В случае, если гражданин имел детей, то установление вышеуказанных фактов позволит назначить несовершеннолетним пенсию по случаю потери​.

Законодательная база Российской Федерации

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Комсомольский – на – Амуре государственный технический университет»

Институт новых информационных технологий

Факультет: Экономики и технологий

Кафедра: Юриспруденция

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по дисциплине «Гражданское право»

Тема: «Основания признания гражданина безвестно отсутствующим или объявление его умершим»

Группа: 7ЮР3д – 1А

Выполнила: Волкова А.Н.

Проверила: Кожевникова Н.В.

г.Комсомольск-на-Амуре

2009

СОДЕРЖАНИЕ

Введение.

3

1. Признание гражданина безвестно отсутствующим.

4

2. Объявление гражданина умершим.

5

10

Список нормативно-правовых актов и литературы.

12

ВВЕДЕНИЕ

Регулирование гражданских отношений предполагает участие гражданина в правоотношениях. Возможны, однако, ситуации, когда длительное время никаких сведений о гражданине в месте его постоянного жительства нет.

Предпринимаемые попытки его разыскать также оказываются безрезультатными. Возникает ситуация, когда имеется неопределенность в субъекте гражданских правоотношений. С одной стороны, он достаточно конкретно обозначен, с другой, его невозможно обнаружить. Чтобы избежать подобной неопределенности, во всех отношениях нежелательной, законом предусмотрены специальные правила, которые в совокупности образуют институт безвестного отсутствия. С помощью норм, входящих в этот институт, заинтересованные лица могут обратиться в соответствующие государственные органы и добиться устранения неопределенности в правовых отношениях, участником которых значится отсутствующее лицо, либо во всяком случае свести к минимуму отрицательные последствия такой неопределенности.

Роль и значение института безвестного отсутствия резко возрастают в экстремальных ситуациях. Так обстояло дело в годы войны, когда произошло разъединение миллионов семей, многие из которых так и не смогли воссоединиться. И в настоящее время вновь участились случаи, когда для устранения неопределенности в гражданских правоотношениях приходится обращаться к институту безвестного отсутствия.

1. ПРИЗНАНИЕ ГРАЖДАНИНА БЕЗВЕСТНО

ОТСУТСТВУЮЩИМ

В юридической литературе высказаны различные мнения об основаниях признания граждан безвестно отсутствующими и объявления их умершими. Если все согласны с тем, что в основе объявления умершим лежит презумпция (предположение) смерти гражданина, то в вопросе о безвестном отсутствии мнения разделились. Ряд ученых полагает, что как при безвестном отсутствии, так и при объявлении умершим в основе лежит одна и та же презумпция смерти гражданина, поскольку решение суда будет истинным тогда, когда гражданина нет в живых.

Другие авторы, напротив, полагают, что в безвестном отсутствии заложена презумпция жизни, ибо нет еще достаточных оснований предполагать, что гражданина нет в живых.

Третья позиция, которая представляется более правильной, основана на том, что никакого предположения в основе решения суда о безвестном отсутствии нет. Суд только констатирует факт отсутствия лица и не исходит из предположений ни о жизни, ни о смерти гражданина. Последствия признания лица безвестно отсутствующим отнюдь не таковы, чтобы предполагать что-либо, скорее речь идет об устранении недостатка в достоверной информации о причинах отсутствия субъекта правоотношений

Гражданин по заявлению заинтересованных лиц может быть признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания.

Годичный срок начинает исчисляться с момента получения об отсутствующем гражданине последних сведений. Если этот день невозможно определить точно, то срок исчисляется с первого числа месяца, следующего за тем, в котором были получены последние сведения, а при невозможности установить месяц — с первого января следующего года.

Решение о признании гражданина безвестно отсутствующим выносится судом в порядке особого производства в соответствии с главой 30 Гражданско –процессуального кодекса Российской Федерации. При вынесении решения суд оценивает все имеющиеся факты, которые могут повлиять на вынесение решения.

На основании решения суда о признании гражданина безвестно отсутствующим, орган опеки и попечительства передает имущество отсутствующего гражданина в доверительное управление определенному этим органом лицу (ст. 43 Гражданского кодекса РФ). Из имущества безвестно отсутствующего выдается содержание гражданам, которых отсутствующий обязан содержать, и погашается задолженность по его другим обязательствам. Наряду с учреждением управления имуществом, безвестное отсутствие может повлечь и другие установленные законом последствия.

В случае явки или обнаружения местопребывания отсутствовавшего гражданина, суд отменяет решение о признании его безвестно отсутствующим и, соответственно, отменяется управление его имуществом (ст.44 Гражданского кодекса РФ).

2. ОБЪЯВЛЕНИЕ ГРАЖДАНИНА УМЕРШИМ

В соответствии со ст. 45 Гражданского кодекса РФ гражданин может быть объявлен умершим, если о нем нет сведений в месте его постоянного жительства о месте его пребывания в течение пяти лет, а если он пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая,- в течение шести месяцев. Военнослужащий или иной гражданин, пропавший без вести в связи с военными действиями, может быть в судебном порядке объявлен умершим не ранее чем по истечении двух лет со дня окончания военных действий.

Днем смерти гражданина, объявленного умершим, считается день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим. В случае объявления умершим гражданина, пропавшего без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, суд может признать днем смерти этого гражданина день его предполагаемой гибели.

Объявление умершим предполагает не только безвестное отсутствие лица, но и наличие обстоятельств, дающих основание предполагать, что гражданина уже нет в живых (несчастный случай, авария, стихийное бедствие, военные действия и т. п.).

Необходимость судебного объявления гражданина умершим как и признание безвестно отсутствующим, возникает в тех случаях, когда длительная неизвестность места нахождения одного из субъектов правоотношения является препятствием для других субъектов этого правоотношения в реализации ими субъективных прав и исполнении ими своих юридических обязанностей.

Дела о признании гражданина безвестно отсутствующим и об объявлении гражданина умершим имеют много общего в своем фактическом составе, однако последние более сложны по своей правовой характеристике. Безвестное отсутствие означает отсутствие сведений о гражданине в течение одного года, а объявление умершим означает безвестное отсутствие свыше пяти лет и при определенных условиях эти сроки сокращены до шести месяцев, но при этом необходимо установить обстоятельства, дающие основания предполагать, что гражданина уже нет в живых (несчастный случай, авария, стихийное бедствие, военные действия и т. п.). Тесная взаимосвязь признания безвестно отсутствующим гражданина и объявления его умершим обнаруживается также и в том, что в обоих случаях суду необходимо установить дату (день, месяц, год), когда о гражданине были получены последние сведения. Правила исчисления начала безвестного отсутствия изложены лишь в ч. 2 ст. 42 Гражданского кодекса РФ, однако суды руководствуются ими и при решении дел об объявлении гражданина умершим в соответствии со ст. 45 Гражданского кодекса РФ.

Несмотря на сходство правового состава этих дел, они имеют и известное различие. Если безвестное отсутствие означает неполучение сведений о гражданине живом или мертвом в течение года, то объявление гражданина умершим, поглощая безвестное отсутствие, является вместе с тем самостоятельным сложным правовым явлением, включающим несколько фактических составов. В литературе общепризнано, что объявление умершим в отличие от признания безвестно отсутствующим основано на презумпции смерти гражданина.

Анализ действующего законодательства и судебной практики позволяет говорить о том, что общий фактический состав- объявление гражданина умершим- включает в себя как фактический состав безвестного отсутствия, так и обстоятельства, дающие основание предполагать смерть безвестно отсутствующего.

Кроме того, объявление гражданина умершим имеет специфическую характеристику, которая заключается в следующем. Статья 45 Гражданского кодекса РФ называет несколько сроков, по истечении которых безвестно отсутствующий гражданин может быть в судебном порядке объявлен умершим. В литературе эти сроки называют общими и сокращенными.

В соответствии с данным общим сроком гражданин может быть объявлен умершим, если в течение пяти лет о нем нет никаких сведений (ст. 45 Гражданского кодекса РФ). Представляется, что в этом виде законодательство является несовершенным. По сути дела разница между безвестным отсутствием (ст. 42 Гражданского кодекса РФ) и объявлением умершим (ст. 45 Гражданского кодекса РФ) заключается лишь в продолжительности срока безвестного отсутствия. Такое положение закона позволяет судам во всех случаях безвестного отсутствия свыше трех лет объявлять граждан умершими со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями.

Поскольку для всех судебных решении об объявлении гражданина умершим определяющим фактором является презумпция смерти безвестно отсутствующего гражданина, полагаем, что во всех без исключения случаях, в том числе и при безвестном отсутствии свыше пяти лет, суд должен установить ряд обстоятельств, дающих основание для предположения о гибели этого гражданина.

Определенные особенности присущи делам об объявлении гражданина умершим при сокращенных сроках безвестного отсутствия. Так, гражданин может быть объявлен умершим по истечении шести месяцев его безвестного отсутствия, но при этом решающим признаком является установление обстоятельств, угрожающих смертью или дающих основание предполагать гибель гражданина от определенного несчастного случая.

Если в первом случае (пятилетнее безвестное отсутствие) обстоятельства предположительной гибели в ст. 45 Гражданского кодекса РФ не конкретизируются, то при сокращенных сроках безвестного отсутствия они указываются.

В соответствии с данной статьей можно выделить: 1) явления природы, таящие в себе угрозу жизни человека (стихийные бедствия); 2) несчастный случай, могущий быть причиной гибели (авария, пожар).

Таким образом, если не установлен факт стихийного бедствия или несчастного случая, действует общий трехлетний срок.

В свою очередь фактический состав объявления гражданина умершим ввиду его шестимесячного безвестного отсутствия, как представляется, кроме общих оснований, отмеченных выше, должен дополнительно включать следующие моменты:

1) наличие причинной связи между безвестным отсутствием и обстоятельствами, угрожавшими смертью или дающими основание предполагать гибель гражданина от определенного несчастного случая;

2) совпадение во времени и пространстве событий, угрожавших смертью, и нахождение гражданина в месте этого несчастного случая либо в зоне стихийного бедствия;

3) невозможность по истечении шести месяцев со дня несчастного случая либо стихийного бедствия обнаружить гражданина живым или мертвым.

Статья 45 Гражданского кодекса РФ называет еще одно общее основание объявления гражданина умершим: военнослужащий или иной гражданин, пропавший без вести в связи с военными действиями, может быть в судебном порядке объявлен умершим не ранее чем по истечении двух лет со дня окончания военных действий.

Фактический состав и правовые основания объявления граждан умершими следует отличать от аналогичных юридических категорий в делах по установлению юридического факта смерти лица в определенное время, при определенных обстоятельствах, а также от установления юридического факта регистрации смерти. Четкое разграничение этих различных правовых явлений имеет существенное значение для правильного рассмотрения и разрешения этих дел в судебной практике.

Обеспечивая реальное исполнение судебных решений по делам об объявлении граждан умершими, закон предусматривает, что объявление гражданина умершим влечет определенные правовые последствия, приравненные к правовым последствиям, наступающим в результате смерти лица: брак считается прекращенным, наследники могут вступить в наследство, иждивенцы — возбудить вопрос о назначении пенсии и т. д.

Хотя срок безвестного отсутствия для объявления гражданина умершим достаточно большой, не исключена вероятность того, что гражданин, объявленный умершим, на самом деле жив. В случае его явки решение суда подлежит отмене. Однако отмена решения суда об объявлении гражданина умершим не может восстановить некоторые его права. Так, если супруг вступил в новый брак, то брачные отношения не могут быть восстановлены, имущество, перешедшее по наследству, могло не сохраниться и т.д. Поэтому закон предусматривает специальные правила на случай явки гражданина, объявленного умершим. Гражданин, объявленный умершим, вправе после явки требовать возврата своего имущества при условии, что а) это имущество сохранилось в натуре, б) перешло к его нынешнему владельцу безвозмездно. Не подлежат истребованию деньги и ценные бумаги на предъявителя, а также средства, вырученные от продажи имущества гражданина. Если имущество перешло по возмездным сделкам, то его можно истребовать только от недобросовестного приобретателя, т.е. лица, которое знало, что гражданин, объявленный умершим, на самом деле жив. Недобросовестный приобретатель обязан возместить стоимость имущества, которое он не может возвратить в натуре (ст. 46 Гражданского кодекса РФ).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Для решения вопросов о признании гражданина безвестно отсутствующим и объявлении его умершим суду необходимо исключить (на момент рассмотрения дела) возможность установления местонахождения конкретного субъекта, что требует наличия неоспоримых и достаточных доказательств.

Основным в ряду доказательств должно являться розыскное дело, возбуждаемое специальной службой УВД по заявлению о без вести пропавшем гражданине. В случае если в течение 15 суток после подачи заявления не будет установлено местонахождение гражданина, то начальник органа дознания УВД обязан возбудить уголовное дело по ч. 1 ст. 105 УК — по факту убийства. Следует отметить, что в рамках возбужденного дела поиск гражданина проводится по всем субъектам РФ, с использованием федеральных и местных оперативных учетов и служб.

Особое внимание при доказывании необходимо уделять качеству свидетельских показаний: характерным является то, что соседи, знакомые, сослуживцы в силу узкого характера связей с пропавшим лицом могут предоставить сведения только об отсутствии гражданина по месту жительства или по месту работы. У родственников же пропавшего гражданина должен существовать постоянный контакт с ним. Их свидетельские показания носят исчерпывающий характер. Неизменным остается одно: все свидетельские показания оцениваются судьей в совокупности и ни одно из них не имеет для судьи заранее установленного значения.

Существующая тенденция в гражданском и гражданско-процессуальном праве, направленная на защиту собственности гражданина, должна найти свое отражение и при доказывании факта отсутствия гражданина по месту жительства. С учетом этого необходимо дифференцировать совокупность приводимых доказательств в зависимости от характера последствий, наступающих для пропавшего лица. В случае признания судом лица безвестно отсутствующим или объявления его умершим, при наступлении для лица (опосредованно или непосредственно) последствий имущественного характера, означающих в том числе и отчуждение собственности гражданина, приводимые в ходе заседания доказательства об исчезновении лица должны носить качественно более высокий уровень.

СПИСОК НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ,

ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты
1. Конституция Российской Федерации, принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г. ( с изм. на 25 марта 2004 г.) // Российская газета от 25 декабря 1993 г.

2. Гражданский кодекс РФ (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ., принят ГД ФС РФ 21.10.1994 (ред. от 09.02.2009).

3. Гражданский кодекс РФ (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ., принят ГД ФС РФ 22.12.1995 (ред. от 30.12.2008).

4. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14.11.2002 № 138-ФЗ., принят ГД ФС РФ 23.10.2002 (ред. от 09.02.2009).

