Законодательство предъявляет ряд требований к содержанию мирового соглашения, заключаемого в арбитражном процессе. Согласно ст. АПК РФ.

Энциклопедия заблуждений: Мировое соглашение под условием? Нельзя! Можно!

Ясеновец, И. А.

Мировое соглашение в арбитражном процессе : Актуальные проблемы теории и практики : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Актуальность диссертационного исследования

В Российской Федерации в период с 1991 по 1996 год сформирована новая система арбитражных судов. Их деятельность регулируется Конституцией РФ, Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» Федеральным конституционным законом «Об арбитражных судах в Российской Федерации». Принятый в 1992 году первый Арбитражный процессуальный кодекса Российской Федерации в 1995 году был заменен действующим Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации. В 2001 г. принят в первом чтении проект нового, уже третьего за последнее десятилетие, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Значительная динамика совершенствования современного арбитражного процессуального законодательства объясняется не только интенсивностью институциональных преобразований в период создания и становления системы арбитражных судов, но и поиском оптимальной процессуальной формы рассмотрения арбитражными судами экономических споров.

Основными направлениями совершенствования арбитражного процессуального законодательства являются два взаимосвязанных процесса: 1) гармонизация основных принципов, категорий и институтов в рамках всей судебной системы страны; 2) дифференциация арбитражного процессуального правового регулирования (в отличие от гражданской процессуальной формы), а также осуществляемая в рамках единого арбитражного процесса дифференциация порядка рассмотрения отдельных категорий дел (налоговых, о банкротстве и др.) и процессуальных правил применения отдельных категорий и институтов.

Многообразие и сложность отношений, возникающих между участниками экономического оборота в гражданском обществе и лежащих в основе рассматриваемых арбитражными судами правовых споров, обусловливают разнообразные сочетания процессов гармонизации и дифференциации процессуальных правил. Возможным сочетанием этих процессов является использование в арбитражном процессе традиционных категорий и институтов гражданского процессуального права с последующей их дифференциацией. Одним из таких институтов являются мировые соглашения.

В отечественной юриспруденции мировые соглашения традиционно являлись предметом науки гражданского процессуального пра-

3

ва. Теоретические основы этого института применительно к гражданскому судопроизводству разрабатывались ведущими отечественными учеными XIX — начала XX вв. Однако, в силу известных социально-экономических причин, после 1917 года отсутствовали или были существенно ограничены такие необходимые предпосылки заключения мировых соглашений, каковыми является свобода договора и корреспондирующий ей принцип диспозитивности в материальном и процессуальном праве. Выполненные в этот исторический период исследования ограничены незначительной эмпирической базой и отсутствием подлинной научной преемственности.

Реализация курса на построение в стране правового государства со свойственной такому государству свободой гражданского и торгового оборота закономерно ведет к более широкому использованию участниками такого оборота института мирового соглашения как основанного на договоре способа урегулирования правового спора в соответствии с их экономическими интересами и возможностями.

Отмеченное увеличение в последние годы числа мировых соглашений, заключаемых сторонами рассматриваемых в арбитражных судах споров (около 3% в 2000 г.) породило в судебно-арбитражной практике значительное число вопросов о правовой природе, об условиях допустимости и действительности, о порядке достижения и оформления, а также о материально-правовых и процессуально правовых последствиях мировых соглашений.

Соответственно, возрастает потребность в научно обоснованном решении этих вопросов, увеличивается количество публикаций о мировых соглашениях в периодических специальных изданиях. Так, по данным каталога библиотеки издательства «СПАРК» (по состоянию на 11 ноября 2001 года) в период с 1992 по 1995 г. по этой теме была опубликована 1 статья; в 1996 г. -2 статьи; в 1997 г. — 1 статья; в 1998 г. — 1 статья; в 1999 г. — 4 статьи; в 2000 г. — 7 статей; в 2001 г. — 15 статей. Однако, не только опубликованные статьи, но даже защищенная в 2001 г. кандидатская диссертация Пилехиной Е.В. по теме: «Мировое соглашение в практике арбитражного суда и суда общей юрисдикции» не дали пока основанных на общем концептуальном подходе исчерпывающих ответов на все актуальные вопросы судебно-арбитражной практики и возможных направлениях ее совершенствования.

Требуют концептуального осмысления посвященные институту мирового соглашения положения проекта нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

4

Таким образом, выбор темы и ее актуальность обусловлены необходимостью комплексной разработки теоретических основ института мирового соглашения в современном арбитражном процессе.

Предмет диссертационного исследования

Предметом диссертационного исследования являются судебные и внесудебные мировые соглашения как средства урегулирования экономических споров, рассматриваемые применительно к современному арбитражному процессу на основе имеющих общее теоретическое значение положений отечественной науки процессуального права.

В связи с необходимостью рассмотрения значительного круга вопросов в пределах работы определенного объема, ее предмет ограничен несколькими параметрами. Во-первых, рассматриваются только мировые соглашения как способ урегулирования экономических споров, вытекающих из гражданско-правовых отношений. Во-вторых, не исследуются не отвечающие признакам договорной гражданско-правовой сделки мировые соглашения, заключаемые между несостоятельным должником и его кредиторами в делах о банкротстве.

Цели и задачи диссертационного исследования

Основной целью предпринятого диссертационного исследования является получение целостного представления об эволюции отечественной доктрины, законодательной регламентации и практики применения института мирового соглашения как основы комплексного научно-обоснованного подхода к совершенствованию правовой регламентации этого института в арбитражном процессе и формирования современной судебно-арбитражной практики по его применению.

Задачами настоящего диссертационного исследования являются:

Обоснование применимости в современном арбитражном процессуальном праве результатов комплексного анализа института мировых соглашений в дореволюционных доктрине, законодательстве и судебной практике, включающего взаимосвязанное изучение принципов, правовой природы, предмета и субъектного состава, процессуального порядка оформления, материально-правовых и процессуальных последствий заключения мировых соглашений.

Воссоздание истории возрождения и развития института мирового соглашения в период с 1923 г. по 1991 г. в целях установления

5

исходных начал и принципов, используемых в современных процессуальном законодательстве и судебной практике подходов, понятий и категорий («взаимные уступки», «требование определенности и исполнимости мирового соглашения», «утверждение мирового соглашения судом», «проверка судом содержания мирового соглашения на предмет соответствия законодательству и обстоятельствам дела», «посредничество» и ряд других).

Рассмотрение основных результатов научных исследований института мирового соглашения в отечественной науке процессуального права (после 1917 г.) на предмет их возможного применения в современных законодательстве и правоприменительной практике.

Степень научной разработанности темы диссертационного исследования

Институт мирового соглашения был известен российскому праву на протяжении веков. О нем писали ведущие дореволюционные российские ученые в области гражданского судоустройства и гражданского судопроизводства, труды которых составили теоретическую основу настоящего диссертационного исследования. Однако, и до 1917 года мировые соглашения не стали предметом значительного числа специальных фундаментальных исследований. Практически единственной книгой по этой теме была монография Нефедьева Е.А. «Склонение сторон к миру в гражданском процессе».

В то же время, теоретические основы института мирового соглашения, сформулированные в общетеоретических и учебных курсах, опубликованных в России до 1917 года, не утратили актуальности и практического значения. О мировом соглашении писали Азаревич Д., Анненков К.Н., Васьковский Е.В., Добровольский A.M., Исаченко В.Л., Гольмстен А.Х., Гордон В., Нефедьев Е.А., и другие.

К сожалению, впоследствии преемственность в развитии научных исследований института мировых соглашений оказалась прерванной.

В период с 1923 по 1964 год институт мирового соглашения изучался в науке гражданского процессуального права. Отдельным аспектам института мировых соглашений (определение пределов исследования судом обстоятельств дела при утверждении мирового соглашения; рассмотрение вопроса о третьих лицах как субъектах мирового соглашения; определение соотношения видов исков и видов гражданско-правовых сделок, лежащих в основе мировых соглашений; анализ

6

преюдициальной силы мирового соглашения и др.) были посвящены статьи К. Анохина, Г. Воронкова, Н. Зейдера. А. Штейнберга, О. Степановой, монографии С. Алексеева, А. П. Логинова, П. Трубникова, а также учебная литература под редакцией А.Ф. Клейнмана, К.С. Юдельсона, М.А. Гурвича. Однако специальных научных исследований в этой области не было.

После принятия Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1964 года мировое соглашение лишь однажды становилось предметом диссертационного исследования. Существенный вклад в изучение института мирового соглашения в период после 1964 года внесли известные советские ученые процессуалисты: Авдеенко И.Н., Гурвич М.А., Гукасян Р.Е., Зейдер Н.Б., Зинченко А.И., Курылев С.В., Комиссаров К.И., Пятилетов И.М., Пушкарь Е.Г., Шакарян М.С., Щеглов В.Н., Трубников П.Я., Чечот Д.М., Шерстюк В.М. и другие. В 1981 года Зинченко А. И. была защищена диссертация на соискание ученой степени кандидата юридически наук по теме: «Мировые соглашения в гражданском судопроизводстве».

Выполненное Е.В. Пилехиной в 2001 году диссертационное исследование «Мировое соглашение в практике арбитражного суда и суда общей юрисдикции» по существу является первым обращением к теме «мировое соглашение» в арбитражном процессе как к предмету научного анализа, в силу чего объективно не носит исчерпывающего характера.

Методология и теоретические основы исследования

В основе методологии диссертационного исследования общие методы научного познания, использование элементов историко-правового, формально-юридического, сравнительно-правовой, системного и статического анализа.

Теоретическую основу исследования составили работы ведущих российских ученых в области гражданского и арбитражного процессуального права.

