, а в судах общей юрисдикции будут искать защиту в основном граждане, в том числе, не прибегая к услугам адвокатов.

Но не один практикующий юрист не смог нам объяснить, почему в арбитражных судах лиц, участвующих в деле лишили права обжалования определений о восстановлении сроков.

В очередной раз, столкнувшись с необоснованным восстановлением срока на обжалование судебного решения, которое впрочем, одновременно лишало законной силы судебное решение, мы решили подробнее изучить тему обжалования определений о восстановлении сроков.

Внимательно рассмотрев эту проблему с разных сторон, мы пришли к однозначному выводу: право обжалования определения о восстановлении срока на обжалования судебного акта все же существует и оно следует из обязанности обеспечить эффективную защиту нарушенных прав, установленной ст. 13 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод ( далее «Конвенции») и ст. 46 Конституции РФ, а также ч. 6 ст. 13 АПК РФ, ч. 5 ст. 112 ГПК РФ, ст. 19, 45 Конституции РФ и ст. 6 Конвенции.

Необоснованное восстановление срока на обжалование решения является нарушением права на справедливое судебное разбирательство, для защиты от которого должно быть эффективное средство защиты.

Вывод отчасти следует из того, что необоснованное восстановление срока на обжалование решения является нарушением права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренное ст. 6 Конвенции о правах и основных свободах человека (Постановление Европейского Суда по правам человека от 14 ноября 2006 года N 6923/03 по делу Мельник против Молдовы).

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении от 11.12.2012 N9604/12, выразил схожую правовую позицию о том, что необоснованное восстановление срока на подачу жалобы на решение арбитражного суда, вступившего в законную силу, является нарушением фундаментального принципа равенства сторон и отступление от принципов правовой определенности и стабильности судебных актов.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 19 марта 2010 г. N 7-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 397 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Амосовой, Т.Т. Васильевой, К.Н. Жестковой и других» было отмечено: «…Согласно практике Европейского Суда по правам человека отступление от принципа правовой определенности может быть оправдано только обстоятельствами существенного и непреодолимого характера. …непринятие своевременных мер к выявлению и устранению нарушений прав и свобод, особенно в тех случаях, когда в дальнейшем их восстановление оказывается невозможным, должно расцениваться как невыполнение государством и его органами своей конституционной обязанности обеспечивать соблюдение прав и свобод человека и гражданина. В системной связи со статьей 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, обязывающей государства создавать эффективные средства правовой защиты от возможных нарушений Конвенции, это означает необходимость создания в российской правовой системе (в законодательстве и правоприменительной практике) надлежащих правовых механизмов, которые в возможно короткой и простой процедуре устраняли бы риск неправомерной или даже произвольной отмены вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам и тем самым обеспечивали бы максимально быстрое и полное восстановление нарушенных прав граждан».

На наш взгляд, определение об удовлетворении заявления о восстановлении сроков на обжалование, приводит к отступлению от принципа правовой определенности как неотъемлемого элемента права на суд по смыслу ст. 46 Конституции Российской Федерации и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, порождая последствия, выходящие за рамки гражданских процессуальных правоотношений.

Возможность обжалования такого определения лишь вместе с судебным актом по существу жалобы не восполняет недостатки существующего арбитражного процессуального регулирования и не является эффективным средством защиты нарушенных прав лица, в пользу которого было вынесено судебное решение.

Следует также учитывать, что необоснованное восстановление срока на подачу кассационной жалобы влечет противоречащее принципу процессуальной экономии и требованию эффективности судопроизводства неоправданное и лишенное смысла использование временных, финансовых и кадровых ресурсов государства для нового рассмотрения дела, а для сторон по делу, в том числе той из них, в пользу которой состоялось судебное решение, порождает необоснованное состояние неопределенности относительно ее правового положения, установленного обретшим законную силу судебным решением.

Законодатель, понимая серьезность такого нарушения, как нарушение принципа правовой определенности и стабильности судебных решений, обеспечил пострадавшее от такого нарушения лицо правом обжалования в ч. 5 ст. 112 ГПК РФ, поскольку только немедленное обжалование такого нарушения в вышестоящую инстанцию могло бы быть эффективным средством защиты.

Однако, в ст. 117 АПК РФ законодатель напрямую не указал возможность обжалования определений о восстановлении сроков, но и в прямую этого не запретил.

Полагаем, что разъяснения, данные в Постановлении Конституционного Суда РФ от 19 марта 2010 г. N 7-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 397 Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с жалобами граждан И.В. Амосовой, Т.Т. Васильевой, К.Н. Жестковой и других», применимы в полной мере и к данной ситуации, поскольку установление запрета на обжалование в кассационном порядке определения судьи об удовлетворении заявления о восстановлении сроков для подачи жалобы могло бы привести к неоправданным отступлениям от принципа правовой определенности и стабильности судебных актов. Тем самым, нарушая право на справедливое судебное разбирательство, как оно гарантировано, в том числе ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и, соответственно, — вытекающие из ее ст. 13 международные обязательства Российской Федерации.

«…Установление пониженного уровня процессуальных гарантий защиты прав граждан, которое не может быть оправдано спецификой этих дел и приводит к нарушению закрепленного в статье 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации принципа равенства всех перед законом и судом». (Постановление Конституционного Суда РФ от 1 марта 2012 г. N 5-П «По делу о проверке конституционности абзаца второго статьи 215 и абзаца второго статьи 217 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Д.В. Барабаша и А.В. Исхакова»).

Поэтому полагаем, что в данном случае если учитывать вышеизложенное и полагая, что законодатель не хотел устанавливать процедуру противоречащую Конституции РФ, отсутствие прямо закрепленного в ст. 117 АПК РФ права обжалования не является квалифицированным пробелом, являющимся запретом на обжалование2.

Отсутствие указания на обжалование является пробелом, который преодолевается на основании положений ч. 6 ст. 13 АПК РФ «В случаях, если спорные отношения прямо не урегулированы федеральным законом и другими нормативными правовыми актами или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, арбитражные суды применяют нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм рассматривают дела исходя из общих начал и смысла федеральных законов и иных нормативных правовых актов (аналогия права)». Хотя мы понимаем, что данная норма имеет отношение скорей к материальному праву, но мы знаем немало случаев, когда аналогия применялась и по процессуальным положениям и, в частности, со ссылкой на ч. 6 ст. 13 АПК РФ. Так например поступил Президиум ВАС РФ в п. 1 Информационного письма от 22.12.2005 N 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов». Хотя надо отметить, что ВАС РФ очень часто прибегал к процессуальной аналогии не используя термин «аналогия», а использовал термин «применительно»3.

В практике Конституционного Суда процессуалисты также находили применение процессуальной аналогии. Так например, Л.Ф. Лесницкая обращает внимание на то, что сфера применения гражданских процессуальных норм по аналогии может затрагивать также в необходимых пределах арбитражный процесс, ссылаясь при этом на Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 2 марта 2006 г. N 22-О, в котором прямо указано на необходимость применения арбитражными судами норм ст. 33 ГПК РФ в случае, когда суд, которому подсудно дело, является по нему стороной4.

Поскольку, процессуальные правоотношения по обжалованию определений о восстановлении процессуальных сроков прямо не урегулированы АПК РФ, что позволяет применить к спорным правоотношениям аналогию закона – применить норму ч. 5 ст. 112 ГПК РФ «На определение суда о восстановлении или об отказе в восстановлении пропущенного процессуального срока может быть подана частная жалоба»5.

Данный вывод, после того, как Законопроект № 430110-6 «О внесении изменения в статью 3 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (об аналогии закона и права)», принятый Государственной Думой РФ 19 июня 2015 года, обретет законную силу, станет еще более убедительным. Поскольку данным проектом предполагается создать правило, согласно которого, «в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе судопроизводства в арбитражных судах, арбитражные суды применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы действуют исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации (аналогия права)»6.

Принятие данного закона должно будет также изменить практику согласно, которой любой пробел в АПК РФ воспринимался, как невозможность совершения процессуальных действий, поскольку действие не было предусмотрено в АПК РФ, хотя в других процессуальных кодексах этот пробел отсутствовал и ситуация был надлежаще урегулирована законодателем.

Определение о восстановлении срока на апелляционное обжалование препятствует исполнению решения

Наш коллега адвокат М.Г. Раскин, рассматривая данную проблему с другой точки зрения, пришел к выводу, что право на обжалование следует также из системного толкования норм АПК РФ, полагая его подход весьма интересным, мы сочли возможным его развить и представить на Ваш суд, Уважаемый читатель.

В соответствии с ч. 4 ст. 117 АПК РФ «Восстановление пропущенного процессуального срока арбитражным судом указывается в соответствующем судебном акте». В соответствии с ч. 1 ст. 188 АПК РФ «Определение арбитражного суда может быть обжаловано отдельно от обжалования судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, в случаях, если в соответствии с настоящим Кодексом предусмотрено обжалование этого определения, а также, если это определение препятствует дальнейшему движению дела».

АПК РФ не содержит положений, прямо предусматривающих возможность обжалования определений о восстановлении процессуальных сроков, однако, если такое определение препятствует дальнейшему движению дела, то оно может быть обжаловано.

Значение термина «движение дела» не раскрыто АПК РФ, однако, исходя из значения слов указанного выражения, и структуры АПК РФ, следует, что под движением дела следует понимать возможность продолжения рассмотрения дела по существу в суде первой инстанции (разделы II, III АПК РФ), возможность возбуждения производства по пересмотру судебных актов, подразумевающую передачу дела из одной инстанции в другую (раздел VI АПК РФ), а также возможность исполнения судебного акта, вступившего в законную силу (раздел VII АПК РФ).

В ряде дел ЕСПЧ сформулировал правовую позицию о том, что исполнение судебного акта является неотъемлемой частью «судебного разбирательства» для целей толкования ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Постановления ЕСПЧ по делам «Хорнсби против Греции»; «Бурдов против России» (N 1). Такого же подхода придерживается и Конституционный Суд РФ, прямо об этом указывая в Постановлении от 30.07.2001 N 13-П.

