Рассмотрение судом ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей. Среди мер.

Рассмотрение судом ходатайств об избрании и продлении меры пресечения в виде заключения под стражу

  • Главная
  • Аналитика
  • Тактика защитительной работы адвоката с момента задержания подозреваемого до момента избрания в отношении него судом меры пресечения

Тактика защитительной работы адвоката с момента задержания подозреваемого до момента избрания в отношении него судом меры пресечения Андрей Гривцов

1. Вступление. Особая важность защитительной работы адвоката на стадии задержания подозреваемого и до избрания судом в отношении него меры пресечения.

Когда мне задают вопрос о том, какая стадия производства по уголовному делу в защитительной работе адвоката является наиболее важной, я обычно отвечаю, что в нашей работе не бывает неважных стадий, и любой удачный результат зависит от множества кирпичиков, которые следует закладывать постоянно, не останавливаясь ни на одном из этапов.

Вместе с тем, думаю, мало кто сможет поспорить, что одним из наиболее ответственных этапов защитительной работы по уголовному делу является короткая стадия с момента задержания подозреваемого до момента избрания в отношении него меры пресечения по судебному решению. От этого короткого этапа работы во многом может зависеть итоговое решение по делу. Статистика говорит, что перспективы остаться на свободе у подсудимого, в отношении которого на стадии предварительного расследования была избрана мера пресечения, не связанная с заключением под стражу, гораздо выше, чем у того, кто содержится под стражей. Аналогичным образом статистика говорит в пользу большей вероятности прекращения уголовного преследования в ходе предварительного расследования в отношении лиц, не содержащихся под стражей. Прекращение уголовного преследования с освобождением из-под стражи, к сожалению, до сих пор считается браком в работе следователя, показателем допущенной им при привлечении к уголовной ответственности серьезной ошибки, за которую он, как правило, подлежит дисциплинарному взысканию. Никто не будет отрицать и то, что мера пресечения в виде заключения под стражу является самой строгой, мучительной и неприятной, как для обвиняемого, так и для его защитника, который для доступа к своему подзащитному при избрании подобной меры пресечения будет вынужден большое количество времени выстаивать в долгих очередях в следственных изоляторах.
К сожалению, та же статистика говорит о том, что подавляющее число возбужденных органами предварительного расследования ходатайств об избрании меры пресечения удовлетворяется. Это, однако, не исключает необходимости выполнения адвокатом серьезной защитительной работы с момента задержания подзащитного до момента рассмотрения судом ходатайства об избрании меры пресечения. Во-первых, выполнять свою работу ответственно нам, адвокатам, велит долг перед клиентом, попавшим в тяжелую жизненную ситуацию, а, во-вторых, практика все-таки показывает, что иногда в результате качественно проведенной защитительной работы адвокату все же удается склонить суд на свою сторону, убедив отказать в удовлетворении ходатайства следователя или избрать менее строгую меру пресечения.

Итак, должностное лицо, в производстве которого находится уголовное дело, уведомило вас и вашего клиента, что последний прямо сейчас будет задержан в порядке ст. 91 УПК РФ, и в течение 48 часов суд по месту нахождения органа предварительного расследования будет рассматривать ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу либо домашнего ареста. На правах практикующего адвоката, которому неоднократно удавалось убедить суд в необходимости отказа в удовлетворении подобных ходатайств следователя, позволю себе поделиться с читателями собственными мыслями о тактических инструментах защиты на этом этапе уголовного судопроизводства. При этом необходимо оговориться, что, во-первых, я не буду в данном тексте обсуждать вопросы непосредственной позиции доверителя при даче показаний и возможного признания вины в обмен на предложение следователя (дознавателя) об избрании менее строгой меры пресечения, поскольку такие ситуации всегда слишком индивидуальны, окончательное решение по этому поводу должен принимать ваш доверитель, и любая позиция формируется, исходя из обстоятельств уголовного дела и имеющихся по делу доказательств. А, во-вторых, предлагаемые защитительные инструменты не являются безусловной догмой, и, в случае желания коллег дополнить предлагаемую тактику какими-то собственными ноу-хау, готов с удовольствием обсудить все предложения в комментариях, при необходимости подискутировав.

2. Тактика защиты при оформлении следователем протокола задержания и заявлении в протокол ходатайств.

Начнем с протокола задержания. До подготовки заявлений и ходатайств для внесения в протокол задержания, я всегда провожу с доверителем конфиденциальную беседу наедине, в ходе которой выясняю: когда, где и кем он был задержан, применялась ли к нему физическая сила, если да, то какая и кем, когда он был доставлен к следователю. Наиболее типичные нарушения на стадии оформления протокола задержания:
1. безосновательное применение к задержанному физической силы в момент фактического задержания;
2. длительный срок с момента фактического задержания до момента доставления к следователю и составления протокола задержания;
3. пропуск следователем трехчасового срока для составления протокола задержания с момента доставления задержанного (нарушение ч. 1 ст. 92 УПК РФ);
4. не внесение в протокол задержания, предусмотренных ст. 91 УПК РФ оснований для задержания, ошибочное указание не предусмотренных законом оснований;
5. не подписание следователем протокола задержания (как ни странно, следователи, исходя из моей практики, достаточно часто допускают такую ошибку), иные ошибки технического характера со стороны следователя при оформлении протокола задержания (например, неверное указание фамилии задержанного, неверное указание даты задержания, времени составления протокола и т.п.).

В случае получения в ходе конфиденциальной беседы сведений о безосновательном применении к задержанному физической силы я рекомендую:

1. указать об этом самому подозреваемому в протоколе задержания (в разделе «по поводу задержания заявил» с подробным описанием обстоятельств применения физической силы;
2. в протоколе задержания заявить ходатайство о производстве медицинского освидетельствования на предмет наличия телесных повреждений и последующей медицинской судебной экспертизы по этому же поводу;
3. незамедлительно направить в изолятор временного содержания адвокатский запрос о проведении медицинского освидетельствования подозреваемого на предмет наличия телесных повреждений.

В случае длительных сроков с момента фактического задержания или с момента доставления к должностному лицу, в производстве которого находится уголовное дело, до момента составления протокола я рекомендую подозреваемому делать заявление с указанием на точное время и обстоятельства фактического задержания и доставления к следователю со ссылкой на нарушение ч. 1 ст. 92 УПК РФ.

На нарушения, описанные в п.п. 4-5 типичных нарушений порядка задержания и составления протокола, предлагаю реагировать уже на стадии непосредственного рассмотрения судом ходатайства в своей защитительной речи для того, чтобы должностное лицо, в производстве которого находится уголовное дело, не смогло, получив из вашего заявления или ходатайства соответствующую информацию, устранить указанные процессуальные нарушения.