Концептуальные и правовые основы института мировой сделки во второй половине XIX — начале XX веков были воссозданы по книгам и ученым курсам таких авторитетных российских профессоров, как: Азаревич Д., Анненков К.Н., Васьковский Е.В., Добровольский A.M., Исаченко В.Л., Гольмстен А.Х., Гордон В., Нефедьев Е.А., Парамонов А.С., Тютрюмов И.М. и ряд других.

7

Эволюция института мирового соглашения в советском гражданском процессе прослежена с использованием посвященных им глав, разделов и статей следующих авторов: Авдеенко Н.И., Анохин К., Аюева Е.И., Воронков Г.В., Грось Л., Гукасян Р.Е., Гурвич М. А., Елисейкин П., Жеруолис И.А., Зейдер Н.Б., Зинченко А.И., Каллистратова Р.Ф., Комиссаров К.И., Малицкий А., Маметов Р.И., Масевич М., Моисеев С., Морозова Ю.Г., Мурадьян Э., Овчинников Б., Огибалин Ю.А., Пушкар Е., Пятилетов И.М., Степанова О., Тараненко В.Ф., Телюкина М.В., Ткачев В.Н., Тупчиев М., Турышева Н.В., Чечот Д. М., Шерстюк В.М., Шефтер Э., Штейнберг А., Щеглов В.Н.

В отсутствие научных трудов, имевших бы своим предметом правовую природу, условия допустимости, способы достижения, порядок оформления, а также материально-правовые и процессуально правовые последствия заключения мировых соглашений в советском и современном арбитражном процессуальном праве, диссертант опирался на труды и учебные курсы, учебники и пособия по арбитражному процессу, написанные авторитетными отечественными учеными: Абовой Т.Е., Добровольского А.А., Зайцева И.М., Каллистратовой Р.Ф., Клеандрова М.И., Побирченко И.Г., Тараненко В.Ф., Треушникова М.К., Фурсова Д.А., Шакарян М.С., Юдельсона К.С., Юкова М.К., Яркова В.В.

Отдельные элементы концепции мировых соглашений в различные периоды ее развития рассмотрены с использованием работ известных ученых-цивилистов (Шершеневич Г.Ф., Рясенцев В.).

Предметом предпринятого диссертантом анализа судебно-арбитражной практик стали более 50 постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. При подготовке настоящей работы также были учтены материалы научно-консультативного совета, а также принятые за последние два года постановления Федерального Арбитражного Суда Московского округа.

Научная новизна работы

Диссертация представляет собой самостоятельное научное исследование института мировых соглашений, выполненное на основе комплексного анализа эволюции этого института в российском гражданском и арбитражном процессуальном праве.

На защиту выносятся основные из полученных в результате проведенного исследования теоретические положения:

8

1. Вывод о применимости в современном арбитражном процессуальном праве известной дореволюционной доктрине и законодательству концепции мировых соглашений, основанной на основных функциональных принципах процесса и включавшей следующие основные элементы:

• теоретическое обоснование законодательного закрепления модели примирительных процедур в гражданском судопроизводстве как специальных процедур достижения мировых соглашений при условии возложения функций примирения сторон не на рассматривающего дело судью, а на обладающее специальными познаниями лицо;

• понимание мирового соглашения как имеющего двойственную природу: гражданско-правовая сделка с определенными в законодательстве процессуальными последствиями;

• признание допустимости как судебных, так и внесудебных мировых сделок;

• предъявление к мировым сделкам требований о (1) наличии у сторон мирового соглашения необходимой правоспособности и дееспособности (включая право распоряжаться предметом мировой сделки), (2) отсутствие порока воли сторон и (3) отсутствие в законе запрета на совершение действий, предусмотренных мировой сделкой, а также непротиворечие содержания мировой сделки законам, ограждающим порядок управления, общественную нравственность или честь частных лиц;

• проверка судом или нотариусом (в зависимости от формы оформления мировой сделки) соответствия мирового соглашения установленным в законе требованиям без рассмотрения по существу обстоятельств дела по прекращаемому мировым соглашением спору;

• право сторон включать в условия мировой сделки предусмотренные гражданским законодательством меры по обеспечению исполнения обязательств (неустойка и др.);

• признание возможным заключения мировых соглашений в отношении искового притязания полностью или в части, а также между всеми или несколькими процессуальными соучастниками;

• наличие нескольких процессуальных форм оформления мировых соглашений (мировое прошение; мировой протокол; мировая запись);

• допустимость заключения мирового соглашения на всех стадиях процесса, в том числе в стадии принудительного исполнения вступившего в законную силу решения суда;

9

• понимание своеобразия res judicata определения о прекращении производства по делу вследствие принятия судом мирового соглашения как составляющей объем понятия законной силы такого определения (невозможность предъявления иска тождественного не самому мировому соглашению, а иска, производство по которому прекращено вследствие заключения мирового соглашения);

• дифференциация процедур принудительного исполнения условий мировых соглашений, состоявшая в возможности принудительного исполнения мирового соглашения по общему правилу, посредством возбуждения нового искового производства при одновременной допустимости в порядке исполнительного производства исполнения «простейших» мировых сделок.

2. Понимание мирового соглашения как гражданско-правового договора, направленного на устранение спорности правоотношений сторон либо посредством внесения в них определенности, либо посредством их изменения или прекращения.

3. Использование в качестве основного критерия для выделения судебных и внесудебных мировых соглашений их процессуальных последствий:

а) прекращение производства по делу («судебное мировое соглашение);

б) возможность представления в суде в качестве одного из доказательств по делу («внесудебные мировые соглашения»).

4. Предложение об уточнении понимания судебного мирового соглашения как обеспечивающего максимально возможное достижение объективной истины в состязательном процессе как результата урегулирования спора в соответствии с известной сторонам материальной стороной спора, а не на основе обстоятельств дела, установленных судом по итогам исследования доказательств, представленных участвующими в деле лицами.

5. Вывод о применимости в современных условиях известной дореволюционному праву дифференциации правовых последствий заключения, то есть порядка исполнения мировых соглашений, в том числе, о целесообразности законодательного закрепления: а) возможности принудительного исполнения мировых соглашений, отличающихся определенностью содержания и отвечающих предъявляемым к судебным актам признакам исполнимости; б) возбуждения нового искового производства.

10

В диссертации сформулирован ряд гипотез и предложений, предполагающих их дальнейшие развитие, детализацию и апробацию. В частности, обосновываются следующие гипотезы и предложения:

— о правомерности характеристики судебно-арбитражной практики как отличающейся ограничительным применением положения пункта 4 статьи 37 АПК Российской Федерации 1995 г., устанавливающего в качестве основания для отказа судом в утверждении мирового соглашения его противоречие «законам и иным нормативным правовым актам» или нарушение «права и законные интересов других лиц»;

— о теоретической обоснованности и практической целесообразности изменения пункта 4 статьи 37 АПК Российской Федерации с использованием известного дореволюционным законодательству и правоприменительной практике условий допустимости заключения мирового соглашения:

(1) наличии у сторон мирового соглашения необходимой правоспособности и дееспособности (включая право распоряжаться предметом мировой сделки);

(2) отсутствие порока воли сторон;

(3) отсутствие в законе прямого запрета на совершение действий, предусмотренных мировой сделкой, «непротиворечия содержания мировой сделки законам, ограждающим порядок управления, общественную нравственность или честь частных лиц» (в современной интерпретации).

Практическая значимость и апробация результатов исследования

Результаты проведенного исследования могут быть использованы в процессе дальнейшей научной разработки как института мирового соглашения, так и фундаментальных принципов (диспозитивности и состязательности) современного арбитражного процессуального права, а также отдельных институтов арбитражного процессуального права (судебные акты; судебное доказывание и др.); в процессе дальнейших научных исследований различных аспектов формирования системы судебного и внесудебного урегулирования правовых споров с использованием различных материально-правовых способов изменения и прекращения обязательств.

Диссертация обсуждена на заседании сектора гражданского права, гражданского и арбитражного процессуального права Центра ци-

11

вилистических исследований Института государства и права Российской академии наук. Отдельные положения работы были представлены в выступлении диссертанта на конференции аспирантов Центра цивилистических исследований Института государства и права Российской академии наук. Собранные в процессе выполнения исследования тексты положены в основу хрестоматийного учебного пособия по теме: «Институт мирового соглашения в российском процессуальном праве», используемого в процессе обучения по программе «магистр права» Московской школы социальных и экономических наук. Выводы и предложения диссертанта нашли отражение в опубликованных по теме диссертации научных статьях.

СОДЕРЖАНИЕ

В первой главе диссертационного исследования автором восстановлена эволюция института мирового соглашения в России во второй половине XIX — XX вв., выделены основные элементы этого института и показана их трансформация в разных исторических условиях.

В первом параграфе главы один представлены результаты предпринятой диссертантом попытки системного анализа и изложения взглядов дореволюционных процессуалистов на институт мировых соглашений. Основным выводом, к которому пришел диссертант, является утверждение о существовании в дореволюционной процессуальной доктрине комплексного подхода к пониманию правовой природы мирового соглашения. К ключевым характеристикам такого подхода относились понимание мирового соглашения как направленной на устранение сомнительности правоотношений гражданско-правовой сделки (новации) и последовательно реализованная в дореволюционном процессуальном законодательстве и правоприменительной практике свобода сторон в установлении их прав и обязанностей при заключении мирового соглашения. Основным следствием признания материально-правовой составляющей природы мирового соглашения была невозможность, по общему правилу, ее принудительного исполнения «посредством возбуждения исполнительного производства.

В указанный период было распространено мнение, что мировая сделка является наиболее предпочтительным средством урегулирования гражданских споров. Это убеждение основывалось, в частности, на принципе состязательности, поскольку стороны спора, заключая мировое соглашение, исходили из известных только им фак-

12

тических обстоятельств дела, в то время как суд при вынесении решения был связан представленными тяжущимися объяснениями и доказательствами.