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 08.10.2013 N 6004/13 также было разъяснено, что Статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года гарантирует частным лицам право на справедливое судебное разбирательство, неотъемлемым элементом которого является право на исполнение судебного решения.

Аналогичный подход разъяснен в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за 2 квартал 2004 года (по гражданским делам) (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 6 октября 2004 г.)

Исполнимость судебного акта является одним из свойств законной силы, к тому же вступление в законную силу судебного решения также порождает и право на взыскание судебных расходов.

Соответственно, незаконное восстановление сроков для обжалования, которое также является актом, лишающим законной силы судебное решение и возможности его исполнения не может быть истолковано как определение, не препятствующее «движению дела». Иной подход означал бы неуважение вступившему в законную силу судебному решению и отрицанием того, что целью судебного решения является исполненное решение, а не получение истцом бумаги, называемой судебное решение.

Взгляд, Судебной коллегии Верховного Суда РФ на необоснованное восстановление процессуальных сроков на подачу жалобы

Как мы уже отмечали выше, наша борьба с несправедливостью восстановления процессуальных сроков затихла и не дошла ни до Верховного Суда РФ, ни до Конституционного Суда РФ. Однако, не мы одни столкнулись с данной несправедливостью, некоторым даже удалось достучаться с этой проблемой до Верховного Суда РФ, который не остался равнодушен к данной проблеме и несколько раз возвращался к данной теме. Первым было Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ ( далее «Коллегии») от 15 декабря 2014 г. N 306-ЭС14-690.

Раскроем обстоятельства, предшествовавшие вынесению данного определения. Открытое акционерное общество «Домоуправляющая компания N 2 Засвияжского района» (новое наименование — открытое акционерное общество «Городская управляющая компания N 2 Засвияжского района»; далее – компания N 2 или апеллянт) обратилось в Арбитражный суд Ульяновской области с иском к Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации и к Ульяновской области в лице Министерства финансов Ульяновской области

Решением Арбитражного суда Ульяновской области от 01.10.2013 в удовлетворении уточненного иска отказано.

06.12. 2013. в Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд поступила апелляционная жалоба истца с ходатайством о восстановлении срока для подачи жалобы. Уже 11.12.2013 было вынесено определение о принятии жалобы к рассмотрению и восстановлении срока на подачу жалобу.

В тексте определения в качестве мотивов для восстановления сроков было указано, что ст. 259 АПК РФ позволяет восстановить срок на подачу жалобы, если ходатайство о восстановлении срока подано не позднее чем 6 месяцев со дня принятия решения, а также, что «суд апелляционной инстанции считает возможным в данном случае восстановить пропущенный срок подачи апелляционной инстанции». Никаких других мотивов или доводов в определении не было отражено.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.03.2014 решение суда первой инстанции отменено и иск был удовлетворен.

Поданная кассационная жалоба была отклонена постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 27.06.2014. Доводы кассационной жалобы о неправомерности восстановления апелляционным судом срока на подачу апелляционной жалобы были отклонены со ссылкой на дискрецию апелляционного суда: «С апелляционной жалобой управляющей компанией было заявлено мотивированное ходатайство о восстановлении пропущенного срока. Оценив заявленные в качестве уважительных причин пропуска срока доводы, апелляционный суд посчитал возможным восстановить пропущенный управляющей компанией срок на подачу апелляционной жалобы».

Не можем не отметить, что здесь суд кассационной инстанции подменил вопрос мотивированности судебного акта о восстановлении срока на подачу апелляционной инстанции, на вопрос о мотивированности ходатайства о восстановлении срока, причем, так и не раскрыв мотивов этого ходатайства, и почему оно было удовлетворено

В дальнейшем было подано заявление о пересмотре в порядке надзора в Высший Арбитражный Суд РФ. 6 августа 2014 г. данное заявление было передано в Верховный Суд РФ, на основании части 4 статьи 2 Федерального закона от 28.06.2014 N 186-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» заявление Минфина России передано в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации для рассмотрения в соответствии со статьей 273 АПК РФ по правилам, установленным статьями 291.1-291.15 АПК РФ. 7.11. 2014 было передано для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ. В определении о передаче для рассмотрения жалобы (заявления) в судебном заседании были указаны два довода. Первый довод о необоснованном восстановлении сроков, а другой касался существа спора.

8 декабря 2014 г. состоялось слушание по делу и Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о необходимости отмены оспариваемых судебных актов.

В качестве довода для отмены судебных актов кассационная инстанция указала на нарушение процессуальных норм, которые не допускают произвольный, не ограниченный по времени пересмотр судебных решений.

Кассация также обратила внимание на то, что исходя из принципа диспозитивности, присущего судопроизводству в арбитражных судах, заинтересованные лица по своему усмотрению решают, воспользоваться им правом на обжалование, либо нет и что в пределах установленного срока для обжалования они должны определиться с волеизъявлением на обращение в суд.

Наличие законодательно установленных сроков не может рассматриваться как препятствие для реализации права на оспаривание судебных актов. Вводя сроки подачи жалоб, процессуальный закон тем самым устанавливает баланс между принципом правовой определенности, обеспечивающим стабильность правоотношений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, с одной стороны, и правом на справедливое судебное разбирательство, предполагающим возможность исправления судебных ошибок, с другой.

В отношении лица, не реализовавшего право на подачу жалобы в установленный срок по уважительным причинам, вызванным объективными и не зависящими от заявителя обстоятельствами, применяются правила статьи 117 АПК РФ о восстановлении процессуальных сроков.

Кассация обратила внимание, что апеллянт в данном случае обладал информацией о споре по настоящему делу, в суде первой инстанции ее представитель принимал участие в судебных заседаниях, мотивированное решение суда от 01.10.2013 размещено 08.10.2013 на официальном сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». Апелляционная жалоба подана в электронном виде, посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте арбитражного суда в сети «Интернет», 02.12.2013.

Статья 117 Арбитражного процессуального кодекса предполагает оценку арбитражным судом апелляционной инстанции при решении вопроса о восстановлении пропущенного срока подачи апелляционной жалобы обоснованности доводов лица, настаивающего на таком восстановлении, в целях предотвращения злоупотреблений при обжаловании судебных актов и соблюдения принципа правовой определенности.

Судебная коллегия указала, что суд апелляционной инстанции восстановил срок немотивированно, проанализировав текст определения от 11.12.2013.

Но прежде чем прийти к выводу о том, что законных оснований для восстановления пропущенного срока у суда не имелось, Коллегия в отличие апелляционной и кассационной инстанций дала оценку доводов о необходимости восстановления сроков.

Было учтено, что апеллянт указал на то, что копия решения суда первой инстанции 14.10.2013 была получена ею по почте.

В обоснование ходатайства о восстановлении процессуального срока апеллянт сослался на незначительность пропуска срока подачи жалобы с ее стороны, возникшие у нее финансовые затруднения, сокращение сотрудников, работающих по юридической специальности, отсутствие квалифицированных кадров в области экономического анализа и аудита.

Судебная коллегия отметила, что сама по себе длительность просрочки заявителя апелляционной жалобы не имеет правового значения для рассмотрения вопроса о восстановлении процессуального срока на обжалование. Другие упомянутые компанией N 2 обстоятельства она документально не подтвердила.

Более того, как разъяснено в абзаце четвертом пункта 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции», не могут, как правило, рассматриваться в качестве уважительных причин для восстановления срока на подачу апелляционной жалобы необходимость согласования с вышестоящим органом (иным лицом) вопроса о подаче апелляционной жалобы, нахождение представителя заявителя в командировке (отпуске), кадровые перестановки, отсутствие в штате организации юриста, смена руководителя (его нахождение в длительной командировке, отпуске), а также иные внутренние организационные проблемы юридического лица.

В рассматриваемом случае апеллянт не доказал, что, действуя разумно и добросовестно, столкнулся с обстоятельствами, объективно воспрепятствовавшими своевременному направлению жалобы и действительно ограничивающими возможность совершения соответствующего процессуального действия в отведенный срок.

Так как оснований восстановления срока на апелляционное обжалование не имелось, суд апелляционной инстанции был не вправе входить в обсуждение законности и обоснованности судебного решения.

Судебная коллегия отметила, что восстанавливая пропущенный срок на обжалование и отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции нарушил принцип равенства сторон в тех возможностях, которые предоставлены им для защиты своих прав и интересов, поскольку апеллянту было предоставлено право на жалобу, которого любое другое лицо в аналогичных обстоятельствах не имело, а также неоправданно отступил от принципов правовой определенности и стабильности судебных актов.

Согласно части 2 статьи 188 АПК РФ в отношении определения, обжалование которого не предусмотрено процессуальным законом, а также в отношении протокольного определения могут быть заявлены возражения при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

В кассационной жалобе, поданной в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа, Министерство финансов Российской Федерации привело довод о том, что срок подачи апелляционной жалобы был восстановлен судом неправильно, в отсутствие к тому уважительных причин, с существенным нарушением норм процессуального права.

Однако суд кассационной инстанции вопреки требованиям части 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса оставил без должного внимания возражения Минфина России.

Судебная коллегия сочла, что допущенное при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции и арбитражным судом округа нарушение норм процессуального права является существенным, без его устранения невозможны восстановление и защита прав и законных интересов Российской Федерации, в связи с чем, обжалуемые судебные акты подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса, а ошибочно возбужденное Одиннадцатым арбитражным апелляционным судом производство по апелляционной жалобе компании N 2 подлежит прекращению применительно к пункту 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса.

Определение Верховного Суда РФ от 15 декабря 2014 г. N 306-ЭС14-690 мы полагаем крайне важным, поскольку зачастую после необоснованного восстановления срока ссылки на необоснованность восстановления сроков уже практически не имели никакого значения. Суды относились к восстановлению сроков, как некоему неважному моменту, после которого об этом уже говорить неправильно.