Кроме того, я рекомендую в протоколе задержания подозреваемому заявлять ходатайство о том, что он не намеревается скрываться от следствия или суда, угрожать свидетелям или иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожать доказательства, заниматься преступной деятельностью, иным образом препятствовать производству по делу, а потому просит не обращаться в суд с ходатайством о применении к нему меры пресечения, связанной с изоляцией от общества. В этом же ходатайстве целесообразно приводить данные о личности подозреваемого (регистрация по месту производства предварительного расследования, работа, наличие несовершеннолетних детей и пожилых родителей, находящихся на иждивении, положительные характеристики, сведения о состоянии здоровья и имеющихся заболеваниях, отсутствие судимостей и т.п.). Помимо основной цели заявления ходатайства, вероятность удовлетворения которого со стороны следователя (дознавателя), безусловно, минимальна, с большой долей вероятности ответ на данное ходатайство не будет приобщен им к материалу, который будет направлен в суд, и по факту ходатайство к моменту судебного заседания рассмотрено не будет (у следователя или дознавателя не будет для этого достаточно времени), а потому вы сможете в суде оперировать доводом о том, что, во-первых, ходатайство не разрешено, что является процессуальным нарушением со стороны органа предварительного расследования, а, во-вторых, возможное положительное разрешение данного ходатайства может исключить саму судебную процедуру оценки доводов о необходимости избрания меры пресечения, связанной с изоляцией от общества.

При наличии позиции о необоснованности выдвинутых подозрений, отсутствии каких-либо очевидцев причастности подозреваемого к инкриминируемому деянию я рекомендую защитнику заявлять в протоколе задержания ходатайство о проведении до обращения в суд с ходатайством об избрании меры пресечения очных ставок между подозреваемым и очевидцами совершения инкриминируемого деяния. Как и в случае с рассмотрением ходатайства о не обращении в суд по вопросу избрания меры пресечения, следователь (дознаватель) вряд ли успеет разрешить заявленное вами ходатайство, а у вас появится дополнительный аргумент перед судом в пользу довода об отсутствии доказательств обоснованности выдвинутых подозрений, и допущенном должностным лицом, в производстве которого находится уголовное дело, процессуальном нарушении порядка разрешения ходатайства.

В любом случае при внесении любых заявлений и ходатайств в протокол задержания, в том числе, связанных с нарушением сроков и порядка задержания, применением физической силы, это необходимо делать осмысленно и продуманно, с целью представления соответствующих доводов в ходе судебного заседания по рассмотрению ходатайства следователя (дознавателя), которое и будет ключевой и завершающей процедурой данной стадии уголовного судопроизводства. Как я уже говорил выше, не исключается, что определенные заявления в протокол задержания стороне защиты следует не вносить, «придержав» доводы о допущенных нарушениях, которые должностное лицо органа предварительного расследования может исправить, непосредственно до судебного заседания.

3. Тактика защиты после оформления протокола задержания до момента рассмотрения судом ходатайства об избрании меры пресечения. Необходимые доказательства защиты, которые следует собрать.

Как правило, основным и единственным аргументом стороны обвинения в пользу довода о том, что подозреваемый (обвиняемый) может скрыться, является наличие у него заграничного паспорта. В этой связи я рекомендую с момента задержания до момента рассмотрения судом ходатайства об избрании меры пресечения подготовить ходатайство на имя следователя о хранении при уголовном деле заграничного паспорта подозреваемого (обвиняемого) в подтверждение того факта, что намерение скрыться от следствия отсутствует. Указанное ходатайство я рекомендую вместе с заграничным паспортом сдавать следователю (в приемную органа предварительного расследования) под расписку, а его копию с отметкой о принятии приобщать в суде к материалам по рассмотрению ходатайства об избрании меры пресечения, ссылаясь на названный аргумент в опровержение позиции стороны обвинения.

Что касается подготовки документов защиты, которые следует приобщать в суде к материалу, то целесообразно к моменту рассмотрения ходатайства об избрании меры пресечения иметь на руках:

—    свидетельства о рождении несовершеннолетних детей подозреваемого (обвиняемого);
—    свидетельство о заключении брака;
—    пенсионные свидетельства, документы об инвалидности пожилых родственников подозреваемого (обвиняемого) и его супруги (супруга);
—    медицинские документы подозреваемого (обвиняемого), свидетельствующие о наличии у него заболеваний, в особенности препятствующих содержанию под стражей;
—    документы на квартиру по месту фактического проживания подозреваемого (обвиняемого);
—    согласие собственника квартиры на содержание подозреваемого (обвиняемого) под домашним арестом в данной квартире (в случае, если вы намерены заявлять суду соответствующее ходатайство, а ваш подзащитный не является собственником квартиры и в ней не зарегистрирован);
—    письменные поручительства перед судом родственников, друзей, различных уважаемых людей с указанием о том, что названные лица положительно характеризуют подозреваемого (обвиняемого) гарантируют надлежащее поведение последнего при условии отказа в удовлетворении ходатайства следователя (избрания менее строгой меры пресечения). При этом названные поручительства должны содержать полные анкетные данные заявителей, подписи, дату подписания, а лицам, их подписавшим целесообразно явиться в судебное заседание для подтверждения суду факта подписания при наличии соответствующих вопросов;
—    документы, положительно характеризующие подзащитного (характеристики с места жительства и работы, грамоты, свидетельства о награждении различными медалями, государственными наградами и т.п.);
—    документы, свидетельствующие о полной необоснованности выдвинутого подозрения или обвинения (например, о наличии в обозначенный в постановлении о возбуждении уголовного дела период неопровергаемого алиби, отсутствии инкриминируемого должностного положения и полномочий, иных защитных аргументов в пользу позиции о непричастности к инкриминируемому деянию);
—    документы, свидетельствующие о необоснованности применения к подозреваемому физической силы в процессе фактического задержания (например, справку об освидетельствования из изолятора временного содержания), иные документы, свидетельствующие о нарушении порядка задержания (например, копию протокола обыска, свидетельствующую о фактическом времени задержания подозреваемого).

Все документы приобщаются к материалу в виде копий, и при этом суду предоставляются для обозрения и сличения с копиями оригиналы данных документов.

Я рекомендую ознакомиться с материалом, который представляется органом предварительного расследования в суд в обоснование ходатайства, заблаговременно, для того, чтобы качественно подготовиться к выступлению в суде, подготовить письменные возражения против заявленного ходатайства для приобщения к материалу, выявить дополнительные процессуальные нарушения со стороны должностного лица, возбудившего перед судом ходатайство, ознакомиться с доказательствами причастности вашего подзащитного к инкриминируемому деянию. В некоторых случаях материалы предоставляются следователем (дознавателем) в суд непосредственно перед судебным заседанием, что исключает возможность подготовки письменных возражений непосредственно по представленным документам. Вместе с тем в любом случае рекомендую готовить письменные возражения против ходатайства для приобщения к материалу в ходе судебного заседания. При этом, даже если вы не успеете на момент подготовки возражений ознакомиться с представленным органом предварительного расследования материалом, все доводы стороны обвинения в 99% случаев носят типовой характер, а потому и ваша контраргументация в большинстве случаев не будет отличаться.
Безусловно, каждый юрист использует свою юридическую технику при составлении подобных документов. В моем случае я для удобства восприятия документа читающим разделяю возражения (как и апелляционные жалобы) на подразделы по основным аргументам в пользу довода об отсутствии оснований для удовлетворения ходатайства об избрании меры пресечения.