Учебная литература
1.Абрамов С. Н. Гражданский процесс М., 1999 г.
2.Гражданское процессуальное право в России., Петренко В. С., М. 2004г.
3. Комментарий Гражданско-процессуального кодекса РФ / Под. ред. Сергеева А. П., М. 2003г., с. 115., 121., 124.


Загрузить файл


Похожие страницы:

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 7 вопросов юристу. Признание лица безвестно отсутствующим или умершим

Необходимо прибегнуть к процедуре признания гражданина безвестно отсутствующим или умершим. Гражданин может быть признан в судебном.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Отсутствие скорбей — признак умирающей души!

Объявление гражданина умершим

Введение к работе

Актуальность темы исследования. Конституцией Российской Федерации закреплено право граждан на судебную защиту нарушенных прав и охраняемых законом интересов. Государство, осуществляя заботу о своих гражданах, обязано гарантировать осуществление конституционных прав. Такое обеспечение возможно только посредством правотворческой и правоприменительной деятельности соответствующих государственных органов. Специфика производства по защите нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса зависит от конкретной категории дел. Конституционные установки не должны быть пустыми декларациями. Необходимо усиление взаимодействия практики применения норм процессуального права, выявляющей возникающие проблемы и науки гражданского процессуального права, призванной их эффективно разрешать.

Набирающий обороты мировой экономический кризис оказал влияние на усиление криминогенной обстановки в Российской Федерации, рост преступности, что соответственно привело к совершению в отношении значительного числа граждан различных преступлений, которые нередко выступают причиной их безвестного исчезновения. Немаловажным фактором, придающим указанной проблеме особую важность, являются локальные военные действия, происходящие в различных регионах бывшего СССР (в частности, военные действия в Чечне и других регионах РФ), террористические акты (взрыв в школе 1 сентября 2004 г. в Беслане, варварская агрессия против Северной Осетии в августе 2009 г.), а также стихийные бедствия природного характера -землетрясения, наводнения, смерчи, сход снежных лавин, например, сход снежной лавины в Кармадонском ущелье в 2002 г., в конце декабря 2004 года гибель огромного числа людей, в том числе и российских граждан на курортах Таїианда и Индонезии вследствие обрушения на побережье Цунами), разного рода катастрофы (авиационные, авто, на железнодорожном транспорте), а также безвестное исчезновение людей

при постоянно развивающихся миграционных процессах. В этой связи проблема признания гражданина безвестно отсутствующим или объявления гражданина умершим стала особенно значимой и актуальной, поскольку ежегодно исчезает огромное количество граждан.

Дела о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим имеют исключительную подведомственность и рассматриваются в порядке особого производства в суде общей юрисдикции. До вступления в силу ГК РСФСР и ГПК РСФСР 1964 года дела о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим были подведомственны нотариату и только после вступления в силу ГК РСФСР и ГПК РСФСР закреплена судебная подведомственность данных категорий дел.

Теоретические и правовые проблемы, связанные с признанием гражданина безвестно отсутствующим или объявлением гражданина умершим, являются актуальными, имеющими важное теоретическое и практическое значение. К сожалению, в современных условиях при проведении судебной реформы в Российской Федерации институт)’ судебного признания гражданина безвестно отсутствующим или объявления гражданина умершим законодателем не уделено должного внимания. Так, ГПК РФ лишь уточнил некоторые правила и термины в связи с положениями действующего материального законодательства. Ст. 277 ГПК РФ в соответствии с п. 2 ст. 45 ГК РФ дополнена положением о том, что военнослужащий или иной гражданин, пропавший без вести в связи с военными действиями, может быть объявлен умершим не раньше, чем по истечении двух лет со дня окончания военных действий. Соответственно заявитель обязан указать день окончания военных действий. По ранее действующему ГК РСФСР над имуществом гражданина, признанного безвестно отсутствующим, на основании решения суда устанавливалась опека. По заявлению заинтересованных лиц орган опеки и попечительства мог назначить и до истечения одного года со дня получения последних сведений о местопребывании отсутствующего гражданина опекуна для охраны его имущества.

Согласно ст. 43 ГК РФ имущество гражданина, признанного безвестно отсутствующим, при необходимости постоянного управления им передается на основании решения суда лицу, которое определяется органом опеки и попечительства и действует на основании договора о доверительном управлении с этим органом. ГПК РФ закрепил правило, согласно которому судья после принятия заявления о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим может предложить органу опеки и попечительства назначить доверительного управляющего имуществом такого гражданина. Соответствующие уточнения внесены и в ст.ст. 278, 279 ГПК РФ.

На протяжении почти сорока лет институт признания гражданина безвестно отсутствующим или объявления гражданина умершим на законодательном уровне не претерпел никаких изменений.

ГПК РСФСР 1964 года, затем ГПК РФ 2002 года установили порядок судебного признания гражданина безвестно отсутствующим или объявления гражданина умершим. Вступившее в законную силу решение является юридическим фактом, влекущим возникновение, изменение или прекращение правоотношений, связанных с реализацией и защитой прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций, которые состояли с гражданином, признанным безвестно отсутствующим, или гражданином, объявленным умершим, в каких-либо правоотношениях. Особая значимость вступивших в законную силу судебных решений по этим делам, правовая сила которых распространяется и на граждан, признанных безвестно отсутствующими, и на граждан, объявленных умершими, требует от судов полноты, четкости, тщательности на стадиях возбуждения, подготовки дела к судебному разбирательству и на стадии судебного разбирательства.

Новый этап развития правового регулирования судопроизводства по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим, начатый с принятием ГПК РСФСР 1964 года, характеризуется закреплением судебной подведомственности указанной категории дел, ГК РСФСР регулирует материально-правовые

основания признания гражданина безвестно отсутствующим и объявления
гражданина умершим, ГК РФ внес несколько изменений в материально-
правовые основания признания гражданина безвестно отсутствующим или
объявления гражданина умершим: объявлению гражданина умершим по
действующему законодательству предшествует 5-летний срок отсутствия
сведений по месту его постоянного жительства, вместо ранее
установленного 3-летнего срока, ГПК РФ закрепил положение, согласно
которому заявление о признании гражданина безвестно отсутствующим
или об объявлении умершим подается в суд по месту нахождения
заинтересованного лица, а не по месту жительства заявителя, как
предусматривал ГПК РСФСР. В соответствии с ГПК РФ суд после
принятия заявления о признании гражданина безвестно отсутствующим
или об объявлении гражданина умершим может предложить органу опеки
и попечительства назначить доверительного управляющего имуществом
такого гражданина, а в соответствии с ГК РФ орган опеки и
попечительства может и до истечения года со дня получения сведений о
месте пребывания отсутствующего гражданина назначить управляющего
его имуществом. Законодатель принял меры к устранению пробелов в
правовом регулировании признания гражданина безвестно
отсутствующим и объявления гражданина умершим и созданию
механизмов, обеспечивающих гарантии защиты интересов

заинтересованных лиц и т.д.

Задачей института является защита интересов заинтересованного лица, при невозможности удовлетворить этот интерес во внесудебном порядке, путем вынесения законного и обоснованного судебного решения, направленного на устранение неопределенности в семейных, гражданских, жилищных и других правоотношениях, которыми безвестно отсутствующий гражданин связан с другими лицами и организациями.

Принцип законности гражданского процессуального права обязывает точно и неуклонно соблюдать и правильно применять нормы материального и процессуального права. Особую значимость в судопроизводстве по делам о признании гражданина безвестно

отсутствующим или об объявлении гражданина умершим имеет законная организация судопроизводства, соблюдение гражданской процессуальной формы всеми участниками судопроизводства.

Комплексное исследование теоретических и практических проблем судопроизводства по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим на современном этапе развития Российского общества имеет важное значение как для юридической науки, так и для правоприменительной практики судов.

Все вышеизложенное определило актуальность настоящего диссертационного исследования.

Степень разработанности темы исследования. Выбор темы диссертационного исследования обусловлен не только актуальностью, но и недостаточно глубокой и всесторонней разработанностью данной проблематики в современной отечественной научной литературе.

Анализируя степень научной разработанности представленной темы диссертации, следует подчеркнуть, что проблема судопроизводства по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим не была предметом широкого круга комплексных диссертационных исследований ни во время действия ГПК РСФСР, ни после принятия ГПК РФ 2002 года. Имеющиеся научные работы и публикации отражали отдельные аспекты особого производства, которые в той или иной мере относятся к судопроизводству по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим: С.Н. Абрамова, М.Г. Авдюкова, В.В. Блажеева, А.Т. Боннера, Р.Е. Гукасяна, Н.Б. Зейдера, М.К. Треушникова, Д.М. Чечота, Р.Ф. Каллистратовой, А.А. Мельникова, Н.А. Чечиной, М.С. Шакарян, А.К. Юрченко, В.В. Яркова и др.

При всей значимости проблемы судопроизводства по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим исследованию особенностей судопроизводства уделялось недостаточное внимание. Это подтверждается малочисленностью публикаций по исследуемой теме. Имеются две

научные работы А.К. Юрченко «Безвестное отсутствие по советскому гражданскому праву», выполненная в 1954 году и Ю.А. Поповой «Признание граждан безвестно отсутствующими и объявление умершими в порядке гражданского судопроизводства» (1977). В 2005 году Р.В. Ихсановым в диссертационном исследовании на тему «Рассмотрение судами дел о безвестном отсутствии и объявлении умершими сотрудников органов внутренних дел», рассмотрен исторический аспект проблемы и уделено основное внимание признанию безвестно отсутствующими или объявления умершими сотрудников органов внутренних дел, социальной помощи их семьям.

Диссертация на тему «Судопроизводство по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим в суде первой инстанции» не претендует на первенство, однако в ней предлагается совершенно новый подход в исследовании теоретических и практических вопросов судопроизводства по указанным категориям дел.

Учитывая современное состояние законодательства и судебной практики по применению норм ГПК РФ, представляется необходимым проведение глубокого комплексного теоретико-правового исследования особенностей судопроизводства по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим в современных условиях. Тем более, что в отечественной юридической науке до настоящего времени отсутствуют монографические исследования по данной проблематике.

Указанные выше обстоятельства обосновывают важность избранной темы диссертационного исследования.

Объектом диссертационного исследования выступают общественные отношения, возникающие при признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим.

Предмет исследования — правовое регулирование судопроизводства по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим.

Цель диссертационного исследования — комплексное изучение теоретических и правовых основ судопроизводства по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим на основе анализа теоретических положений и норм отечественного законодательства, практики их применения.

Поставленная цель определила следующие задачи:

рассмотрение теоретических основ института признания гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим;

— изучение современного состояния института признания
гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина
умершим;

рассмотрение предпосылок и условий реализации права на судебную защиту по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим;

исследование проблем теории и практики судопроизводства по указанной категории дел;

— изучение особенностей реализации отдельных принципов
гражданского процессуального права при отправлении правосудия по
делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об
объявлении гражданина умершим;

— анализ механизма правового регулирования судопроизводства по
указанной категории дел;

— определение путей оптимизации законодательных норм о
судопроизводстве по указанной категории дел;

— исследование теоретических понятий и их авторское обоснование:
«заявитель» и «заинтересованное лицо», «момент окончания военных
действий», а также раскрытие их содержания на основе теоретических
положений и действующего законодательства;

_ выявление противоречий и пробелов в действующем законодательстве, регулирующем судопроизводство по делам о признании

гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим;

_ выработка научных, практических выводов и предложений по совершенствованию действующего законодательства, регулирующего судопроизводство по признанию гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим.

Методологическая база и методы исследования. В теоретико-
методологической основе диссертационного исследования лежит
диалектический метод анализа, научно-познавательные возможности
которого позволяют исследовать гражданско-процессуальное
законодательство, а также комплекс общенаучных, частных и
специальных методологических принципов познания социально-правовых
явлений, конкретизирующихся в виде таких методов, как историко-
нравовой, сравнительно-правовой, системный, логический,

лингвистический, структурно-правовой, социологический и других.

Исходной методологической конструкцией диссертационного исследования выступает диалектический метод, обосновывающий взаимосвязь и взаимообусловленность всех социальных процессов, в том числе протекающих в судопроизводстве при признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении гражданина умершим.

На основе социологического метода обоснованы выводы, предложения и рекомендации с учетом конкретной информации, полученной из официальных сборников, материалов опросов практических работников судебных и правоохранительных органов, материалов периодических изданий т.д. Лингвистический метод дал возможность выявить и принять во внимание основные смысловые аспекты анализируемых понятий для максимально конкретного их употребления. На основе прогностического подхода определены тенденции развития исследуемых отношений.

Теоретическую основу исследования составили научные работы в области гражданского процессуального права: С.Н. Абрамова, С.Ф. Афанасьева, Е.В. Васьковского, В.В. Блажеева, А.Т. Боннера, М.А. Викут,

А.Х. Гольмстена, M.A. Гурвича, A.A. Добровольского, B.M. Жуйкова, И.М. Зайцева, Н.Б. Зейдера, О.В. Исаенковой, А.Ф. Клейнмана, А.Г. Коваленко, А.Ф.Козлова, СВ. Курылева, Е.А. Нефедьева, Г.Л. Осокиной, Ю.А.Поповой, Н.А. Рассахатской, И.В. Решетниковой, Н.И. Ткачева, М.К. Треушникова, А.С. Фединой, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота, М.С. Шакарян, В.Н. Щеглова, И.Е. Энгельмана, К.С. Юдельсона, А.К. Юрченко, В.В. Яркова и других.

Нормативную базу исследования составляют нормы ГПК РСФСР, регулировавшие до вступления в законную силу ГПК РФ судопроизводство по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявление гражданина умершим, нормы ГПК РФ, регулирующие судопроизводство по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим, Постановления Пленумов ВС РФ, нормы ГК РСФСР и ГК РФ, закрепляющие материально-правовые основания признания гражданина безвестно отсутствующим или объявления гражданина умершим.

Автором изучен большой объем общетеоретической и специальной литературы, связанной с объектом и предметом исследования

Научная новизна исследования состоит в том, что оно является одной из первых в современной отечественной науке работой, посвященной комплексному, системному исследованию теоретико-правовых проблем судопроизводства по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим.