Однако, восстановление процессуального срока на подачу апелляционную жалобу одновременно является действием по лишению законной силы судебного решения, что, конечно же, является достаточно серьезным юридическим фактом. Как мы выше указывали, восстановление процессуального срока на подачу апелляционную жалобу является основанием для неисполнения судебного решения, поскольку судебное решение становится не вступившим в законную силу.

Причем восстановление процессуального срока на подачу апелляционную жалобу в арбитражных судах происходит вне состязательной процедуры, судья разрешает вопрос о восстановлении сроков единолично.

В судах общей юрисдикции вопрос о восстановление сроков на обжалование рассматривается в судебном заседании с вынесением определения, которое подлежит обжалованию. То есть, в ГПК РФ вопрос «защиты», вступившего в законную силу судебного решения разрешен с полным пониманием того, что восстановление процессуального срока не есть просто формальность, а серьезный процессуальный акт, который подлежит судебной проверке, прежде чем, начнется дальнейшее движение по делу.

Соответственно, в арбитражных судах, когда определение о восстановлении сроков выносится вне состязательной процедуры без извещения сторон и без возможности представить возражения, тем более важным является вынесение мотивированного определения, которое бы раскрывало все мотивы, почему суд счел возможным счесть доводы лица, пропустившего срок, убедительными.

Судебные акты должны быть мотивированны7. В качестве наглядного примера того, что требуется от юрисдикционных органов в правовом государстве можно привести правовые позиции ЕСПЧ, изложенные в Постановлении от 11 января 2007 г. по делу «Кузнецов и другие против России» (жалоба N 184/02): «Суд повторяет, что в соответствии с установленным прецедентным правом, которое отражает принцип надлежащего отправления правосудия, в решении судов и органов правосудия должны быть надлежащим образом указаны основания, по которым они были вынесены. Пункт 1 статьи 6 обязывает судебные инстанции указывать мотивировку постановленных ими решений, но этот пункт нельзя толковать как обязывающий предоставлять подробный ответ по каждому доводу. То, в какой мере должна исполняться данная обязанность излагать мотивировку, зависит от характера решения (см. п. 29 Постановления по делу «Руис Ториха против Испании» от 9 декабря 1994 г., Серия А, N 303-A). И хотя национальные суды пользуются ограниченным правом принятия решения в вопросе выбора доводов по конкретному делу и приобщения доказательств достоверности утверждений сторон, эти органы обязаны указать основания для своих действий, изложив мотивировку этих решений (см. п. 36 Постановления по делу «Суоминен против Финляндии» от 1 июля 2003 г. по жалобе N 37801/97). Еще одна роль мотивированного решения состоит в том, что оно доказывает сторонам, что их позиции были выслушаны. Кроме того, мотивированное решение дает возможность какой-либо стороне обжаловать его, а апелляционной инстанции — возможность пересмотреть его. Изложение мотивированного решения является единственной возможностью для общественности проследить отправление правосудия (см. п. 30 Постановления по делу «Хирвисаари против Финляндии» от 27 сентября 2001 г. по жалобе N 49684/99)».

Действительно, сколь скоро немотивированные судебные акты могут быть нарушением права на справедливый суд8, то требование мотивированности9 должно стать объектом пристального внимания всех судебных инстанций10.

Можно также привести правовые позиции Конституционного Суда РФ о нормах ГПК РФ, касающихся восстановления процессуальных сроков. В Постановлении от 5 февраля 2007 г. N 2-П Конституционный Суд РФ разъяснял, что статья 112 ГПК Российской Федерации не может применяться без учета пункта 5 части первой его статьи 225, закрепляющего в качестве одного из общих требований, предъявляемых к содержанию определения суда, обязательность указания мотивов, по которым суд пришел к своим выводам. Эти законоположения, рассматриваемые в системной связи, не позволяют суду при разрешении вопросов о восстановлении пропущенного процессуального срока игнорировать или произвольно отклонять доводы заявления или ходатайства, не приводя фактические и правовые мотивы отказа в их удовлетворении, и, следовательно, выносить соответствующее определение без рассмотрения в полном объеме и оценки приводимых доводов, без указания на конкретные основания, по которым те или иные доводы отвергаются либо принимаются во внимание, а также без ссылок на соответствующие нормы материального и процессуального права11.

Таким образом, можно утверждать, что Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, вынеся рассматриваемое Определение, вернуло направление судебной практики в сторону соблюдения общепризнанных принципов справедливого правосудия.

Надо отметить, что с учетом реорганизации высшего судебного органа, вызывал особый интерес способность Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ влиять на формирование судебной практики нижестоящими судами. Надо отметить, что, судя по комментируемому Определению, нижестоящие суды учитывают практику Судебной коллегии, в частности первая ссылка на комментируемое определение уже появилась буквально через неделю в Постановлении Арбитражного суда Центрального округа от 23 декабря 2014 г. N Ф10-4505/14 по делу N А62-1786/2014. С тех пор количество ссылок на данное Определение в судебных актах судов второй и третьей инстанции упорно растет. В тоже время, в комментируемом Определении были разрешены не все вопросы, что привело к тому, что Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вновь вернулась к теме необоснованного восстановления сроков.

Эффективное средство, предложенное Верховным Судом РФ.

Прежде чем, перейти к мотивам, заинтересовавшим нас Определения СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 24 апреля 2015 г. N 307-ЭС15-661, считаем необходимым коротко описать обстоятельства, предшествующие вынесению данного Определения, ограничившись только процессуальными юридическими фактами.

Решение суда первой инстанции вынесено 27.09.2013. Апелляционная жалоба с ходатайством о восстановлении пропущенного срока на обжалование была подана в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области 06.05.2014, то есть спустя 7 месяцев и 9 дней с момента принятия решения.

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд определением от 13.05.2014 об оставлении апелляционной жалобы без движения удовлетворил ходатайство о восстановлении пропущенного срока, поскольку признав причины пропуска срока уважительными, но не мотивировал надлежащим образом данное определение, ограничившись лишь указанием на признание причин пропуска уважительными.

Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.11.2014, в удовлетворении кассационной жалобы было отказано. Кассационная инстанция отклонила довод кассатора подателя о том, что суд апелляционной инстанции незаконно восстановил срок подачи ответчиком апелляционной жалобы по мотиву того, что «восстановление апелляционным судом срока на обжалование в апелляционном порядке решения суда первой инстанции не относится к числу тех процессуальных действий суда, которые могут быть обжалованы. Согласно части 6 статьи 117 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обжаловано может быть только определение об отказе в восстановлении пропущенного процессуального срока». Суд также указал, что кассатор не доказал, что восстановление срока на обжалование решения от 27.09.2013 повлекло нарушения прав лиц, участвующих в деле, и привело к принятию незаконного судебного акта.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ не согласилась с позицией апелляционной и кассационной инстанций.

Прежде всего, Коллегия обратила внимание на то, что согласно части 2 статьи 259 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации срок подачи апелляционной жалобы, пропущенный по причинам, не зависящим от лица, обратившегося с такой жалобой, в том числе в связи с отсутствием у него сведений об обжалуемом судебном акте, по ходатайству указанного лица может быть восстановлен арбитражным судом апелляционной инстанции при условии, что ходатайство подано не позднее чем через шесть месяцев со дня принятия решения или, если ходатайство подано лицом, указанным в статье 42 Кодекса, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов обжалуемым судебным актом и что, приведенные выше положения процессуального законодательства не предусматривают возможность восстановления пропущенного срока на обжалование, если ходатайство подано за пределами шестимесячного пресекательного срока, даже при наличии уважительных причин.

Действующее процессуальное законодательство не допускает произвольный, не ограниченный по времени пересмотр судебных решений.

При этом исходя из принципа диспозитивности, присущего судопроизводству в арбитражных судах, заинтересованные лица по своему усмотрению решают, воспользоваться им правом на обжалование, либо нет. В пределах установленного законом срока они должны определиться с волеизъявлением на обращение в суд.

Наличие законодательно установленных сроков не может рассматриваться как препятствие для реализации права на оспаривание судебных актов. Вводя сроки подачи жалоб, процессуальный закон тем самым устанавливает баланс между принципом правовой определенности, обеспечивающим стабильность правоотношений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, с одной стороны, и правом на справедливое судебное разбирательство, предполагающим возможность исправления судебных ошибок, с другой.

В данном случае судом апелляционной инстанции была нарушена приведенная выше императивная норма процессуального права, поскольку срок был восстановлен спустя больше чем 7 месяцев с момента принятия решения судом первой инстанции, что в итоге повлияло на исход дела.

На данном основании Верховный Суд РФ сделал вывод, что поскольку оснований восстановления срока на апелляционное обжалование не имелось, суд апелляционной инстанции был не вправе входить в обсуждение законности и обоснованности судебного решения.

Восстанавливая пропущенный срок на обжалование и отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции нарушил принцип равенства сторон в тех возможностях, которые предоставлены им для защиты своих прав и интересов, поскольку апеллянту было предоставлено право на жалобу, которого любое другое лицо в аналогичных обстоятельствах не имело. Также суд неоправданно отступил от принципов правовой определенности и стабильности судебных актов.

Далее Коллегия привела правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в Постановлении от 17.03.2010 N 6-П, согласно которой взаимосвязанные положения статьи 117, части 4 статьи 292 и части 6 статьи 299 АПК РФ в их конституционно-правовом истолковании, данном Конституционным Судом Российской Федерации исходя из конституционных целей правосудия, презумпции конституционности закона и в соответствии с конституционно значимыми принципами процессуального права, предполагают обязательность оценки компетентными арбитражными судами — как при решении вопроса о восстановлении пропущенного срока на подачу заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора, так и после его восстановления при последующем рассмотрении дела в соответствующей инстанции — обоснованности доводов лица, настаивавшего на таком восстановлении, и не исключают возможность прекращения начатого производства по делу, если в процессе его рассмотрения будет установлено, что основания для восстановления срока отсутствовали.