Наиболее типичными основными аргументами защиты при подготовке письменных возражений являются следующие:

1. Отсутствие оснований для избрания меры пресечения и доказательств этого.
В этом разделе помимо довода об отсутствии доказательств обвинения для избрания меры пресечения также указываются аргументы, свидетельствующие в пользу того, что подзащитный будет вести себя надлежащим образом. Например, сам добровольно явился для задержания, ранее, будучи свидетелем, являлся по всем вызовам, то есть не скрывался, с момента возбуждения уголовного дела прошло длительное время, и за это время свидетелям не угрожал, а доказательства не уничтожал, ранее к уголовной ответственности не привлекался, то есть продолжить заниматься преступной деятельностью, которой никогда не занимался, не может, и т.п.
2. Данные о личности подозреваемого (обвиняемого) свидетельствуют об отсутствии оснований для применения меры пресечения.
В этом разделе приводятся все положительные данные о личности подозреваемого (обвиняемого): регистрация по месту производства предварительного расследования, наличие несовершеннолетних детей, пожилых родственников, о которых необходимо заботиться, постоянный законный источник дохода, имеющиеся заболевания, отсутствие судимости и т.п. Безусловно, крайне желательно, чтобы все ваши доводы подкреплялись документами, которые должны приобщаться к материалу в ходе судебного заседания.
3. Допущенные нарушения порядка задержания подозреваемого (о наиболее типичных нарушениях указано выше).
4. Допущенные процессуальные нарушения порядка привлечения к уголовной ответственности.
Например, возбуждение уголовного дела в отношении подозреваемого, являющегося специальным субъектом, не уполномоченным на то лицом, проведение расследования с нарушением правил подследственности, привлечение в качестве обвиняемого без возбуждения уголовного дела, не указание в постановлении о возбуждении уголовного дела части или пункта статьи, по которой дело возбуждено и т.п.
5. Отсутствие исключительных обстоятельств для избрания в отношении подозреваемого меры пресечения до предъявления обвинения, в случае возбуждения ходатайства в отношении подозреваемого.
6.     Отсутствие доказательств обоснованности выдвинутых подозрений (обвинений), непричастность подозреваемого к инкриминируемым событиям.
Помимо непосредственно ссылки на отсутствие доказательств причастности в данном подразделе, я, как правило, при их наличии привожу доводы об очевидной необоснованности привлечения к уголовной ответственности. Например, о наличии неопровергаемого алиби.
7. Наличие оснований для применения менее строгой меры пресечения.
Безусловно, желательно, чтобы возражения содержали ссылки на конкретные положения УПК РФ, выдержки из Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 41 от 19.12.2013 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», решения Европейского суда по правам человека, свидетельствующие в пользу обоснованности доводов защиты.

Возражения помимо самого опровержения доводов стороны обвинения должны содержать просьбу об отказе в удовлетворении ходатайства следователя и в большинстве случаев о применении менее строгой меры пресечения. Практика показывает, что суды гораздо охотнее избирают в отношении подозреваемых (обвиняемых) меру пресечения в виде домашнего ареста, нежели применяют залог, в связи с чем объективно шансы на удовлетворение ходатайства о применении домашнего ареста выше. Как правило, при обращении следователя (дознавателя) в суд с ходатайством об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, целесообразно заявлять о применении менее строгой меры пресечения для предоставления суду возможности выбора, если, конечно, сам подзащитный не возражает и против применения менее строгой меры пресечения, или обстоятельства уголовного дела не являются столь вопиющими, что в принципе исключают применение какой-либо меры пресечения и дальнейшее продолжение уголовного преследования.

4. Тактика защиты в ходе судебного заседания по рассмотрению ходатайства об избрании меры пресечения.

Подготовленные письменные возражения вместе с собранными документами защиты приобщаются в ходе судебного заседания к материалам по рассмотрению ходатайства органа предварительного расследования, для того, чтобы суд в совещательной комнате мог детально ознакомиться со всеми доводами защиты и при необходимости использовать их при написании решения. Что касается зачитывания письменных возражений в ходе судебного заседания, то лично я предпочитаю выступать в суде без чтения документа, поскольку полагаю, что профессионального защитника должна характеризовать качественная речь. Вместе с тем в данном случае с учетом того, что российский уголовный судебный процесс все больше принимает характер письменного общения с судами, я считаю гораздо менее зазорным прочитать заранее подготовленный и проработанный документ, нежели говорить без должной подготовки от себя, забыв упомянуть какие-то наиболее значимые аргументы. В целом схема выступления при защитительной речи в процессе рассмотрения ходатайства об избрании меры пресечения не отличается от приведенной выше схемы письменных возражений против ходатайства. В моем случае, поскольку я письменные возражения не зачитываю, а выступаю от себя, ходатайство о приобщении данного документа к материалам дела заявляется мной на начальной стадии судебного заседания после вопроса председательствующего о наличии заявлений и ходатайств, поскольку в случае желания приобщить документ после выступления и одновременно выступать от себя, председательствующий может потребовать дословного чтения документа, что смажет впечатление от вашего выступления, если вы являетесь достаточно неплохим оратором и способно хорошо выступать без чтения по бумажке.

Желательно также реагировать на выступление и аргументы представителей обвинения, по возможности опровергнув каждый из приведенных стороной обвинения доводов. Как правило, с учетом качества подготовки представителей стороны обвинения к судебным заседаниям и типового характера приводимых доводов это не представляет какой-либо существенной сложности, однако в любом случае требует определенного внимания при оценке каждого из аргументов, поэтому я рекомендую тезисно в процессе выступления процессуальных записывать за ними основные аргументы для их последующего опровержения.

Вот в целом и все, что я хотел рассказать о тактике защитительной работы адвоката на этом этапе уголовного судопроизводства. Безусловно, никаких гарантий того, что суд прислушается к аргументам защиты, ни один адвокат дать своему доверителю не может, но, по крайней мере, в случае выполнения данных рекомендаций вы сможете сказать себе и клиенту, что сделали в рассматриваемой ситуации все или практически все из того, что могли сделать.

Источник: Zakon.ru

При рассмотрении вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу количество поступивших в суд ходатайств по всем без.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: О роли адвоката и следователя при избрании меры пресечения

О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста

Тема заявления в суд по месту производства предварительного расследования самостоятельного ходатайства об изменении в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу на иную меня как адвоката, практикующего по уголовным делам, привлекала давно. Необходимо сразу пояснить читателям, что под самостоятельным ходатайством защитника в суд я понимаю не альтернативное ходатайство об избрании менее строгой меры пресечения в процессе судебного рассмотрения ходатайства следователя о заключении под стражу или продлении сроков содержания под стражей, а именно адресованное суду отдельное ходатайство защитника.