После принятия ГПК РФ 2002 г. комплексного исследования теоретических и практических проблем судопроизводства по указанным категориям дел, таких как: предпосылки и условия реализации права на обращение в суд с заявлением о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении гражданина умершим, действие отдельных функциональных принципов в различных стадиях гражданского судопроизводства по указанным категориям дел, особенности доказывания, особенности свойств законной силы судебного решения, правовые последствия явки или обнаружения гражданина,

признанного безвестно отсутствующим или объявленного умершим, процессуальный способ отмены судебного решения — до настоящего времени глубокому и комплексному исследованию учеными не подвергались. Нестандартный метод исследования судопроизводства по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим так же свидетельствует о научной новизне. На основе изученного законодательства, обобщения материалов судебной практики районных судов г. Саратова и теоретических разработок выявлены особенности судопроизводства по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим. Настоящая работа является всесторонним, комплексным исследованием, посвященным анализу наиболее важных вопросов, связанных с отправлением правосудия по делам о признании гражданина безвестно отсутствующими или объявлении граждан умершим по ГПК РФ 2002 г., имеющим серьезную теоретическую и практическую значимость. В результате проведенного исследования сформулированы выводы и предложения по совершенствованию действующего законодательства РФ, выражающие и конкретизирующие научную новизну настоящего диссертационного исследования. Автором разработана теоретическая база и механизм правового регулирования судопроизводства по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим. В работе дано теоретическое обоснование внесения дополнений и изменений в ГПК РФ, ГК РФ и СК РФ. Выявлены особенности предпосылок и условий реализации права на обращение в суд с заявлением о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении гражданина умершим, а также исследованы сущность и содержание заявления о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим.

Автором выявлены особенности действия некоторых функциональных принципов на различных стадиях судопроизводства по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об

объявлении гражданина умершим, а также проведен анализа содержания понятий «заявитель», «заинтересованное лицо». Предлагается авторская классификация заявителей, что является приращением научных знаний.

В рамках проведенного автором исследования сформулированы выводы и предложения, представляющие научный интерес для теории гражданского процессуального права и практики его применения. В частности автор полагает, что теория гражданского процессуального права должна быть дополнена формулировкой дефиниции «момент окончания военных действий», что также является приращением научных знаний.

На защиту выносятся теоретические положения и научные выводы, сформулированные автором, имеющие прикладное значение, а также рекомендации практического характера.

На защиту выносятся следующие положения и выводы диссертации:

  1. В качестве предпосылки права для предъявления требования в суд о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим не учитывается такая предпосылка как отсутствие вступившего в законную силу решения суда по тождественному делу, поскольку и после вступления в законную силу решения суда о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении гражданина умершим, гражданин может вновь без вести пропасть, а заинтересованное лицо снова может окажется в неопределенном правовом положении, и у него появится необходимость вновь обратиться в суд с тождественным требованием для удовлетворения своего охраняемого законом интереса.

  2. Специфическим условием реализации права на обращение в суд с заявлением о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим является отрицательный результат розыска органа внутренних дел безвестно пропавшего гражданина.

Наличие справки органа внутренних дел позволит суду получить достоверную информацию о безвестно исчезновении гражданина. Только при наличии справки органа внутренних дел Российской Федерации суд правомочен вынести определение о возбуждении гражданского судопроизводства по делу и о подготовке дела к судебному разбирательству.

  1. Отсутствие понятия «момент окончания военных действий» отрицательно сказывается на развитии совершенствования правового регулирования судопроизводства по указанной категории дел. При этом, автором сформулировано и аргументировано авторское понятие дефиниции «момент окончания военных действий». Момент окончания военных действий является точкой отсчета периода времени, по истечении которого заинтересованное лицо может обратиться в суд с соответствующим требованием. Моментом окончания военных действий следует считать день официального объявления компетентным органом об окончании военных действий.

  2. Для обеспечения интересов лица, в отношении которого заявлено требование о признании его безвестно отсутствующим или об объявлении умершим, для поддержания процессуального баланса, соблюдения принципа состязательности, автором обосновывается вывод о том, что суд должен назначить и ввести в процесс судебного представителя.

5. Лицом, участвующим в деле по рассматриваемым категориям дел
может выступать прокурор. Согласно ч.З ст.278 ГПК РФ дела о признании
гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина
умершим рассматриваются с участием прокурора для дачи заключения по
делу. Не могут участвовать в судопроизводстве два прокурора, хотя и
выполняющие несовпадающие функции в гражданском судопроизводстве.
Неявка прокурора для дачи заключения по делу не является препятствием
к разбирательству дела (ч.З ст. 45 ГПК РФ). Поэтому обосновывается
вывод о необходимости освобождения от дачи заключения по делу
прокурора, как лица, участвующего в деле, в судопроизводстве по делам о

признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим.

Теоретическая и практическая значимость работы определяется тем, что в ней обоснован комплексный межотраслевой подход к теоретико-правовой проблеме судопроизводства по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим

Исследуемые в диссертации проблемы института признания гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим не только восполняют пробел в изучении гражданского процессуального права Российской Федерации, но и являются фундаментальными в современной юридической науке, а их новое осмысление обусловливает теоретическую ценность проведенного исследования. Положения и выводы диссертационной работы представляют значимость для уточнения, а в ряде случаев и пересмотра существующих в современной юридической науке понятий «заявитель» и «заинтересованное лицо», «момент окончания военных действий», что, несомненно, будет способствовать их более глубокому осмыслению и изучению.

Результаты диссертационной работы позволяют расширить теоретические представления судей и практических работников органов внутренних дел Российской Федерации об институте признания гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим. Результаты исследования могут послужить основанием для дальнейших, более глубоких научных исследований отдельных теоретических и практических проблем особого производства в целом.

Практическая значимость настоящего исследования определяется отчетливо выраженным прикладным характером предложенных рекомендаций, рассчитанных на получение теоретических знаний и практических навыков сотрудников судебных органов и органов внутренних дел, влияющих на повышение профессиональных качеств сотрудников, а также на эффективность работы судебных и

правоохранительных органов по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим. Практическая значимость исследования заключается в возможности использования полученных автором результатов в практике применения законодательства по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим. Содержащиеся в работе рекомендации могут быть использованы судьями судов общей юрисдикции и арбитражных судов, практическими работниками органов государственной власти и управления, а также научно-исследовательскими организациями и учебными заведениями в учебном процессе.

Обоснованность и достоверность полученных результатов обусловлены использованием современной методологии, базирующейся на системном и комплексном подходах к предмету исследования и результатах научных исследований по проблемам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим, аргументированностью положений и выводов диссертации, полным и всесторонним изучением источников, в первую очередь фундаментальных работ ученых, изучением монографических и диссертационных исследований, посвященных различным аспектам данной проблемы.

В диссертации представлен фактический материал, собранный в
ходе исследования теоретических и практических проблем

судопроизводства по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим, который использовался в обобщенном виде:

1) опрос более 200 практических работников — сотрудников органов
внутренних дел Российской федерации и Саратова в 2004-2008 году;

2) отчетные, аналитические справочные материалы ГУВД г.
Саратова за период с 2004 — 2008 год;

3) официальные статистические данные Управления Судебного департамента при Верховном Суде РФ в Саратовской области за период с 2004 — 2008 год.

Большинство выводов и положений диссертации основано на документальных материалах — текстах нормативных актов, официальных документах, официальных статистических данных и судебных решениях.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты исследования докладывались и обсуждались на научно-практических семинарах и конференциях: Международной научно-практической конференции «Конституция Российской Федерации и современное законодательство: проблемы реализации и тенденции развития (к 10-летию Конституции России)» (ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», ГОУ ВПО «Саратовский государственный социально-экономический университет», ГОУ «Саратовский юридический институт МВД РФ», Поволжская академия государственной службы им. П.А. Столыпина, г. Саратов, 1-3 октября 2003 г.); Международном научно-практическом семинаре «Деятельность милиции и полиции в переходном обществе» (ГОУ «Саратовский юридический институт МВД РФ», Совет Европы, февраль 2004 г.); Международной научно практической конференции «Толерантность и межэтнические отношения в России» (ГУК МВД России, Правительство Саратовской области, Совет Европы, МККК, УВКБ ООН, ГОУ «Саратовский юридический институт МВД РФ», г. Саратов, 19-23 апреля 2004 г.); Международной научно-практической конференции «Гражданское судопроизводство в изменяющейся России», ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия нрава», г. Саратов, 14-15 сентября 2007 г.

Теоретические положения и выводы диссертации использованы при подготовке учебных программ, учебно-методических пособий и иных методических материалов по гражданскому процессуальному праву, гражданскому праву, а также при чтении лекций и проведении семинарских и практических занятий по курсам «Гражданское процессуальное право», «Гражданское право».

Достоверность выводов, полученных в результате диссертационного исследования, его основных научных положений подтверждается актами о внедрении результатов настоящей работы.

Структура работы. Структура и объем диссертации обусловлены целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих шесть параграфов, заключения и библиографии.

Признание безвестного отсутствия и объявление гражданина умершим: проблема 4 Полагаем, что понятие «безвестное отсутствие» целесообразно.

Признание лица безвестно отсутствующим или объявление умершим. Правовые последствия

2631ЮриспруденцияДипломСодержание

Введение    3

1. Понятие, сущность и правовая природа института признания граждан безвестно отсутствующими и объявления умершими: история и современность    8

1.1. Становление и развитие института признания гражданина безвестно отсутствующим и умершим    8

1.2. Понятие и общая характеристика современного института признания гражданина безвестно отсутствующим и умершим    15

2. Правовое регулирование признания гражданина безвестно отсутствующим    36

2.1. Цель, основания и условия признания гражданина безвестно отсутствующим    36

2.2. Юридические последствия признания гражданина безвестно отсутствующим    47

2.3. Отмена решения о признании гражданина безвестно отсутствующим и его последствия    55

3. Правовое регулирование объявления гражданина умершим    57

3.1. Цель, основания и условия объявления гражданина умершим    57

3.2. Юридические последствия объявления гражданина умершим    62

3.3. Последствия явки гражданина, объявленного умершим    71

Заключение    74

Список использованных источников    78

Аннотация:

Объектом исследования выступают общественные отношения, возникающие  при признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим.

Предмет исследования – правовое регулирование признания гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим.

Цель исследования — комплексное изучение теоретических и правовых основ признания гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим на основе анализа теоретических положений и норм отечественного законодательства, практики их применения.

Поставленная цель определила следующие задачи:
· рассмотрение теоретических основ института признания гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим;
· изучение современного состояния института признания гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим;
· исследование проблем теории и практики указанной категории дел.

Введение

Актуальность. Граждане в своей повседневной жизни, пользуясь услугами различных организаций вступают в общественные отношения, регулируемые гражданским правом. Нормы гражданского права распространяют свое действие и на отношения, которые периодически возникают между самими гражданами. Однако для понимания предмета гражданского права и сущности гражданско-правовых отношений необходимо, в первую очередь, определиться с субъектом таких отношений, его особенностями и разновидностями.  Правовой статус граждан меняются, имеет свои сроки начала и прекращения. Правоспособность и дееспособность это свойства, которые являются непередаваемыми и неотчуждаемыми. Правоспособность присутствует у гражданина всегда, пока он биологически жив. Однако закон охраняет права и интересы еще не рожденного человека, предусматривается, что в число наследников входит ребенок умершего еще не родившийся после его смерти. Для того, чтобы возникло право на получение пенсии по потере кормильца, получение наследства, ребенок должен родиться живым и прожить хотя бы несколько часов, тогда он наделяется правоспособностью. Если ребенок родился раньше 6 месяцев эмбрионального развития и не выживает, то он считается не родившимся. Авторское право не переходит по наследству, а после смерти также признается за автором. Возможно присвоение наград, званий посмертно. Иногда бывает так, что жизнь в человеке поддерживает только за счет приборов жизнеобеспечения, и он находится на грани смерти, на вопрос о правоспособности в таком состоянии сегодняшнее гражданское законодательство не дает ответа.
Регулирование гражданских отношений предполагает участие гражданина в правоотношениях. Возможны, однако, ситуации, когда длительное время никаких сведений о гражданине в месте его постоянного жительства нет. Предпринимаемые попытки его разыскать также оказываются безрезультатными. Возникает ситуация, когда имеется неопределенность в субъекте гражданских правоотношений. С одной стороны, он достаточно конкретно обозначен, с другой, его невозможно обнаружить. Чтобы избежать подобной неопределенности, во всех отношениях нежелательной, законом предусмотрены специальные правила, которые в совокупности образуют институт безвестного отсутствия. Роль и значение института безвестного отсутствия резко возрастают в экстремальных ситуациях. Так обстояло дело в годы войны, когда произошло разъединение миллионов семей, многие из которых так и не смогли воссоединиться. После распада Союза ССР и возникновения целого ряда конфликтов на межнациональной и этнической почве как на территории России, так и в ставших независимыми государствах, входивших ранее в состав Союза, вновь участились случаи, когда для устранения неопределенности в гражданских правоотношениях приходится обращаться к институту безвестного отсутствия[22; с.54]. Мировой экономический кризис оказал влияние на усиление криминогенной обстановки в Российской Федерации, рост преступности, что соответственно привело к совершению в отношении значительного числа граждан различных преступлений, которые нередко выступают причиной их безвестного исчезновения. Немаловажным фактором, придающим указанной проблеме особую важность, являются локальные военные действия, происходящие в различных регионах бывшего СССР (в частности, военные действия в Чечне и других регионах РФ), террористические акты (взрыв в  школе 1 сентября 2004 г. в Беслане, варварская агрессия против Северной Осетии в августе 2009 г.), а также стихийные бедствия природного характера — землетрясения, наводнения, смерчи, сход снежных лавин, например, сход снежной лавины в Кармадонском ущелье в 2002 г., в конце декабря 2004 года гибель огромного числа людей, в том числе и российских граждан на курортах Таиланда и Индонезии вследствие обрушения на побережье Цунами), разного рода катастрофы (авиационные, авто, на железнодорожном транспорте), а также безвестное исчезновение людей при постоянно развивающихся миграционных процессах. В этой  связи проблема признания гражданина безвестно отсутствующим или объявления гражданина умершим стала особенно значимой и актуальной, поскольку ежегодно исчезает огромное количество граждан.
Прекращение всех прав и обязанностей возникает со смертью гражданина. Однако не всегда существует возможность однозначно констатировать смерть – в случаях, когда человек пропал без вести, например.
Для юридического закрепления подобного состояния неизвестности в гражданском праве существуют соответствующие институты объявления гражданина умершим и безвестное отсутствие.
Теоретические и правовые проблемы, связанные с признанием гражданина безвестно отсутствующим или объявлением гражданина умершим, являются актуальными, имеющими важное теоретическое и практическое значение.
Комплексное исследование теоретических и практических проблем признания гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим на современном этапе развития Российского общества имеет важное значение как для юридической науки, так и для правоприменительной практики судов.
В настоящее время в мире происходят постоянные изменения стратегий и методов, и проблематика данного исследования по-прежнему несет актуальный характер.
Представляется, что анализ тематики институт безвестного отсутствия и институт признания лица умершим в иностранном гражданском праве достаточно актуален и представляет научный и практический интерес.
Характеризуя степень научной разработанности проблематики институт безвестного отсутствия и институт признания лица умершим в иностранном гражданском праве, следует учесть, что данная тема уже анализировалась у различных авторов в различных изданиях: учебниках, монографиях, периодических изданиях и в интернете. Тем не менее, при изучении литературы и источников отмечается недостаточное количество полных и явных исследований тематики институт безвестного отсутствия и институт признания лица умершим в иностранном гражданском праве.
Научная значимость данной работы состоит в оптимизации и упорядочивании существующей научно-методологической базы по исследуемой проблематике – еще одним независимым авторским исследованием. Практическая значимость темы институт безвестного отсутствия и институт признания лица умершим в иностранном гражданском праве состоит в анализе проблем как во временном, так и в пространственном разрезах.
С одной стороны, тематика исследования получает интерес в научных кругах, в другой стороны, как было показано, существует недостаточная разработанность и нерешенные вопросы. Это значит, что данная работа помимо учебной, будет иметь теоретическую, так и практическую значимость.
Определенная значимость и недостаточная научная разработанность проблемы института безвестного отсутствия и институт признания лица умершим в иностранном гражданском праве определяют научную новизну данной работы.
Все вышеизложенное определило актуальность настоящего исследования.
Степень разработанности. Выбор темы исследования обусловлен не только актуальностью, но и недостаточно глубокой и всесторонней разработанностью данной проблематики в современной отечественной научной литературе.
Анализируя степень научной разработанности представленной темы, следует подчеркнуть, что проблема судопроизводства по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим не была предметом широкого круга комплексных исследований ни во время действия ГПК РСФСР, ни после принятия ГПК РФ 2002 года. Имеющиеся научные работы и публикации отражали отдельные аспекты особого производства, которые в той или иной мере относятся к судопроизводству по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим: С.Н. Абрамова, М.Г. Авдюкова, В.В. Блажеева, А.Т. Боннера, Р.Е. Гукасяна, Н.Б. Зейдера, М.К. Треушникова, Д.М. Чечота, Р.Ф. Каллистратовой, А.А. Мельникова, Н.А. Чечиной, М.С. Шакарян, А.К. Юрченко, В.В. Яркова и др.
Учитывая современное состояние законодательства и судебной практики по применению норм ГПК РФ, представляется необходимым проведение глубокого комплексного теоретико-правового исследования особенностей судопроизводства по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим в современных условиях. Тем более, что в отечественной юридической науке до настоящего времени отсутствуют монографические исследования по данной проблематике.
Объектом исследования выступают общественные отношения, возникающие  при признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим.
Предмет исследования – правовое регулирование признания гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим.
Цель исследования — комплексное изучение теоретических и правовых основ признания гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим на основе анализа теоретических положений и норм отечественного законодательства, практики их применения.
Поставленная цель определила следующие задачи:
— рассмотрение теоретических основ института признания гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим;
– изучение современного состояния института признания гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим;
— исследование проблем теории и практики указанной категории дел.
Методы исследования. В теоретико-методологической основе исследования лежит  диалектический метод анализа, научно-познавательные возможности которого позволяют исследовать гражданско-процессуальное законодательство, а также комплекс общенаучных, частных и специальных методологических принципов познания социально-правовых явлений, конкретизирующихся  в виде таких методов, как историко-правовой, сравнительно-правовой, системный, логический, лингвистический, структурно-правовой, социологический и других.
Теоретическую основу составили научные работы в области гражданского права. Нормативную базу исследования составляют нормы ГПК РСФСР, регулировавшие до вступления в законную силу ГПК РФ судопроизводство по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявление гражданина умершим, нормы ГПК РФ, регулирующие судопроизводство по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим, Постановления Пленумов ВС РФ, нормы ГК РСФСР и ГК РФ, закрепляющие материально-правовые основания признания гражданина безвестно отсутствующим или объявления гражданина умершим.
Научная новизна исследования состоит в том, что оно является одной из первых в современной отечественной науке работой, посвященной комплексному, системному исследованию теоретико-правовых проблем признания гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим.
Значимость исследования. В рамках проведенного автором исследования сформулированы выводы и предложения, представляющие научный интерес для теории гражданского процессуального права и практики его применения. В частности автор полагает, что теория гражданского процессуального права должна быть дополнена формулировкой дефиниции «момент окончания военных действий», что также является приращением научных знаний. Результаты работы позволяют расширить теоретические представления судей и практических работников органов внутренних дел Российской Федерации об институте признания гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим. Результаты исследования могут послужить основанием для дальнейших, более глубоких научных исследований отдельных теоретических и практических проблем особого производства в целом.
Практическая значимость настоящего исследования определяется …
На странице представлена краткая версия работы.
Полную версию Вы можете получить в офисах Всероссийского Учебного Центра Elite Education или по электронной почте.