Следствием признания мировой сделки принципиально лучшим способом разрешения гражданских споров являлось значительное внимание, уделявшееся в дореволюционной процессуальной литературе примирительным процедурам как средству достижения мирового соглашения. Особый интерес в этой связи представляет монография Нефедьева Е.А. «Склонение сторон к миру в гражданском процессе», являющаяся сравнительно-правовым исследованием примирительных процедур в дореволюционном законодательстве России и европейских стран и содержащая ряд принципиально важных положений о преимуществах мировых соглашений как способа оформления результатов примирения сторон.

Дореволюционное процессуальное право вменяло рассматривающему дело судье обязанность примирения сторон. Однако судьи подходили к процессу примирения сторон формально, а зачастую и вообще не предпринимали попыток склонить стороны к заключению мирового соглашения. Поскольку спор в конечном итоге рассматривался судьей, который обязан сделать попытку примирить стороны, последние не имели возможности быть до конца откровенными в объяснении действительных обстоятельств дела и уступок, на которые они готовы пойти ради разрешения спора. Вследствие этого такая конструкция считалась дореволюционными учеными несовершенной, тем более что невыполнение обязанности по примирению не влекло за собой никаких процессуальных последствий.

В дореволюционном процессуальном праве допускалось заключение как судебных, так и внесудебных мировых сделок. Последние не являлись основанием для прекращения рассмотрения дела, а могли быть использованы лишь как одно из обстоятельств, на которые стороны могли ссылаться в обоснование своих требований при рассмотрении возникшего в будущем спора. Внесудебные мировые соглашения подлежали рассмотрению и оценке судом в совокупности с иными доказательствами по делу.

Судебные мировые соглашения могли быть заключены на любой стадии производства по делу (включая стадию принудительного исполнения вступившего в законную силу судебного решения) в отношении всего предмета иска или его части. Допускалось также заключение мировых сделок в отношении процессуальных прав сторон.

13

Анализ дореволюционной процессуальной литературы позволил диссертанту сделать вывод о том, что на практике к судебным мировым соглашениям предъявлялись следующие требования: (1) наличие у сторон мирового соглашения необходимой правоспособности и дееспособности (включая право распоряжаться предметом мировой сделки), (2) отсутствие порока воли сторон и (3) отсутствие в законе запрета на совершение действий, предусмотренных мировой сделкой, а также непротиворечие содержания мировой сделки законам, ограждающим порядок управления, общественную нравственность или честь частных лиц.

Дореволюционное процессуальное законодательство устанавливало несколько способов заключения судебных мировых сделок в общих судебных местах:

• мировая сделка могла быть совершена явочным порядком у нотариуса, а тех местностях, где нет нотариальных контор — у мирового судьи (который в данном случае выполнял роль нотариуса, а не судьи), и затем представлена (лично или направлена по почте) в суд с просьбой прекратить дело (мировая запись);

• стороны могли подать в суд мировое прошение. Мировое прошение, посылаемое в судебное место по почте или подаваемое по доверенности, должно было предварительно засвидетельствовано у нотариуса или у мирового судьи;

• также, стороны были вправе словесно заявить суду о своем желании закончить дело миром. В этом случае заявление сторон об условиях мировой сделки заносилось в протокол судебного заседания (мировой протокол), подписывалось сторонами и членами суда. Такой протокол, согласно разъяснению Сената, не подлежал обжалованию.

Проверка соответствия мировой сделки перечисленным выше требованиям возлагалась, в зависимости от процессуальной формы оформления мировой сделки, на нотариуса (мирового судью, выполняющего функции нотариуса), либо на суд. Это делалось без обращения к материалам дела и сопоставления содержания мировой сделки с фактическими обстоятельствами спора. Допросив стороны с целью установления их действительных намерений в мировом соглашении, а также удостоверившись в наличии у них необходимой право- и дееспособности, суд принимал мировую сделку и прекращал производство по делу.

Надлежаще оформленное мировое соглашение имело как материально-правовые, так и процессуальные последствия. Принятое су-

14

дом мировое соглашение приравнивалось к вступившему в законную силу и не подлежащему обжалованию судебному решению. Такое мировое соглашение прекращало существовавший между сторонами спор и устанавливало новые правоотношения между сторонами, а также исключало подачу иска, тождественного разрешенному мировым соглашением. Производство по делу прекращалось без рассмотрения материалов дела и сопоставления содержания мировой сделки с фактическими отношениями сторон.

Мировая сделка, совершенная с нарушением установленной законом формы, хотя и не влекла за собой последствий, установленных для надлежаще оформленной мировой сделки, однако могла быть принята судом как одно из доказательств по делу (т.е. являлась внесудебной).

Принудительное исполнение мировой сделки посредством исполнительного производства по общему правилу не допускалось. Как и любая гражданско-правовая сделка, мировое соглашение могло быть исполнено лишь через возбуждение нового иска. Исключение составляли наиболее простые мировые соглашение, которые могли являться основанием для возбуждения производства о бесспорном взыскании. В этом случае для возбуждения исполнительного производства взыскатель должен был обратиться к мировому судье за получением исполнительной надписи на мировой сделке. Должник, не согласный с требованиями взыскателя, мог в течение 6 месяцев со дня вручения ему копии «подвергнутого понудительному исполнению акта» предъявить на общих основаниях взыскателю иск для опровержения существа таких требований. В случае отказа мирового судьи в совершении исполнительной надписи на мировой сделке, взыскатель мог предъявить свои требования к должнику в общеисковом порядке.

Принятая судом мировая сделка не могла быть оспорена посредством кассационного обжалования или обжалования по вновь открывшимся обстоятельствам. Как и всякий гражданско-правовой договор, она могла быть оспорена лишь через возбуждение нового искового производства по тем же основаниям, по которым закон допускал оспаривание гражданско-правовых сделок. Такой иск допускался потому что, даже будучи принятой судом, мировая сделка не утверждалась им, а лишь служила процессуальным основанием прекращения производства по делу.

Во втором-четвертом параграфах первой главы диссертационной работы восстанавливается развитие института мировых соглашений в

15

период с 1917 по 1991 годы. При разделении материала на параграфы были приняты во внимание выделенные в целях настоящего исследования основные вехи в развитии института мировых соглашений в арбитражном процессуальном праве:

Ввиду существенного влияния, оказывавшегося и оказываемого по настоящее время гражданским процессуальным правом на содержание института мирового соглашения в арбитражном процессе, предметом рассмотрения в настоящей главе применительно к каждому выделенному периоду стали трансформации института мирового соглашения в науке гражданского процессуального права, их отражение в законодательстве и судебной практике. Исключение составляет третий параграф первой главы, посвященный исключительно анализу развития института мировых соглашений в гражданском процессе после принятия Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1964 года.

Во втором параграфе первой главы реконструирован процесс формирования современного понимания института мировых соглашений, а также выявлены некоторые объективные факторы, оказывавшие наибольшее влияние на формирование современного доктринального понимания института мировых соглашений в гражданском и арбитражном процессе.

Из прочтения научной литературы последних десятилетий может сложиться впечатление о том, что ни в законодательстве, ни в правоприменительной практике, ни в работах ученых-процессуалистов указанного периода не уделялось внимания институт мировых соглашений. Это верно только в отношении литературы по арбитражному процессу. Действительно, ни в рассматриваемый период, ни позднее, мировые соглашения в арбитражных комиссиях, а затем в органах государственного и ведомственного арбитража не были предметом специального рассмотрения в юридической литературе. В отсутствие специальной литературы, предмет исследования составили нормативные акты, изучение которых позволило в определенной мере восполнить пробел в представлении о правовых основах мировых соглашений в арбитражном процессе.

Институт мировой сделки в арбитражном процессе периода 1923 -1931 гг., допускался «Правилами производства дел в Высшей Арбитражной Комиссии при СТО и местных арбитражных комиссиях». Однако, собственно процессуальные правила заключения мировых сделок, условия их допустимости и последствия их заключения подлежали оп-

16

ределению в соответствии с общей нормой статьи 3 Правил 1923 г., устанавливавшей, что «производство дел в арбитражных комиссиях происходит применительно к правилам производства дел в общих судах … с теми изъятиями, которые вызываются особенностями дел, подведомственными арбитражным комиссиям».

Таким образом, правила производства дел в арбитражных комиссиях в период 1923-1931 гг., еще не приобрели завершенного характера процедур, основанных на принципе арбитрирования. Следовательно, и институт мировых сделок в арбитражном процессе в рассматриваемый период еще не имел существенных отличий от одноименного института в гражданском процессе и к нему были теоретически применимы сформированные в этот период судами общей юрисдикции процессуальные правила.

В утвержденном 3 мая 1931 года Положении о государственном арбитраже было впервые закреплено остававшееся неизменным на протяжении всей истории органов государственного и ведомственного арбитража СССР такое основополагающее начало арбитражной процессуальной формы как «разрешение дел арбитром и ответственными представителями спорящих сторон (руководителями учреждений, предприятий, организацией и их заместителями)». В этой связи в арбитражном процессе до 1992 года институт мирового соглашения мог применяться только в соответствии с особой процессуальной формой, основанной на принципе арбитрирования, обладающего признаками посредничества в условиях принципа объективной истины.

В нормативных актах об организации и деятельности органов государственного и ведомственного арбитража получило своеобразное преломление отвечающего принципу объективной истины понимание «примирительных процедур» как обеспечивающих максимально возможное достижение материальной истины в результате принятия решения по спору не только и не столько по итогам исследования представленных участвующими в деле лицами доказательств, а на основании известной лучше всего именно сторонам материальной стороной спора, а не на основе обстоятельств дела, установленных арбитром. Очевидно созвучие такого понимания значения примирительных процедур принятому до революции пониманию доктринальному пониманию преимуществ мирового соглашения по сравнению с судебным решением.