В свое время один очень уважаемый мной коллега в кулуарной беседе рассказал, что он указанное ходатайство со ссылками на положения ст. 119–120 УПК РФ в одном из дальних регионов Российской Федерации подавал, и оно было судом рассмотрено. Я о подобном практическом опыте адвокатов не слышал, ни одного судебного решения, а тем более образца ходатайства защитника в открытых источниках не нашел. Наверное, найдутся читатели из числа адвокатов, которые скажут, что они такого рода ходатайства готовили и суды их рассматривали, но лично я слышал всего об одном случае, который публично не освещался, и никакой иной информации, несмотря на все предпринятые усилия, не нашел. Опросы большого числа коллег также не привели к желаемому результату, хотя  мой профессиональный круг общения в силу  вовлеченности в вопросы защиты по уголовным делам весьма обширен.

В общем-то это легко объяснимо: фактически необходимость подачи  самостоятельных ходатайств возникает далеко не всегда. Следователи и так регулярно обращаются в суд с ходатайствами о продлении сроков содержания под стражей, и в процессе рассмотрения такого ходатайства ничто не мешает защитнику заявить ходатайство альтернативное. Наши судьи изменяют меру пресечения на менее строгую крайне неохотно и лишь при наличии каких-то совсем вопиющих и исключительных обстоятельств. А излишняя активность защитника по регулярной подаче самостоятельных ходатайств в тот же суд, который в дальнейшем будет рассматривать дело по существу, может быть расценена ими негативно и повлечь в связи с этим ухудшение отношения к потенциальному подсудимому. Разумеется, возможное раздражение судей от того, что их загружают лишней работой, адвокат может, да и, наверное, должен проигнорировать, если у него есть основания полагать, что его деятельность принесет позитивный для подзащитного результат. Но в большинстве случаев вопрос о заявлении суду самостоятельного ходатайства об изменении меры пресечения или заявлении такого же ходатайства, но через две недели уже в качестве альтернативного ходатайству следователя не носит принципиального характера: результат в обоих случаях предсказуем. Другая ситуация может сложиться, когда ситуация является исключительной и вопиющей. Например, речь идет о выявлении у обвиняемого тяжкого заболевания, препятствующего содержанию под стражей, истечении сроков давности привлечения к уголовной ответственности, амнистии, истечении предельных сроков содержания под стражей и одновременном затягивании  следователем  изменения меры пресечения. В таких обстоятельствах защитник просто обязан отреагировать и принять действенные меры к скорейшему освобождению обвиняемого, а одной из самых эффективных мер как раз и может стать самостоятельное ходатайство в суд по месту производства предварительного расследования об изменении меры пресечения. Размышления на эту тему привели меня к выводу, что, несмотря на огромное желание попытаться сформировать свою собственную, а возможно, и юридическую практику по этому вопросу в целом, следует дождаться подходящего случая.

Подобного случая в моей практике не было долго, но вот мой партнер по бюро, адвокат Алексей Касаткин, рассказал об одном деле, по которому он осуществляет защиту (вот он, главный плюс командной адвокатской работы – возможность обмена мнениями, советами, взаимной помощи, усиления позиции): обвиняемый содержится под стражей свыше предусмотренных ст. 108 УПК РФ сроков, при этом расследование не окончено. Он обвиняется в тяжком преступлении, и следователь за 30 суток до истечения предельного срока предъявил обвиняемому и защитнику материалы уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ, после чего обратился в суд субъекта Российской Федерации с ходатайством о продлении сроков содержания под стражей. Суд данное ходатайство удовлетворил, и на следующий день после вынесения указанного судебного решения следователь вынес постановление о возобновлении производства следственных действий, приступив к дальнейшему активному расследованию, в том числе допросам новых свидетелей, выемкам, осмотрам документов, вынесению постановлений о выделении в отдельное производство материалов дела и т.п. Таким образом, хотя обвиняемый содержался под стражей более 12 месяцев, производство расследования продолжалось и освобождать подзащитного из-под стражи следователь не собирался, ссылаясь на продленный судом срок. Судебное решение о продлении сроков содержания под стражей было обжаловано в апелляционном порядке, однако в удовлетворении жалобы защитника суд вышестоящей инстанции отказал по тому мотиву, что он оценивает законность конкретного судебного решения на момент его вынесения, а не текущую ситуацию по делу и последующие манипуляции следователя. Не вдаваясь в оценку решения суда апелляционной инстанции, отмечу лишь, что никакого другого варианта для принятия незамедлительных мер к изменению в отношении содержащегося под стражей свыше установленных УПК РФ предельных сроков обвиняемого, кроме подачи соответствующего самостоятельного ходатайства в суд, у защитника, по сути, не оставалось, поскольку до истечения продленного ранее судом срока оставалось еще порядка 2 месяцев.

В связи с этим самостоятельное ходатайство в суд об изменении меры пресечения было подготовлено, и – обрадую читателей новостью о начале формирования определенной практики – оно было даже рассмотрено с вынесением  решения.

В процессе подготовки указанного ходатайства мы столкнулись с рядом проблем:

  • специальных норм в УПК РФ, регламентирующих возможность подачи защитником ходатайства в суд об изменении меры пресечения, а тем более порядок рассмотрения такого ходатайства, не существует, то есть можно было ссылаться на общие положения ст. 119–122 УПК РФ;
  • судебной практики, несмотря на все предпринятые усилия, обнаружено не было;
  • какие-либо разъяснения Верховного Суда РФ, которые описывали бы порядок заявления таких ходатайств, сроки их рассмотрения, необходимость приобщения к ходатайствам копий материалов дела по этому вопросу также отсутствуют;
  • с учетом того, что срок содержания под стражей превышал 12 месяцев, возникал вопрос о том, в какой суд надлежит подавать ходатайство (районный суд или суд субъекта РФ);
  • учитывая, что вопросы избрания в отношении обвиняемого меры пресечения в виде подписки о невыезде не входят в компетенцию суда, а предельные сроки содержания обвиняемого под домашним арестом также истекли, возможно было ходатайствовать лишь об изменении меры пресечения на залог.

В итоге ходатайство было подготовлено нами фактически по собственному усмотрению, и, учитывая, что суд дал ему юридическую оценку, можно уже сейчас утверждать, что его форма, а также порядок подачи нами были соблюдены. Оно содержало ссылки на общие нормы ст. 119–121 УПК РФ, позволяющие защитнику заявлять перед судом ходатайства; положения ст. 106 УПК РФ о том, что мера пресечения в виде залога избирается только судом и ходатайствовать об избрании меры пресечения помимо следователя может также подозреваемый, обвиняемый и иное физическое лицо; нормы ст. 110 УПК РФ, содержащие общие положения об основаниях изменения меры пресечения.

Ходатайство было адресовано в районный суд по месту производства предварительного расследования с учетом положений ст. 106 УПК РФ о том, что ходатайство об избрании меры пресечения в виде залога подается именно в данный суд.

Основная мотивировка заявленного ходатайства сводилась к тому, что с момента последнего продления срока содержания под стражей обстоятельства уголовного дела изменились, срок содержания обвиняемого под стражей превысил 12 месяцев, и при этом проведение расследования продолжается. Естественно, были сделаны ссылки и на отсутствие в уголовном деле каких-либо предусмотренных ст. 97 УПК РФ данных, указывающих на необходимость дальнейшего применения к обвиняемому самой строгой меры пресечения в виде заключения под стражу, описание данных о личности обвиняемого и иные стандартные и знакомые всем профессиональным защитникам доводы. Однако основной аргумент, подчеркиваю, сводился к вопиющей ситуации, связанной с содержанием обвиняемого под стражей по истечении предельных сроков, установленных ст. 109 УПК РФ.