 1. Понятие, сущность и правовая природа института признания граждан безвестно отсутствующими и объявления умершими: история и современность
1.1. Становление и развитие института признания гражданина безвестно отсутствующим и умершим

В юридической литературе широко распространено мнение о том, что, корни института безвестного отсутствия находятся в средневековом праве Западной Европы, а в античном праве, в частности в римском, об этом правовом явлении не упоминается.
Вавилонское государство имело характер военной рабовладельческой деспотии с общей государственной собственностью на землю и рабов, которые давались в пользование на условии несения государственной военной службы, Воин, пропавший без вести, терял право на свое имущество (дом, участок, рабов), так как с его безвестным отсутствием это главное условие нарушалось. Однако закон по-разному подходил к последствиям безвестного отсутствия в зависимости от его причины. Например, безвестное отсутствие вследствие захвата воина в плен влекло потерю для него права на пользование имуществом, однако это право предоставлялось его сыну в том случае, если он мог заменить отца на военной службе. Если же сын по малолетству еще не мог нести службы своего отца, то его матери выделялась 1/3 имущества на воспитание сына. Если безвестно отсутствующий возвращался из плена, то его права на имущество восстанавливались.
Иначе обстояло дело, если безвестное отсутствие было связано с государственной службой, но происходило не по причине пленения. В этом случае безвестно отсутствующий терял право на пользование имуществом, и оно передавалось другому в условное владение. Если безвестное отсутствие длилось три года, то прежний владелец терял право на возврат имущества. Если такое отсутствие длилось лишь один год, то условный владелец должен был возвратить имущество вернувшемуся. О том, что происходило в тех случаях, когда безвестное отсутствие длилось больше года, но менее трех лет, закон ничего не говорил.
Из последствий безвестного отсутствия в брачных отношениях следует в первую очередь отметить неупоминание какого-либо срока, после которого наступали эти последствия. Наступление последствий, то есть разрешение жене отсутствующего вступить в другой брак, зависело не от продолжительности отсутствия, а от наличия средств существования. Если в доме были средства существования, а жена безвестно отсутствующего, тем не менее, вступала в другой брак, то она признавалась преступницей и предавалась смерти (ее должны были бросить в воду). Если же средств существования не было, она имела право вступить в другой брак. В случае возвращения из плена прежнего мужа она должка вернуться к нему, а дети второго мужа оставались у него.
В случае безвестного отсутствия не по причине пленения, а по своей воле жена имела право уйти к другому и не обязана была возвращаться к первому мужу даже при его возвращении, так как он «пренебрег своей местностью, и убежал».
В римском праве, несмотря на детально разработанные нормы гражданского права, не содержится сведений об институте безвестного отсутствия. Лишь первоначальным «зародышем» его можно считать установление опеки над имуществом отсутствующего, так называемую cura bonorum absentis. Ю.С. Гамбаров и М.М. Броун объясняли это тем, что заинтересованные лица могли там представлять любые доказательства, подтверждающие, по их мнению, смерть исчезнувшего лица. А суд, уже исходя из фактов, из обстановки, на основе свободной оценки доказательств решал, признать или не признать отсутствующее лицо умершим.
Появление института безвестного отсутствия многие ученые связывают с переходом от состязательного процесса к процессу инквизиционному, от свободной оценки доказательств судом к теории формальных доказательств. Эта точка зрения подтверждается тем, что в романской правовой литературе XIV — XVI веков обсуждался вопрос о том, какие доказательства нужны для установления факта смерти лица, достаточно ли для этого свидетеля, какое значение имеют слухи т. д.
Русское право этого периода еще не знало института безвестного отсутствия, но, находясь под влиянием византийского права, переняло от него принцип расторжения брака в случае отсутствия мужа, расширило его применение, распространение не только на случай отсутствия по причине пленения, но и на всякое другое отсутствие. Кроме того, на Руси впервые этот принцип стал применяться не только к отсутствию мужа, но и жены. В русском праве, очевидно, имела место презумпция смерти лица, потому что расторжение брака не оформлялось разводом, а просто оставшийся супруг получал возможность вступить в новый брак так же, как и в случае действительной смерти другого супруга. И только если отсутствовавший супруг возвращался, оформлялся развод одного из браков (чаще первого).
Средневековая итальянская юриспруденция впервые прибегнула к презумпции (предположению) смерти безвестно отсутствующего лица в момент достижения им определенного возраста (100 лет) и попыталась внести ясность в вопрос о судьбе правоотношений личных и имущественных, в которых находился безвестно отсутствующий с другими гражданами. Такой способ ликвидации неопределенности получил название саксонской.
Пути разрешения правовой неопределенности стремительно развивались и во Франции, где основанием презумпции являлась длительность отсутствия: таким предельным сроком отсутствия (если нет никаких сведений об отсутствующем), делающим вероятным, что отсутствующий больше не объявится, считался 10-летний срок (силезская система).
В дореволюционном русском праве, до Устава гражданского судопроизводства 1864 г., смешивались гражданско-правовая, уголовно-правовая и административно-правовая точки зрения: отлучка без паспорта рассматривалась как безвестное отсутствие и, вместе с тем, побег; последствия отсутствия менялись в зависимости от сословной принадлежности отсутствующего лица, от характера вопроса, требовавшего разрешения (например, ведется речь о семейном праве или об имущественном), от принадлежности отсутствующего к военной службе и т. п.
Устав гражданского судопроизводства 1864 г. воспринял систему, близкую к французскому праву, не знающему объявления лица умершим. При этом, поскольку вопрос был регламентирован процессуальным законодательством, материально-правовая сторона была разработана слабо.
Проведя сравнительную характеристику порядка регулирования рассмотрения исследуемых дел в современный и советский периоды, автор приходит к выводу, что судебный порядок рассмотрения дела гарантирует ограждение интересов отсутствующих лиц в большей степени, чем нотариальный порядок. Поэтому следует признать, что дела о безвестном отсутствии в процессе развития и становления были обоснованно отнесены к компетенции судов общей юрисдикции.
Дела о признании граждан безвестно отсутствующими или объявлении граждан умершими рассматриваются в порядке особого производства в суде общей юрисдикции. До вступления в силу ГК и ГПК РСФСР 1964 г. рассматриваемые дела имели чаще нотариальную подведомственность и только после вступления в силу ГК и ГПК РСФСР закреплена исключительно судебная подведомственность этих дел.
Порядок и условия признания гражданина безвестно отсутствующим и объявления умершим были предусмотрены ст. 10 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик (далее — Основы). На формулировку этой статьи существенное влияние оказали критические замечания, высказанные в юридической литературе в сороковых — пятидесятых годах относительно существовавшего тогда (до принятия Основ) законодательного регулирования данного вопроса. Например, И. Б. Новицкий еще в годы Великой Отечественной войны писал: «Помимо чрезмерной краткости 6-месячного срока, следует признать, что исчисление в таких случаях срока со дня безвестной пропажи неправильно, так как многие граждане, относящиеся к этой группе, пока идет война не имеют возможности дать о себе знать. Поэтому для объявления умершими лиц, безвестно пропавших во время военных действий, целесообразнее исчислять срок со дня подписания мирного договора. Это послужит гарантией того, что пропавшие без вести не будут лишены принадлежащих им прав, пока они фактически не имеют возможности заявить о своем существовании»[24; 173]. В 1957г. А. Г. Потоков предложил законодательно закрепить положение о том, что «военнослужащие и гражданские лица, признанные безвестно отсутствующими как пропавшие в районе военных действий, могут быть признаны умершими по истечении 2-х лет со дня прекращения военных действий»[21; 198]. Это предложение было воспринято законодателем при принятии Основ.
При внешней убедительности приведенных предложений для закона они были непригодны. Так, понятие «день окончания военных действий» неопределенно. Рассмотрим это на примере Великой Отечественной войны. Германия капитулировала 8 мая 1945 г., но освобождение с боями Праги проходило 9 мая, в последующие дни мая ликвидировались другие очаги сопротивления. Как же установить день окончания военных действий? Еще неопределеннее положение для пропавших без вести в Афганистане. При этом нельзя забывать, что в законе говорится не только о военнослужащих, но и о гражданских лицах, пропавших без вести в связи с военными действиями, которые могут происходить и в других странах. Как, например, применять закон, если советский гражданин пропал без вести в Ливане, где военные действия то приостанавливаются, то вновь разгораются с необычайной яростью в течение ряда лет? Дело не только в неопределенности понятия «день окончания военных действий». Сомнительно и применение вместо существовавшего ранее шестимесячного срока более длительного — двухлетнего, да еще исчисляемого со дня прекращения военных действий. И. Б. Новицкий обосновывал необходимость такого удлинения срока заботой о правах пропавших без вести лиц, которые в условиях войны могут быть лишены возможности сообщить о своем существовании и месте пребывания.
Но говоря о правах этих лиц, И. Б. Новицкий забывает о правах тех, кто ходатайствует о признании пропавшим без вести или умершим. Ведь они не могут осуществлять сбои права из-за такой неопределенности. Помочь разрешить эту коллизию может проведенный Верховным судом РСФСР обзор судебной практики по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим и объявлении гражданина умершим. Для изучения вопроса было выбрано 2117 дел. Только по двум из них (0,09%) решения были отменены из-за явки лиц, признанных безвестно отсутствующими»[19; 76]. Как видим, увеличение срока для признания безвестно отсутствующим и объявления умершим было сделано в интересах незначительного меньшинства, а пострадали при этом интересы большинства. К тому же не всякое удовлетворение интересов оставшихся противоречит интересам пропавшего без вести. Например, вряд ли нарушает его интересы назначение пенсии членам его семьи, даже если он в дальнейшем окажется живым и вернется в семью.
Несмотря на то что означенная проблема является актуальной, институту судебного признания гражданина безвестно отсутствующим или объявления гражданина умершим законодателем уделено недостаточно внимания. ГПК РФ закрепил лишь уточнения некоторых правил и терминов в связи с положениями действующего материального законодательства. Так, ст. 277 ГПК РФ в соответствии с п. 2 ст. 45 ГК РФ дополнена положением о том, что военнослужащий или иной гражданин, пропавший без вести в связи с военными действиями, может быть объявлен умершим не ранее чем по истечении двух лет со дня окончания военных действий. Соответственно, заявитель обязан указать день окончания военных действий. Но какой именно день считать днем окончания военных действий, законодатель не указывает. По ранее действующему гражданскому законодательству РСФСР орган опеки и попечительства назначал опекуна для охраны имущества гражданина, признанного безвестно отсутствующим. ГПК РФ предусмотрел правило, согласно которому по договору о доверительном управлении назначается управляющий имуществом этого гражданина. Соответствующие уточнения внесены и в ст. 278, 279 ГПК РФ.
На протяжении почти 40 лет никаких изменений институт признания гражданина безвестно отсутствующим или объявления гражданина умершим на законодательном уровне не претерпел.
ГПК РСФСР 1964 г., а затем ГПК РФ 2002 г. установили порядок судебного признания гражданина безвестно отсутствующим или объявления гражданина умершим. Реализуя свои конституционные полномочия, Президент РФ 14 ноября 2002 года подписал новый Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. Этим привычным актом законодательной процедуры завершилась многолетняя работа над проектом ГПК, которая с мая 1993 года проводилась сформированной приказом министра юстиции РФ группой известных представителей российской науки гражданского процессуального права и практических работников судов общей юрисдикции. Рабочая группа действовала довольно активно, и первоначальный вариант проекта был подготовлен и опубликован для обсуждения уже в июне 1995 года. По плану же законодательных работ проект нового ГПК должен был обсуждаться в Государственной Думе в октябре 1995 года. Однако в силу ряда причин принятие нового Кодекса затянулось еще более чем на 7 лет.
Действовавший все это время ГПК РСФСР был принят в 1964 году в совершенно иных по сравнению с современностью экономических и социальных условиях. После введения в действие в декабре 1993 года новой Конституции РФ в него неоднократно вносились изменения и дополнения. Наиболее существенными из них были законодательные новации, инициированные Верховным Судом РФ и получившие закрепление в федеральных законах от 30 ноября 1995 года и от 7 августа 2000 года «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР». Они основывались на подготовленных к тому времени рабочей группой вариантах проекта нового ГПК и устранили явное противоречие прежнего Кодекса с правовой системой страны, закрепленной в Основном Законе современной России.В частности, более последовательно были проведены конституционные принципы: право на судебную защиту и ее доступность, равноправие и состязательность и другие. По-новому определена роль суда в состязательном процессе, расширено действие принципа диспозитивности, введены новые упрощенные процедуры, установлена подсудность дел мировым судьям, введено апелляционное производство для проверки законности и обоснованности решений и определений мировых судей и т.д.
Вместе с тем любой кодекс должен представлять собой внутренне организованный и непротиворечивый свод правовых предписаний. Не является исключением и ГПК, каждая норма которого содержит конкретную частную цель, но в совокупности все они должны закреплять такую процедуру рассмотрения и разрешения гражданских дел судами общей юрисдикции, которая обеспечивала бы наиболее эффективную защиту прав. Внесение же частичных изменений и дополнений не могло создать процессуальную форму защиты прав граждан и организаций, полностью адекватную существующей правовой системе страны. Более того, оно с неизбежностью породило внутренние противоречия в едином кодексе, обусловленные явной и неявной несогласованностью «старых» и «новых» норм.
Вступившее в законную силу решение является юридическим фактом, влекущим возникновение, изменение или прекращение правоотношений у лиц, которые состояли с таким гражданином в каких-либо правоотношениях. Особая значимость вступивших в законную силу судебных решений по этим делам, правовая сила которых распространяется на граждан названных категорий, требует от судов полноты, четкости, тщательности не только при рассмотрении и разрешении этих дел, но и в не меньшей мере — на стадиях возбуждения и подготовки дела к судебному разбирательству.
Основной целью института признания гражданина безвестно отсутствующим или объявления гражданина умершим является защита интересов заявителей и заинтересованных лиц.
Новый этап развития правового регулирования судопроизводства в этой сфере, начатый принятием ГПК РСФСР 1964 г., характеризуется закреплением судебной подведомственности указанной категории дел; ГК РСФСР закрепил материально-правовые основания признания гражданина безвестно отсутствующим и объявления гражданина умершим; ГК РФ внес некоторые изменения в материально-правовые основания признания гражданина безвестно отсутствующим или объявления гражданина умершим: объявлению гражданина умершим по действующему законодательству предшествует пятилетний срок отсутствия сведений по месту его постоянного жительства вместо ранее установленного трехлетнего срока; ГПК РФ закрепил положение, согласно которому заявление о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении умершим подается в суд по месту нахождения заинтересованного лица, а не по месту жительства заявителя, как предусматривал ГПК РСФСР. В соответствии с ГПК РФ суд после принятия такого заявления может предложить органу опеки и попечительства назначить доверительного управляющего имуществом данного гражданина, а в соответствии …
На странице представлена краткая версия работы.
Полную версию Вы можете получить в офисах Всероссийского Учебного Центра Elite Education или по электронной почте.
стно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим исследованию особенностей судопроизводства уделялось недостаточное внимание. Это подтверждается малочисленностью публикаций по исследуемой теме. Имеются две научные работы А.К. Юрченко «Безвестное отсутствие по советскому гражданскому праву», выполненная в 1954 году и Ю.А. Поповой «Признание граждан безвестно отсутствующими и объявление умершими в порядке гражданского судопроизводства» (1977). В 2005 году Р.В. Ихсановым в диссертационном исследовании на тему «Рассмотрение судами дел о безвестном отсутствии и объявлении умершими сотрудников органов внутренних дел», рассмотрен исторический аспект проблемы и уделено основное внимание признанию безвестно отсутствующими или объявления умершими сотрудников органов внутренних дел, социальной помощи их семьям.