Институт мировых соглашений в гражданском процессе развивался в ином направлении. Первоначально в советском гражданском

17

процессуальном праве в определенной мере сохранялось аналогичное дореволюционному понимание института мировых соглашений. В частности, в указанный период сохранялось комплексное понимания института мирового соглашения как гражданско-правовой сделки, обладающей материально-правовыми и процессуальными последствиями. В правоприменительной практике признавались допустимыми как судебные, так и внесудебные мировые соглашения. Первоначально в процессуальном законодательстве единственным способом принудительного исполнения мировых соглашений являлось бесспорное взыскание.

Однако целостность элементов института мирового соглашения была утрачена. Изменение понимания роли суда в советский период нашло свое выражение, в частности, в придании сначала мировым сделкам, а в последствии, судебным актам об их утверждении, свойства исполнимости. Это явление было обусловлено отношением к мировому соглашению не как к желательному, а как к допустимому средству разрешения гражданско-правовых споров, а также стремлением усилить судебный контроль над содержанием отношений участников гражданско-правового оборота и, по возможности, упростить и унифицировать судебные процедуры.

Продолжая воспроизводить отдельные положения дореволюционной конструкции, теоретики советского гражданского процесса признавали наличие в мировом соглашении гражданско-правовой составляющей, однако свойство исполнимости мировых соглашений стало налагать существенные ограничения на содержание мировых соглашений и обусловило введение контроля суда за их содержанием. Это, в свою очередь, послужило причиной предъявления к мировым соглашениям требований определенности и исполнимости, а также возложения на суд обязанности утверждения мировых соглашений после проверки их законности не в значении — «условий допустимости заключения мировых сделок», а на предмет соответствия обстоятельствам дела, спор по которому прекращается с заключением мирового соглашения.

Вследствие этого мировая сделка стала в меньшей степени отвечать признакам гражданско-правового договора в силу существенного ограничения права сторон устанавливать свои материальные права и обязанности. Это позволило диссертанту сделать вывод о том, что в период с 1917 по 1964 годы, процессуальная составляющая института мировых соглашений в гражданском процессе постепен-

18

но стала доминирующей в силу усиления вмешательства суда в процесс заключения мирового соглашения и установления боле широкого, по сравнению с дореволюционным законодательством, перечня требований к его содержанию.

Таким образом, с начала 30-х годов начинается период параллельного развития двух составляющих единого до 1917 года института мировых соглашений. В советском гражданском процессуальном праве в определенной мере сохранялись дореволюционные правила допустимости и оформления мировых соглашений, а в арбитражном процессе получило своеобразное преломление отвечающего принципу объективной истины понимание «примирительных процедур» как обеспечивающих максимально возможное достижение материальной истины в результате принятия решения по спору не только и не столько по итогам исследования представленных участвующими в деле лицами доказательств, а на основании известной лучше всего именно сторонам материальной стороной спора.

Третий параграф первой главы полностью посвящен дальнейшему развитию института мировых соглашений в гражданском процессе в 1964-1991 годах. Существенный вклад в изучение института мирового соглашения в указанный период внесли известные советские ученые процессуалисты: Авдеенко И.Н., Гурвич М.А., Гукасян Р.Е., Зейдер Н.Б., Зинченко А.И., Курылев С.В., Комиссаров К.И., Пятилетов И.М., Пушкарь Е.Г., Шакарян М.С., Щеглов В.Н., Трубников П.Я., Чечот Д.М., Шерстюк В.М. и другие.

Обобщая характеристику института мировых соглашений в работах указанных авторов можно сделать вывод о том, что и после 1964 года в отечественной процессуальной доктрине продолжали сохраняться отдельные элементы дореволюционной концепции института мировых соглашений. Многие авторы продолжали полагать, что мировое соглашение является направленной на устранение спорности правоотношений гражданско-правовой сделкой, имеющей как материально-правовые, так и процессуальные последствия.

Однако научное понимание института мировых соглашений утратило свою целостность. В частности, в указанный период в процессуальной литературе все большее значение стало придаваться процессуальной составляющей института мировых соглашений. Некоторые авторы стали полагать материально-правовую составляющую и вовсе несущественной. Смещение внимания на процессуальный аспект ми-

19

ровых соглашений, по мнению диссертанта, может быть объяснено именно возникновением у судов права принимать или не принимать мировые соглашения, аналогичное праву принимать/не принимать другие формы распоряжения процессуальными правами (отказ от иска, признание иска), которые бесспорно являются в первую очередь процессуальными действиями.

Включение в состав определения процессуального принципа диспозитивности права и обязанности суда осуществлять контроль за распоряжением сторонами своими правами в процессе нашло свое отражение в деятельности суда в процессе утверждения мирового соглашения. Суд, утверждая мировое соглашение, должен был не только проверить наличие у его сторон необходимой право- и дееспособности, отсутствие порока воли и непротиворечие содержания мирового соглашения закону, но и убедиться, что мировое соглашение соответствует интересам сторон, других участвующих и не участвующих в деле лиц, а также удовлетворяет требованию определенности и безусловности прав и обязанностей, участников мирового соглашения.

Именно в период после 1964 года в работах ряда авторов (Гукасян Р.Е., Зинченко А.И. и др.) было убедительно обосновано сохраняющее свою актуальность предложение о необходимости отказа от понимания взаимных уступок как обязательного элемента мирового соглашения.

Четвертый параграф первой главы посвящен содержанию института мировых соглашений в современном арбитражном процессе. Диссертантом предлагается деление для целей научного исследования эволюции указанного института на два самостоятельных этапа. На первом этапе (1931-1991 г.г.), в условиях существенного ограничения принципа диспозитивности, едва ли существовали достаточные предпосылки для реального применения института мировых соглашений в арбитражном процессе.

В это время арбитр совмещал в одном лице функции примирителя, посредника и функции по принятию законного решения по делу. Соглашение сторон, если таковое достигалось, оформлялось решением арбитра.

Таким образом, на первом этапе развития института мировых соглашений в арбитражном процессе был адаптирован только один из базовых элементов института мирового соглашения — нашедший

20

воплощение в «принципе арбитрирования», признак мирового соглашения как способа разрешения спора в соответствии с максимальным учетом известных сторонам «материальных («объективных») обстоятельств дела.

После принятия Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации 1992 года начался второй этап развития института мировых соглашений в арбитражном процессе. Распространенное в современной процессуальной литературе мнение о том, что АПК РФ 1992 года не содержало норм о возможности разрешения споров мирным путем на основе заключения мирового соглашения не вполне обоснованно. Несмотря на отсутствие в тексте АПК РФ 1992 года термина «мировое соглашение», в соответствии со ст. 30 АПК РФ 1992 года стороны были вправе прийти к соглашению по спору полностью или частично, а в соответствии со ст. 106 АПК РФ 1992 года решение по делу принималось арбитражным судом с учетом достигнутого сторонами соглашения, если оно (соглашение) не противоречило законодательству, фактическим обстоятельствам и материалам дела. В практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации такие «соглашения по спору» рассматривались именно как мировые соглашения.

В 1995 году был принят действующий сейчас Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, разработчики которого стремились, в том числе, к гармонизации процедур общих судов и судов общей юрисдикции, в результате чего арбитражный процесс обрел значительное сходство с гражданским процессом по своей системе, институтам, стадиям. В этой связи диссертант полагал допустимым и целесообразным анализ действующего арбитражного законодательства через призму анализа развития института мировых соглашений в гражданском процессе до революции и в советский период.

В отсутствие законодательного определения понятия мирового соглашения Высший Арбитражный Суд Российской Федерации определяет его как «уговор сторон прекратить судебный спор на основе взаимных уступок». В практике арбитражных судов, помимо предусмотренных законодательством требований о недопустимости нарушения условиями мирового соглашения законов и иных нормативных правовых актов, а также прав и законных интересов других лиц, были сформулировано требование определенности содержания мирового соглашения.

Диссертантом отмечен значительный рост интереса к институту мировых соглашений в современной юридической литерату-

21

ре. Общей характеристикой публикаций последних лет является признание необходимости восполнения пробелов в законодательном регулировании института мировых соглашений на основе его теоретической разработки применительно к современному арбитражному процессу.

Толкование современного процессуального законодательства позволяет согласиться с позицией авторов, рассматривающих мировое соглашение как процессуальное действие, сходное по содержанию в отказом от иска и признанием иска. Однако авторы такого понимания правовой природы мировых соглашений сами признают, что оно перестало соответствовать интересам участников гражданского оборота и воспринимается ими как фактор, сдерживающий инициативу спорящих сторон, стремящихся не только урегулировать возникший спор, но и в целом восстановить нормальные деловые отношения.

Обращает на себя внимание воспроизведение в ряде современных работ, посвященных тематике мирового соглашения, отдельных элементов дореволюционной концепции мировых соглашений, основанной, как было показано ранее, на материально-правовом принципе свободы договора, и корреспондирующем ему в процессуальном праве принципе диспозитивности. Этот факт подтвердил правильность выдвинутой автором гипотезы о применимости в современном арбитражном процессе основных элементов дореволюционной конструкции института мировых соглашений.

Во второй главе диссертации представлены результаты сравнительного анализа ряда выделенных в первой главе исторических предпосылок и элементов института мировых соглашений с сопоставимыми характеристиками современной судебно-арбитражной практики и содержания проекта нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В условиях высокой динамики создания и совершенствования современного арбитражного процессуального законодательства в отсутствие времени для опережающего выполнения фундаментальных научных разработок, в начале 90-х годов оказались не востребованными утраченные еще в советском гражданском процессе многие важные положения дореволюционной доктрины и практики.