А затем был сделан важный вывод, который может всерьез повлиять на всю правоприменительную практику: «…суд апелляционной инстанции при рассмотрении дела в судебном заседании, с учетом изложенной в отзыве на апелляционную жалобу позиции, должен был вернуться к вопросу о восстановлении пропущенного срока, и признав, что срок был восстановлен незаконно, прекратить производство по апелляционной жалобе применительно к пункту 1 части 1 статьи 150 Кодекса, что согласуется с правовой позицией, изложенной в пункте 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции».

Коллегия также обратила внимание на ошибочность выводов суда кассационной инстанции о том, что восстановление срока на обжалование не относится к числу тех процессуальных действий суда, которые могут быть обжалованы.

Согласно части 2 статьи 188 Кодекса в отношении определения, обжалование которого не предусмотрено процессуальным законом, а также в отношении протокольного определения могут быть заявлены возражения при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

В кассационной жалобе в Арбитражный суд Северо-Западного округа указывал ось на нарушение судом апелляционной инстанции статьи 259 Кодекса, что выразилось в незаконном восстановлении пропущенного срока.

Отклонение обоснованных доводов судом округа нарушило положения статей 188 и 286 Кодекса, что также повлияло на исход дела.

Коллегия также указала, что не может быть принята во внимание и содержащаяся в отзыве на кассационную жалобу позиция, согласно которой пресекательный срок при обжаловании решения суда от 27.09.2013 в апелляционном порядке не истек, поскольку апеллянт о наличии спора узнал только 25.02.2014. По мнению апеллянта, к нему применимы положения статьи 259 Кодекса о правилах восстановления срока при обращении лиц, не участвовавших в деле, о правах и обязанностях которых принят судебный акт.

Коллегия обратила внимание на то, что ответчик был дважды (19.07.2013 и 06.09.2013) надлежащим образом извещен о времени и месте судебного разбирательства при рассмотрении дела судом первой инстанции по юридическому адресу, однако ответчик почтовую корреспонденцию не получал, после чего она возвращалась организацией почтовой связи ввиду истечения срока хранения. В то же время, при обращении в суд апелляционной инстанции ответчик в качестве адреса, по которому необходимо направлять извещения, указал тот же (юридический) адрес. Следовательно, ответчик считается извещенным надлежащим образом арбитражным судом первой инстанции на основании пункта 2 части 4 статьи 123 АПК РФ.

Коллегия сочла, что допущенные при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции и арбитражным судом округа нарушения норм процессуального права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита прав и законных интересов Комитета, и приняла решение отменить судебные акты апелляции и кассации, а ошибочно возбужденное Тринадцатым арбитражным апелляционным судом производство по апелляционной жалобе Кооператива подлежит прекращению применительно к пункту 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса.

Как мы видим в данном Определении не просто констатировал нарушение процессуальных норм необоснованным немотивированным восстановлением срока, но и сформировал правовую позицию, согласно которой суд апелляционной инстанции при рассмотрении дела в судебном заседании, при наличии возражений в отзыве на апелляционную жалобу, должен возвращаться к вопросу о восстановлении пропущенного срока, и если признает, что срок был восстановлен незаконно, суд обязан прекратить производство по апелляционной жалобе.

Фактически Коллегия создала новое средство защиты от необоснованных немотивированных определений о восстановлении процессуальных сроков. Это средство, на наш взгляд, является новым, поскольку в пункте 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции» речь, шла о ситуации, когда факт пропуска срока на подачу апелляционной жалобы устанавливался после принятия апелляционной жалобы к производству. Соответственно, узнав об этом факте только в ходе апелляционного слушания суд апелляционной инстанции должен выяснить причины пропуска срока и лишь в случае признания причин пропуска срока уважительными, суд мог продолжать рассмотрение дела, а в ином случае – в соответствии с разъяснениями ВАС РФ должен был прекратить производство по жалобе применительно к пункту 1 части 1 статьи 150 АПК РФ.

В рассматриваемой же ситуации вопрос о пропуске уже был известен до апелляционного слушания и срок на подачу жалобы был восстановлен вынесением определением, которое все же является судебным актом, имеющим законную силу, которую можно преодолеть, лишь отменив его. Коллегия же предложила в качестве преодоления определения о восстановлении процессуального срока не его отмену, а применение по аналогии ч.1 ст. 150 АПК РФ.

Тем не менее, то средство защиты, предложенное Коллегией, вполне может быть использовано на практике. В частности, с учетом данной правовой позиции подача ходатайства о прекращении апелляционного производства, если срок восстановлен необоснованно, должно будет суд рассмотреть его и быть может будет вполне эффективным средством защиты.

На наш взгляд, это вполне разумно, поскольку вопрос о восстановлении сроков рассматривается судьей единолично, вне состязательной процедуры, а ходатайство о прекращении могло бы быть рассмотрено в открытой состязательной процедуре коллегией из трех судей. Хотя, конечно же, остается проблема соблюдения общепризнанного принципа «никто не может быть судьей в своем собственном деле», но это не должно обесценивать положительного потенциала, заложенного в указанном определении Коллегии. К тому же, подобная проблема есть и в ГПК РФ, в котором вопрос о восстановлении сроков оставлен в компетенции судьи, вынесшего судебный акт, который может желать воспрепятствовать в его обжаловании.

Другим важным моментом явилось разъяснение, что необоснованное восстановление, подлежит обжалованию, что кассационные суды не должны проходить мимо нарушений при восстановлении процессуальных сроков. Одновременно, Коллегия обратила внимание на ложность подхода о том, что восстановление срока на обжалование решения не влечет нарушения прав лиц, участвующих в деле, указав, что необоснованное восстановление процессуальных сроков является существенным нарушением прав лиц, участвующих в деле, которое влечет к незаконности судебного акта и его отмене.

Можно сказать, что Коллегия, тем самым, использовала европейские правовые стандарты справедливого правосудия, сформированные в практике Европейского Суда по правам человека (далее «ЕСПЧ»). В частности, в Постановлении по делу Ruiz Torija v. Spain от 9 декабря 1994 ЕСПЧ в ситуации, когда суд не мотивировал допущение превышения процессуальных сроков, установил нарушение ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В Постановлении по делу «Мельник против Молдавии» от 14 ноября 2006 г. ЕСПЧ установил нарушение ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод необоснованным восстановлением срока на обжалование акта, уже вступившего в законную силу, поскольку оно не было обжаловано в установленный предельный срок.

Полагаем также необходимым акцентировать внимание на еще один момент в указанном Определении – Коллегия отклонила довод о том, что ответчик не пропустил процессуальных сроков, в связи с тем, что почтовую корреспонденцию не получал, хотя материалами дела подтверждалось, что вся корреспонденция возвращалась организацией почтовой связи ввиду истечения срока хранения. Коллегия приняла во внимание, что при обращении в суд апелляционной инстанции ответчик в качестве адреса, по которому необходимо направлять извещения, указал тот же (юридический) адрес, тем самым подтверждая правильность адреса, имевшегося у суда первой инстанции, а также, что суд апелляционной инстанции должен был бы направлять ее по тому же адресу. Коллегия, на основании этого сделала вывод, что в соответствии с п. 2 ч. 4 ст. 123 АПК РФ ответчик был извещен надлежащим образом арбитражным судом первой инстанции на основании.

В данном случае факт извещения был очень важным, поскольку Конституционный Суд РФ в Определении от 16 января 2007 г. N 233-О-П разъяснял, что ч. 2 ст. 259 действуя во взаимосвязи с частью 2 статьи 117 АПК Российской Федерации, — не предполагает отказ в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока подачи апелляционной жалобы лишь по причине истечения предусмотренного ею предельно допустимого срока подачи соответствующего ходатайства лицам, не принимавшим участие в судебном заседании вследствие неизвещения надлежащим образом о его времени и месте и узнавшим о решении арбитражного суда по истечении шести месяцев с момента его принятия. Конституционный Суд РФ, в данном Определении также указал, что иное истолкование положений АПК РФ препятствовало бы своевременному исправлению судебной ошибки, допущенной в ходе разбирательства в суде первой инстанции, нарушало бы право заинтересованных лиц на участие в судебном заседании на основе состязательности и равноправия сторон, что не согласуется с самой сутью правосудия, и создавало бы нормативную предпосылку для нарушения статей 17 (части 1 и 2), 18, 19 (часть 1), 45 (часть 1), 46 (части 1 и 2), 55 (часть 3) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Конечно же, необоснованное восстановление процессуальных сроков, является таким же грубым процессуальным нарушением, как необоснованный отказ в восстановлении процессуальных сроков12. Возможность существования и того, и другого нарушения должна быть обеспечена надлежащей эффективной правовой защитой. Кончено же, хотелось бы, чтобы такое средство не выводилось по аналогии, поскольку как справедливо отмечал А.А. Белкин: «Аналогия в праве — это вообще искусство в том смысле, что она подразумевает выход мышления за рамки стандартизированного применения норм. Применение аналогии — это реализация особой юридической квалификации, способной черпать именно из всего арсенала права»13. Соответственно, отсутствие такой квалификации может стать препятствием в применении аналогии14. Конечно же, большинство эффективных средств защиты созданы «кровью и потом» тяжущихся лиц, которые хотели бы, чтобы эффективные средства защиты были закреплены законодателем, а не просто отражены в правовых позициях судов. Однако, не будем забывать, что правовые позиции неоднократно повторяемые порой имеют большую силу даже чем императивные нормы права.

Султанов Айдар Рустэмович, судья Третейского энергетического суда, член Ассоциации по улучшению жизни и образования, начальник юридического управления ПАО «Нижнекамскнефтехим».

423574. Республика Татарстан г. Нижнекамск-4, а/я 45.

E-mail [email protected]

Sultanov Aydar R., Judge in the Energy Arbitration Court, a member of the Association for better living and education (ABLE), Head of the Legal Department of PJSC Nizhnekamskneftekhim

С 2015 Султанов Айдар Рустэмович

Список использованной литературы

Афанасьев С.Ф. Право на получение мотивированного судебного решения по гражданскому делу (международный и национальный аспекты)// Арбитражный и гражданский процесс. 2008. N 12. С 13-16.