К ходатайству по аналогии с соответствующей процедурой, регламентированной для рассмотрения ходатайств следователей, были приложены копии материалов уголовного дела и иных документов, подтверждающих доводы защитника, в том числе копия постановления следователя о возобновлении следственных действий, копии протоколов проведенных следственных действий, иные документы, подтверждающие факт расследования по истечении предельных сроков содержания под стражей. Данные копии были заверены защитником, прошиты, пронумерованы и сопровождены описью.

Ходатайство вместе с прилагаемыми документами было сдано в канцелярию районного суда по месту нахождения органа предварительного расследования.

С момента подачи ходатайства до момента его рассмотрения судом, несмотря на регулярные напоминания о себе и заявления защитника, прошло в общей сложности 1 месяц и 17 дней. Уже из этого можно сделать вывод, что судья долго размышлял над тем, рассматривать ли ему данное ходатайство по существу и каким образом этого избежать. С момента подачи ходатайства до момента его рассмотрения активные следственные действия по делу проводились, а обвиняемый продолжал содержаться под стражей.

К сожалению, результат рассмотрения ходатайства оказался отрицательным и весьма обычным для нынешней московской судебной практики. В удовлетворении ходатайства было отказано, довод об истечении предельных сроков содержания под стражей остался без какой-либо судебной оценки, хотя из самого текста судебного акта следует, что именно он приводился защитой в качестве основного. Суд ограничился общими формулировками о том, что с учетом обстоятельств уголовного дела есть основания полагать, что обвиняемый может скрыться от следствия или суда, угрожать свидетелям, продолжить заниматься преступной деятельностью, иным образом воспрепятствовать производству по делу. Конечно же, данное судебное решение обжаловано в апелляционном порядке, и нам остается надеяться, что суд апелляционной инстанции все же обратит внимание на положения уголовно-процессуального законодательства и даст наконец-то оценку факту истечения предельных сроков содержания под стражей. В случае же игнорирования данного довода со стороны суда апелляционной инстанции судебное решение будет обжаловано далее, уже в кассационном порядке.

Из описанной ситуации можно сделать как минимум два вывода, один из которых можно охарактеризовать как положительный. Вывод № 1 (положительный) – практика рассмотрения судами самостоятельных ходатайств защитников об изменении  в отношении обвиняемых меры пресечения существует, и автор публикации с удовольствием поделится с коллегами образцом заявленного ходатайства (естественно, без раскрытия данных обвиняемого и иных обстоятельств уголовного дела). Вывод № 2 (отрицательный) – московские суды, к сожалению, в большинстве случаев игнорируют самые вопиющие случаи нарушений процессуальных прав обвиняемых и идут на поводу у представителей стороны обвинения, покрывая тем самым совершаемые ими незаконные действия.

Остается надеяться, что не все уголовные дела и отношение к ним у судей на территории РФ одинаковы (наша ситуация все же немного отличается с учетом специфики оперативного сопровождения, личности самого обвиняемого, иных обстоятельств, которые не имеют отношения к законности принимаемых решений, но неформально судьями учитываются), и наши коллеги воспользуются описанным опытом, что приведет не только к рассмотрению заявленного самостоятельного ходатайства об изменении меры пресечения, но и к его удовлетворению.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Рассмотрение апелляции по домашнему аресту А. Новикова

Рассмотрение судом ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей. Среди мер.

Самостоятельное ходатайство в суд об изменении меры пресечения

В ходе производства по уголовным делам может избираться и применяться такая мера пресечения, как залог. Эта мера пресечения избирается судом при рассмотрении соответствующего ходатайства органа предварительного расследования. Орган предварительного расследования, в качестве которого может выступать следователь или дознаватель, обращается в суд с указанным ходатайством. Такое ходатайство должно быть рассмотрено судом при поступлении его в суд.

Кроме того, ходатайствовать о применении залога перед судом вправе подозреваемый, обвиняемый, их представители или защитники либо другие физические или юридические лица. Таким образом, не только само лицо, привлекающееся к уголовной ответственности, вправе ходатайствовать об избрании в отношении его меры пресечения в виде залога, но и другие лица могут ходатайствовать об избрании данной меры пресечения, в связи с чем расширяется круг лиц, которые вправе внести залог в отношении подозреваемого или обвиняемого. Вот почему эти же лица могут участвовать в решении вопроса о внесении залога при его рассмотрении в судебном заседании.

В юридической литературе указано, что “наиболее обоснованной выглядит точка зрения о том, что такую меру пресечения, как залог, следует наиболее активно внедрять при избрании меры пресечения по делам, связанным с экономическими преступлениями, и в сфере предпринимательской деятельности, когда применение меры пресечения в виде заключения под стражу не всегда оправданно. Кроме того, при избрании судьей меры пресечения в виде залога государство не расходует бюджетные средства на содержание обвиняемых и подозреваемых под стражей” <1>.

——————————–

<1> См.: Ерик М.С., Маслова С.В. Особенности избрания судами залога в качестве меры пресечения // Российская юстиция. 2013. N 12. С. 25.

 

Рассмотрение судом ходатайства об избрании залога обязательно, даже если при этом суд рассматривает ходатайство об избрании другой меры пресечения, например о заключении под стражу или о домашнем аресте. Законом предусмотрена возможность направления ходатайства в суд о залоге несмотря на то, что в суде рассматривается ходатайство об избрании иной меры пресечения. Таким образом, суд не вправе уклониться от рассмотрения ходатайства об избрании меры пресечения в виде залога, даже когда рассматривается другое ходатайство об избрании иной меры пресечения.

С ходатайством об избрании меры пресечения в виде залога вправе обратиться в суд, например, защитник. При этом ходатайство защитника может отличаться по форме и содержанию от ходатайства, представляемого в суд следователем или дознавателем.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41 “О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога” <1> указано, в частности, что “решение об избрании меры пресечения в виде залога суд вправе принять не только по результатам рассмотрения ходатайства следователя, согласованного с руководителем следственного органа или ходатайства дознавателя, согласованного с прокурором, но и по результатам рассмотрения ходатайства, заявленного подозреваемым, обвиняемым, его защитником, законным представителем либо другим физическим или юридическим лицом, а также по результатам обсуждения в судебном заседании возможности применения альтернативных заключению под стражу или домашнему аресту мер пресечения”. Следовательно, решение об избрании меры пресечения в виде залога может быть принято по разным поводам и основаниям.

——————————–

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2014. N 2. С. 24.

 

Залог может быть избран в качестве меры пресечения на любой стадии производства по уголовному делу, однако в любом случае решение об избрании залога принимается только судом. Никакой другой орган, даже ведущий производство по уголовному делу, не вправе вынести решение об избрании этой меры пресечения.

Рассмотрение ходатайства об избрании меры пресечения в виде залога происходит в таком же порядке, который установлен для рассмотрения ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Так, при необходимости избрания меры пресечения в виде залога следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом соответствующее ходатайство по месту производства предварительного следствия или дознания. В постановлении об избрании меры пресечения в виде залога должны быть изложены мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в избрании этой меры пресечения (ст. 106 УПК РФ). В постановлении о возбуждении ходатайства о залоге могут быть указаны также обстоятельства, учитываемые при избрании меры пресечения, содержащиеся в ст. 99 УПК РФ. Перечень таких обстоятельств не является исчерпывающим, и при избрании меры пресечения в виде залога могут быть указаны и другие обстоятельства.

Залог состоит во внесении или в передаче подозреваемым, обвиняемым либо другим физическим или юридическим лицом недвижимого имущества и движимого имущества в виде денег, ценностей и допущенных к публичному обращению в Российской Федерации акций и облигаций в целях явки подозреваемого либо обвиняемого к следователю, дознавателю или в суд, а также в целях предупреждения совершения новых преступлений.

Что касается иных лиц, которые могут внести залог, но не являются ни подозреваемыми, ни обвиняемыми, то они вправе ходатайствовать об избрании меры пресечения в виде залога при наличии у них необходимых денежных сумм либо имущества. Указанным лицам должны разъясняться их обязанности, а их действия по внесению залога оформляются документально. В юридической литературе совершенно справедливо предлагается следующее: “Лицо до внесения залога должно признаваться залогодателем путем вынесения соответствующего постановления, в котором излагаются в соответствии с ч. 6 ст. 106 УПК РФ существо возникшего в отношении его подозрения, основания предъявления обвинения, в связи с которым избирается данная мера пресечения, а также его права и обязанности, разъясняемые данному лицу после объявления ему постановления” <1>. Таким образом, наряду с тем, что залогодателю разъясняются его права и обязанности, в отношении его должен быть составлен и соответствующий документ, возможно в виде протокола.

——————————–

<1> Барабаш А.С. Уголовно-процессуальная деятельность: Курс лекций. Екатеринбург, 2014. С. 115.

 

Так, Ю. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 162 УК РФ. В отношении его органами предварительного расследования было возбуждено ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Данное ходатайство было направлено для рассмотрения в Привокзальный районный суд г. Тулы. В постановлении следователя было указано, что Ю. обвиняется в совершении разбоя, т.е. нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья. Отмечалось, что Ю. обвиняется в совершении тяжкого преступления корыстной направленности, наказание за которое предусмотрено в виде лишения свободы сроком от трех до восьми лет. Было указано, что Ю. не работает, не имеет постоянного источника дохода, следовательно, имеются достаточные основания полагать, что он может продолжить заниматься преступной деятельностью. Было сообщено и то, что потерпевший опасается за свою жизнь и здоровье и преследования со стороны родственников и знакомых обвиняемого. Ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Ю. было поддержано прокурором.

В судебном заседании с ходатайством об избрании иной меры пресечения – залога – обратился Ш. (отец обвиняемого). Тем самым Ш. поступил в соответствии с законом, так как в УПК РФ предусмотрена возможность внесения залога не только самими подозреваемым или обвиняемым, но и другим лицом. Суд исследовал письменные материалы, которые представил следователь. Было установлено, что Ю. хотя и обвиняется в совершении преступления, относящегося к категории тяжких, однако в порядке, предусмотренном ст. 91 и 92 УПК РФ, задержан не был, ранее к уголовной ответственности не привлекался. Ю. имеет регистрацию в г. Туле с 2000 г., закончил 9 классов школы в г. Туле, положительно характеризуется по месту жительства, проживает с родителями, которые трудоспособны. Сведений о том, что Ю. намерен оказать негативное воздействие на потерпевшего или его близкие родственники предпринимают какие-либо меры для склонения потерпевшего к изменению показаний, со стороны органов предварительного расследования не было представлено. Следователем были указаны основания для уголовного преследования Ю. и основания избрания в отношении его меры пресечения в виде заключения под стражу. Но суд счел необходимым удовлетворить ходатайство отца обвиняемого Ю. об избрании меры пресечения в виде залога в размере 500 тыс. руб. Размер залога был определен с учетом характера совершенного преступления, данных о личности обвиняемого и имущественного положения залогодателя.

Судом был установлен срок об избрании меры пресечения в виде залога до 10 часов 18 июня 2010 г. Судом 18 июня 2010 г. был составлен протокол о принятии залога и было вынесено постановление о внесении на депозитный счет Управления Судебного департамента в Тульской области от залогодателя Ш. залога в размере 500 тыс. руб. Протокол о внесении залога был вручен под роспись залогодателю. В соответствии с ч. 6 ст. 106 УПК РФ судом было разъяснено Ш. существо обвинения, в связи с которым избирается мера пресечения в виде залога, а также связанные с ней обстоятельства и последствия их нарушения. Ходатайство было рассмотрено в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд с участием обвиняемого и защитника. Частное постановление по данному материалу не выносилось. Постановление суда об избрании меры пресечения в виде залога в кассационном порядке не обжаловалось <1>.

——————————–

<1> См.: Обобщение судебной практики рассмотрения ходатайств об избрании меры пресечения в виде залога (ст. 97, п. 5 ст. 98, 106 УПК РФ за период 2009 года и 1-е полугодие 2010 года) // <http://privokzalny.tula.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=733>.

 

Таким образом, в отношении обвиняемого судом было вынесено решение об избрании меры пресечения в виде залога несмотря на то, что следователь обратился в суд с ходатайством об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Суд не согласился с предложением следователя и не удовлетворил его ходатайство о заключении под стражу.

Суд может принять такое решение исходя из положений ч. 7.1 ст. 108 УПК РФ, согласно которым при отказе в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде залога или домашнего ареста. В данном случае имелись основания для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. Однако суд принял во внимание ряд иных обстоятельств, учитываемых при избрании меры пресечения в соответствии со ст. 99 УПК РФ, предусматривающей, что при решении вопроса об избрании меры пресечения должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства. Кроме того, суд обратил внимание на отсутствие данных, которые не подтверждали выводы органов следствия, в частности, о том, что обвиняемый и его родственники могут угрожать потерпевшему. При этом предположение следователя о том, что если обвиняемый не работает и не имеет постоянного источника доходов, то он может продолжать заниматься преступной деятельностью, также не было принято во внимание судом как основание для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу.

В то же время в юридической литературе утверждается, что “отсутствие постоянного занятия может рассматриваться как основание полагать, что обвиняемый скроется от следствия и суда” <1>. Однако далеко не каждое лицо, привлекающееся к уголовной ответственности, обязательно совершит преступление, если оно не работает, не имеет постоянного источника доходов. Такому лицу могут оказывать помощь его родители, родственники, иные лица. Кроме того, в процессе предварительного расследования или судебного разбирательства лицо может встать на путь исправления. Все сведения о подозреваемом, обвиняемом должны оцениваться судом в совокупности. Кроме того, необходимо исходить из принципа презумпции невиновности, действие которого распространяется и на рассмотрение вопроса об избрании меры пресечения.