Основанием для утверждения о правомерности такого сопоставления является как появление в последнее время ряда существенных условий в значительной мере совпадающих с аналогичными условиями, имевшимися в России во второй половине XIX — XX вв. так и

22

само содержание положений проекта нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и изученных судебных актов. Диссертант исходит из наличия в современных условиях следующих объективных факторов: расширение свободы гражданского оборота; более последовательная реализация в материальном и процессуальном праве принципа диспозитивности как правовой основы свободы договора и выбора сторонами способов и средств возникновения, изменения и прекращения гражданско-правовых обязательств; потребность в использовании примирительных процедур в арбитражном процессе с целью сокращения сроков окончательного урегулирования экономических споров и более эффективного отправления правосудия в условиях постоянного увеличения рассматриваемых арбитражными судами дел.

В первом параграфе второй главы представлены результаты изучения диссертантом судебно-арбитражной практики по утверждению (отказу в утверждении) мировых соглашений в соответствии с действующим арбитражным процессуальным законодательством. В соответствии с задачами диссертационного исследования было проведено исследование ряда постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на предмет выявления наличия или отсутствия в современной судебно-арбитражной практике элементов института мирового соглашения по дореволюционному праву.

Предпринятое исследование дало следующие результаты:

1. В случаях отмены Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации судебных актов нижестоящих судов об утверждении в утверждении мирового соглашения из-за «несоответствия мирового соглашения законодательству и иным нормативно-правовым актам», указанные основания в значительном числе дел применяются по таким известным дореволюционному процессуальному праву условиям недопустимости мировой сделки, как:

• отсутствие надлежащих полномочий на заключение мировой сделки у представителя стороны;

• отсутствие у стороны права распоряжаться предметом (объектом) мирового соглашения.

2. Выявлены случаи, в которых арбитражные суды исходят из понимания двойственной природы мирового соглашения, то есть являющегося гражданско-правовым договором с процессуальными последствиями, которые могут выразиться как в исполнении мирового соглашения посредством возбуждения нового искового производства «из

23

мирового соглашения», так и в предъявлении мирового соглашения суду в качестве письменного доказательства.

3. В правоприменительной практике по аналогии с правоприменительной практикой XIX — начала XX вв. разрешены некоторые из связанных с институтом мировых соглашений вопросов, которые не урегулированы в действующем законодательстве. К таким вопросам относятся:

• возможность заключения мирового соглашения в отношении лишь части заявленных требований;

• допустимости урегулирования мировым соглашением требований, не являющихся предметом искового производства, в рамках которого заключается такое мировое соглашение;

• порядок приведения в исполнение мировых соглашений, предусматривающих выполнение обязательства поэтапно или с отсрочкой.

На основании изложенного диссертант, в частности, пришел к выводу о том, что судебно-арбитражная практика характеризуется тенденцией к ограничительному применению положения пункта 4 статьи 37 АПК Российской Федерации 1995 г., устанавливающего в качестве основания для отказа судом в утверждении мирового соглашения его противоречие законам и иным нормативным правовым актам или нарушение мировым соглашением прав и законных интересов других лиц». Сделанный промежуточный рабочий вывод указывает на целесообразность рассмотрения возможности изменения пункта 4 статьи 37 АПК Российской Федерации с использованием известного дореволюционным законодательству и правоприменительной практике условий допустимости заключения мировых соглашений:

а) обладание сторонами мирового соглашения полной гражданско-правовой и процессуальной правовой право- и дееспособностью;

б) возможность заключения мирового соглашения участвующим в деле лицом только при наличии у такого лица права в силу закона или договора права распоряжаться предметом (объектом) мирового соглашения;

в) отсутствие порока воли сторон;

г) отсутствие в законе запрета на совершение действий предусмотренных мировой сделкой, а также непротиворечение содержания мировой сделки законам, ограждающим порядок управления, общественную нравственность или честь частных лиц.

Безусловный интерес с точки зрения взаимосвязи признания гражданско-правовой составляющей правовой природы мирового соглаше-

24

ния и практической потребности в дифференциации порядка исполнения мировых соглашении на основе предоставления возможности возбуждения нового искового производства «из мирового соглашения» представляет, по мнению диссертанта, мировое соглашение, в котором стороны определили размер долга, но не определили срок и способ его возврата. Такое мировое соглашение не противоречит гражданскому законодательству. Однако, подобное мировое соглашение не может быть исполнено посредством возбуждения исполнительного производства, поскольку в тексте мирового соглашения не определены ни срок исполнения обязательства, ни способ его исполнения.

Утверждение в приведенном и подобном ему случаях мировых соглашений свидетельствует о стремлении арбитражных судов адаптировать закрепленную в законодательстве «процессуальную модель» института мировых соглашений к потребностям сторон. Утверждение таких мировых соглашений оправдано с экономической точки зрения. Однако, права сторон по выбору разнообразных способов достижения мировых соглашений существенно ограничены требованием определенности мировых соглашений, обусловленное, в свою очередь, законодательно установленным порядком принудительного исполнения мировых соглашений.

Представляется также оправданным обращение современной судебно-арбитражной практики к получившему признание и развитие в работах по гражданскому процессуальному праву после 1964 г. пониманию взаимных уступок как не составляющих обязательного элемента мирового соглашения. Большинство рассматривавших этот вопрос авторитетных отечественных ученых-процессуалистов признавало, что взаимные уступки как правило лежат в основе мировой сделки. В то же время, исторически российские суды не проверяли наличие взаимных уступок в содержании представляемых сторонами мировых соглашений и, следовательно, отсутствие взаимных уступок в условиях мирового соглашения не влекло отказа в принятии мирового соглашения. В советский период в процессуальной науке и правоприменительной практике вопросу наличия в условиях мирового соглашения взаимных уступок стало уделяться значительно больше внимания. Постепенно, они стали частью доктринального определения мирового соглашения в гражданском процессе, в затем и в арбитражном процессе.

Несмотря на то, что Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своих постановлениях также неоднократно указывал на то, что мировое соглашение основывается на взаимных уступ-

25

ках, ни в одном из рассмотренных дел их отсутствие не становилось причиной отмены судебного акта об утверждении мирового соглашения. Такая позиция представляется теоретически обоснованной.

Приведенные в настоящем параграфе результаты изучения судебно-арбитражной практики подтверждают предположение о том, что арбитражные судебные органы в силу появления объективных для этого предпосылок воспроизводят в допускаемых действующим законодательством пределах элементы дореволюционной конструкции института мировой сделки Отдельные случаи ограничения прав сторон при заключении мировых соглашений могут быть объяснены: 1) содержанием действующего арбитражного законодательства; 2) отсутствием в процессуальной доктрине стройной концепции понимания института мировых соглашений.

Увеличение числа мировых соглашений, заключаемых сторонами рассматриваемых арбитражными судами споров, а также потребность в оптимизации самой судебно-арбитражной практики поставили в повестку дня вопрос о совершенствовании арбитражного процессуального законодательства в части регламентации порядка достижения и оформления мировых соглашений, а также их процессуальных последствий. Во втором параграфе главы два анализируются посвященные институту мировых соглашений положения проекта нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, внесенного в Государственную думу Федерального Собрания Российской Федерации в соответствии с Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 6 от 31 июля 2000 года и принятого в первом чтении 11 апреля 2001 года.

Проект нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации примечателен тем, что в нем впервые в истории российского процессуального права мировому соглашению и способам его достижения посвящена отдельная глава 17 «Мировое соглашение и посредничество», а также статьи: 149 «Урегулирование спора при содействии посредника», 150 «Судебные акты, принимаемые по результатам урегулирования спора судом и при содействии посредника», 151 «Производство по делу, по которому не достигнуто урегулирование спора».

В заключительном параграфе диссертации сформированное диссертантом понимание института мировых соглашений рассмотрено на

26

предмет применимости всех или отдельных его ключевых элементов в текущей законопроектной работе. Использованными в проекте нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ключевыми элементами института мирового соглашения, по мнению диссертанта, являются;

• предусматриваемая в законодательстве возможность заключения не только судебных, но и внесудебных мировых соглашений — заключаемых в процессе посредничества новых договоров (подпункт 2 пункта 1 статьи 150 статьи 132 проекта нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации);

• перечисление отдельных гражданско-правовых способов прекращения обязательств (например, об уступке прав требования) как возможной материально-правовой основы мирового соглашений (пункт 2 статьи 133 проекта нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации);

• указание на «не нарушение публичных интересов» как на одно из условий допустимости мировых соглашений (пункт 4 статьи 132 проекта нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации);

• введение фигуры посредника и отделение его функций от функций судьи (пункт 2 статьи 138 проекта нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации);

• законодательное закрепление возможности заключения мирового соглашения в арбитражном суде любой инстанции, а также на стадии исполнения решения арбитражного суда (пункт 1 статьи 132 проекта нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации);

• невозможность утверждения мирового соглашения в отсутствие в заседании лиц, участвующих в деле (абзац 3 пункта 2 статьи 134 статьи 132 проекта нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Приведенные совпадения положения проекта нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с известной дореволюционному российскому процессуальному праву элементами целостной конструкции мирового соглашения в совокупности с показанной в предыдущем параграфе аналогичной тенденцией в современной судебно-арбитражной практике дают основания для признания правомерности научной гипотезы о возможности адаптированного применения иных элементов этой конструкции в современном арбитражном процессе.