Афанасьев С.Ф. К проблеме реализации права быть выслушанным в суде при рассмотрении гражданских дел // Вестник гражданского процесса. 2012. N 4. С. 28 – 45.

Белкин А.А. Аналогия в государственном праве // Правоведение. 1992. N 6. С. 18.

Васяев А.А., Князькин С.А Мотивированность судебных решений — стандарт Европейского суда по правам человека//Адвокат. N 6. 2013. С. 27-32.

Викут М.А. Законность и обоснованность актов социалистического правосудия, как главное условие выполнения задач гражданского судопроизводства// Цивилистические проблемы правового статуса личности в социалистическом обществе. Саратов. 1982. С. 124.

Загайнова С.К. Судебные акты в механизме реализации судебной власти в гражданском и арбитражном процессе. М., 2007. С. 299 – 300.

Зайцев И.М. Решение суда как процессуальный документ// Вестник СГАП. 1995. №2. С.74

Лесницкая Л.Ф. Применение процессуальных норм по аналогии в гражданском судопроизводстве // Комментарий судебной практики. Выпуск 13 / Под ред. К.Б. Ярошенко. М.: Юридическая литература, 2007. С. 107 — 116.

Поляков Ю.Н. К вопросу о независимости суда//Государство и право. 2000. №10. С. 85

Пономаренко В. А. Мотивированность судебного решения в гражданском и арбитражном процессе. СПб. 2009. С. 91.

Рабцевич О.И. Право на справедливое судебное разбирательство: международное и внутригосударственное правовое регулирование. М., 2005. С. 136.

Ратушная Б.П. Проблемы мотивированности судебных решений в Украине// Право и политика. № 6. 2013. С. 798 – 802.

Рехтина И.В. Аналогия в гражданском и арбитражном процессе: проблемы теории и практики применения//Современное право. 2009. № 11. С. 102-106.

Султанов А.Р. О правах лиц, не участвующих в деле, и процессуальных сроках с точки зрения Конституции РФ//Адвокатская практика. 2007. № 5. С. 17-22.

Султанов А. Можно ли обжаловать восстановление срока? // ЭЖ-Юрист. 2015. N 1-2. С. 10.

Султанов А.Р. О проблеме мотивированности судебных актов через призму постановлений Европейского суда по правам человека // Международное публичное и частное право. 2008. N 2. С. 11 – 13.

Султанов А.Р. Европейские правовые стандарты: уроки истории и правоприменительная практика. М. 2012. С. 91-97.

Султанов А.Р. Мотивированность судебного акта как одна из основных проблем справедливого правосудия//Закон. 2014. № 8. С. 114-118.

Султанов А.Р. Унификация норм о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам как совершенствование средств исправления судебной ошибки//Закон. 2007. № 11. С. 99-113.

Тузов Н.А. Мотивирование и преюдиция судебных актов. М. 2006.

Afanasyev S.F. The right to receive a reasoned judgment in a civil case (international and national aspects) [Pravo na poluchenie motivirovannogo sudebnogo reshenija po grazhdanskomu delu (mezhdunarodnyj i nacional’nyj aspekty)] // Arbitration and civil procedure. [Arbitrazhnyj i grazhdanskij process]. 2008. N 12. P. 13-16.

 Afanasyev S.F. On the problem of the right to be heard in court in civil cases [K probleme realizacii prava byt’ vyslushannym v sude pri rassmotrenii grazhdanskih del]// Herald of Civil Procedure. [Vestnik grazhdanskogo processa] 2012. N 4. P. 28 — 45.

Belkin AA The analogy in the public law [Analogija v gosudarstvennom prave] // Jurisprudence. [Pravovedenie] 1992. N 6. P. 18.

Vasjaev A.A., Knjaz’kin S.A Motivation of judgments — standard European Court of Human Rights [Motivirovannost’ sudebnyh reshenij — standart Evropejskogo suda po pravam cheloveka] // Lawyer. [Advokat] N 6. 2013. P. 27-32.

  Vikut M.A. The legality and validity of acts of socialist justice, as the main condition of the tasks of civil proceedings [Zakonnost’ i obosnovannost’ aktov socialisticheskogo pravosudija, kak glavnoe uslovie vypolnenija zadach grazhdanskogo sudoproizvodstva]// Problem civilistic the legal status of the individual in socialist society [Civilisticheskie problemy pravovogo statusa lichnosti v socialisticheskom obshhestve]. Saratov. 1982. P.124.

Zagaynova S.K. Court acts in the mechanism of implementation of the judicial authority in civil and arbitration process. [Sudebnye akty v mehanizme realizacii sudebnoj vlasti v grazhdanskom i arbitrazhnom processe], Moscow, 2007, P. 299 — 300.

 Zaitsev I.M. The court’s decision as a procedural document [Reshenie suda kak processual’nyj document]// Herald SGAP [Vestnik SGAP]. 1995. №2. P.74

Lesnitskaya L.F. The application of procedural rules by analogy in civil proceedings [Primenenie processual’nyh norm po analogii v grazhdanskom sudoproizvodstve] // Comment jurisprudence. Issue 13 / Ed. KB Yaroshenko. [Kommentarij sudebnoj praktiki. Vypusk 13 / Pod red. K.B. Jaroshenko]. Moscow. Legal Literature, 2007, P. 107 — 116.

Polyakov Y.N. On the issue of independence of the judiciary [K voprosu o nezavisimosti suda]// State and right [Gosudarstvo i pravo]. 2000. №10. P. 85

Ponomarenko V.A. Motivation judgment in civil and arbitration process [Motivirovannost’ sudebnogo reshenija v grazhdanskom i arbitrazhnom processe]. St. Petersburg. 2009. P. 91.

Rabtsevich OI The right to a fair trial: international and national legal regulations. [Pravo na spravedlivoe sudebnoe razbiratel’stvo: mezhdunarodnoe i vnutrigosudarstvennoe pravovoe regulirovanie]. Moscow, 2005. P. 136.

Ratushnaja B.P. Problems of motivation of judicial decisions in Ukraine [Problemy motivirovannosti sudebnyh reshenij v Ukraine]// Law and Politics [Pravo i politika]. № 6. 2013. P. 798 — 802.

Rehtina I.V. The analogy in civil and arbitration process: problems of theory and practice of modern [Analogija v grazhdanskom i arbitrazhnom processe: problemy teorii i praktiki primenenija]// // Modern right. [Sovremennoe pravo]. 2009. № 11. P. 102-106.

Sultanov A.R. On the rights of persons not involved in the case, and procedural deadlines in terms of the Constitution of the Russian Federation [O pravah lic, ne uchastvujushhih v dele, i processual’nyh srokah s tochki zrenija Konstitucii RF]// The practice of law [Advokatskaja praktika]. 2007. № 5. P. 17-22.

Sultanov A.R. Can I appeal the recovery period? [Mozhno li obzhalovat’ vosstanovlenie sroka?] // EG-Lawyer [JeZh-Jurist]. 2015. N 1-2. P. 10.

Sultanov A.R. On the issue of motivation of judicial decisions through the prism of the European Court of Human Rights [O probleme motivirovannosti sudebnyh aktov cherez prizmu postanovlenij Evropejskogo suda po pravam cheloveka] //The international public and private law. [Mezhdunarodnoe publichnoe i chastnoe pravo]. 2008. N 2. P. 11 — 13.

 Sultanov A.R. European legal standards: the lessons of history and practice. [Evropejskie pravovye standarty: uroki istorii i pravoprimenitel’naja praktika]. Moscow., 2012. P. 91-97.

Sultanov A.R. Motivation judicial act as one of the main problems of fair justice [Motivirovannost’ sudebnogo akta kak odna iz osnovnyh problem spravedlivogo pravosudija]//Act. [Zakon]. 2014. № 8. P. 114-118.

 Sultanov A.R. The unification of standards for review of the newly discovered facts as a means of improving the correction of judicial error [Unifikacija norm o peresmotre po vnov’ otkryvshimsja obstojatel’stvam kak sovershenstvovanie sredstv ispravlenija sudebnoj oshibki]//Act. [Zakon]. 2007. № 11. P. 99-113.

Tuzov N.A. Motivating and prejudice judicial acts. [Motivirovanie i prejudicija sudebnyh aktov]. Moscow. 2006.

Комментарии:

Добавить комментарий:

 

 

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Восстановление срока на подачу апелляционной жалобы

по истечении процессуального срока, не представив при этом Таким образом, отсутствовало единообразие судебной практики по конкретным Однако мировые (районные) суды отказывают в восстановлении.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Восстановление процессуальных сроков / Юридическая помощь /УПК РФ/ Обжалование уголовного дела/

Восстановление пропущенных сроков в гражданском процессе

Процессуальные вопросы

14. Льгота в виде освобождения пенсионеров от уплаты государственной пошлины по искам имущественного характера к пенсионным органам предоставляется им не только при подаче исков в суд, но и на всех стадиях рассмотрения дела.

Решением суда удовлетворены исковые требования И. к пенсионному органу о включении в страховой стаж периода работы, перерасчете размера страховой пенсии по старости.

Апелляционным определением решение суда первой инстанции было отменено, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований И.

Пенсионный орган обратился в суд с заявлением о взыскании с И. судебных расходов на оплату государственной пошлины за подачу апелляционной жалобы в сумме 3000 руб.

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным определением, заявление пенсионного органа удовлетворено. С И. в пользу пенсионного органа взысканы расходы на уплату государственной пошлины в размере 3000 руб.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила вынесенные по делу судебные постановления и отказала в удовлетворении заявления пенсионного органа по следующим основаниям.

В силу ч. 1 ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

Размер и порядок уплаты государственной пошлины устанавливаются федеральными законами о налогах и сборах (ч. 2 ст. 88 ГПК РФ).