——————————–

<1> Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.И. Радченко. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 252.

 

Решение о залоге в качестве меры пресечения может быть принято после проверки законности и обоснованности задержания, если лицо ранее было задержано и есть основания для избрания меры пресечения в виде залога. В литературе ставится вопрос, как следует поступить органу предварительного следствия, прокурору, суду, если обвиняемый отказывается внести полную сумму залога, ссылаясь на то, что не в состоянии этого сделать, а может внести лишь ее часть. В таком случае есть угроза того, что лицо будет освобождено из-под стражи, так как у следователя не будет времени получить санкцию суда на заключение подозреваемого под стражу, а повторное рассмотрение ходатайства следователя невозможно, до объявления обвиняемого в международный розыск <1>.

——————————–

<1> См.: Гаврилов Б.Я. и др. Досудебное производство в уголовном процессе: Научно-практическое пособие. М., 2015. С. 63.

 

Думается, что если лицо не в состоянии в срок внести необходимую сумму в качестве залога, то не исключено, что это смогут сделать иные лица, например родственники, сослуживцы. Согласно ч. 7 ст. 106 УПК РФ если в установленный срок залог не внесен, суд по ходатайству, возбужденному в соответствии со ст. 108 УПК РФ, рассматривает вопрос об избрании в отношении подозреваемого либо обвиняемого меры пресечения в виде иной меры пресечения, которой не обязательно должна быть такая мера пресечения, как заключение под стражу. Исходя из этого можно полагать, что если лицо не в состоянии внести залог, то вовсе не обязательно в отношении его в таких ситуациях принимать решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Такому лицу может быть избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. Такая мера может быть избрана на основании ч. 7.1 ст. 108 УПК РФ, предусматривающей, что домашний арест может быть избран при отказе в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

После избрания меры пресечения в виде залога эта мера пресечения может быть изменена на другую, в частности на домашний арест или заключение под стражу. Залог может быть изменен на иную меру пресечения, если лицо, привлекающееся к уголовной ответственности, не выполняет возложенные на него обязанности. Кроме того, если подозреваемый или обвиняемый нарушил обязательства, связанные с внесением залога, может быть принято решение об обращении залога в пользу государства (ч. 9 ст. 106 УПК РФ). Однако такие нарушения должны быть установлены достоверно, и необходимо определить причинную связь между нарушениями обязательств подозреваемым или обвиняемым и наступившими последствиями. В ч. 1 ст. 106 УПК РФ указано, что залог избирается в целях обеспечения явки подозреваемого, обвиняемого к следователю, дознавателю или в суд, предупреждения совершения им новых преступлений. Если подозреваемый или обвиняемый совершили другие нарушения, не связанные с обязательствами, относящимися к залогу, то залог не должен обращаться в доход государства.

Так, приговором Санкт-Петербургского городского суда от 26 июня 2008 г. Р. был осужден по ч. 2 ст. 171 УК РФ к 4 годам лишения свободы. В отношении Р. действовала мера пресечения в виде денежного залога. Указанная мера пресечения была изменена на заключение под стражу в целях обеспечения исполнения приговора. При этом судом не было принято решение о судьбе суммы, составляющей залог. О. (мать осужденного) обратилась в суд с заявлением о возврате суммы залога в размере 200 тыс. руб., которую ранее она внесла за сына в качестве залога. Суд отказал в удовлетворении ходатайства О. и обратил залог в доход государства. Суд первой инстанции мотивировал решение тем, что Р. самовольно покинул зал судебного заседания и не явился на провозглашение приговора. Кроме того, суд указал, что дальнейшие действия Р., а именно непроживание по месту регистрации, неявка по вызовам в суд, являются логическим продолжением избранной Р. линии поведения, направленной на то, чтобы скрыться от суда, уклониться от назначенного наказания.

Решение Санкт-Петербургского городского суда было отменено кассационным определением Верховного Суда РФ от 16 декабря 2008 г. Судебная коллегия по уголовным делам указала, что согласно материалам дела неявка Р. на провозглашение приговора была вызвана ухудшением его здоровья, что подтверждалось больничным листом. При этом, как отметила Судебная коллегия, мера пресечения, вынесенная в отношении Р., в виде залога была изменена ему на заключение под стражу в целях обеспечения исполнения приговора, а не потому, что Р. не выполнил условия залога. Эти основания для избрания другой меры пресечения, а именно заключения под стражу, необходимо было разграничить в постановлении суда, что имело правовое значение для принятия решения о залоге.

В ст. 97 УПК РФ содержатся две части, в которых перечислены основания для избрания меры пресечения. Если в ч. 1 этой статьи указано на наличие оснований полагать, что подозреваемый, обвиняемый скроется, может продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать уничтожить доказательства или иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, то в ч. 2 говорится о таком основании для избрания меры пресечения, как необходимость обеспечения исполнения приговора. В случае избрания меры пресечения, в том числе в виде заключения под стражу, в целях обеспечения исполнения приговора залог не может быть обращен в доход государства. В данном случае избрание меры пресечения в связи с таким основанием не свидетельствует о нарушении меры пресечения в виде залога. Избрание меры пресечения в целях обеспечения исполнения приговора направлено на то, чтобы в дальнейшем в отношении осужденного исполнялась мера наказания.

В постановлении Судебной коллегии отмечается, что Санкт-Петербургский городской суд не указал в постановлении, какую именно меру пресечения Р. не исполнил. Кроме того, суд первой инстанции не дал должной оценки всем вышеизложенным обстоятельствам, в том числе сведениям о заболевании Р., в день провозглашения приговора. Поэтому постановление Санкт-Петербургского городского суда было отменено, а дело направлено на новое судебное рассмотрение <1>.

——————————–

<1> См.: Судебная практика рассмотрения ходатайств об избрании меры пресечения в виде залога (1 квартал) // <http://zheleznodorozhny.alt.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=797>.

 

Мера пресечения в виде залога может быть избрана судом в любой момент производства по уголовному делу независимо от того, на какой стадии расследования или судебного разбирательства находится уголовное дело. При этом суд вправе руководствоваться положениями ст. 110 УПК РФ, согласно которой мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или мягкую, когда изменяются основания для изменения меры пресечения, предусмотренные ст. 97 и 99 УПК РФ.

Эти требования в полной мере распространяются на избрание меры пресечения в виде залога. Данная мера пресечения может быть избрана, если, например, отменяется мера пресечения в виде заключения под стражу. Такие ситуации имеют место, когда лицо содержится под стражей и изменяются основания, при которых указанная мера пресечения была избрана. Лицо, содержащееся под стражей, может заболеть в следственном изоляторе, оно может утратить общественную опасность, его действия могут быть переквалифицированы на другую статью УК РФ, предусматривающую более мягкое наказание. В таких случаях основания для содержания под стражей изменяются и в отношении такого лица может быть рассмотрен вопрос об изменении меры пресечения на другую меру пресечения, в частности, на залог.

С ходатайством об изменении меры пресечения с содержания под стражей на залог вправе выступить лицо, содержащееся под стражей, его защитник, иные лица. Суд должен рассмотреть такое ходатайство и вынести решение. Суд может оставить в силе меру пресечения, избранную в отношении лица, содержащегося под стражей, либо изменить эту меру пресечения на другую. При этом суд может руководствоваться ч. 7.1 ст. 108 УПК РФ, в соответствии с которой при отказе в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99 названного Кодекса, избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде залога или домашнего ареста. Действия суда, вынесшего решение по мере пресечения, могут быть обжалованы сторонами в вышестоящую судебную инстанцию.

Так, 16 августа 2013 г. Останкинский районный суд г. Москвы отказал в удовлетворении ходатайства следователю о продлении срока содержания под стражей обвиняемому М. Следователь с согласия руководителя следственного органа обратился в данный суд с указанным ходатайством в отношении М., которому ранее было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. Суд, отказывая в продлении срока содержания под стражей, изменил в отношении М. эту меру пресечения на другую, а именно на залог в сумме 28 млн. руб. До внесения залога на указанный судом расчетный счет мера пресечения в виде заключения под стражу М. была оставлена без изменения, а срок его содержания под стражей был продлен на три месяца, а всего до трех месяцев 28 суток, т.е. до 19 ноября 2013 г. включительно, чтобы в течение данного периода М. или по его поручению другие лица могли внести залог. В результате внесения указанной денежной суммы мера пресечения в виде заключения под стражу должна быть изменена на залог. Если в указанный срок требуемая денежная сумма не вносится, залог как мера пресечения к такому лицу не применяется.

Прокурор отдела управления Генеральной прокуратуры РФ в Центральном федеральном округе внес апелляционное представление на указанное постановление районного суда с целью его отмены. В апелляционном представлении прокурор посчитал постановление незаконным и необоснованным, отметив, что выводы суда, изложенные в материалах дела, противоречат как сведениям, содержащимся в материалах дела, представленных с ходатайством следователя, так и данным о личности М. По мнению прокурора, основания, которые учитывались при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, не отпали, а характеризующие данные не изменились. Суд не учел, что у М. имеется реальная возможность на стадии расследования дела, когда не все обстоятельства, эпизоды преступлений и их участники выявлены, помешать установлению истины по делу и уничтожить доказательства. Предварительным следствием проверяется информация о виновности М. в аналогичных преступлениях, совершенных им при исполнении таких же государственных контрактов, и в незаконном предпринимательстве. М., будучи генеральным директором ООО, находясь на свободе в случае принятия решения об избрании меры пресечения в виде залога, может скрыть следы преступлений и повлиять на свидетелей. Судом не исследован и вопрос о личности обвиняемого, а также об имущественном положении залогодателя. Прокурор просил постановление суда отменить.

В апелляционной жалобе адвокат Р. не оспаривала выводы суда о том, что отсутствуют основания для дальнейшего продления М. срока содержания под стражей, однако сослалась на нарушение судом при принятии решения требований ч. 3 и 6 ст. 108 УПК РФ, так как постановление суда не содержит сведений об исполнении судом указанных требований. Суд не изучил имущественное положение залогодателя, а сумма залога многократно завышена и фактически назначена без учета характера совершенного преступления. Адвокат просила постановление суда изменить, установить размер залога, соответствующий имущественному положению залогодателя, в размере 4 млн. руб.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы, судебная коллегия не нашла оснований для отмены постановления. Как видно из представленных материалов, районный суд проанализировал совокупность имеющихся в деле сведений о личности обвиняемого, принял решение об изменении обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу на меру пресечения в виде залога.

Из материалов дела следует, что М. содержался под стражей с 22 июля 2013 г. и, как правильно указал суд, в ходатайстве следователя каких-либо убедительных доводов о том, что срок содержания под стражей обвиняемого оправдан какими-либо исключительными обстоятельствами, необходимостью защиты безопасности свидетелей или иных лиц, равно как и сведений о том, что М., находясь на свободе, может скрыться от органов следствия и суда и иным путем воспрепятствовать производству по делу, не приведено.

Кроме этого, по мнению судебной коллегии, в ходатайстве следователя не содержится также убедительных мотивов, из которых следовало бы, что интересы правосудия по своевременному рассмотрению настоящего уголовного дела не могут быть обеспечены иными мерами пресечения, помимо содержания М. под стражей. Сама по себе тяжесть преступления, в совершении которого обвиняется М., не может служить достаточным основанием для длительного содержания под стражей.

Суд первой инстанции справедливо указал в постановлении, что М. является гражданином РФ, зарегистрирован и проживает в г. Москве, имеет постоянное место работы, страдает хроническими заболеваниями.

Принимая решение об отмене избранной в отношении М. меры пресечения в виде заключения под стражу и избрании в отношении его меры пресечения в виде залога, чтобы М. не скрылся от предварительного следствия и суда, суд установил залог в сумме 28 млн. руб. В соответствии с ч. 3 ст. 106 УПК РФ вид и размер залога определяется судом с учетом характера совершенного преступления, данных о личности подозреваемого либо обвиняемого и имущественного положения залогодателя. Из протокола судебного заседания от 16 августа 2013 г. следует, что адвокат Р. просила суд изменить М. меру пресечения в виде содержания под стражей на залог в сумме 4 млн. руб. Суд, изменяя М. меру пресечения на залог в сумме 28 млн. руб., в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона учитывал имущественное положение обвиняемого и его семьи, данные о личности, обстоятельства совершенного преступления. При таких обстоятельствах апелляционная инстанция указала на отсутствие оснований сомневаться в выводах суда о размере суммы залога и противоречие доводов апелляционной жалобы о необоснованном завышении суммы залога материалам дела.

Нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе требований ст. 106 и 109 УПК РФ, при рассмотрении ходатайства в отношении М., влекущих за собой отмену постановления, суд апелляционной инстанции не нашел. В связи с этим постановление районного суда было оставлено без изменения <1>.

——————————–

<1> См.: Апелляционное постановление Московского городского суда от 9 сентября 2013 г. по делу N 10-8586/13 // СПС “КонсультантПлюс”.

 

Суд, устанавливая размер залога, исходил из всей совокупности сведений, характеризующих М., его возможностей по внесению залога. Следует учитывать, что в ст. 106 УПК РФ не определен предельный размер залога. Устанавливая сумму залога в размере 28 млн. руб., суд посчитал ее оптимальной. На принятие решения об избрании залога в отношении М. возможно, повлияло и то, что он не обвинялся в совершении насильственного преступления, как личность не представлял социальной опасности. Утверждение прокурора о проверке органами предварительного расследования информации о причастности М. к совершению аналогичных преступлений не могло явиться основанием для продления содержания М. под стражей, так как в ходе содержания под стражей в течение двух месяцев эти сведения должны были быть проверены, если бы они имелись.

В.И.РУДНЕВ

Просмотров: 648

Tags: Суд

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Видео из суда. Выступают следователь, прокурор, адвокат и Андрей Беликов

Следователи и так регулярно обращаются в суд с ходатайствами о о том, что ходатайство об избрании меры пресечения в виде залога подается С момента подачи ходатайства до момента его рассмотрения.