27

В частности, представляется необходимым последовательно провести идею о необходимости разделения функций судьи и посредника и отказаться от возложения на арбитражный суд обязанности вне зависимости от процедуры посредничества (и тем более самим судом) принятия мер к примирению сторон и заключению мирового соглашения.

Также диссертантом предлагается для обсуждения в порядке de lege ferenda тезис о том, что законодательное закрепление в качестве дополнительной возможности осуществления принудительного исполнения посредством возбуждения нового искового производства позволит сторонам более свободно использовать предоставляемые гражданским правом механизмы устранения спорности в их правоотношениях, что, в свою очередь, позволило бы расширить количество споров завершающихся на основе выработанных сторонами отвечающих их возможностям и интересам условий мировых соглашений.

Диссертант предлагает дополнить статью 132 проекта нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации условиями допустимости мировых соглашений с учетом позиции, которую занимали все без исключения российские ученые до 1917 года о том, что:

(1) стороны мирового соглашения должны обладать необходимой право- и дееспособности (включая право распоряжения предметом мирового соглашения);

(2) должен отсутствовать порок воли сторон при заключении мирового соглашения.

При этом, по мнению диссертанта, необходимым для целей обеспечения единообразия судебно-арбитражной практики является дополнительное исследование понятия «публичного интереса» с учетом позиции дореволюционных авторов, полагавших, что указанная категория подлежала применению не по произвольному усмотрению суда, а только случаях выявления судом нарушения закрепленного в нормах права прямого запрета на совершение каких-либо действий, когда такой запрет установлен «в интересе публичном».

Представляется правомерной постановка вопроса о восстановлении в арбитражном процессуальном законодательстве подхода, базирующегося на понимании своеобразия res judicata определения о прекращении производства по делу вследствие принятия судом мирового соглашения как составляющей объем понятия законной силы такого определения (невозможность предъявления иска тождественного не

28

самому мировому соглашению, а иска, производство по которому прекращено вследствие заключения мирового соглашения) и положенной в основу такой трактовки позиция о нерассмотрении судом материалов дела, производство по которому прекращается заключением мирового соглашения.

По теме диссертации опубликованы следующие работы автора:

1. Внесудебные средства разрешения споров: опыт США // Государство и право, 1998,№ 7.

2. Законодательство и процессуальная литература об институте мировых соглашений по Уставу гражданского судопроизводства 1864 года // Право: теория и практика, 2002, № 1.

3. Институт судебных мировых соглашений в современном арбитражном процессе: правомерность исторических параллелей // Сборник тезисов аспирантской конференции Центра цивилистических исследований Института государства и права Российской академии наук, 2002 (в печати).

29

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Ответчик не исполняет условия мирового avalist36.ru делать?Арбитражный процесс.

Участники арбитражного спора вправе решить дело миром. Содержание соглашения между ними зависит от обстоятельств, но есть.

Статья 139. Заключение мирового соглашения

МИРОВОЕ  СОГЛАШЕНИЕ  В  АРБИТРАЖНОМ  ПРОЦЕССЕ

Шагалиев  Виль  Зульфирович

студент  4  курса,  кафедра  «Экономика  и  право»  БИТУ, 
РФ,  г.  Мелеуз

Email

Воронкова  Наталья  Викторовна

научный  руководитель,  канд.  политических  наук,  доцент  БИТУ, 
РФ,  г.  Мелеуз

Медведева  Маргарита  Александровна

научный  руководитель,  канд.  филос.  наук,  доцент  БИТУ, 
РФ,  г.  Мелеуз

Понятие  мирового  соглашения  как  специфического  института  арбитражного  процесса,  является  неотъемлемым  элементом,  характеризующим  данные  отношения  в  целом.

Актуальность  данной  научной  статьи  обусловлена  социальной  значимостью  рассматриваемого  вопроса,  поскольку  в  настоящее  время  мировое  соглашение  широко  используется  как  способ  урегулирования  экономических  споров  в  арбитражных  судах,  а  также  недостаточной  разработанностью  многих  вопросов,  касающихся  мирового  соглашения.

Мировое  соглашение  с  точки  зрения  теории  гражданского  процесса  представляет  собой  договор  сторон  о  прекращении  производства  по  делу  и,  соответственно,  спора  на  определенных,  согласованных  ими  условиях  [5].

Эффективность  использования  примирительных  процедур  заключается  в  том,  что  договоренности,  достигнутые  сторонами  в  процессе  проведения  данных  процедур,  исполняются  гораздо  чаще,  чем  в  данном  случае  исполняются  судебные  решения.  Кроме  того,  данные  примирительные  процедуры  не  несут  за  собой  необходимость  несения  больших  судебных  и  временных  затрат,  а  в  случае  заключения  сторонами  мирового  соглашения  возвращается  половина  уплаченной  госпошлины.  Спор  может  быть  урегулирован  за  короткое  время.  Важным  аспектом  использования  примирительных  процедур  является  сохранение  деловых  связей,  в  этом  случае  стороны  сами  приходят  результату,  который  устраивает  обе  стороны  и  достигаются  действительные  интересы  сторон,  в  отличие  от  судебного  решения,  где  решение  остается  за  судом.  Важным  доводом  в  пользу  примирительных  процедур  является  конфиденциальность  информации,  так  как  отсутствие  публичности  не  ведет  к  ее  разглашению.

Вместе  с  тем  мировое  соглашение,  помимо  материально-правового  содержания,  имеет  и  процессуальную  составляющую.  Хотя  мировое  соглашение  и  является  договором,  но  договором  особым,  заключаемым  только  при  наличии  спора  в  суде  и  действующим  с  момента  утверждения  его  судом.  Таким  образом,  документ,  названный  сторонами  мировым  соглашением,  но  не  утвержденный  судом  (например,  в  случае,  если  отсутствует  спор  в  суде)  или  на  утверждение  суда  не  представленный,  мировым  соглашением  не  является,  это  гражданско-правовая  сделка  (если  речь  идет  об  урегулировании  гражданско-правовых  отношений)  или  административное  соглашение,  если  закон  допускает  возможность  заключения  такового.

Основным  содержанием  мирового  соглашения,  заключаемого  для  урегулирования  гражданско-правового  спора,  является  либо  прекращение  обязательств  (как  правило,  новацией  или  предоставлением  отступного),  либо  изменение  сроков  исполнения  обязательств  путем  предоставления  отсрочки  или  рассрочки  [1].  Заключение  мирового  соглашения  иным  способом,  направленным  на  прекращение  обязательства,  не  характерно  для  арбитражного  процесса:  при  прощении  долга  или  проведении  зачета  производство  по  делу  заканчивается  чаще  соответственно  прекращением  в  связи  с  отказом  истца  от  иска  либо  отказом  суда  в  удовлетворении  требований.

Содержанием  мировых  соглашений,  заключаемых  по  налоговым  спорам,  является  изменение  срока  уплаты  налога  и  сбора,  а  также  пени  путем  предоставления  отсрочки,  рассрочки,  налогового  или  инвестиционного  налогового  кредита,  решение  о  которых  предоставляется  в  административном  порядке  уполномоченным.  По  иным  спорам,  возникающим  из  административных  отношений  (например,  об  оспаривании  актов),  заключение  мирового  соглашения  является  редким  явлением  ввиду  публичности  отношений:  в  случае  согласия  органа,  принявшего  акт,  на  его  отмену  или  фактической  отмены  суд,  как  правило,  принимает  отказ  истца  от  иска  или  отказывает  в  иске;  невозможно  представить  себе  соглашение  сторон  о  судьбе  акта,  который  может  быть  признан  недействительным  только  решением  суда.

Еще  одной  особенностью  мирового  соглашения  как  договора  является  его  в  основном  односторонне  обязывающий  характер:  в  соответствии  с  мировым  соглашением  в  большинстве  случаев  обязанности  возлагаются  на  ответчика,  права  же  имеет  только  истец.  Такое  положение  логично  вытекает  из  сущности  мирового  соглашения  как  средства  урегулирования  спора:  ведь  заключается  оно  в  том  случае,  если  ответчик  признает  свою  вину  в  нарушении  права  истца  (в  противном  случае  –  если  исковые  требования  необоснованны  –  вряд  ли  ответчик  пойдет  на  заключение  соглашения).

Правовыми  последствиями  утверждения  арбитражным  судом  мирового  соглашения  являются  установление  прав  и  обязанностей,  решение  спора,  прекращение  производства  по  делу  либо  исполнительного  производства  и,  как  следствие,  невозможность  повторного  обращения  с  тождественным  иском,  возможность  принудительного  исполнения,  в  связи  с  чем  судебный  акт,  которым  утверждается  мировое  соглашение  –  определение,  близок  по  правовому  значению  и  юридической  силе  к  решению  арбитражного  суда.

Выделяются  основные  критерии  классификации  мирового  соглашения  по  следующим  основаниям:  по  видам  арбитражного  производства;  по  характеру  правоотношения;  по  характеру  взаимоотношений  между  участниками  мирового  соглашения;  по  функциональной  направленности;  по  количеству  участников  экономического  спора  и  их  взаимных  уступок  [4].