1.2. Понятие и общая характеристика современного института признания гражданина безвестно отсутствующим и умершим

Термин «безвестное отсутствие» применяется в двух смыслах. Во-первых, им обозначается явление действительности, когда бесследно исчезает какой-то человек. Во-вторых, так называется правовой институт, созданный для разрешения неопределенности, возникшей из-за исчезновения субъекта каких-то правоотношений. Как явление объективного мира сущность первого не зависит ни от места, ни от времени, а правовой институт в качестве элемента надстройки различен и исторически, и в зависимости от государства, в котором он существует.
В чем же сущность факта безвестного отсутствия? С момента рождения каждый человек становится субъектом права и вступает в многочисленные связи с другими людьми. В детстве это в основном связи с родными, но с возрастом круг связей расширяется. Не все эти связи правовые. Они могут сильно различаться по степени своего значения для человека. Некоторые из них со временем утрачиваются, вместо них возникают новые. Связи правового характера являются правоотношениями. Если один из субъектов таких связей исчезнет, то положение становится неопределенным: правоотношения не закончились, как в случае смерти их субъекта, но и не осуществляются. С точки зрения кибернетики это явление называется утратой обратной связи. Мы пока знаем только случаи гибели космонавтов, по мере же развития космоплавания нам придется столкнуться и со случаями исчезновения или пропажи без вести космических кораблей, ведь в космосе несомненно есть свои «Бермудские треугольники». В таких случаях будет ясно, что факт безвестного отсутствия как раз и заключается в утрате обратной связи. При безвестном отсутствии утрачиваются все связи субъекта. Если же утрачена лишь часть связей, то безвестного отсутствия нет.
Ряд авторов не различают факт и институт безвестного отсутствия. Они считают, что одного определяющего признака — разрыва всех связей, отсутствия обратной связи — недостаточно, что нужно сочетание ряда признаков. Так, М. Г. Стучинский предлагает следующие признаки:
1) отсутствие в месте жительства;
2) неизвестность местопребывания;
3) длительность отсутствия;
4) невозможность устранить неизвестность.
Признак длительности отсутствия — это элемент института, а не факта безвестного отсутствия. Значение времени для института безвестного отсутствия мы рассмотрим далее, но включение этого признака показывает, что автор не различает институт и факт безвестного отсутствия. В отношении признака отсутствия в месте своего постоянного жительства следует напомнить: «…мы отнюдь не оспариваем того, что отсутствие из места своего жительства всегда предшествует безвестному отсутствию, но хотим подчеркнуть то, что предшествующий факт совершенно недостаточен для определения последующего состояния» [21; 199]. Можно отсутствовать в месте жительства, но не быть пропавшим без вести, если человек сохраняет свои связи с другими людьми. По существу остается один признак — неизвестность местонахождения человека, которую невозможно устранить (М. Г. Стучинский разделяет этот признак на два). Но ведь это не что иное, как утрата обратной связи с отсутствием какой-либо информации о человеке. Почти то же можно сказать и о трех признаках, предложенных А. К. Юрченко:
1) неизвестность местопребывания;
2) невозможность устранить эту неизвестность;
3) отсутствие предположения о жизни данного лица.
И здесь третий признак относится не к факту, а к институту безвестного отсутствия.
Причины утраты обратной связи могут быть различными, но наиболее вероятной и первой, приходящей на ум, является смерть субъекта — именно для нее характерна полная утрата всех связей. Какие же еще могут быть причины такой утраты? Прежде всего, когда утрата возникает без сознания самого субъекта, не зависит от его сознания. Таковы случаи полной или частичной амнезии, т. е. утраты памяти о прошлом. Амнезия может быть связана как с психическим, так и с физическим заболеванием. Но одной амнезии для исчезновения без вести недостаточно: необходимо, чтобы она произошла тогда, когда человек находился вне обычной обстановки, т. е. вне семьи, работы, круга близких ему людей, чтобы он перестал сознавать себя в то время, когда около него не было никого, кто бы его знал.
Характерный пример — история Тараса Мартынюка. Во время войны группа военнослужащих под Курском попала в окружение и решила пробиваться к своим Прикрывать отход было приказано пулеметчикам Роговому и Мартынюку. Противник открыл по ним артиллерийский огонь. Близкий взрыв снаряда засыпал их землей. Когда Роговой разрыл землю, он увидел Мартынюка в крови и изрешеченной шинели. Роговой снял с него шинель и гимнастерку, порвал нижнюю рубашку и забинтовал раны и хотел оттащить в укрытие. Тут последовал второй разрыв снаряда. Когда санитары нашли их, то один был мертв, а в другом еще теплилась жизнь. Раненого положили на носилки и накрыли шинелью, снятой с убитого. В госпитале возник вопрос кто он? Гимнастерки с документами у него не было, а в шинели нашли письмо на имя Рогового и записали под этой фамилией. Солдата спасли, но он утратил речь и память. После освобождения Донбасса семья Тараса Мартынюка получила извещение, что он пропал без вести. В процессе долгой борьбы за жизнь солдата в различных госпиталях и больницах в его истории болезни постоянно повторялись слова: полная утрата памяти, потеря слуха и речи. Лишь через 17 лет врачам удалось, наконец, вернуть солдату память и речь, и он смог назвать свою настоящую фамилию — Мартынюк[21; 198].
В других случаях субъекты сознавали, что утрачивают связи, но это происходило по независящим от них обстоятельствам (плен, оставление страны, заключение и т. д.). Если в первую мировую войну военнопленные еще могли через Красный Крест восстанавливать свои связи с родными и близкими, то во второй мировой войне таких возможностей уже не существовало. Часто не было такой возможности и у тех, кто как-то иначе попал за рубеж или был арестован по политическим обвинениям. В повести «Пропавший отряд» Д. Гусаров обращает внимание на «наше оскорбительное недоверие к тысячам и миллионам, оказавшимся в плену или оккупации, даже к тем, кому со смертельным риском удалось вырваться из-за вражеской колючей проволоки…». Именно недоверие и чрезмерная подозрительность побудили часть наших граждан остаться на чужбине, порвав все связи с Родиной, что лишь увеличило число пропавших без вести.
Наконец, возможны случаи, когда человек сознательно обрывает полностью свои связи. Это может быть вызвано стремлением скрыться от ответственности за совершенное преступление, но могут быть и другие мотивы. Иногда так поступали люди, ставшие инвалидами на войне, чтобы не быть в тягость своим близким. Так поступают и лица, желающие скрыться от уплаты алиментов.
Хотя безвестное отсутствие — институт гражданского права, сам факт безвестного отсутствия имеет более широкое значение, ибо прерывает не только гражданско-правовые связи, но и связи человека, регулируемые другими отраслями права. Так, для государственного права исчезает один из избирателей, для административного — житель какой-то территориальной единицы, для финансового — налогоплательщик и т. д. Однако все эти отрасли права обходились без института безвестного отсутствия, и лишь для гражданского права и близких к нему гражданского процесса, семейного права, трудового права этот институт оказался необходимым, чтобы на основании такого юридического факта, как безвестное отсутствие лица, принять определенные меры.
Какие же правовые отношения и связи делают необходимым гражданско-правовой институт безвестного отсутствия? Прежде всего личные неимущественные права, которые не уничтожаются со смертью человека, не утрачиваются и при безвестном отсутствии и могут только нуждаться в защите другими лицами, поскольку самого человека, обладающего ими, нет и неизвестно, где он находится. Необходимы и меры по охране его имущества и управлению им.
Рассмотрим значение времени в безвестном отсутствии. Вообще-то, чем больше проходит времени с момента получения последнего известия о пропавшем без вести, тем более вероятна презумпция его смерти. В связи с этим пытались установить предел жизни человека, но такие попытки весьма условны, ведь люди могут умирать в самом различном возрасте. А если поставить вопрос, прибавляются ли со временем доказательства, на которых основывается презумпция смерти, то оказывается часто, что нет. Важны не столько время, сколько сами фактические обстоятельства, которые вызывают предположение о возможной смерти человека. Проиллюстрируем это сообщением о розыске, опубликованном 16 декабря 1988 г. в «Вечерней Москве»: «28 апреля 1988г. Левачева Галина Николаевна, 38 лет, мать двоих детей, работавшая инженером-экономистом 1-го Московского приборостроительного завода, после работы ушла на встречу с неизвестной женщиной, которая, якобы, приехала из Новгорода и привезла посылку для мужа Левачевой. Встреча должна была состояться в 19 часов на станции метро «Проспект Мира» у первого вагона в сторону станции „ВДНХ». До настоящего времени местонахождение Левачевой Г. Н. не установлено». Хотя после исчезновения Левачевой не прошло года и, следовательно, по закону признать ее пропавшей без вести нельзя, однако ситуация и связанные с ней обстоятельства позволяют предполагать, что Левачевой нет в живых и факт ее пропажи без вести не вызывает сомнений. Нужно ли ждать еще более четырех месяцев, чтобы признать это?
В очерке Д. Лиханова «Без вести. . .» убедительно показано, что число безвестно пропавших увеличивается от плохой организации розыска и что обнаружению пропавших больше способствует случайное стечение обстоятельств, чем время. Характерен описанный в очерке случай со стариком-пенсионером, который пошел за хлебом, на улице около булочной почувствовал себя плохо, упал и умер. Скорая помощь констатировала смерть, и труп был отправлен в морг. Старушка-жена, обеспокоенная отсутствием мужа, обратилась в милицию, но оказалось, что он умер на территории другого района Москвы, где о его розыске ничего не знали. Через неделю старик был похоронен как неизвестный (никаких документов у умершего не было и никто его не опознавал). Так и считался бы старик безвестно пропавшим, если бы на одном совещании в органах милиции эта история не вскрылась.
Нередки случаи, когда смерть субъекта предполагается в определенное время— при катастрофах, авариях, опасных явлениях природы, военных действиях или иных событиях, грозящих человеку смертью. Предположение о смерти лица в таких случаях настолько очевидно, что почти все страны законодательно устанавливают меньшие сроки, истечение которых требуется для объявления лица умершим. При этом допускается возможность зафиксировать в решении суда дату смерти.
В основе признания безвестно отсутствующим или объявления умершим лежит презумпция смерти лица, которая может быть по-разному обоснована. Различаются: безвестное отсутствие — условная презумпция смерти лица, и объявление умершим — безусловная презумпция смерти лица. Г. Н. Амфитеатров, М. Г. Стучинский, А. Г. Потоков считают, что при безвестном отсутствии действует презумпция жизни пропавшего лица, так как принимаемые при этом меры отличаются от тех, какие влечет смерть человека. представляется, правильнее называть эту презумпцию условной презумпцией смерти. Неизвестность местопребывания лица и утрата всех связей с ним скорей вызывают предположение о его смерти, чем жизни. Признание умершим влечет такие же последствия, как смерть лица. При признании безвестно отсутствующим суду надлежит решить, как поступить с теми или иными правоотношениями исчезнувшего. Каждое такое решение зависит от фактических обстоятельств, требований истца и возможностей обеспечить интересы исчезнувшего. Вот почему целесообразно все-таки публиковать в газетах сообщения о признании лиц безвестно отсутствующими.
Чьи интересы и права могут быть нарушены при установлении факта безвестного отсутствия? Прежде всего, конечно, самого отсутствующего, но также и других связанных с ним лиц. Пропавший без вести не может ничего предпринять для защиты своих интересов и прав. Это приходится делать ex officio государству по просьбе заинтересованных лиц, организаций или по требованию прокурора. В какой степени те и другие интересы требуют защиты, решает суд в зависимости от обстоятельств дела. Однако при возвращении лица, признанного пропавшим без вести, необходимо выяснить, чем было вызвано его отсутствие. Только при безвестном отсутствии, лица помимо его воли можно ставить вопрос о полном восстановлении его прав.
Данный институт нечасто встречается в зарубежном гражданском праве. В отличие от России, законодательство многих стран либо вообще не знает самостоятельной процедуры признания физического лица безвестно отсутствующим (например, США) или объявления его умершим, либо допускает вынесение соответствующих решений, имеющих значение только в пределах конкретного судебного разбирательства (например, Франция). Значительным разнообразием отличаются основания и порядок признания лица безвестно отсутствующим или объявления умершим в странах, где этот институт существует.
Так, во Франции возможно лишь объявление безвестно отсутствующим, но не признание умершим. При этом объявление безвестно отсутствующим делится на стадии:
1) презумпции безвестного отсутствия,
 2) объявления безвестного отсутствия.
Между двумя стадиями должно пройти десять лет. Если же презумпция безвестного отсутствия не устанавливалась, то срок увеличивается до 20 лет со дня последнего известия о пропавшем.
В Германии возможность объявления лица умершим ставится в зависимость от двух критериев: продолжительности безвестного отсутствия лица и его возраста. Например, объявление умершим безвестно отсутствующего лица, по общему правилу, возможно по истечении 10 лет такого отсутствия, но не ранее чем этому лицу исполнится 25 лет. Британское право понимает объявление лица умершим как особую процессуальную презумпцию: если лицо не подавало о себе вестей в течение 7 лет, суд при решении конкретного дела может презюмировать факт его смерти, однако указанная презумпция не будет иметь преюдициального значения.
В одних государствах имеются специальные законы, предусматривающие порядок признания безвестно отсутствующего лица умершим, а также конкретные предпосылки для подобного признания (Австрия, ФРГ, Италия), в других — разработаны отдельные нормы (Польша, Венгрия, Чехия, Россия, Монголия и др).
Право ряда стран (Франции, Алжира, других государств, воспринявших романскую систему) не признает принцип объявления лица отсутствующим или умершим. В таких государствах возможно лишь вынесение в рамках судебного производства по конкретному делу судебного определения о безвестном отсутствии лица, которое будет иметь значение только для данного дела, но не для иных отношений. При отсутствии письменного доказательства смерти лица используются средства доказывания, предусмотренные законом страны суда, в частности свидетельские показания лица, объявившего о смерти индивидуума (см., например, ст. 79 Ордонанса о гражданском состоянии № 70.20 1970 г. Алжира, ст.29 ГК Алжира, допускающие при отсутствии свидетельства о смерти и другие средства доказывания).
Право Великобритании и США вообще не знает института объявления лица безвестно отсутствующим. В Англии, например, допустимо лишь для целей судебного разрешения конкретного дела установить презумпцию смерти лица, о котором не было известий в течение 7 лет.
Коллизионные аспекты безвестного отсутствия и объявления умершим решаются на основе привязки отношения к личному закону, каковым выступает либо закон гражданства, либо закон постоянного места жительства (домициля). Так, чешский Закон о международном частном праве строго устанавливает, что объявить гражданина Чехии умершим вправе лишь чешский суд (§ 43). Тот же подход характерен и для права ФРГ (ст. 12 Закона ФРГ о безвестном отсутствии 1951 г. с последующими изменениями и дополнениями, которые инкорпорированы в новое регулирование о международном частном праве ФРГ — новый Вводный закон к ГГУ).
Однако в силу специфических обстоятельств, когда квалификацию дает судебное учреждение другого государства, применяется закон суда. Так, польский Закон о международном частном праве от 12 ноября 1965 г. гласит: если по делу о признании иностранца умершим или об установлении факта его смерти дает заключение польский суд, применяется польское право (§ 2 ст. 11). В том же плане высказывается и чешский законодатель: чешский суд может объявить иностранца умершим по материальному праву Чехии с юридическими последствиями для лиц, постоянно проживающих в Чехии, и для находящегося здесь имущества (п. 2 § 43). Следовательно, основанием для рассмотрения чешским судом вопроса о признании иностранного гражданина или лица без гражданства умершим является ходатайство соответствующих лиц, чей интерес в имуществе или ином основан на законе, действующем в данной стране. Более общий подход закреплен в венгерском Законе о международном частном праве — здесь предпосылкой применения венгерского права выступают вообще «внутренние интересы правового характера», которые обусловливают объявление венгерским судом иностранного гражданина умершим или отсутствующим либо установление факта смерти такого лица. Закон же МНР во всех случаях объявления лица безвестно отсутствующим или умершим в пределах территории Монголии подчиняет это действие монгольскому праву (п. 6 ст. 428 ГК МНР).