В соответствии со ст. 89 ГПК РФ льготы по уплате государственной пошлины предоставляются в случаях и порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

По общему правилу, предусмотренному ч. 1 ст. 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 96 указанного кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в этой статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Правила, изложенные в ч. 1 ст. 98 ГПК РФ, относятся также к распределению судебных расходов, понесенных сторонами в связи с ведением дела в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях (ч. 2 ст. 98 ГПК РФ).

Вместе с тем в целях предоставления дополнительных гарантий гражданам-пенсионерам при обращении их в суд с исками по требованиям, вытекающим из пенсионных отношений, и обеспечения их права на судебную защиту при рассмотрении судом споров по таким требованиям в НК РФ установлено исключение из общего правила о распределении судебных расходов.

Согласно подп. 5 п. 2 ст. 333.36 НК РФ от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым Верховным Судом Российской Федерации в соответствии с гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации и законодательством об административном судопроизводстве, судами общей юрисдикции, мировыми судьями, освобождаются истцы — пенсионеры, получающие пенсии, назначаемые в порядке, установленном пенсионным законодательством Российской Федерации, — по искам имущественного характера, по административным искам имущественного характера к Пенсионному фонду Российской Федерации, негосударственным пенсионным фондам либо к федеральным органам исполнительной власти, осуществляющим пенсионное обеспечение лиц, проходивших военную службу. Из содержания приведенной нормы НК РФ следует, что льгота названной категории лиц предоставляется в виде освобождения их от уплаты государственной пошлины не только при подаче иска в суд, но и на всех стадиях рассмотрения дела.

Как разъяснено в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. N 30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии», если истец был освобожден от уплаты государственной пошлины, она взыскивается с ответчика в соответствующий бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований исходя из той суммы, которую должен был уплатить истец, если бы он не был освобожден от уплаты государственной пошлины (ч. 1 ст. 103 ГПК РФ, подп. 8 п. 1 ст. 333.20 НК РФ).

В законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2005 г., утвержденном постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 10 августа 2005 г., в разделе «Процессуальные вопросы» , содержится правовая позиция, согласно которой возложение на истца, освобожденного в соответствии с действующим законодательством от уплаты государственной пошлины, обязанности ее уплатить в случае, если при рассмотрении дела в первой инстанции удовлетворены требования истца, а при дальнейшем пересмотре дела вынесено решение в пользу ответчика, неправомерно.

Исходя из приведенных нормативных положений и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации по их применению законодатель, предопределяя обязанность государства обеспечивать надлежащую защиту прав и законных интересов граждан-пенсионеров как экономически более слабой стороны в пенсионном правоотношении, учитывая материальные возможности пенсионеров, предоставил дополнительную гарантию таким гражданам при обращении их в суд с иском к пенсионному органу о защите нарушенных или оспариваемых пенсионных прав, освободив их от уплаты государственной пошлины.

Таким образом, на гражданина-пенсионера, обратившегося в суд с иском к пенсионному органу, в том числе с требованием о включении в страховой стаж периода работы, перерасчете размера страховой пенсии по старости, не может быть возложена обязанность по оплате судебных расходов пенсионного органа, в пользу которого состоялось решение суда, включая оплату им государственной пошлины за подачу апелляционной жалобы.

КонсультантПлюс: примечание.

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду подп. 5 п. 2 ст. 333.36 НК РФ, а не ст. 333.3.

Суд первой инстанции не применил положения подп. 5 п. 2 ст. 333.3 НК РФ при разрешении вопроса по заявлению пенсионного органа о взыскании с И. в пользу пенсионного органа судебных расходов.

Суд апелляционной инстанции, признавая правильным вывод суда первой инстанции об удовлетворении заявления пенсионного органа о взыскании с И. судебных расходов (госпошлины, уплаченной пенсионным органом при подаче апелляционной жалобы), вследствие неправильного толкования положений подп. 5 п. 2 ст. 333.36 НК РФ пришел к ошибочному выводу о том, что, поскольку И. обращалась в суд с требованием о перерасчете размера страховой пенсии по старости, которая назначена ей не в связи с прохождением военной службы, данная норма не подлежит применению при разрешении вопроса о взыскании судебных расходов.

Однако, делая такой вывод, суд апелляционной инстанции неправильно истолковал указанную норму НК РФ и не принял во внимание, что спор по иску И. к пенсионному органу о включении в страховой стаж периода работы, перерасчете размера страховой пенсии по старости относится к категории пенсионных споров, при разрешении которого с учетом предъявленных пенсионером требований к пенсионному органу о защите нарушенных пенсионных прав подлежат применению нормы подп. 5 п. 2 ст. 333.36 НК РФ об освобождении истцов-пенсионеров от оплаты государственной пошлины вне зависимости от результатов рассмотрения дела.

При таких обстоятельствах оснований для возложения на истца И., являющуюся пенсионером, обязанности по возмещению пенсионному органу понесенных расходов, связанных с оплатой государственной пошлины за подачу апелляционной жалобы, у судебных инстанций не имелось.

N 4-КГ19-14

15. Изменение статуса третьего лица на соответчика на стадии рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции признано неправомерным.

Прокурор в интересах Б. обратился в суд с иском к обществу о взыскании ущерба, причиненного заливом квартиры, компенсации морального вреда.

В обоснование иска прокурор указал, что в результате повреждения внутридомовой инженерной системы отопления произошло затопление принадлежащей Б. квартиры. Управляющей организацией многоквартирного дома, в котором расположена квартира Б., является общество (ответчик по делу). По мнению истца, общество ненадлежащим образом выполняло обязанности по содержанию общедомового имущества — стояка отопления, вследствие чего произошло затопление, повлекшее для Б. ущерб.

Определением суда к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика привлечены индивидуальный предприниматель К. (далее — ИП К.) и государственное предприятие Еврейской автономной области «Облэнергоремонт».

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. 15, 1064 ГК РФ, ст. 161, 162 ЖК РФ, Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей», Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 2006 г. N 491, пришел к выводу о том, что в результате ненадлежащего выполнения управляющей организацией возложенных на нее обязанностей по содержанию общего имущества многоквартирного дома произошел прорыв стояка отопления, относящегося к общему имуществу многоквартирного дома, имуществу истца причинен ущерб, обязанность по возмещению которого должна быть возложена на общество (управляющую организацию).

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований к обществу и о частичном удовлетворении иска к ИП К., суд апелляционной инстанции исходил из того, что залив квартиры истца произошел по вине лица, установившего при проведении капитального ремонта многоквартирного дома трубу системы отопления ненадлежащего качества в рамках заключенного между ТСЖ и ИП К. договора. При этом процессуальный статус ИП К. с третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, в рамках рассмотрения апелляционной жалобы судебной коллегией был изменен на соответчика.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила апелляционное определение и направила дело на новое апелляционное рассмотрение, указав следующее.

Согласно ч. 1 ст. 43 ГПК РФ третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судом первой инстанции судебного постановления по делу, если оно может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон.

Из материалов дела следует, что процессуальный статус ИП К. в суде первой инстанции — третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика.

В силу ч. 1 ст. 327 ГПК РФ суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных гл. 39 ГПК РФ.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», по смыслу ст. 327 ГПК РФ повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

Правила о соединении и разъединении нескольких исковых требований, об изменении предмета или основания иска и размера исковых требований, о предъявлении встречного иска, замене ненадлежащего ответчика и привлечении к участию в деле третьих лиц в суде апелляционной инстанции в силу ч. 6 ст. 327 ГПК РФ не применяются.

Только в случае, когда суд апелляционной инстанции в соответствии с чч. 4 и 5 ст. 330 ГПК РФ переходит к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных гл. 39 ГПК РФ, ограничения, предусмотренные ч. 6 ст. 327 ГПК РФ, не применяются.

Поскольку по данному делу отсутствуют предусмотренные чч. 4 и 5 ст. 330 ГПК РФ обстоятельства, суд апелляционной инстанции рассматривал дело по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных гл. 39 ГПК РФ.

Между тем в нарушение требований ч. 6 ст. 327 ГПК РФ определением судебной коллегии по гражданским делам суда Еврейской автономной области от 15 августа 2018 г. изменен процессуальный статус ИП К. — с третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика на соответчика.

Как усматривается из материалов дела, иск заявлен к обществу о взыскании ущерба, причиненного заливом квартиры, со ссылкой на ненадлежащее содержание общего имущества в многоквартирном доме.

При этом в судебном заседании суда апелляционной инстанции прокурор, истец Б., представитель третьего лица ИП К. возражали против изменения процессуального статуса ИП К., полагая необходимым разрешить дело по тому иску, который предъявлен в рамках заявленных правоотношений, и в отношении того ответчика, к которому заявлен иск.

Требований к ИП К. о возмещении ущерба, основанных на некачественном выполнении работ по замене системы трубопровода при проведении капитального ремонта, которые рассмотрел суд апелляционной инстанции, истец не заявлял, в силу чего они не были предметом рассмотрения в суде первой инстанции и также не могли быть рассмотрены судом апелляционной инстанции, поскольку суд обязан разрешить дело по тому иску, который предъявлен, и в отношении тех ответчиков, которые указаны истцом, что согласуется с положениями ч. 3 ст. 196 и ст. 327 ГПК РФ.

Рассматривая апелляционную жалобу общества и проверяя законность решения суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции в нарушение положений ст. 327, 327.1 ГПК РФ вышел за пределы рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции, по собственной инициативе изменил статус третьего лица, привлеченного в порядке ст. 43 ГПК РФ, на соответчика.

Вместе с тем изменение процессуального статуса ИП К. с третьего лица на соответчика на стадии рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции ограничило его процессуальные права как стороны по делу, в то время как в силу ч. 3 ст. 38 ГПК РФ стороны должны пользоваться равными процессуальными правами, предусмотренными ст. 35 ГПК РФ.