В  целях  оптимизации  и  эффективности  мирового  соглашения,  а  также  достижения  поставленных  перед  ним  цели  и  задач  выделяется  соотношение  следующих  функций,  присущих  мировому  соглашению:

Мировое  соглашение  может  быть  подписано  самими  сторонами  (физическими  лицами  или  органами  юридических  лиц)  либо  их  представителями  при  условии  наделения  последних  специально  оговоренными  в  доверенности  полномочиями  на  заключение  мирового  соглашения.  Основным  содержанием  мирового  соглашения  является  установление  обязанностей,  как  правило,  ответчика  в  виде  условий,  размера  и  сроков  исполнения  обязательства:  отступное,  новация,  отсрочка,  рассрочка,  уступка  права  или  перевод  долга,  прощение  или  признание  долга.  Кроме  того,  в  мировое  соглашение  должно  быть  включено  условие  о  распределении  между  сторонами  судебных  расходов.  При  рассмотрении  дел  в  суде  первой  инстанции»,  условия  мирового  соглашения,  заключенного  сторонами,  должны  быть  изложены  четко  и  определенно,  чтобы  не  было  неясностей  и  споров  по  поводу  его  содержания  при  исполнении.  Данное  требование  является  обязательным,  иначе  теряется  смысл  заключения  мирового  соглашения:  ведь  оно  как  договор  подлежит  исполнению  в  добровольном  или  принудительном  порядке,  и  нечеткость  условий  может  сделать  невозможным  его  исполнение  и  даже  породить  новые  споры  [2].

Мировое  соглашение  в  арбитражном  суде  чаще  всего  рассматривается  как  средство  защиты  права,  имеющее  свою  специфику,  применительно  к  различным  правоотношениям,  возникающим  в  тех  или  иных  сферах  гражданского  оборота.  Существенная  роль  в  достижении  согласия  между  сторонами  отводится  арбитражному  суду.  Заключение  мирового  соглашения,  как  и  любое  другое  распорядительное  действие  сторон,  находится  под  контролем  арбитражного  суда,  который  должен  проверить,  не  противоречит  ли  представленное  сторонами  мировое  соглашение  закону  и  иным  нормативным  правовым  актам  и  не  нарушает  ли  оно  права  и  законные  интересы  других  лиц.

Рассматривать  мировое  соглашение  как  обычную  гражданско-правовую  сделку  (предусмотренную  ст.  153  ГК  РФ)  не  совсем  правильно,  поскольку  условия  действительности  гражданско-правовой  сделки  определяются  соответственно  гражданским  правом,  условия  же  действительности  мирового  соглашения  –  процессуальным  законодательством,  более  того,  процессуальным  законом  определяются  и  форма,  и  порядок,  и  последствия  заключения  мирового  соглашения.  К  тому  же  суд  обязательно  должен  принять  участие  в  заключении  мирового  соглашения:  проверить  соответствие  условий  мирового  соглашения  требованиям,  установленным  в  законе,  разъяснить  сторонам  последствия  его  заключения,  утвердить  его  либо  отказать  в  утверждении.

Законодатель  традиционно  устанавливает  правило  о  возможности  заключения  мирового  соглашения  на  любой  стадии  арбитражного  процесса,  в  том  числе  и  в  рамках  исполнительного  производства.  Между  тем  на  практике  указанное  положение  закона  зачастую  вызывает  определенные  сложности  в  связи  с  отсутствием  соответствующей  стадии  процесса.  Любая  стадия  арбитражного  процесса  начинается  вынесением  соответствующего  определения  о  ее  начале.  Исполнительное  производство  также  начинается  с  момента  вынесения  постановления  судебного  пристава-исполнителя  о  возбуждении  исполнительного  производства.  Однозначно  не  разрешен  в  судебной  практике  вопрос  о  возможности  заключения  мирового  соглашения  в  период  вступления  решения  арбитражного  суда  в  законную  силу  или  после  вступления  этого  решения  в  законную  силу,  но  если  исполнительный  лист  не  предъявлен  к  исполнению.  Заключение  мирового  соглашения  в  рамках  исполнительного  производства  обладает  определенной  спецификой,  поскольку  в  исполнительном  производстве  обязательным  субъектом  правоотношений  выступает  судебный  пристав-исполнитель.  Кроме  того,  заключение  мирового  соглашения  не  освобождает  должника  от  обязанности  уплатить  штрафы,  наложенные  постановлениями  судебного  пристава-исполнителя  при  совершении  исполнительных  действий,  возместить  расходы  по  совершению  исполнительных  действий.  Мировое  соглашение,  заключаемое  в  рамках  исполнительного  производства,  возбужденного  на  основании  исполнительного  листа,  выданного  судом  или  арбитражным  судом,  должно  быть  составлено  в  письменной  форме  и  утверждено  определением  суда.  Роль  арбитражного  суда  в  заключении  мирового  соглашения  состоит  в  оказании  содействия  сторонам:  в  разъяснении  им  права  на  заключение  мирового  соглашения,  возможности  и  правовых  последствий  заключения  мирового  соглашения,  в  предоставлении  времени  для  заключения,  а  также  в  контроле  за  соответствием  включаемых  в  соглашение  условий  положениям  закона  [3].

Если  мировое  соглашение  заключено  до  вынесения  арбитражным  судом  решения,  в  целях  стимулирования  сторон  на  окончание  дела  миром,  АПК  РФ  предусматривает  обязанность  суда  возвратить  истцу  из  федерального  бюджета  половину  уплаченной  им  государственной  пошлины  [6].  По  результатам  рассмотрения  вопроса  об  утверждении  мирового  соглашения  арбитражный  суд  выносит  определение.

Арбитражный  суд  не  утверждает  мировое  соглашение,  если:  оно  противоречит  закону;  нарушает  права  и  законные  интересы  других  лиц.

В  определении  арбитражного  суда  указывается  на:  утверждение  мирового  соглашения  или  отказ  в  утверждении  мирового  соглашения;  условия  мирового  соглашения.  возвращение  истцу  из  федерального  бюджета  половины  уплаченной  им  государственной  пошлины,  за  исключением  случаев,  если  мировое  соглашение  заключено  в  процессе  исполнения  судебного  акта  арбитражного  суда,  распределение  судебных  расходов.

Определение  об  утверждении  мирового  соглашения  подлежит  немедленному  исполнению  и  может  быть  обжаловано  в  арбитражный  суд  кассационной  инстанции  в  течение  месяца  со  дня  вынесения  определения.  Об  отказе  в  утверждении  мирового  соглашения  арбитражный  суд  выносит  определение,  которое  может  быть  обжаловано.  Мировое  соглашение  исполняется  лицами,  его  заключившими,  добровольно  в  порядке  и  в  сроки,  которые  предусмотрены  этим  соглашением.  Мировое  соглашение,  не  исполненное  добровольно,  подлежит  принудительному  исполнению  на  основании  исполнительного  листа,  выдаваемого  арбитражным  судом  по  ходатайству  лица,  заключившего  мировое  соглашение.

Проанализировав  понятия  и  признаки  альтернативного  разрешения  спора  и  примирительных  процедур  необходимо  сделать  вывод  о  том,  что  понятие  примирительные  процедуры  является  более  широким  по  сравнению  с  альтернативным  разрешением  спора.  А  под  понятием  мирового  соглашения  следует  понимать  основную  процедуру  урегулирования  экономических  споров  в  системе  примирительных  процедур  между  сторонами,  которая  основана  на  их  добровольности  и  взаимных  уступках,  направленную  на  примирение  и  регулирующую  конфликты  в  предпринимательской  и  иной  экономической  деятельности.

Однако  институт  мирового  соглашения  требует  дальнейшего  законодательного  совершенствования.  Указанная  деятельность  должна  происходить  с  использованием  опыта,  накопленного  отечественной  процессуальной  наукой,  а  также  оправдавших  себя  положений  в  соответствующих  областях,  действующих  за  рубежом. 

Список  литературы:

  1. Арбитражный  процессуальный  кодекс  Российской  Федерации  от  24.07.2002  №  95-ФЗ  (ред.  от  29.06.2015)  (с  изм.  и  доп.,  вступ.  в  силу  с  01.10.2015)  //  Собрание  законодательства  РФ.  29.07.2002.  №  30.  ст.  3012.
  2. Ефимов  В.В  Арбитражное  процессуальное  право:  учебное  пособие.  –  М.:  Дашков  и  ко,  2013.
  3. Кочергин  К.В.  Ответственность  за  неисполнение  условий  мирового  соглашения  //  Исполнительное  право.  –  2015.  –  №  1.  –  С.  6–14.
  4. Носенко  М.С.,  Самсонова  М.В.  Мировое  соглашение  в  процессуальной  науке  и  судебной  арбитражной  практике  //  Законы  России:  опыт,  анализ,  практика.  –  2014.  –  №  7.  –  С.  24–32.
  5. Овчинников  А.А.  Исполнительное  производство  и  мировое  соглашение  в  арбитражном  процессе  //  Законы  России:  опыт,  анализ,  практика.  –  2013.  –  №  8.  –  С.  17–22.
  6. Рыжаков  А.П.  Постатейный  комментарий  к  Арбитражному  процессуальному  кодексу  Российской  Федерации.  10-е  изд.,  испр.  и  доп.  //  СПС  КонсультантПлюс.  Версия  от  14.12.2015.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Общие вопросы примирения сторон в арбитражном процессе. Мировое соглашение.

Исходя из смысла и содержания норм, регулирующих примирительные процедуры процесса путем мирового урегулирования спора, то есть достижения Сторонами мирового соглашения являются стороны арбитражного.

3. Форма и содержание мирового соглашения

Статья 139. Заключение мирового соглашения

1. Мировое соглашение может быть заключено сторонами на любой стадии арбитражного процесса и при исполнении судебного акта. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, вправе участвовать в заключении мирового соглашения в качестве стороны. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, вправе выступать участниками мирового соглашения в случаях, если они приобретают права либо на них возлагаются обязанности по условиям данного соглашения.

2. Мировое соглашение может быть заключено по любому делу, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом и иным федеральным законом.

3. Мировое соглашение не может нарушать права и законные интересы других лиц и противоречить закону.

4. Мировое соглашение утверждается арбитражным судом.

 

Определение Верховного Суда РФ от 27.04.2017 N 305-ЭС16-20063 по делу N А40-212975/2015 Требование: О взыскании неосновательного обогащения по договору об оказании юридических услуг. Обстоятельства: Истцом указано, что между сторонами был заключен договор об оказании юридических услуг. Ответчик ненадлежащим образом исполнял свои обязательства по договору. Решение: Производство по делу прекращено в связи с утверждением между сторонами мирового соглашения.

В соответствии с частью 1 статьи 139 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации мировое соглашение может быть заключено сторонами на любой стадии арбитражного процесса.

Согласно части 5 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права других лиц.

Определение Верховного Суда РФ от 28.02.2017 N 310-ЭС16-19046 по делу N А83-4478/2015 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании права собственности на находку — движимое имущество. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку само по себе владение и пользование спорным имуществом, а также его содержание в отсутствие правоустанавливающих документов на это имущество не порождает право собственности на это имущество.

22.08.2016 в адрес Арбитражного суда Центрального округа поступило заявление ООО «Газтехэнерго» и МУП «ЭКОГРАД» об утверждении мирового соглашения и прекращения производства по делу, по условиям которого МУП «ЭКОГРАД» признает исковые требования ООО «Газтехэнерго» об истребовании оборудования конвейерной линии для перемещения и сортировки твердых бытовых отходов, однако в нарушение требований статей 139, 141, 184 АПК РФ, указанное заявление судом рассмотрено не было.

Определение Верховного Суда РФ от 17.04.2017 N 307-ЭС17-2921 по делу N А26-4291/2015 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по заявлению о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам определения суда по делу о взыскании убытков. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку суд пришел к правильному выводу об отсутствии обстоятельств, являющихся вновь открывшимися.

Руководствуясь статьями 139, 141 АПК РФ, статьями 61.2, 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2014 N 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе», постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2011 N 52 «О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам», постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы 111.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — постановление N 63), суды пришли к выводу о том, что названное предприятием обстоятельство отвечает признакам обстоятельств, указанных в пункте 1 части 2 статьи 311 АПК РФ.

Определение Верховного Суда РФ от 14.04.2017 N 308-КГ17-2578 по делу N А63-2220/2016 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебного акта о направлении на новое рассмотрение дела о применении последствий недействительности договора субаренды земельных участков. Решение: В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как имелась необходимость исследовать все обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора.

Отказывая в утверждении мирового соглашения, суд округа руководствовался статьями 49, 138, 139 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, разъяснениями, приведенными в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2014 N 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе», и исходил из того, что предметом мирового соглашения является, в том числе зерно пшеницы 4 класса в количестве 4 182 008 кг; зерно пшеницы 5 класса в количестве 154 703 кг, однако обстоятельства, свидетельствующие о принадлежности кому-либо из сторон на праве собственности данного имущества, не были предметом исследования судов первой и апелляционной инстанций и не отражены в судебных актах, в связи с чем отсутствуют основания полагать, что данное мировое соглашение не затрагивает права и законные интересы других лиц.

Определение Верховного Суда РФ от 11.04.2017 N 305-ЭС17-2611 по делу N А41-15851/2016 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о взыскании неосновательного обогащения. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку суд утвердил мировое соглашение, в связи с чем производство по делу прекратил.

При таких обстоятельствах, руководствуясь частью 3 статьи 139 Кодекса, суд первой инстанции утвердил названное мировое соглашение, в связи с чем, на основании части 2 статьи 150 Кодекса, производство по делу прекратил. Выводы суда первой инстанции были поддержаны судом округа.

Определение Верховного Суда РФ от 27.03.2017 N 305-ЭС16-17204 по делу N А40-112205/2015 Обстоятельства: Определением утверждено мировое соглашение по делу о взыскании страхового возмещения, процентов за пользование чужими денежными средствами, производство по делу прекращено. Решение: Определение отменено, дело направлено на новое рассмотрение, поскольку ни сторонами мирового соглашения, ни судом кассационной инстанции, установившим соответствие соглашения закону, не опровергнута позиция общества о нарушении соглашением, в котором размер убытков определен заинтересованными лицами, его прав.

В силу части 3 статьи 139, части 6 статьи 141 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации мировое соглашение не может нарушать права и законные интересы других лиц и при их нарушении не утверждается арбитражным судом.

Определение Верховного Суда РФ от 17.02.2017 N 305-ЭС16-17204 по делу N А40-112205/2015 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов о прекращении производства по делу о взыскании страхового возмещения, процентов за пользование чужими денежными средствами. Решение: Дело передано в Судебную коллегию по экономическим спорам, поскольку заслуживает внимания довод заявителя о том, что мировое соглашение между аффилированными банком и страховой компанией заключено на сумму, значительно меньшую, чем размер убытков вследствие страхового случая, и нарушает право заявителя на уменьшение за счет страховой выплаты имеющихся перед банком долгов по кредитному договору.

Мировое соглашение не может нарушать права и законные интересы других лиц, и при их нарушении арбитражный суд не утверждает мировое соглашение (часть 3 статьи 139, часть 6 статьи 141 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Определение Верховного Суда РФ от 19.12.2016 N 305-ЭС16-12978 по делу N А40-41151/2015 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о взыскании задолженности по договорам аренды воздушного средства, неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку, прекращая производство по делу в связи с утверждением мирового соглашения, суд округа исходил из того, что представленное мировое соглашение не противоречит закону и не нарушает прав и законных интересов иных лиц.

Отменяя судебные акты первой и апелляционной инстанций и прекращая производство по делу в связи с утверждением мирового соглашения, суд округа руководствовался положениями части 5 статьи 49, части 3 статьи 139 и части 6 статьи 141 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьи 7 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», и исходил из того, что представленное мировое соглашение не противоречит закону и не нарушает прав и законных интересов иных лиц.

Определение Верховного Суда РФ от 21.12.2016 N 305-КГ16-2120 по делу N А40-56217/2015 Требование: О признании незаконными действий по отказу в подтверждении соответствия сведений, содержащихся в справках о соответствии сведений об экспорте нефти, обязании подтвердить соответствие сведений. Решение: Производство по делу прекращено в связи с утверждением мирового соглашения.

В соответствии с частью 1 статьи 139 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации мировое соглашение может быть заключено сторонами на любой стадии арбитражного процесса.

Согласно части 5 статьи 49 данного Кодекса арбитражный суд не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права других лиц.

Определение Верховного Суда РФ от 21.12.2016 N 305-КГ16-2122 по делу N А40-44190/2015 Требование: О признании незаконными действий уполномоченного органа, обязании устранить нарушения. Обстоятельства: Оспариваемыми действиями уполномоченным органом отказано в подтверждении (в ответ на обращения общества) факта добычи и физико-химических характеристик нефти сырой в связи с непредставлением подтверждающих документов. Решение: Производство по делу прекращено в связи с утверждением сторонами мирового соглашения, что не противоречит закону и не нарушает права и интересы третьих лиц.

В соответствии с частью 1 статьи 139 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации мировое соглашение может быть заключено сторонами на любой стадии арбитражного процесса.

Согласно части 5 статьи 49 данного Кодекса арбитражный суд не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права других лиц.

"Справка о практике применения судами Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" за период с 2013 по 2014 год" (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 01.04.2015)

д) в соответствии со статьей 173 ГПК РФ и статьей 139 АПК РФ мировое соглашение может быть заключено сторонами на любой стадии процесса и при исполнении судебного акта. ГПК РФ и АПК РФ не ограничивают право сторон заключить мировое соглашение после принятия судебного постановления или судебного акта и до возбуждения производства по делу в суде вышестоящей инстанции или исполнительного производства.

Постановление Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 N 50 "О примирении сторон в арбитражном процессе"

2. Арбитражным судам следует иметь в виду, что с учетом положений части 2 статьи 138 и части 1 статьи 139 АПК РФ стороны могут использовать любые примирительные процедуры, в том числе процедуру медиации, на любой стадии арбитражного процесса и при исполнении судебного акта, при этом предполагаются добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий.

<Письмо> ФНС России от 02.10.2013 N СА-4-7/17648 <О практике заключения мировых соглашений налоговыми органами с налогоплательщиками в судах>

Согласно статьям 138 — 139 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации стороны могут урегулировать спор, заключив мировое соглашение или применяя другие примирительные процедуры, если это не противоречит федеральному закону.

Определение Конституционного Суда РФ от 17.02.2015 N 395-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кузнецова Алексея Евгеньевича на нарушение его конституционных прав статьей 315 Уголовного кодекса Российской Федерации"

2.2. Общее правовое регулирование отношений, связанных с принятием и исполнением судебных актов арбитражных судов, осуществляется Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, который допускает, что стороны арбитражного судопроизводства могут урегулировать спор, в том числе заключив мировое соглашение (часть 2 статьи 138), которое утверждается арбитражным судом (часть 4 статьи 139), выносящим по результатам рассмотрения вопроса об утверждении мирового соглашения определение (часть 5 статьи 141). В таком определении арбитражного суда указывается на условия мирового соглашения (пункт 2 части 7 статьи 141); мировое соглашение, не исполненное добровольно, подлежит принудительному исполнению по правилам раздела VII данного Кодекса (устанавливающего особенности производства по делам, связанным с исполнением судебных актов арбитражных судов) на основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом по ходатайству лица, заключившего мировое соглашение (часть 2 статьи 142); на данное определение распространяются и другие положения этого Кодекса, устанавливающие обязательность судебных актов арбитражного суда (статья 16), а также предусматривающие, что определение выносится арбитражным судом в письменной форме в виде отдельного судебного акта или протокольного определения (часть 2 статьи 184).

Анализируются мировое соглашение и его утверждение в арбитражном судопроизводстве последствий арбитражного процесса в зависимости от заключения или С. Ученический договор: особенности содержания и практика.