Двусторонние договоры о правовой помощи традиционно содержали и содержат положения в данной области, поскольку именно международно-правовым путем возможно устранить некоторые трудности, возникающие в практике признания лиц безвестно отсутствующими национальными органами юстиции государств, осуществляющих тесное взаимодействие друг с другом на всех направлениях военной, политической, хозяйственной и культурной жизни, включая и контакты между физическими лицами. Например, положениями советско-кубинского Договора о правовой помощи от 28 ноября 1984 г. предусматривается, что объявить лицо безвестно отсутствующим, умершим или установить факт его смерти вправе только судебное учреждение страны, гражданином которой являлось это лицо в то время, когда по последним данным оно было в живых. Наряду с этим соглашение устанавливает и другой вариант, когда закрепляется компетенция в отношении указанного учреждения и другой договаривающейся стороны. Это, в частности, может произойти в ситуациях подачи лицами, проживающими на территории последней, соответствующего ходатайства, если их права и интересы основываются на законодательстве этого государства (ст. 17). И в том и в другом случае применяется право соответствующей договаривающейся стороны.
Таким образом, если проживающая на территории России кубинская семья имеет в совместной супружеской собственности акции или иные ценные бумаги российских предприятий и жена, будучи кубинской гражданкой, обращается в российский суд с просьбой о признании мужа умершим в условиях, когда с момента поступления последних данных о нем как о живом прошло более 5 лет, в целях решения вопроса, во-первых, о своем гражданском состоянии и, во-вторых, о судьбе его доли в общем имуществе супругов, то последний должен считаться компетентным для рассмотрения этого ходатайства и будет разрешать вопрос на основании российского права.
Подобные предписания зафиксированы во многих других договорах о правовой помощи (с Азербайджаном, Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Грузией, Киргизией, Латвией, Литвой, Эстонией, Республикой Молдова, Монголией, Чехословакией, Египтом, КНДР), а также в многосторонней Конвенции о правовых отношениях и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. стран СНГ. Однако в данном документе получили решение также вопросы аналогичного свойства, касающиеся лиц без гражданства. Для них предусмотрен принцип привязки к последнему месту жительства лица, в отношении которого орган юстиции договаривающегося государства ведет производство по делу об объявлении безвестно отсутствующим, умершим либо устанавливает факт смерти (ст. 25). В новейших актах, посвященных правовой помощи в двусторонних отношениях с другими государствами, подготавливаемых Российской Федерацией, содержится несколько отличающееся регулирование.
Ввиду специфичности положений по рассматриваемому вопросу представляется целесообразным привести их полностью. Так, российско-польский Договор о правовой помощи от 16 сентября 1996 г. (не вступил в силу) устанавливает следующее: «Ст. 23 «Признание лица безвестно отсутствующим или умершим». 1. Для признания лица безвестно отсутствующим или умершим, а также установления факта смерти применяется законодательство Договаривающейся Стороны, гражданином которой являлось лицо в то время, когда оно по последним сведениям было в живых. 2. Суд одной Договаривающейся Стороны может в соответствии с законодательством своего государства признать гражданина другой Договаривающейся Стороны безвестно отсутствующим или умершим, а также установить факт его смерти: 1) по просьбе лица, намеревающегося реализовать свои наследственные права или права, вытекающие из имущественных отношений между супругами, в отношении недвижимого имущества умершего или безвестно отсутствующего лица, находящегося на территории Договаривающейся Стороны, суд которой должен вынести решение; 2) по просьбе супруга (супруги) умершего или безвестно отсутствующего лица, проживающего на момент подачи ходатайства на территории Договаривающейся Стороны, суд которой должен вынести решение. 3. Решение, вынесенное согласно пункту 2 настоящей статьи, имеет юридические последствия только на территории Договаривающейся Стороны, суд которой вынес указанное решение».
Следует упомянуть и еще об одном примере исключения в регулировании отношений подобного рода двусторонними международно-правовыми соглашениями. Речь идет о Договоре о правовой помощи между СССР и Румынией от 3 апреля 1958 г., который строится на сочетании критериев гражданства и последнего местожительства лица, подлежащего признанию умершим или безвестно отсутствующим, для определения подсудности дела. Причем сфера применения какого-либо из указанных критериев конструируется прямо противоположным образом тем решениям, которые зафиксированы, скажем, в российско-польском Договоре, т.е. общим принципом определения подсудности является критерий последнего местожительства лица. Частными случаями юрисдикции суда государства гражданства выступает, во-первых, нахождение недвижимого имущества на его территории, если заинтересованное лицо желает реализовать свои наследственные права или права, вытекающие из имущественных отношений между супругами, а также проживание в момент подачи ходатайства на его территории мужа или жены лица, подлежащего объявлению безвестно отсутствующим или умершим судебным учреждением государства, гражданином которого это лицо являлось, если они просят о таком признании безвестно отсутствующим или умершим (ст. 30).
Современное законодательство содержит типичную одностороннюю коллизионную норму: она определяет основания применения норм российского права, но формально ничего не говорит о возможности применения к соответствующим отношениям иностранного права. В принципе, доктрина позволяет путем распространительного толкования расширить буквальный смысл односторонней коллизионной нормы и интерпретировать ее в качестве двусторонней (именно таким путем развивалось коллизионное право Франции). В этом случае норма выглядела бы иначе: «признание лица безвестно отсутствующим и объявление лица умершим подчиняются закону страны суда (lex fori)». Именно в такой формулировке эта норма предусмотрена ст. 1170 ГК Узбекистана. Однако отечественный законодатель, имея возможность выбора между двумя возможными юридическими конструкциями, все-таки остановился на односторонней коллизионной норме. Причины такого решения, вероятно, следует искать в различных последствиях применения односторонней и двусторонней коллизионных норм.
 Право большинства стран, применяющих институт признания лица безвестно отсутствующим или объявления лица умершим, решает коллизионный вопрос иначе — на основе личного закона безвестно отсутствующего или умершего лица. Использование общей формулы прикрепления lege fori в двусторонней российской коллизионной норме в случае решения вопроса о признании безвестно отсутствующим или объявлении умершим российского гражданина за рубежом могло бы привести к обратной отсылке к иностранному праву (что нежелательно). А для стран, не знакомых с этим институтом, привязка lege fori в этом случае не имела бы никакого смысла. Более того, она могла бы исключить возможное применение российского права в качестве права, имеющего наиболее тесную связь с правоотношением (proper law). Таким образом, можно полагать, что существующая формулировка односторонней коллизионной нормы ст. 1200 наиболее точно отражает действительную волю отечественного законодателя и поэтому не подлежит распространительному толкованию.
Отсутствие сведений не только о месте нахождения пропавшего гражданина, но даже о том, находится ли он в живых, порождает целый ряд вопросов, настоятельно требующих своего разрешения: о правовом режиме имущества, принадлежащего исчезнувшему гражданину; о порядке осуществления его имущественных и личных неимущественных прав; об исполнении его гражданских обязательств перед третьими лицами; о содержании его несовершеннолетних детей, нетрудоспособных нуждающихся родителей, супруга или других лиц, имеющих право на получение содержания (ст. 89, 9397 Семейного кодекса РФ ), и др.
Нормы института безвестного отсутствия регулируют юридические последствия, возникающие в связи с длительной неизвестностью местопребывания лиц, состоящих в определенных правовых отношениях с гражданами и организациями, а также порядок признания таких лиц безвестно отсутствующими или объявления умершими.
Мы разделяем позицию Е.А. Прянишникова о том, что решающее значение в факте безвестного отсутствия имеет разрыв, нарушение связи, неопределенность правоотношений, а не отсутствие лица по месту жительства. Это приобретает особую актуальность в условиях трудности разграничения категорий «место жительство», «место пребывания», «место преимущественного пребывания», «место кратковременной остановки» и др.
Под без вести пропавшими понимаются лица, исчезнувшие внезапно, без видимых к тому причин, местонахождение и судьба которых для окружающих неизвестны, в том числе несовершеннолетние, ушедшие из дома, школ-интернатов, детских домов, бежавшие из центров временной изоляции и специальных образовательных учреждений; психические больные, ушедшие из дома или медицинского учреждения, а также утратившие связь с близкими родственниками.
Следует отметить, что при отнесении норм, регулирующих вопросы о подведомственности юридических дел исследуемой категории, к нормам процессуального права наиболее верно, а потому целесообразно считать правильным указание на судебную подведомственность дел о признании граждан безвестно отсутствующими или об объявлении Их умершими лишь в гражданском процессуальном праве, исключив это указание из норм материального права.
Представляется, что безвестное отсутствие — это исследованное судом длительное отсутствие гражданина в месте его жительства при отсутствии сведений о его местонахождении.
Стремление упорядочения и поддержания определенности гражданских правоотношений с участием гражданина, который довольно длительное время отсутствует по своему месту жительства, выразилось в появлении институтов признания гражданина безвестно отсутствующим и объявления гражданина умершим. Общим для обоих институтов является прерогатива суда в их производстве.
Заслуживает внимания наименование рассматриваемых институтов. Безвестное отсутствие гражданина в определенном месте в течение определенного времени — это имеющий место факт реальной действительности. Задача суда состоит только в установлении и констатации этого факта, то есть в его признании.
Пропавшего и его родственников связывают самые разнообразные правоотношения, которые не могут быть реализованы в полной мере до тех пор, пока отсутствующее лицо не даст о себе знать или не объявится в месте своего постоянного жительства.
От объявления гражданина умершим следует отличать установление в судебном порядке факта его смерти. Такая необходимость возникает, когда имеются доказательства смерти лица в определенное время и при определенных обстоятельствах, а орган загса отказывает в регистрации смерти. В этом случае не требуется исчисления сроков, предусмотренных для объявления лица умершим.
По справедливому мнению В.П. Воложанина, факт смерти гражданина в определенное время при определенных обстоятельствах устанавливается судом, если органы загса отказали в соответствующей регистрации ввиду отсутствия или недостаточности предъявленных документов.
В свою очередь, установление факта смерти лица (п. 8 ч 2 ст. 264 ГПК РФ) нужно отличать от установления факта регистрации смерти (п. 3 ч. 2 ст. 264 ГПК РФ). В первом случае событие смерти не регистрировалось органами загса, а во втором — хотя факт смерти и был зарегистрирован, подтверждающие документы утрачены и требуется их восстановление в судебном порядке. Примечательно, что решение суда, которым гражданин объявлен умершим, является основанием для внесения органом записи актов гражданского состояния записи о смерти в Книгу государственной регистрации актов гражданского состояния (ч. 2 ст. 279 ГПК РФ).
Следует отметить, что в ГПК РФ (гл. 30) объединены правила возбуждения, подготовки, рассмотрения исследуемых дел. Различия между порядками возбуждения и рассмотрения дел о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении умершим практически отсутствуют, хотя нормы гражданского права устанавливают различные основания для вынесения решений по делам этих категорий.
Отличие дел о признании гражданина безвестно отсутствующим от дел об объявлении гражданина умершим видится в основании предположения о том, что в первом случае человек, несмотря на длительное отсутствие каких-либо сведений о нем, жив, а во втором — что безвестно отсутствующего нет в живых.
Складывающаяся в таких случаях сложная юридическая ситуация может быть относительно разрешена при помощи одного из двух гражданско-правовых институтов: признания гражданина безвестно отсутствующим (ст. 42 ГК РФ) и объявления его умершим (ст. 45 ГК РФ ). В связи с этим возникает вопрос о том, претерпевает ли какие-либо изменения правоспособность гражданина в период его безвестного отсутствия и зависит ли она от того, было ли такое отсутствие установлено в судебном порядке.
Бесспорно, что за безвестно отсутствующим гражданином в полном объеме сохраняется весь комплекс имущественных и личных неимущественных прав, составляющих содержание гражданской правоспособности (ст. 18 ГК РФ), но, отсутствуя по месту жительства, гражданин лишен правовой и фактической возможности реализовать многие из этих прав и исполнить принятые на себя обязанности, что обусловливает необходимость предусмотренного законом вмешательства в его частноправовую сферу. Такое вмешательство вполне оправданно, так как оно объясняется стремлением законодателя обеспечить всемерную охрану субъективных прав и законных интересов не только безвестно отсутствующего гражданина, но и тех физических и юридических лиц, чьи права и интересы непосредственно связаны с его исчезновением.
Гражданское законодательство России предусматривает специальные правовые процедуры охраны имущества безвестно отсутствующих лиц и погашения их обязательств.
Закон различает признание лица безвестно отсутствующим и объявление умершим. Если суд признал гражданина безвестно отсутствующим, то предполагается, что он жив. Его имущество не наследуется и находится под охраной. При объявлении умершим, наоборот, предполагается, что человека нет в живых. Правовые последствия в этом случае наступают такие же, как и при смерти человека. Однако объявление гражданина умершим производится, если с момента исчезновения человека прошло пять лет, и лишь в исключительных случаях – через шесть месяцев (ст. 45 ГК РФ). Поэтому в большинстве случаев существуют основания только для признания гражданина безвестно отсутствующим.
Ст. 42 ГК устанавливает: «Гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания.
При невозможности установить день получения последних сведений об отсутствующем началом исчисления срока для признания безвестного отсутствия считается первое число месяца, следующего за тем, в котором были получены последние сведения об отсутствующем, а при невозможности установить этот месяц – первое января следующего года».
В соответствии со ст. 45 ГК РФ гражданин может быть объявлен судом умершим, если в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания в течение пяти лет, а если он пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, – в течение шести месяцев. Военнослужащий или иной гражданин, пропавший без вести в связи с военными действиями, может быть объявлен судом умершим не ранее чем по истечении двух лет со дня окончания военных действий.
Прежде всего, возникают закономерные вопросы — кого считать военнослужащим и что понимать под военными действиями? Кроме того, в последние годы, в основном, в связи с событиями на Северном Кавказе, в научных изданиях, нормативных актах и других источниках упоминаются такие термины как «ведение войны», «антитеррористическая операция», «вооруженный конфликт», «локальная война». Это разные, не всегда правовые, понятия, характеризующие различные, довольно сложные процессы и влекущие разные правовые последствия. Причем, не все из них надлежащим образом законодательно закреплены.
Ведение военных действий влечет массовые случаи исчезновения, как военнослужащих, так и мирных граждан, оказавшихся по той или иной причине в такой зоне, порождая длительную неопределенность в их судьбе и невозможность разрешить многочисленные вопросы, существенно затрагивающие интересы их близких. Кроме того, в современных условиях известны многочисленные факты захвата заложников, похищений людей и торговля ими, их длительное и насильственное удержание и использование в качестве рабов.
Попытаемся проанализировать с точки зрения имеющейся законодательной базы, в каких случаях возможны военные действия. Представляется, что военные действия – это достаточно широкое применение вооруженных сил и вооружений для решения тех или иных политических вопросов, затрагивающих безопасность страны и ее граждан. Такое применение предполагает стратегическое и тактическое планирование применения вооруженной силы, оперативное управление, включая и допустимость возможных потерь, которые выражаются и в таком количественном показателе, как пропавшие без вести лица.
В каких случаях это предусмотрено действующим законодательством?
Конституция РФ устанавливает, что защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации (ст. 59). Соответственно для обороны страны с применением средств вооруженной борьбы создаются Вооруженные силы, которые предназначены для отражения агрессии, направленной против Российской Федерации, для вооруженной защиты целостности и неприкосновенности территории РФ, а также для выполнения задач в соответствии с международными договорами РФ.
Статья 2 федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» и та же статья Закона «О статусе военнослужащих» относят к военнослужащим граждан, находящихся на военной службе по призыву, контракту или проходящих военные сборы в Пограничных войсках, внутренних войсках МВД РФ, железнодорожных войсках, войсках Федерального агентства правительственной связи и информации, войсках гражданской обороны, инженерно – технических и дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти, Службе внешней разведки РФ, ФСБ РФ, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки и создаваемых на военное время специальных формированиях.