Также судом апелляционной инстанции при разрешении спора не учтен тот факт, что внутридомовая система отопления, состоящая из стояков, включается в состав общего имущества, обязанность содержания которого в соответствии с ч. 2.3 ст. 161 ЖК РФ при управлении многоквартирным домом управляющей организацией возложена на управляющую организацию, которая несет ответственность перед собственниками помещений в многоквартирном доме за оказание всех услуг и выполнение работ, которые обеспечивают надлежащее содержание общего имущества в данном доме и качество которых должно соответствовать требованиям технических регламентов и установленных Правительством Российской Федерации правил содержания общего имущества в многоквартирном доме.

N 65-КГ19-3

16. В качестве уважительных причин пропуска срока подачи кассационной жалобы могут быть признаны не только обстоятельства, относящиеся к личности заявителя, такие как тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п., но и обстоятельства, объективно препятствовавшие лицу, добросовестно пользующемуся своими процессуальными правами, реализовать право на обжалование судебного постановления в установленный законом срок, включая разумный срок для ознакомления с судебным актом и для подготовки документа лицом, которому судебный акт был направлен по почте.

Т. через своего представителя 15 апреля 2016 г. обратилась в суд с иском к организации о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании пособия по беременности и родам, единовременного пособия при рождении ребенка и ежемесячного пособия по уходу за ребенком, компенсации морального вреда и судебных расходов.

Судом установлено и следует из материалов дела, что решением суда от 2 сентября 2016 г. Т. отказано в удовлетворении исковых требований к организации о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании пособия по беременности и родам, единовременного пособия при рождении ребенка и ежемесячного пособия по уходу за ребенком, компенсации морального вреда и судебных расходов.

Апелляционным определением от 15 декабря 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

13 июня 2017 г. Т. в президиум суда кассационной инстанции была подана кассационная жалоба на решение суда от 2 сентября 2016 г. и апелляционное определение от 15 декабря 2016 г.

Определением судьи суда кассационной инстанции от 23 июня 2017 г. кассационная жалоба была возвращена заявителю без рассмотрения по существу. Основанием для возврата жалобы явилось невыполнение заявителем требований и и ГПК РФ: жалоба не содержала надлежащего указания на обжалуемое судебное постановление и просьбу об отмене судебного постановления с правильной датой, принятого по гражданскому делу по иску Т.; приложенная к кассационной жалобе копия апелляционного определения от 15 декабря 2016 г. не была оформлена надлежащим образом, так как содержала пометки, подчеркивания и неоговоренные судом исправления.

28 июня 2017 г. копия данного определения была направлена по адресу, указанному в кассационной жалобе, и получена Т. 7 июля 2017 г.

Полагая, что срок на подачу кассационной жалобы пропущен ею по уважительным причинам, Т. 10 июля 2017 г. обратилась в районный суд с заявлением о восстановлении пропущенного срока на подачу кассационной жалобы на решение суда от 2 сентября 2016 г. и апелляционное определение от 15 декабря 2016 г.

Определением районного суда от 27 июля 2017 г. Т. отказано в удовлетворении заявления о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационной жалобы.

Отказывая в удовлетворении указанного заявления, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии уважительных причин пропуска данного срока. При этом суд первой инстанции исходил из того, что Т. при проявлении должной заботливости и осмотрительности, действуя разумно и в своем интересе, имела как право, так и возможность подать кассационную жалобу на вынесенные по ее гражданскому делу судебные постановления в разумные сроки после вступления решения суда в законную силу и начала исчисления шестимесячного срока на кассационное обжалование. Суд указал, что нахождение Т. в отпуске по уходу за ребенком не может быть расценено в качестве исключительного обстоятельства, препятствовавшего ей в подаче кассационной жалобы в более ранние сроки.

Суд первой инстанции также сослался на то, что, обращаясь с кассационной жалобой за два календарных дня до истечения срока на кассационное обжалование принятых по делу судебных актов, с учетом наличия в ГПК РФ положений о возможности возвращения кассационной жалобы заявителю без рассмотрения по существу в случае несоответствия ее требованиям ГПК РФ в течение десяти дней со дня поступления такой жалобы в суд кассационной инстанции (ст. 379 ГПК РФ) Т. несла риск последствий возвращения жалобы без рассмотрения по существу в виде пропуска срока на кассационное обжалование, который могла предвидеть при разумной осмотрительности и заботливости. Кроме того, суд принял во внимание, что Т. была оказана квалифицированная юридическая помощь при составлении и подаче кассационной жалобы.

Ввиду изложенного суд первой инстанции сделал вывод о том, что у Т. отсутствовали обстоятельства, объективно препятствующие ей подать кассационную жалобу в президиум суда кассационной инстанции в более ранние сроки, а нахождение заявителя в отпуске по уходу за ребенком к таковым обстоятельствам не может быть отнесено.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев частную жалобу Т. на определение суда первой инстанции об отказе в восстановлении процессуального срока подачи кассационной жалобы, согласился с выводами суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения заявления Т. о восстановлении пропущенного процессуального срока на подачу кассационной жалобы.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила судебные постановления об отказе заявителю Т. в восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационной жалобы и приняла по делу новое судебное постановление об удовлетворении заявления о восстановлении данного срока, указав следующее.

Согласно ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Право на судебную защиту подразумевает создание условий для эффективного и справедливого разбирательства дела, реализуемых в процессуальных формах, регламентированных федеральным законом, а также возможность пересмотреть ошибочный судебный акт в целях восстановления в правах посредством правосудия.

Так, вступившие в законную силу судебные постановления, за исключением судебных постановлений Верховного Суда Российской Федерации, могут быть обжалованы в порядке, установленном гл. 41 ГПК РФ, в суд кассационной инстанции лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены судебными постановлениями ( ГПК РФ).

В ГПК РФ установлено, что судебные постановления могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции в течение шести месяцев со дня их вступления в законную силу при условии, что лицами, указанными в данной статьи, были исчерпаны иные установленные данным кодексом способы обжалования судебного постановления до дня вступления его в законную силу.

Гарантией для лиц, не имеющих возможности реализовать свое право на совершение процессуальных действий в установленный срок по уважительным причинам, является институт восстановления процессуальных сроков.

В соответствии с ч. 1 ст. 112 ГПК РФ лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

ГПК РФ в редакции Федерального закона от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ, действовавшей на момент обращения Т. с заявлением о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационной жалобы и рассмотрения его судом первой инстанции, было предусмотрено, что заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока, установленного , ч. 2 ст. 391.2 и ч. 2 ст. 391.11 ГПК РФ, подается в суд, рассмотревший дело по первой инстанции. Указанный срок может быть восстановлен только в исключительных случаях, когда суд признает уважительными причины его пропуска по обстоятельствам, объективно исключающим возможность подачи кассационной или надзорной жалобы в установленный срок (тяжелая болезнь лица, подающего жалобу, его беспомощное состояние и другое), и эти обстоятельства имели место в период не позднее одного года со дня вступления обжалуемого судебного постановления в законную силу.

В п. 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. N 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» разъяснено, что исходя из положений ГПК РФ пропущенный процессуальный срок, установленный ч. 2 ст. 376 ГПК РФ, может быть восстановлен по заявлению как физического, так и юридического лица и только в исключительных случаях, когда суд признает уважительными причины его пропуска по обстоятельствам, объективно исключающим возможность подачи кассационной жалобы в установленный срок. В отношении физических лиц, участвующих в деле, к таким обстоятельствам, в частности, могут относиться тяжелая болезнь, беспомощное состояние, иные относящиеся к личности заявителя обстоятельства, а также другие независящие от лица обстоятельства, в силу которых оно было лишено возможности своевременно обратиться с кассационной жалобой в суд. При этом следует иметь в виду, что заявление о восстановлении срока может быть удовлетворено, если обстоятельства, объективно исключающие возможность подачи кассационных жалобы, представления, имели место в период не позднее одного года со дня вступления обжалуемого судебного постановления в законную силу ( ГПК РФ) (абзацы третий, четвертый и седьмой п. 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. N 29).

Из приведенных норм процессуального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что в случае пропуска срока подачи кассационной жалобы он может быть восстановлен судом при наличии уважительных причин, перечень которых содержится в ГПК РФ и не является исчерпывающим. Уважительными причинами могут быть признаны не только обстоятельства, относящиеся к личности заявителя, такие как тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п., но и обстоятельства, объективно препятствовавшие лицу, добросовестно пользующемуся своими процессуальными правами, реализовать право на обжалование судебного постановления в установленный законом срок. При этом суд также должен учитывать и необходимость для лица, получившего судебный акт, разумного срока для ознакомления с ним и для подготовки документа. Вопрос о возможности восстановления пропущенного процессуального срока решается судом в каждом конкретном случае на основе установления и исследования фактических обстоятельств дела и оценки представленных сторонами доказательств по правилам, определенным ст. 67, 71 ГПК РФ.

Однако при разрешении заявления представителя Т. о восстановлении пропущенного процессуального срока на обжалование судебных постановлений в кассационном порядке приведенные нормы процессуального права и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению судами первой и апелляционной инстанций не были учтены, а вывод судебных инстанций об отсутствии оснований для восстановления этого срока противоречит установленным при разрешении заявления обстоятельствам.

Как видно из материалов дела, 13 июня 2017 г., то есть в пределах предусмотренного ГПК РФ шестимесячного срока подачи кассационной жалобы, Т. в президиум суда кассационной инстанции была направлена кассационная жалоба на решение суда от 2 сентября 2016 г. и апелляционное определение от 15 декабря 2016 г.

Определением судьи суда кассационной инстанции от 23 июня 2017 г. указанная кассационная жалоба была возвращена заявителю без рассмотрения по существу в связи с несоблюдением требований и и ГПК РФ (указание в просительной части кассационной жалобы неправильной даты вынесения обжалуемого решения суда первой инстанции, наличие карандашных отметок на копии обжалуемого апелляционного определения). В данном определении было разъяснено, что после устранения препятствий, послуживших основаниями для возвращения без рассмотрения по существу жалобы, заявитель вправе вновь обратиться в суд кассационной инстанции с кассационной жалобой с учетом срока, установленного ГПК РФ.