Понятие агрессивной войны связано с определением агрессии по международному праву. Агрессией является применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости другого государства или каким-либо иным образом, несовместимым с Уставом ООН, в котором классифицируются признаки акта агрессии. В их числе: применение вооруженной силы первым; вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она не носила; воздушная бомбардировка; блокада портов и т.д. Любая резолюция Совета Безопасности ООН относительно акта агрессии имеет обязательную силу для национальных судов. Эти же признаки предусмотрены статьей 3 Закона «О военном положении» как акты агрессии против Российской Федерации. Тот же Закон предусматривает использование вооруженных сил РФ, других войск и воинских формирований для обеспечения режима военного положения, включая пресечение деятельности незаконных вооруженных формирований, террористической деятельности.
Войной в традиционном смысле слова признается вооруженный международный конфликт между двумя или несколькими государствами (в отличие от внутреннего конфликта). На наш взгляд, ведение войны (военных действий) означает управление участвующими в ней (в них) вооруженными силами, осуществление военных операций (действий) против противника с целью захвата (освобождения) его территории либо достижения иных политических целей.
Очень близко к определению «военные действия» подходит федеральный закон от 31.05.1996 №61-ФЗ «Об обороне» в следующих статьях:
«Статья 18. Состояние войны
1. Состояние войны объявляется федеральным законом в случае вооруженного нападения на Российскую Федерацию другого государства или группы государств, а также в случае необходимости выполнения международных договоров Российской Федерации…
Статья 19. Военное положение
1. Военное положение как особый правовой режим деятельности органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, предусматривающий ограничения прав и свобод, вводится на всей территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях в случае агрессии или непосредственной угрозы агрессии против Российской Федерации.
2. В период военного положения Вооруженные Силы Российской Федерации, другие войска, воинские формирования и органы могут вести боевые действия по отражению агрессии независимо от объявления состояния войны».
И Конституция РФ в п. 2 ст. 87: «В случае агрессии против Российской Федерации или непосредственной угрозы агрессии Президент Российской Федерация вводит на территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях военное положение…»
Сейчас, уже продолжительное время, как известно, в Чеченской республике осуществляется в соответствии с Указом Президента РФ контртеррористическая операция, которая действительно предусмотрена законодательством. Федеральный закон «О борьбе с терроризмом» дает дефиницию контртеррористической операции, описывает ее организацию, а также содержит нормы о том, что военнослужащие могут привлекаться к ее осуществлению.
Но вправе ли мы назвать это военными действиями?
В соответствии с Конституцией и федеральным конституционным законом от 30.01.2002 №1-ФКЗ «О военном положении» и федеральным законом «Об обороне» использование вооруженных сил РФ в мирное время прямо не предусматривается, но в то же время федеральный закон от 25.07.1998 №130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» и федеральный конституционный закон от 30.05.2001 №3-ФКЗ «О чрезвычайном положении», Военная доктрина РФ предусматривают широкое использование военнослужащих различных министерств и ведомств РФ и средств, находящихся у них на вооружении, в условиях чрезвычайного положения и при проведении контртеррористической операции, вводя одновременно понятия террористических акций, локальных и региональных войн, внешних и внутренних вооруженных конфликтов и т.д., в определенной мере инициируя расширительное толкование норм Конституции РФ, однако законодательного развития эти и другие термины, особенно содержащиеся в Военной доктрине, не получили.
Так, понятие «незаконное вооруженное формирование» содержится лишь в ст. 208 УК РФ – это вооруженное формирование (объединение, отряд, дружина или иная группа), не предусмотренное федеральным законом. Статьи 356 и 359 УК РФ предусматривают уголовную ответственность за применение запрещенных средств и методов ведения войны в вооруженных конфликтах и использование в них наемников, но самого термина «вооруженный конфликт» не раскрывают.
В перечисленных правовых актах не всегда прописан правовой статус граждан, находящихся в районах военных действий, возможность восстановления ограниченных прав и свобод, возмещения причиненного ущерба.
Федеральным конституционным законом «О чрезвычайном положении» предусматривается введение ЧП в качестве временной меры при наличии обстоятельств, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан или конституционному строю Российской Федерации, устранение которых невозможно без применения чрезвычайных мер – попытки насильственного изменения конституционного строя, захвата или попытки захвата власти, вооруженного мятежа, массовых беспорядков, террористических актов, блокирования или захвата особо важных объектов или отдельных местностей РФ, межнациональных, межконфессиональных или религиозных конфликтов, чрезвычайных ситуаций природного, экологического или техногенного характера и т.п. Статья 17 Закона допускает в исключительных случаях, в дополнение к силам и средствам МВД РФ, ФСБ, внутренним войскам, силам гражданской обороны, привлечение Вооруженных Сил РФ и иных воинских формирований, которые участвуют, в том числе, в пресечении деятельности незаконных вооруженных формирований.
При этом на военнослужащих Вооруженных Сил РФ, воинских формирований и органов распространяются положения федерального законодательства о внутренних войсках в части, касающейся условий, порядка и пределов применения физической силы, специальных средств, оружия, боевой и специальной техники (ст.17). Здесь имеется в виду, что в соответствии со ст. 25 федерального закона от 06.02.1997 №27-ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» при применении физической силы, специальных средств, оружия, боевой и специальной техники военнослужащий обязан предупредить о намерении их применить, обеспечить врачебную помощь, о каждом случае применения доложить командиру и прокурору. Каждый случай превышения полномочий влечет ответственность.
Исходя из изложенного, следует признать, что, конечно, федеральный конституционный закон «О чрезвычайном положении» либерален и демократичен и в полной мере соответствует нормам международного права, базовым принципам обеспечения прав и свобод человека, однако, в наших условиях, обеспечить его строгое выполнение в рамках вооруженных конфликтов на Северном Кавказе проблематично, в связи, с чем, видимо, чрезвычайное положение вводилось лишь в единичных случаях в отдельных районах Ингушетии и Северной Осетии. Режим, предусмотренный этим законом, лишь с большой долей предположения можно признать «военными действиями», поскольку в нем оговорено действие контролирующих и правоохранительных органов, обеспечен прокурорский надзор за законностью и предусмотрена ответственность виновных в его нарушении лиц.
В то же время, федеральный закон «О борьбе с терроризмом», на основании которого и проводится контртеррористическая операция на Северном Кавказе, предусмотрев в качестве субъектов, осуществляющих борьбу с терроризмом, МВД РФ, ФСБ, Службу внешней разведки, Федеральную службу охраны, Федеральную пограничную службу и Министерство обороны, не детализировал условия и возможности участия Вооруженных Сил РФ, пределы и порядок применения физической силы, специальных средств, оружия, специальной и боевой техники, указав лишь, что эти органы имеют право привлекать необходимые силы и средства, в том числе оружие, специальные средства, транспортные средства и средства связи, иные материально-технические средства. При этом не предусмотрено какого-либо ограничения прав и свобод граждан, деятельности государственных органов, общественных организаций, но оговорен правовой режим в зоне проведения контртеррористической операции, при котором существенно расширены права лиц, ее проводящих. Также не прописаны действия контролирующих и правоохранительных органов, возможная ответственность лиц, допустивших те или иные нарушения. Данный Закон не только не упоминает понятие «военные действия», но и допускает возможность произвольного толкования его положений.
То есть, в настоящее время на Северном Кавказе, налицо введение чрезвычайного положения де-факто. Существующей нормативной базы для борьбы с преступностью, в том числе организованной, вполне достаточно. Необходимости для принятия отдельного законодательного акта о борьбе с терроризмом не имелось, требовалось лишь как-то оправдать существующее положение и уже совершенные действия.
И, тем не менее, на наш взгляд, исходя из анализа действующих законов и с учетом реалий объективной действительности, под военными действиями следует понимать боевые действия Вооруженных сил РФ и иных военных формирований министерств и ведомств с использованием специальных средств, оружия и боевой техники, в условиях состояния войны, военного, чрезвычайного положений, при проведении контртеррористической операции, направленные на отражение агрессии против РФ, пресечение попыток свержения конституционного строя, ликвидацию незаконных вооруженных формирований, межнациональных конфликтов.
Анализируя практику международного права, в том числе борьбу различных национальных движений, следует признать, что организованное движение сопротивления, если оно имеет во главе лицо, ответственное за своих подчиненных, имеет определенные и явственно видимые отличительные знаки, открыто носит оружие, и соблюдает в своих действиях законы и обычаи войны имеет статус воюющей стороны. Женевские конвенции запрещают применение каких-либо санкций против мирного населения за действия партизан[9]. Известно, что Нюрнбергский трибунал и многочисленные суды над нацистскими преступниками обоснованно привлекали к уголовной ответственности не только тех, кто непосредственно совершал преступления, но и тех, кто отдавал приказы об уничтожении партизан в случае их пленения и о расправе с мирным населением. Кроме того, международное право запрещает производство или распространение оружия массового поражения, определенных средств и методов ведения войны (жестокого обращения с военнопленными или гражданским населением или его депортации, разграбления имущества, массового уничтожения растительного и животного мира), геноцид, наемничество и т.д. Это означает, что какой бы вооруженный конфликт не происходил и независимо от участвующих в нем сторон, применение военных действий должно быть сопряжено с соблюдением определенных правил, норм и обычаев.
Применимо к конфликту в Чечне, возникает вопрос, – есть ли это борьба с преступностью со стороны государства или имеет место борьба нации за самоопределение? Вооруженная борьба различных национальных освободительных движений — это, как правило, вопрос автономии. В 1995 году по инициативе Института международного права принята Батумская декларация, содержащая общепризнанные принципы статуса любого автономного образования в рамках единого государства. Любая нация – это субъект международного права и потому она может свободно выбрать путь своего развития. Это может быть автономия в рамках единого государства, но может быть и политическая независимость, что во многих случаях идет вопреки интересам самого народа. Однако этот выбор должен быть уважаем и признан.
С учетом изложенного, конечно, то, что происходит в Чеченской республике и в целом на Северном Кавказе, принимая во внимание масштабность применения вооружений, конечно, подпадает под понятие «военные действия», но при существующих противоречиях действующих законов, отсутствии точных формулировок различных понятий, законодательного обоснования таких действий явно недостаточно, а существующее не всегда логично и продумано.
Между тем появляются новые понятия. Так, сейчас система оплаты труда военнослужащих Министерством обороны дифференцирована и по более высокой шкале уже оплачиваются только боевые действия, т.е., как представляется, время непосредственного вооруженного столкновения соперничающих сторон. Налицо появление нового термина.
Ранее приведенное толкование понятия «военные действия», позволяет ввести в правовые рамки вооруженные конфликты, которые происходили ранее на пространстве бывшего СССР, нынешней России, граждане которой участвовали в военных действиях и в Приднестровье, Карабахе, Ингушетии и в тех, которые происходят в настоящее время, а также возможны в будущем.
Кроме того, непонятно, что понимать под окончанием военных действий, особенно в условиях конфликта в Чечне, который продолжается вот уже десятилетие. Это может быть день подписания мирного договора или договора о разделении полномочий с автономией, либо вывода войск или момент проведения свободных всеобщих выборов, либо издание Президентом РФ указа об окончании контртеррористической операции.
Представляется целесообразным, чтобы эти вопросы были решены в разъяснении Верховного Суда России, что упорядочило бы судебную практику по вопросу о признании умершими безвестно отсутствующих в связи с военными действиями.
Днем смерти гражданина, объявленного умершим, считается день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим. В случае объявления умершим гражданина, пропавшего без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, суд может признать днем смерти этого гражданина день его предполагаемой гибели.
Термин «безвестное отсутствие» применяется в двух смыслах. Во-первых, им обозначается явление действительности, когда бесследно исчезает какой-то человек. Во-вторых, так называется правовой институт, созданный для разрешения неопределенности, возникшей из-за исчезновения субъекта каких-то правоотношений. Как явление объективного мира сущность первого не зависит ни от места, ни от времени, а правовой институт в качестве элемента надстройки различен и исторически, и в зависимости от государства, в котором он существует.
В чем же сущность факта безвестного отсутствия? С момента рождения каждый человек становится субъектом права и вступает в многочисленные связи с другими людьми. В детстве это в основном связи с родными, но с возрастом круг связей расширяется. Не все эти связи правовые. Они могут сильно различаться по степени своего значения для человека. Некоторые из них со временем утрачиваются, вместо них возникают новые. Связи правового характера являются правоотношениями. Если один из субъектов таких связей исчезнет, то положение становится неопределенным: правоотношения не закончились, как в случае смерти их субъекта, но и не осуществляются. При безвестном отсутствии утрачиваются все связи субъекта. Если же утрачена лишь часть связей, то безвестного отсутствия нет.
Хотя безвестное отсутствие – институт гражданского права, сам факт безвестного отсутствия имеет более широкое значение, ибо прерывает не только гражданско-правовые связи, но и связи человека, регулируемые другими отраслями права. Так, для государственного права исчезает один из избирателей, для административного – житель какой-то территориальной единицы, для финансового – налогоплательщик и т. д. Однако все эти отрасли права обходились без института безвестного отсутствия, и лишь для гражданского права и близких к нему гражданского процесса, семейного права, трудового права этот институт оказался необходимым, чтобы на основании такого юридического факта, как безвестное отсутствие лица, принять определенные меры.
Какие же правовые отношения и связи делают необходимым гражданско-правовой институт безвестного отсутствия и признания умершим? Прежде всего личные неимущественные права, которые не уничтожаются со смертью человека, не утрачиваются и при безвестном отсутствии и могут только нуждаться в защите другими лицами, поскольку самого человека, обладающего ими, нет и неизвестно, где он находится.
Несмотря на отмеченные различия, в целом нормы о признании безвестного отсутствия и умершим весьма близки, так как они предусмотрены для документального подтверждения факта смерти лица, сомнения в которой у заявителя не имеется. Но если в первом случае необходимо и достаточно проверить архивы ЗАГС, то во втором заявитель должен обосновать свою просьбу ссылкой на доказательства, с достоверностью свидетельствующие о смерти лица в определенном месте и при определенных обстоятельствах, должен доказать, что гибель гражданина не вызывает сомнений.
При объявлении гражданина умершим, его правоспособность никак не зависит от принимаемого судом решения и последующих действий органов ЗАГСа. Это техническое оформление не может повлиять на правоспособность гражданина, либо уже прекратившуюся в момент его смерти, либо сохранившуюся в полном объеме, если гражданин остался в живых, хотя были все основания предположить его гибель (например, при взрыве жилого дома, в котором он находился).
Таким образом, правоспособность, будучи правовой категорией, неразрывно связана с жизнью гражданина и, как и жизнь, лишь единожды возникает и лишь единожды прекращается – в момент его смерти.
Чьи интересы и права могут быть нарушены при установлении факта безвестного отсутствия? Прежде всего, конечно, самого отсутствующего, но также и других связанных с ним лиц. Пропавший без вести не может ничего предпринять для защиты своих интересов и прав. Это приходится делать ex officio государству по просьбе заинтересованных лиц, организаций или по требованию прокурора. В какой степени те и другие интересы требуют защиты, решает суд в зависимости от обстоятельств дела. Однако при возвращении лица, признанного пропавшим без вести, необходимо выяснить, чем было вызвано его отсутствие.
Только при безвестном отсутствии, лица помимо его воли …
На странице представлена краткая версия работы.
Полную версию Вы можете получить в офисах Всероссийского Учебного Центра Elite Education или по электронной почте.

2.Правовое регулирование признания гражданина безвестно отсутствующим
2.1. Цель, основания и условия признания гражданина безвестно отсутствующим

Несмотря на наличие у гражданина индивидуализирующих признаков (фамилия, имя, отчество и место жительства), длительное отсутствие информации о месте его фактического нахождения ведет к юридической неопределенности правового положения этого гражданина, что является нежелательным явлением, поскольку может отрицательным образом сказаться на правах и интересах не только отсутствующего гражданина, но и иных лиц (членов семьи, кредиторов и т.д.). Адекватным правовым средством (гарантией) обеспечения баланса между правами и законными интересами отсутствующего гражданина, иных граждан, их объединений и правомерными интересами общества и государства является установленный федеральным законом судебный порядок признания гражданина безвестно отсутствующим.
Для устранения такой неопределености либо смягчения ее неблагоприятных последствий гражданское право разработало особую юридическую конструкцию — безвестное отсутствие, позволяющую дать решение вопросам, порождаемым фактом отсутствия сведений об исчезнувшем гражданине.
Безвестное отсутствие — это признание судом факта продолжительного отсутствия в месте своего постоянного жительства гражданина, в отношении которого не удалось получить сведений о месте его пребывания.
Закон требует наличия трех условий для признания гражданина безвестно отсутствующим:
— отсутствие сведений о месте его фактического пребывания по месту его постоянного жительства;
— достаточно продолжительный период отсутствия таких сведений;
— невозможность получения этих сведений.
Так, Президиум Московского городского суда в составе: председателя Президиума Егоровой О.А., и членов Президиума  Паршина А.И.,  Дмитриева А.Н.,  Тарасова В.Ф., Курциньш С.Э. рассмотрел в заседании по докладу судьи Курциньш С. Э.  истребованное по надзорной жалобе К. гражданское дело по заявлению П. о признании безвестно отсутствующей К.,
установил:
П. обратилась в Симоновский районный суд г. Москвы с заявлением о признании безвестно отсутствующей К., ссылаясь на то, что последняя зарегистрирована с ней в одной квартире, в которую никогда не вселялась и не проживала в ней, последние сведения о ее местонахождении относятся к 2003 г., розыскными мерами установить местонахождение К. не удалось, признание К. безвестно отсутствующей ей необходимо для снятия ее с регистрационного учета и оформления приватизации.
В судебном заседании заявительница настаивала на своих требованиях.
Заинтересованное лицо К. в суд не явилась.
Представитель заинтересованного лица К. — А.В. по доверенности Я. заявленные требования поддержала.
Решением Симоновского районного суда г. Москвы от 20.03.2007 г. постановлено: заявленные требования удовлетворить. Признать К., 07 февраля 1964 года рождения, уроженку Ростовской области, Константиновского района, Н, зарегистрированную по адресу: г. Москва, ул. М, д. 55, к. 4, кв. 23, безвестно отсутствующей.
В кассационном порядке указанное решение не обжаловалось и вступило в законную силу 02 апреля 2007 г.
В надзорной жалобе К. ставит вопрос об отмене решения Симоновского районного суда г. Москвы от 20.03.2007 г., просит принять новое решение, отказав П. в удовлетворении ее требований.
Определением судьи Московского городского суда от 28.12.2007 г. гражданское дело по заявлению П. о признании безвестно отсутствующей К. истребовано в Московский городской суд.
Определением судьи Московского городского суда от 06.02.2008 г. гражданское дело направлено для рассмотрения по существу в Президиум Московского городского суда.
Обсудив доводы надзорной жалобы, проверив материалы дела,  выслушав К.,  К.  А.В.,  прокурора Росинского В.В., полагавшего судебный акт подлежащим отмене, Президиум Московского городского суда находит доводы, изложенные в надзорной жалобе, обоснованными, а судебное постановление, состоявшееся по данному делу подлежащим отмене. 
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права. 
В надзорной жалобе заявитель указывает, что она безвестно не отсутствовала, проживала на съемной квартире и работала в г. Москве, о чем знали ее близкие родственники, кроме того, Я. не могла принимать участие в деле в качестве представителя К. А.В., так как представленная суду доверенность не соответствует требованиям действующего законодательства.
Указанные доводы заслуживают внимание по следующим основаниям.
В силу ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.
Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.
Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
Судом было установлено, что К. является бывшей снохой К. А.В.- нанимателя трехкомнатной квартиры по адресу: Москва, улица М, дом 55, корпус 4, квартира 23, в которой с 04.11.1997 г. зарегистрирована и П.- правнучка К.  А.В.
Удовлетворяя требования П., суд исходил из того, что с момента регистрации К. в квартиру не вселялась, вещей в квартире не имеет, в настоящее время ее местонахождение неизвестно, предпринятыми розыскными мерами обнаружить ее не представилось возможным.
Суд посчитал факт отсутствия сведений о местонахождении К. более года в месте ее жительства установленным, поскольку доказательств подтверждающих обратное суду не представлено, а судом таких сведений не добыто.
С этими выводами суда согласиться нельзя, поскольку решение постановлено без установления имеющих значение фактов для разрешения настоящего дела, с нарушением норм материального и процессуального права.
В силу ст. 42 ГК РФ гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания.
Приняв заявление к производству, в соответствии со ч. 1 ст. 278 ГПК РФ судья при подготовке дела к судебному разбирательству выясняет, кто может сообщить сведения об отсутствующем гражданине, а также запрашивает соответствующие организации по последнему известному месту жительства, месту работы отсутствующего гражданина, органы внутренних дел, воинские части об имеющихся о нем сведениях.

Если же срок, в течение которого о нем ничего не известно, достигает пяти лет, либо есть основания полагать, что он погиб в результате катастрофы или.