Т. копия определения судьи суда кассационной инстанции от 23 июня 2017 г. была получена 7 июля 2017 г. на почте.

Таким образом, на момент вынесения судьей суда кассационной инстанции определения от 23 июня 2017 г. и получения 7 июля 2017 г. Т. копии этого определения предусмотренный законом шестимесячный срок подачи кассационной жалобы истек, что исключало для Т. возможность совершения дальнейших процессуальных действий, направленных на исправление указанных в определении судьи недостатков, и повторного обращения в суд кассационной инстанции с кассационной жалобой на решение суда от 2 сентября 2016 г. и апелляционное определение от 15 декабря 2016 г., то есть препятствовало реализации права на судебную защиту в суде кассационной инстанции.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации в определениях по жалобам граждан на нарушение права на судебную защиту нормами, регулирующими порядок обращения в суд с исковыми заявлениями и жалобами, устанавливаемые законодателем требования — при обеспечении каждому возможности обратиться в суд — обязательны для граждан.

Это относится и к нормам, регламентирующим порядок обращения в суд кассационной инстанции, в том числе устанавливающим правило, согласно которому поданные лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены судебными постановлениями, кассационные жалоба, представление изучаются и рассматриваются судьями, указанными в ст. 380 ГПК РФ, при условии соблюдения требований, предусмотренных ст. 376 — 378 данного кодекса.

Возвращение кассационной жалобы не препятствует заинтересованным лицам, принимая на себя последствия совершения или несовершения ими процессуальных прав и обязанностей, своевременно воспользоваться правом на обжалование вступившего в законную силу судебного постановления путем повторной подачи жалобы после устранения недостатков и не лишает заинтересованное лицо права на рассмотрение его жалобы в суде кассационной инстанции по существу ( Конституционного Суда Российской Федерации от 27 марта 2018 г. N 731-0).

Ввиду того, что первоначально кассационная жалоба Т. в президиум суда кассационной инстанции была подана в предусмотренный ГПК РФ шестимесячный срок со дня вступления в силу решения суда первой инстанции (13 июня 2017 г.), на момент окончания этого срока (15 июня 2017 г.) кассационная жалоба Т. с приложенными к ней документами находилась в суде кассационной инстанции, возвращение данной кассационной жалобы имело место по истечении названного процессуального срока (копия определения судьи от 23 июня 2017 г. получена Т. на почте 7 июля 2017 г.), Т. по обстоятельствам, не зависящим от нее, была лишена возможности исправить указанные в определении судьи недостатки и повторно обратиться в суд кассационной инстанции с кассационной жалобой до истечения срока на кассационное обжалование принятых по делу судебных постановлений.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о наличии у Т. уважительных причин пропуска установленного ГПК РФ срока для повторного обращения в президиум суда кассационной инстанции после исправления недостатков кассационной жалобы.

Ссылка суда первой инстанции на то, что, обращаясь с кассационной жалобой за два календарных дня до истечения срока на кассационное обжалование принятых по делу судебных актов, Т. несла риск последствий возвращения жалобы без рассмотрения по существу в виде пропуска срока на кассационное обжалование, который могла предвидеть при разумной осмотрительности и заботливости, противоречит нормам, регламентирующим порядок обращения в суд кассационной инстанции, так как исходя из содержания ГПК РФ судебные постановления могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции в любое время в течение установленных данной нормой шести месяцев со дня вступления обжалуемых судебных постановлений в законную силу. Срок на подачу кассационной жалобы не считается пропущенным, если жалоба, документы были сданы в организацию почтовой связи до двадцати четырех часов последнего дня срока (ч. 3 ст. 108 ГПК РФ).

Судебная коллегия признала неправильным и указание суда первой инстанции в обоснование вывода об отсутствии уважительных причин пропуска срока, установленного ГПК РФ, на то, что Т. при проявлении должной заботливости и осмотрительности, действуя разумно и в своем интересе, имела как право, так и возможность подать кассационную жалобу на вынесенные по ее гражданскому делу судебные постановления в разумные сроки после вступления решения суда в законную силу и начала исчисления шестимесячного срока на кассационное обжалование.

Судом первой инстанции оставлено без внимания, что к заявлению о восстановлении пропущенного процессуального срока Т. приложена копия удостоверения многодетной семьи, согласно которому у нее имеется трое детей в возрасте до 18 лет, в том числе дочь, 2015 года рождения. В судебном заседании 27 июля 2017 г. представитель Т. по доверенности Ш. на вопрос председательствующего о причинах, препятствовавших обращению Т. в суд кассационной инстанции с жалобой в более ранние сроки, пояснила, что Т. ранее не имела возможности собрать все необходимые документы для подачи кассационной жалобы и обратиться за юридической помощью, так как ее супруг в этот период отсутствовал дома в связи с работой вахтовым методом, а она сама находится в отпуске по уходу за малолетним ребенком, которого не с кем оставить (протокол судебного заседания от 27 июля 2017 г.).

В нарушение положений ст. 67 ГПК РФ суд первой инстанции при рассмотрении заявления о восстановлении процессуального срока подачи кассационной жалобы не дал надлежащей оценки всем указанным доводам заявителя и ее представителя, а также совокупности представленных ими доказательств в подтверждение наличия причин, объективно препятствующих подаче Т. кассационной жалобы с соблюдением установленного ГПК РФ срока. Не были устранены эти нарушения и судом апелляционной инстанции при рассмотрении частной жалобы Т. на определение районного суда от 27 июля 2017 г.

N 11-КГ18-17


ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Восстановление процессуального срока: суд, помощь адвоката

Заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока подается в суд, в котором Судебная практика и законодательство — ГПК РФ.

Процессуальный срок: восстановить нельзя пропустить

СТ 117 АПК РФ

1. Процессуальный срок подлежит восстановлению по ходатайству лица, участвующего в деле, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

2. Арбитражный суд восстанавливает пропущенный процессуальный срок, если признает причины пропуска уважительными и если не истекли предусмотренные статьями 259, 276, 291.2, 308.1 и 312 настоящего Кодекса предельные допустимые сроки для восстановления.

3. Ходатайство о восстановлении пропущенного процессуального срока подается в арбитражный суд, в котором должно быть совершено процессуальное действие. Одновременно с подачей ходатайства совершаются необходимые процессуальные действия (подается заявление, жалоба, представляются документы и другое), в отношении которых пропущен срок.

4. Ходатайство о восстановлении пропущенного процессуального срока рассматривается в пятидневный срок со дня его поступления в арбитражный суд в судебном заседании без извещения лиц, участвующих в деле, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Восстановление пропущенного процессуального срока арбитражным судом указывается в соответствующем судебном акте.

5. Об отказе в восстановлении пропущенного процессуального срока арбитражный суд выносит определение.

Копия определения направляется лицу, обратившемуся с ходатайством, не позднее следующего дня после дня вынесения определения.

6. Определение арбитражного суда об отказе в восстановлении пропущенного процессуального срока может быть обжаловано.

Комментарий к Ст. 117 Арбитражного процессуального кодекса РФ

1. Пропущенный процессуальный срок может быть восстановлен арбитражным судом, если причины пропуска срока признаются им уважительными. Поскольку ст. 259 и 276 АПК РФ установлены предельно допустимые сроки для восстановления, арбитражный суд согласно ч. 2 ст. 117 Кодекса восстанавливает пропущенный процессуальный срок, только если не истекли эти предельные допустимые сроки.

Заявление с просьбой восстановить пропущенный срок подается в тот арбитражный суд, в котором надлежало совершить процессуальное действие.

2. Согласно ч. 1 ст. 117 АПК РФ пропущенный процессуальный срок может быть восстановлен по ходатайству лица, участвующего в деле. Вместе с тем таким правом обладают и лица, которые, например, обжалуют взыскание штрафа, наложенного на них (неисполнение судебного акта).

Следует иметь в виду, что восстановление процессуального срока по инициативе арбитражного суда Кодексом не предусмотрено. Так, по одному из дел Президиум ВАС РФ по вопросу о возможности рассмотрения апелляционной жалобы, поданной с пропуском установленного срока, признал, что, поскольку заявитель с ходатайством о восстановлении этого срока не обращался, арбитражный суд самостоятельно, без такого ходатайства, сделать это был не вправе <*>.
———————————
<*> Вестник ВАС РФ. 1996. N 10. С. 118.

В заявлении о восстановлении пропущенного срока следует объяснить причины его пропуска и указать основания, по которым заявитель считает эти причины уважительными, привести доказательства, что совершить соответствующее процессуальное действие в срок заявитель возможности не имел. Одновременно с подачей заявления должно быть совершено необходимое процессуальное действие, например подана апелляционная или кассационная жалоба. Уважительность причины пропуска срока зависит от конкретных обстоятельств дела. В практике зачастую возникает вопрос о восстановлении срока на подачу жалобы. Причина его пропуска признается уважительной, в частности, если срок был нарушен в связи с несвоевременным получением стороной судебного акта, когда это фактически лишило заявителя возможности подать жалобу в срок.

3. Части 3 и 4 ст. 117 АПК РФ предусматривают порядок восстановления пропущенного процессуального срока и отказа в его восстановлении.

Определение об отказе восстановить процессуальный срок может быть обжаловано. Определение о восстановлении процессуального срока обжалованию не подлежит.

4. Арбитражный суд в определенных случаях вправе назначить новый, более продолжительный срок для производства соответствующих процессуальных действий. Необходимость в этом возникает, например, в связи с невозможностью совершить определенное процессуальное действие в назначенный арбитражным судом срок, в частности представить документы, которых в данный момент у стороны, обязанной представить их арбитражному суду к определенному сроку, нет и которые она должна истребовать от другой организации.

Арбитражный суд может восстановить срок как до, так и после его пропуска.

Арбитражный суд может продлить только процессуальные сроки, назначенные им самим, а не установленные законом, последние при наличии оснований могут быть восстановлены.

С., рассмотрев ходатайство акционерного общества «Бизнес центр на Вокзальной» о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи.