утверждении мирового соглашении и самого мирового исключается возможность оспаривания мирового соглашения как сделки без.

Мировое соглашение (Нестолий В.)

   Судебные дела достаточно часто решаются составлением мирового соглашения. Но далеко не всегда его условия устраивают всех. Что делать, если суд уже подтвердил обязательства обеих сторон? Попробуем разобраться и понять, как оспорить мировое соглашение утверждённое определением суда и сделать это грамотно.

Что такое мировое соглашение?

   Мировое соглашение – это один из видов сделок, которые подтверждаются судом. Если текст одобрен судьей, он приравнивается к судебному решению. В этом случае его можно обжаловать, но необходимо соблюдать сроки подачи жалобы и имеют причину для нее.

Мировые соглашения очень часто достигаются:

  • в спорах о наследстве (при выкупе доли квартиры у других наследников);
  • в спорах о выплате алиментов;
  • при принятии решения о банкротстве компании или физического лица;
  • во многих других случаях.

Можно ли оспорить мировое соглашение?

   Уже принятый к исполнению документ оспорить можно, но далеко не всегда судьи идут на это. Нужны очень серьезные основания для отмены мирового соглашения в вопросах наследства или по выплате алиментов. А вот если вопрос связан с бизнесом, провести процесс значительно легче. Можно «зацепиться» не только за неисполнение, но и даже за размытую формулировку.

   Очень часто юристам требуется обеспечить оспаривание мирового соглашения в деле о банкротстве. Процедура эта описана в законе 26.10.2002 N 127-ФЗ, где статья 162 прописывает условия обжалования определения об утверждении документа. Оно может быть проведено, если участвующие в деле лица или третьи лица выявили нарушение своих прав. В таком случае для изменения условий соглашения необходимо представить доказательства нарушения интересов во время обжалования.

   Повторное рассмотрение возможно, если заявитель не знал об обстоятельствах, которые нарушают его интересы, либо вовсе не присутствовал во время обсуждения. Последний вариант наиболее перспективный, так как обжалование мирового соглашения третьим лицом всегда вносит дополнительную информацию по делу. Также важно, чтобы прошло не более месяца с момента выявления обстоятельств, при которых договоренность нарушает чьи-то права.

    Порядок обжалования определения об утверждении мирового соглашения стандартный. Сначала устанавливаются основания, на которых вообще ведется пересмотр. После этого подается заявление. Очень важно уложиться в нужные сроки. Подготовить все документы вам поможет юрист, к которому желательно обратиться, даже если дело кажется простым. Огромное количество бесплатных консультаций будут рады помочь вам с составлением бумаг и соблюдением всех норм процедуры обжалования.

Основания для отмены мирового соглашения

   Исходя из конкретных обстоятельств дела возможны различные способы защиты прав при незаконном определении об отверждении мирового соглашения. При этом, обжалование решения мирового суда возможно самими непосредственными участниками процесса. Так законным основанием для отмены соглашения послужит не разъяснение последствий подписания рассматриваемого документа. Закон возлагает на суд обязанность убедиться, что все, подписывающие мирового соглашение лица, в полной мере понимают его последствия. Поскольку суть подобного документа в подавляющем большинстве случаев сводится к различного рода уступкам, лицо четко должно понимать, что в дальнейшем к этому-же вопросу возвращаться будет нельзя. Заключение мирового соглашения является итоговым актом, заканчивающим судебный спор. Не исполнение судом описанных обязанностей будет достаточной причиной для признания соответствующего определения незаконным.

   Наравне с подписавшими мировое соглашение оспорить такой документ вправе и не участники спора. Не редко защита права собственности в суде происходит, в том числе, через оспаривание мирового соглашения. Причиной для отмены подобного судебного акта послужит представление доказательств, что утвержденное мировое соглашение касается не только истца и ответчика, а также иных лиц, которые в деле не участвовали. В этой связи суд должен отменить имеющееся мировое соглашение и предоставить «право голоса» всем сторонам, интересы которых конкретное судебное разбирательство затрагивает.

   Общим для пересмотра как для участвующих, так и не привлеченных к делу сторон является пересмотр ввиду новых обстоятельств. В данном случае пересмотр дела может быть произведен при наличии таких фактов, которые либо вообще отсутствовали в момент утверждения соглашения, либо не были известны сторонам.

   В качестве примера возможно отметить наличие заблуждения одной из сторон относительно действий оппонента. Так, при рассмотрении вопроса о пересмотре одного из дел Верховный Суд отметил, что отменить мировое соглашение возможно также при заблуждении одного из договаривающихся лиц.

Сроки обжалования мирового соглашения

   В зависимости от выбранного основания для отмены имеющегося мирового соглашения законом предусмотрены следующие сроки для подачи соответствующего обращения в суд:

  1. Общий срок. Данный период предусмотрен для самих спорящих лиц. Утверждаемое мировое соглашение судебное определение по порядку его принятия может быть обжаловано именно в этот срок. В зависимости от суда, где было произведено утверждение мирового соглашения существуют различные сроки – для общей юрисдикции – 15 дней, для арбитражных судов – месяц.
  2. Для отдельных категорий дел, например, для банкротных, установлены сокращенные сроки. При решении вопроса о подаче жалобы необходимо однозначно установить какие именно сроки предусмотрены именно для спорного определения суда с анализом узких, специальных нормативных актов по конкретному делу.

   Важно отметить, что сам по себе формальный пропуск срока совсем не лишает возможности обжаловать судебное определение. Наличие уважительности причин для пропуска срока позволит его восстановить при подаче нужного ходатайства.

   С восстановлением срока. Подобный вопрос актуален для споры, связанные с имущественными правами, когда соглашением затрагиваются интересы иных лиц. В таком случае действуют также вышеуказанные общие сроки. Однако, их исчисление начинает происходить с момента, когда лицо было осведомлено о существовании оспариваемого соглашения.

   Поэтому для восстановления срока следует приложить к жалобе соответствующее заявление с подтверждающими документами о конкретном моменте, когда лицо узнало о наличии спорного мирового соглашения.

   Вновь открывшиеся либо новые факты. При подобных ситуациях определены два срока – 3 и 6 месяцев. Первоначальный срок привязан к моменту, когда лицо узнало о том, что имеются соответствующие новые обстоятельства, которые повлияют на решение вопроса о мировом соглашении.

   При этом, шестимесячный срок является предельным и не зависит от момента осведомленности о рассматриваемых обстоятельствах. Аналогично общим срокам, указанный трёхмесячный срок в равной степени может быть восстановлен при уважительности пропуска.

Какой суд рассматривает заявление об отмене мирового соглашения?

   Конкретный правомочный суд в случае урегулирование гражданских споров при мировом соглашении напрямую взаимосвязан с выбором оснований для оспаривания. При подаче апелляционных / кассационных, либо частных (для общей юрисдикции) жалоб обращаться следует в соответствующий вышестоящий суд.

   Однако, при вопросе отмены мирового соглашения по вновь установленным фактам жалобу необходимо адресовать в тот суд, которым спорное определение об утверждении соглашения вынесено.

Последствия отмены мирового соглашения

   По итогам положительного решения по поступившей жалобе на мировое соглашение судом будет повторно производится рассмотрение дела. Отменяя определение об отверждении соглашения суд одновременно решает вопрос о переходе на обычный порядок разрешения споров с вынесением соответствующего решения. В таком случае необходим отметить, что стороны не лишены всех соответствующих прав, в том числе об увеличении требований в результате индексация взысканных денежных сумм мировым соглашением.

Отзыв о работе нас по составлению мирового соглашения

Поделиться

Автор статьи:

© адвокат, управляющий партнер АБ "Кацайлиди и партнеры"

А.В. Кацайлиди

198 ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны Тем не менее определение об утверждении мирового соглашения может.

Заключение мирового соглашения в гражданском судопроизводстве

Заключение соглашения в порядке ст. 190 АПК РФ

Экономические споры, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, согласно ст. 190 АПК РФ могут быть урегулированы сторонами по правилам, установленным в главе 15 Кодекса «Примирительные процедуры. Мировое соглашение», путем заключения соглашения или с использованием других примирительных процедур, если иное не установлено федеральным законом.

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 09.12.2002 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» (п. 17) указано, что в данном случае применяется правило об утверждении мирового соглашения.

Вместе с тем соглашение не может быть утверждено арбитражным судом, если оно нарушает права и законные интересы других лиц и его положения противоречат закону. Именно поэтому в Постановлении Пленума особо отмечается, что при применении указанной нормы арбитражным судам необходимо исходить из того, что государственные и иные органы, используя примирительные процедуры, не вправе выходить за пределы полномочий, предоставленных им нормативными правовыми актами, регулирующими их деятельность.

При каких обстоятельствах и по каким категориям дел возможно заключение данного соглашения? Журнал «Арбитражная практика» предложил высказаться на сей счет судьям арбитражных судов, ученым, адвокатам.

В. В. БЛАЖЕЕВ, и. о. заведующего кафедрой гражданского процесса МГЮА, кандидат юридических наук, доцент:

— В арбитражном процессе на суд всегда возлагалась обязанность предпринять все необходимые меры, направленные на примирение сторон. В случае его достижения сторонами заключалось мировое соглашение, на основании которого завершалось судебное разбирательство и выносилось определение о прекращении производства по делу.

Принципиальная новизна положений АПК РФ 2002 г. состоит в том, что ст. 138, 190 Кодекса впервые используют термин «примирительные процедуры», допуская их применение как по спорам, возникающим из гражданских, земельных правоотношений, так и по публично-правовым спорам.

Если под примирительной процедурой следует понимать установленный арбитражно-процессуальным законодательством порядок урегулирования спора самими сторонами или с участием других лиц, осуществляемый под контролем арбитражного суда, то в отличие от ранее действовавшего новый АПК РФ предусматривает детальный порядок заключения, утверждения и исполнения мирового соглашения. Данная процедура органически включена в арбитражное судопроизводство и является его составной частью (глава 15 АПК).

Что касается иных примирительных процедур (переговоры, посредничество и др.), то они не нашли закрепления в АПК РФ 2002 г. Содержащееся в п. 2 ч. 1 ст. 135 и ст. 158 АПК РФ упоминание о возможности обращения сторон к посреднику не получило своего дальнейшего развития. В Кодексе отсутствует особый порядок урегулирования споров с его участием.

Итак, в АПК прописана только процедура заключения мирового соглашения. Это не означает, что стороны лишены возможности прибегнуть к услугам посредника или провести переговоры после возбуждения дела в арбитражном суде. Однако указанные действия носят внесудебный характер и совершаются за рамками производства по делу. Речь не случайно идет о совершении отдельных действий, поскольку российское законодательство не предусматривает и внесудебных процедур урегулирования споров.

Второе принципиальное новшество сводится к тому, что в виде общего правила ст. 190 АПК РФ допускает заключение соглашения по делам, возникающим из административно-правовых и иных публичных правоотношений, за отдельными исключениями, предусмотренными федеральными законами.

Сложно согласиться с тем, что данное положение применимо ко всем спорам из публично-правовых отношений, подлежащим рассмотрению в арбитражных судах.

Совершенно очевидно, что невозможно заключить мировое соглашение по делам об оспаривании нормативных правовых актов, поскольку обжалуемый нормативный правовой акт нарушает права и законные интересы не только заявителя, но и других лиц, не участвующих в рассмотрении дела.

Исключено применение процедуры мирового соглашения по делам о привлечении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей к административной ответственности за совершенное правонарушение. По таким делам все вопросы, связанные с совершением административного правонарушения и определением меры ответственности юрлица или индивидуального предпринимателя, могут быть решены лишь арбитражным судом.

Заключение соглашения, как представляется, допустимо при разрешении споров, возникающих из имущественных отношений, регулируемых налоговым, таможенным, финансовым и другим законодательством. Возможность использования института мирового соглашения основана на том, что регулирование налоговых, таможенных и иных публичных отношений осуществляется не только с помощью императивных норм, но и диспозитивных начал. Именно в пределах действия последних и возможна выработка условий заключаемого между сторонами соглашения по делам об оспаривании ненормативных правовых актов, а также о взыскании с юридических лиц или индивидуальных предпринимателей обязательных платежей и санкций.

Так, согласно ст. 64 НК РФ и ст. 121 Таможенного кодекса РФ уполномоченный орган вправе предоставить отсрочку, рассрочку в порядке и на условиях, установленных данными кодексами. Поэтому, если спор о взыскании обязательных налоговых платежей находится на рассмотрении арбитражного суда, стороны могут заключить соглашение, по условиям которого ответчик обязуется погасить задолженность и уплатить причитающиеся штрафы в рассрочку или с отсрочкой платежа.

Не исключается урегулирование спора между сторонами путем заключения мирового соглашения на условиях зачета взаимных имущественных обязательств, возникших из налоговых и иных публичных правоотношений.

Например, Арбитражный суд г. Москвы отказал в иске ФГУП «НПО им. С. А. Лавочкина» к ИМНС РФ по г. Химки о признании неправомерным отказа в проведении реструктуризации задолженности по налогам и сборам, зачисленным в областной бюджет. Апелляционная инстанция Арбитражного суда г. Москвы подтвердила решение арбитражного суда первой инстанции.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные акты и направляя его на повторное рассмотрение, ФАС Московского округа, в частности, обратил внимание на то, что имевшая место переплата налогов за 1996 г. может быть зачтена в счет текущих платежей по заявлению налогоплательщика в порядке, предусмотренном ст. 78 НК РФ. Поэтому при новом рассмотрении дела арбитражному суду следует принять меры для заключения между сторонами соглашения о зачете переплаты в счет текущих платежей или вновь образовавшейся задолженности.

Следовательно, по делам, возникающим из административно-правовых и иных публичных правоотношений, возможно заключение соглашения только в ограниченных случаях. По общему правилу обязательства, вытекающие из публично-правовых отношений, не могут изменяться мировым соглашением.

Поскольку мировое соглашение может заключаться и по спорам, возникающим из публично-правовых отношений, его нельзя рассматривать исключительно как гражданско-правовой договор. Уместной представляется более широкая трактовка мирового соглашения. Таковым является любое соглашение, согласно которому стороны на взаимовыгодных условиях в пределах предоставленных им полномочий ликвидируют спор, что влечет прекращение производства по делу.

Н. В. СЕРДЮКОВА, начальник отдела анализа и обобщения судебно-арбитражной практики Арбитражного суда Томской области, кандидат юридических наук; Д. В. КНЯЗЕВ, аспирант кафедры гражданского процесса Томского государственного университета:

—Как известно, вся российская правовая система делится на две большие группы отраслей, кардинально отличающихся друг от друга механизмом правового регулирования, — это частноправовые и публично-правовые отрасли.

Публичным отраслям присущ императивный метод правового регулирования. Если же для описания отрасли права использовать способы (средства) правового регулирования, то для публичных отраслей будет характерно обязывание (предписание совершить какие-то действия) и запрет (возложение обязанности воздерживаться от определенных действий).

Диспозитивный метод правового регулирования, т. е. возможность для сторон правоотношения урегулировать свои действия по собственному усмотрению, и такой способ (средство) регулирования как дозволение (предоставление субъекту права на совершение определенных положительных действий) характерны для частноправовых отраслей права. Договор, соглашение сторон в каком бы то ни было виде возможны лишь там, где нормы отрасли, регулирующей соответствующие отношения, допускают усмотрение сторон правоотношения. Однако сами публично-правовые отрасли российского права неоднородны в том смысле, что в них могут содержаться нормы, принадлежащие к различным режимам правового регулирования.

Поэтому разрешение спора из каких-либо отношений посредством мирового соглашения возможно лишь в том случае, если нормы, регулирующие эти отношения, носят диспозитивный, дозволительный характер. Поскольку возможность заключения мирового соглашения лежит в плоскости не столько процессуального, сколько материального права, точнее, отраслей, которые регулируют публичные отношения, необходимо разобраться, допускают ли публичные материальные отрасли договорное регулирование правоотношений.

По делам об оспаривании нормативных актов мировые соглашения недопустимы. При утверждении соглашения по спору о признании нормативного акта недействительным неизбежно нарушались бы интересы третьих лиц, поскольку нормативный акт, в силу своей природы, распространяется на неопределенный круг лиц. А это прямо запрещено ч. 3 ст. 139 АПК РФ.

Дела об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц. В основном это споры из административных и финансовых отношений. Отличительными чертами метода регулирования административного и финансового (а также налогового как института финансового) права является императивность большинства норм, жесткое нормирование поведения участников отношений, их неравноправность, подчиненность одного другому.

Такой характер регулирования позволяет говорить о невозможности заключения какого-либо соглашения субъектами рассматриваемых отношений. Однако в науке административного права уже продолжительное время разрабатывается концепция административного договора и, как следствие, возможность диспозитивного регулирования некоторых публичных правоотношений. Это позволяет предположить, что и в судебном процессе возможно применение административного договора в качестве прототипа мирового соглашения (может, считать его «иной примирительной процедурой», предусмотренной ст. 190 АПК РФ?).

Очевидно, что невозможно мировое соглашение в виде нормативного договора (в том числе договоров о компетенции). Исключается мировое соглашение в виде генерального, регионального, отраслевого, тарифного соглашения. Договоры о взаимодействии (сотрудничестве) чаще всего носят декларативный характер и вряд ли могут приобрести вид мирового соглашения в рамках арбитражного судопроизводства. Не берем случаи, когда такие договоры помимо деклараций содержат в себе гражданско-правовые обязательства. Урегулирование спора из них посредством мирового соглашения не вызывает сомнений.

Государственные контракты об обеспечении государственных нужд, хоть и причисляются к административным договорам, носят ярко выраженный гражданско-правовой характер. Спор из государственного контракта будет рассматриваться в исковом порядке, заключение мирового соглашения в котором — обычное дело. Договоры о компетенции, как уже говорилось, являются нормативными. Однако к ним также относятся договоры между госорганами и частными лицами о передаче (делегировании) и наделении государственно-властными полномочиями, которые носят индивидуальный (правоприменительный) характер. Из договора возможен спор, когда юридическое лицо оспаривает какие-либо действия госоргана или должностного лица, который будет рассматриваться по правилам главы 24 АПК РФ.

Теоретически заключение соглашения в рамках арбитражного судопроизводства, регулирующего спор, возникший из указанных отношений, возможно. Спор должен носить экономический характер. Однако необходимо учесть особый порядок утверждения упомянутого договора государственным органом, чаще всего четкую регламентацию нормативными актами условий соглашения, действий государственного органа по заключению подобных соглашений. А это делает практически невозможным примирение сторон.

Кроме того, полномочия на заключение мирового соглашения согласно ст. 62 АПК РФ должны быть специально оговорены в выдаваемой представителю доверенности. Сложно предположить, что представитель государственного органа, представляющий интересы государства и прежде всего госбюджета, будет наделен таким правом в доверенности.

Споры из бюджетных отношений. Большинство норм бюджетного права как «института государственных доходов», входящего в круг общественных отношений, урегулированных нормами финансового права, носят императивный характер. Заключение мировых соглашений по таким спорам недопустимо. Однако здесь возможны споры, имеющие публично-правовой характер. Они будут рассматриваться не на основании раздела III АПК РФ, а в порядке искового производства. Это спор из договора о бюджетном кредите, не связанный с взысканием обязательных платежей и санкций или обжалованием акта госоргана о бесспорном взыскании этих платежей. По нему стороны могут заключить мировое соглашение.

Споры из налоговых правоотношений (в том числе дела о взыскании обязательных платежей и санкций). Возможность урегулирования процедуры взыскания налогов (сборов), пени и санкций путем заключения мировых соглашений и применения иных примирительных процедур представляется спорной, поскольку судебные органы в данном случае занимаются проверкой правильности взыскания соответствующих сумм, составляющих часть казны Российской Федерации. В литературе высказывается мнение, что при урегулировании налогового спора, точнее, при взыскании налога стороны под контролем суда могут договориться о рассрочке его уплаты.

С этим трудно согласиться. Во-первых, нормы о предоставлении отсрочки (рассрочки) уплаты налога (сбора, пени) носят императивный характер и не допускают усмотрение государственного органа. Во-вторых, о предоставлении отсрочки (рассрочки) не может быть заключено какое-либо соглашение. Согласно Налоговому кодексу РФ об этом должно быть принято решение компетентного органа.

В п. 1 ст. 63 НК РФ говорится об органах, имеющих право на предоставление отсрочки (рассрочки) по налогу (сбору, пени). Как правило, это финансовые органы (Минфин России либо соответствующие органы субъектов РФ). В то время как взысканием неуплаченного налога занимаются налоговые органы. Именно они выступают одной из сторон спора в арбитражном суде.

Однако НК РФ предусматривает и другие способы изменения срока уплаты налога (сбора, пени) — налоговый кредит и инвестиционный налоговый кредит. Дело о расторжении договора об (инвестиционном) налоговом кредите рассматривается в порядке искового производства. Большинство из условий договора (п. 6 ст. 67 и п. 6 ст. 65 НК РФ) стороны могут устанавливать самостоятельно. Поэтому, как нам представляется, при рассмотрении дела о расторжении указанных договоров стороны могли бы заключить мировое соглашение, в котором как-то иначе оговорить условия договора. Это еще один пример спора из публичных правоотношений, который подлежит рассмотрению в порядке искового судопроизводства.

Заключение мирового соглашения по делам об административных правонарушениях также вызывает сомнения. Нормы о привлечении к административной ответственности носят императивный характер и не могут быть изменены по соглашению сторон. Арбитражный суд при рассмотрении заявлений о привлечении к административной ответственности и об обжаловании постановлений о привлечении к таковой должен оценить правильность либо неправильность применения норм административного законодательства и речи о какой-либо договоренности между сторонами здесь быть не может.

Н. М. СЕРЕГИНА, адвокат Адвокатской конторы № 23 «Бутырская» коллегии адвокатов «Московская городская коллегия адвокатов»:

— Расширение сферы применения примирительных процедур в арбитражном процессе по АПК РФ 2002 г. обусловлено новым концептуальным подходом законодателя к формулированию задач судопроизводства в арбитражных судах. Одна из них — содействие становлению и развитию партнерских деловых отношений, формированию обычаев и этики делового оборота (п. 6 ст. 2). Представляется, что именно использование примирительных процедур наиболее полно способствует реализации указанной задачи на практике. Включение в АПК РФ ст. 190 «Примирение сторон» дает юристам повод переосмыслить привычные представления о целях, видах и границах примирения в целом.

Однако обращает на себя внимание и другое — общая позитивная тенденция по расширению применения примирительных процедур в контексте дел, возникающих из публичных правоотношений, проявилась в большей степени декларативно, нежели практически. Статья 190 АПК РФ предельно лаконична и малоинформативна. Главы же 23—26 Кодекса, регулирующие производство по отдельным категориям дел, возникающих из публичных правоотношений, напротив, объемны и детальны. Сложившаяся ситуация предоставляет сторонам и арбитражному суду значительный простор для толкования.

Можно констатировать, что факт включения обсуждаемой нормы в АПК РФ, вопреки ожиданиям, не внес ясности в правоприменительную практику, породив среди ученых и практиков несколько прямо противоположных точек зрения: 1) данная статья — «мертвая», применять ее на практике невозможно, так как она несовместима с императивным методом регулирования («власть-подчинение»), присущим делам, возникающим из публичных правоотношений; 2) применимость статьи напрямую зависит от категории дела и, значит, она имеет ограниченное действие; 3) примирение возможно по любой категории дел, если федеральным законом не установлено иное, но использование классической его формы — мирового соглашения — возможно не всегда; 4) препятствий для широкого использования мирового соглашения нет, если, конечно, каким-либо федеральным законом не будет установлено иное; вместе с тем возможное содержание мирового соглашения предопределяется категорией дела.

Какой же практический потенциал заложен в ст. 190 АПК РФ? Структурно она расположена в главе 22, посвященной особенностям рассмотрения дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений. Следовательно, в ней должны содержаться какие-либо отличия от общей нормы, касающейся примирения сторон, изложенной в ст. 138 АПК РФ и относящейся к главе 15 «Примирительные процедуры. Мировое соглашение».

Содержатся ли такие особенности в ст. 190 АПК РФ и если да, то в чем они состоят? Буквальное толкование этой нормы позволяет установить лишь одну особенность примирения сторон — оно возможно только по экономическим спорам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений (п. 1—4 ст. 29 АПК РФ), и невозможно по «другим» делам, возникающим из данных правоотношений (п. 5 ст. 29).

Систематический анализ ч. 5 ст. 49, ч. 2—3 ст. 139, ч. 6 ст. 141 и ст. 190 АПК РФ позволяет сделать вывод, что при решении вопроса об утверждении арбитражным судом мирового соглашения в рамках раздела III Кодекса действует следующий принцип: заключенное сторонами мировое соглашение по любому экономическому спору, возникающему из административных и иных публичных правоотношений, подлежит утверждению, если не установлено, что оно противоречит федеральному закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

В случае отказа в утверждении мирового соглашения в определении должны быть указаны конкретные мотивы, по которым арбитражный суд пришел к таким выводам, со ссылкой на федеральные законы (п. 6 ч. 1 ст. 185 АПК РФ). Данное определение может быть обжаловано (ч. 9 ст. 141,ч. 1,3 ст. 188).

В АПК РФ не раскрывается понятие «другие примирительные процедуры» и, следовательно, нет императивного требования о том, что они должны быть направлены именно на прекращение дела, как утвержденное мировое соглашение. Поэтому невозможность утверждения арбитражным судом мирового соглашения по тому или иному делуне исключает применения по этому же делу других примирительных процедур (например, посредничества), если иное не установлено федеральным законом (ч. 2 ст. 138, ст. 190 АПК РФ).

Продолжая многолетнюю дискуссию по вопросу о единстве правовой природы гражданского и арбитражного процессов, в свете ст. 190 АПК РФ нельзя не затронуть вопрос: почему в ГПК РФ, принятом спустя лишь несколько месяцев после АПК РФ и имеющем подраздел III«Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений», норма, аналогичная ст. 190 АПК РФ, отсутствует? Вряд ли такое очевидное расхождение позиций законодателя обусловлено природой самих дел, возникающих из публичных правоотношений, проявляющейся в условиях гражданского и арбитражного процесса по-разному.

Практика применения ст. 190 АПК РФ начала складываться и в гражданском процессе, причем задолго до появления самой законодательной новеллы. Так, один из районных (тогда — межмуниципальных) судов г. Москвы утвердил мировое соглашение по жалобе К. на действия сельской администрации по составлению акта о допущенных К. нарушениях порядка пользования земельным участком и выдаче несоответствующей действительности справки. По условиям мирового соглашения, в частности, «администрация признает, что ею неверно обозначена боковая граница его участка… выносит распоряжение и устанавливает длину участка, границы между домами… признает необоснованными акт и справку».

Интересен пример не тем, что Мосгорсуд отменил определение суда первой инстанции, как не соответствующее ч. 2 ст. 34 ГПК РСФСР (действующей в тот момент), а тем, какие мотивы явились к тому основанием: «…в нарушение данной нормы суд не проверил, нарушает ли мировое соглашение интересы третьих лиц, в частности владельца земельного участка… С», «рассмотрев дело в отсутствие С, суд лишен был возможности проверить ее доводы, хотя они имели существенное значение», «кроме того, суд не обсудил, имеется ли спор о праве между сторонами».

Отменив определение об утверждении мирового соглашения по делу, возникшему из публичного правоотношения, по «второстепенным» основаниям, Мосгорсуд фактически признал правомерность позиции районного суда относительно самой возможности применения данной процедуры по таким делам. Первоначальная, эмоциональная реакция на выводы кассационной инстанции: «Не может быть!», — уступает место другой, менее предвзятой позиции: «А почему собственно нет?».

О. А. НАУМОВ, начальник Управления анализа и обобщения судебной практики Высшего Арбитражного Суда РФ:

— Учитывая содержание ст. 190 АПК РФ, Пленум ВАС РФ разъяснил арбитражным судам, что в данном случае применяется правило об утверждении мирового соглашения (п. 17 Постановления от 09.12.2002 № 11).

Таким образом, допустимо утверждать, что стороны по экономическому спору, возникшему из публичных правоотношений, вправе заключить соглашение, не являющееся мировым, но которое может быть утверждено арбитражным судом при наличии оснований, необходимых для утверждения мирового соглашения. Кроме того, при утверждении такого соглашения производство по делу также подлежит прекращению (ч. 2 ст. 150 АПК РФ).

Поскольку Кодекс отмечает, что при рассмотрении экономических споров, возникающих из публичных отношений, примирительные процедуры возможны, если иное не установлено федеральным законом, на первый взгляд может показаться, что утверждение соглашения между сторонами в данном случае всегда возможно, если федеральным законом не установлен прямой запрет. Однако нельзя не учитывать, что соглашение заключается по правилам заключения мирового соглашения, а последнее не может нарушать права и законные интересы других лиц и противоречить закону (ч. 3 ст. 139 АПК РФ).

Отсюда следует важный вывод: не может быть заключено соглашение, запрет на заключение которого хотя прямо и не предусмотрен федеральным законом, но которое не соответствует положениям ч. 3 ст. 139 Кодекса.

Указанное обстоятельство потребует от сторон, желающих использовать примирительные процедуры по спору, вытекающему из публичных правоотношений, внимания и умения анализировать закон в каждом конкретном случае.

Например, юридическим лицом оспаривается решение административного органа о взыскании штрафа в размере 150 МРОТ за неправомерное осуществление деятельности без лицензии, когда ее наличие обязательно (ч. 1 ст. 19, ст. 20 КоАП РФ). Сомнительно, чтобы соответствовало закону соглашение сторон, по которому размер штрафа устанавливается в меньшем размере. Ведь разрешение этого вопроса не входит в компетенцию лица, совершившего правонарушение.

Аналогичная ситуация может возникнуть при рассмотрении требования заявителя о признании нормативного акта недействующим или ненормативного акта недействительным. Вряд ли возможно утверждение арбитражным судом соглашения, по которому, к примеру, орган, принявший оспариваемый акт, обязуется отменить его через определенное время.

Думается, вне компетенции сторон находится и решение вопроса о признании действий (бездействия) государственных и иных органов незаконными, так как суждение по нему вправе высказать лишь суд при рассмотрении дела по существу.

Однако не исключены соглашения, которые определяют порядок исполнения оспариваемых решении государственных и иных органов. Но при этом необходимо учитывать, что эти органы, используя примирительные процедуры, не вправе выходить за пределы полномочий, предоставленных им нормативными правовыми актами, регулирующими их деятельность (п. 17 Постановления Пленума ВАС РФ от 09.12.2002 № 11). Так, превышением государственным органом своих полномочий было бы подписание им с лицом, привлеченным к административной ответственности, соглашения об уплате штрафа по истечении срока давности исполнения постановления о назначении административного наказания, предусмотренного ст. 31.9 КоАП РФ.

Т. А. ЗВЕЧАРОВСКАЯ, первый заместитель председателя Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа:

— Прежде всего следует отметить, что в ст. 190 АПК РФ законодатель предусматривает возможность заключения не мирового соглашения, а соглашения по правилам, установленным главой 15 АПК РФ.

Словосочетание «по правилам» в тексте Кодекса употребляется при регулировании сходных процедур, которые в то же время имеют свои особенности. Например, подобным образом урегулирован порядок рассмотрения отдельных категорий дел в апелляционной, кассационной инстанциях.

Следовательно, формулировки, используемые в ст. 190, позволяют сделать вывод, что АПК РФ учитывает специфику правового регулирования публичных правоотношений и не отождествляет в полной мере понятия «соглашение» и «мировое соглашение».

Допуская возможность проведения примирительных процедур по экономическим спорам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, законодатель в первую очередь ориентируется на цели и задачи правосудия, которые достигаются в полной мере при урегулировании экономического спора путем примирения субъектов спорных правоотношений.

До принятия АПК РФ 2002 г. судебно-арбитражная практика выработала иные подходы к возможности заключения мирового соглашения по делам указанной категории. Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 31.10.96 № 13 (ред. от 09.07.97) «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции» рекомендовал судам исходить из невозможности заключения мирового соглашения по делам, возникающим из административных правоотношений. Во многом такой подход объясняется тем, что подавляющее число норм права, регулирующих административно-властные отношения, носят императивный характер.

Вместе с тем соответствие (несоответствие) нормам права и нарушение прав и законных интересов других лиц являются критериями законности достигнутого между сторонами соглашения и влияют на возможность его утверждения арбитражным судом. Исключить же саму возможность заключения соглашения по делам такого рода они, на наш взгляд, не могут.

Например, взыскатель по исполнительному производству обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя. Как правило, такие заявления призваны побудить судебного пристава к осуществлению исполнительных действий. Заявителю в данном случае важно, чтобы его право было защищено в максимально короткий срок. Для него может не иметь принципиального значения то, на основании какого судебного акта это будет осуществлено — решения или определения.

Предположим, что судебный пристав-исполнитель признает, что в установленные законом сроки он не приступил к осуществлению исполнительных действий и заключает с заявителем соглашение, где констатируется факт незаконности его бездействия и предусмотрены сроки, в течение которых будут устранены допущенные нарушения прав заявителя. Данное соглашение не противоречит Федеральному закону «Об исполнительном производстве». Оно содержит сведения, которые согласно ст. 201 АПК РФ должны быть отражены в решении арбитражного суда по делам такого рода, право заявителя восстанавливает, прав иных лиц не нарушает.

Кроме того, достижение соглашения избавляет судебного пристава-исполнителя от необходимости доказывания обстоятельств дела, а суд от оценки доказательств, что, в свою очередь, способствует экономии процессуального времени. Возможность окончания рассмотрения дела путем заключения соглашения, на наш взгляд, следует только приветствовать.

Конечно, в силу большого количества императивных норм по указанным делам она значительно сужена, если сравнивать со спорами, вытекающими из гражданских правоотношений. Однако такая возможность все же имеется и арбитражным судам следует в полной мере ее использовать.

С. В. ЧЕБОТАРЕВА, старший консультант Управления совершенствования законодательства Высшего Арбитражного Суда РФ:

— Согласно положениям ч. 1 ст. 197 АПК РФ правила административного судопроизводства, в порядке которого рассматриваются дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, применяются и при оспаривании решений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя с учетом особенностей, установленных главой 24 АПК РФ.

Дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, рассматриваются по общим правилам искового производства с учетом особенностей, установленных в разделе III Кодекса, если иные правила не предусмотрены федеральным законом (ч. 1 ст. 189 АПК РФ).

В силу того, что глава 24 помещена в раздел III Кодекса, на нее, по логике законодателя, должны распространяться особенности рассмотрения дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, в том числе положения ст. 190, предусматривающей возможность примирения сторон.

Следует отметить, что сторонами такого спора выступают заявитель, чьи права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности нарушены либо на него незаконно возложены какие-либо обязанности, созданы иные препятствия для осуществления упомянутой деятельности, и судебный пристав-исполнитель.

Статья 190 АПК РФ содержит важное ограничение, согласно которому невозможность заключения сторонами соглашения или использования других примирительных процедур должна быть установлена федеральным законом. Федеральный закон от 21.07.97 №119-ФЗ «Об исполнительном производстве», в силу даты его принятия и не внесения в последующем поправок, не содержит подобного ограничения. Данное положение объясняется и тем, что до принятия АПК 2002 г. считалось недопустимым заключение мирового соглашения по делам, возникающим из административных правоотношений.

Проанализировав норму ст. 190 АПК РФ, представляется, что примирение сторон спора с участием судебного пристава-исполнителя возможно. При этом согласно п. 17 Постановления Пленума ВАС РФ от 09.12.2002 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» судебный пристав-исполнитель при использовании примирительных процедур не вправе выходить за пределы полномочий, предоставленных ему федеральными законами «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах».

Таким образом, судебный пристав-исполнитель в рамках возбужденного им исполнительного производства вправе участвовать в примирительных процедурах только в тех случаях, когда законодательство об исполнительном производстве предоставляет ему право выбора при совершении тех или иных исполнительных действий. Однако определять условия заключения соглашения будет судебный пристав, поскольку именно он назначает срок для добровольного исполнения требований исполнительного документа (п. 3 ст. 9 ФЗ «Об исполнительном производстве»). Этот срок не может превышать пяти дней. Можно привести и другой пример. В соответствии с п. 5 ст. 46 названного Закона судебному приставу-исполнителю предоставляется право в первую очередь обратить взыскание на те виды имущества или предметы, принадлежащие должнику, на которые ему укажет сам должник.

Перечень таких случаев весьма ограничен, что объясняется преобладанием в публичном праве императивных норм и широкими полномочиями суда как контролирующего органа на стадии исполнения судебных актов.

Кроме того, при заключении данных соглашений надо иметь в виду, что решение вопросов об отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта, изменении порядка и способа его исполнения в силу ст. 324 Кодекса является исключительной прерогативой суда, а не судебного пристава-исполнителя.

Институт примирения сторон по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений (ст. 190 АПК РФ), с участием судебного пристава-исполнителя на практике пока не применяется. Причины тому самые разные: новизна данного института для российского арбитражного процесса, отсутствие должного правового регулирования порядка его применения в законодательстве об исполнительном производстве.

Отметим, что и в проекте Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об исполнительном производстве», подготовленном депутатами Государственной Думы РФ, отсутствует упоминание о возможности использования примирительных процедур с участием судебного пристава-исполнителя.

Несомненно, указанный институт должен получить необходимую правовую регламентацию, а его применение будет способствовать более быстрому разрешению разногласий, возникших в процессе исполнения судебных актов.

А. И. БАБКИН, судья Высшего Арбитражного Суда РФ:

— В связи с тем, что практика применения примирительных процедур по налоговым спорам отсутствует, дискуссия представляется весьма полезной. Однако прежде кратко рассмотрим общие вопросы.

Мировое соглашение — одна из форм примирительных процедур, возможность использования которых допускается Кодексом. Соглашение сторон о прекращении судебного спора миром достигается на основе взаимных уступок. Суть мирового соглашения заключается в окончании процесса путем мирного урегулирования спора, т. е. достижения определенности в отношениях между сторонами на основании их волеизъявления.

Большую значимость приобретает роль суда в реализации права сторон на примирение, начиная с принятия искового заявления, в процессе собеседования, в подготовительной части заседания суда и в ходе судебного разбирательства. Проявляя инициативу к мирному урегулированию спора, арбитражный суд тем самым способствует его разрешению без государственного принуждения и на основе взаимоприемлемых для сторон условий. Вместе с тем стороны должны осознавать всю полноту принимаемой на себя ответственности исходя из предусмотренных законом последствий утверждения судом мирового соглашения.

Стороны вправе заключить мировое соглашение и оно может быть утверждено судом на любой стадии процесса, включая исполнительное производство.

Заключенное мировое соглашение, как и любое другое распорядительное действие сторон, осуществляется под контролем арбитражного суда, который всякий раз должен проверить, не противоречит ли представленное сторонами мировое соглашение закону и не нарушает ли оно права других лиц. При наличии указанных обстоятельств суд должен отказать в утверждении мирового соглашения.

По своему процессуальному значению определение суда об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу приравнивается к судебному решению и в случае неисполнения его сторонами подлежит принудительному исполнению. При наличии такого определения истец не вправе повторно обратиться в суд с тождественным иском.

Завершение спора утверждением мирового соглашения не поставлено в зависимость от категории спора. Прямого запрещения не содержится ни в одном из федеральных законов. Однако анализ норм законодательства о налогах и сборах позволяет сделать вывод, что нормативные ограничения все же существуют и заключаются в следующем.

В юридической литературе, в частности авторами комментария к АПК РФ, выражена позиция, согласно которой при заключении соглашения, где одной из сторон является орган государственной власти или должностное лицо и спор носит публичный характер, важно иметь в виду объем полномочий соответствующего лица или органа, определяемый в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, регулирующими их деятельность.

В ст. 190 АПК РФ не используется понятие «мировое соглашение», под которым обычно понимается соглашение между равными сторонами, тогда как в административных или иных публичных правоотношениях стороны не равны, одна сторона по отношению к другой находится в состоянии определенной зависимости в силу отношений «власти и подчинения». Однако и в этом случае, по мнению авторов комментария, между такими сторонами возможно сближение позиций, снятие некоторых разногласий, взаимные уступки, т. е. возможно соглашение, которое также может быть утверждено судом по правилам мирового соглашения.

Таким образом, соглашение сторон в споре, возникшем из публичных правоотношений, — это одна из форм примирения сторон.

Ограничение, препятствующее заключению мирового соглашения, состоит в том, что оно не должно нарушать права и законные интересы других лиц и не должно противоречить закону. Тем самым Кодекс устанавливает контроль суда за распорядительными действиями сторон, что необходимо в интересах защиты прав третьих лиц и публичных интересов.

В большинстве случаев налогоплательщик может быть заинтересован в заключении мирового соглашения по делам, где он, с точки зрения налогового органа, выступает должником перед государством по неуплаченным налогам и сборам. Но здесь, по мнению автора, заключение мирового соглашения невозможно. Оно бы противоречило ст. 57 Конституции РФ, согласно которой каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы.

В этом автор полностью согласен с точкой зрения, высказанной в юридической литературе. Данное положение Конституции РФ нашло отражение в ряде федеральных законов и других актах законодательства о налогах и сборах. Такое требование является императивным. Поэтому основанием для освобождения от указанной обязанности может служить только акт законодательства.

Рассматривая данную проблему, следует исходить из того, что дела о взыскании обязательных платежей представляют собой лишь часть налоговых споров.

На практике довольно часто возникают споры по вопросам, связанным с взысканием штрафов. Такие полномочия предоставлены, в частности, налоговым органам. Причем наряду с обязанностью применять любые, предусмотренные законом инструменты обеспечения выполнения налогоплательщиками и иными обязанными лицами требований налогового законодательства все же решение вопроса о необходимости применения санкций остается за налоговым органом. То есть в этом случае спор, возбужденный в суде по его инициативе, может быть урегулирован мирным путем.

Поводом к возбуждению производства по делу в арбитражном суде может послужить исковое заявление, заявление как налогоплательщика (плательщика сборов, налогового агента, иного лица, по мнению которого его права и законные интересы в сфере налоговых правоотношений нарушены), так и государственного органа, органа местного самоуправления, иных органов.

Правом обратиться в арбитражный суд в установленных АПК РФ случаях обладает также прокурор (ст. 52). В частности, он может обратиться в арбитражный суд с заявлениями об оспаривании нормативных правовых актов, ненормативных правовых актов органов государственной власти РФ, органов государственной власти субъектов Федерации органов местного самоуправления, затрагивающих права и законные интересы организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

По мнению автора, в зависимости от предмета спора названные дела могут завершиться мировым соглашением, если отсутствуют упомянутые ограничения. Что касается оспаривания нормативных актов, то обсуждаемый вариант представляется невозможным, поскольку суд не вправе одобрить нормативный акт, принятый с нарушением закона.

Как известно, полномочия в сфере властных отношений включают в себя совокупность предоставленных прав и возложенных обязанностей. Должностные лица налоговых и таможенных органов, органов государственных внебюджетных фондов реализуют в пределах своей компетенции права и обязанности соответствующих органов. Однако, действуя в соответствии с положениями ст. 190 АПК РФ, должностные лица обязаны соблюдать правовые нормы, направленные на обеспечение прав и законных интересов других лиц. Например, в вопросах формирования бюджета (федерального, регионального или местного), когда речь идет о правах и законных интересах третьих лиц независимо от того, участвуют или не участвуют они в деле.

Налоговые органы вправе предъявлять в суды общей юрисдикции или арбитражные суды иски в случаях, предусмотренных Налоговым кодексом РФ. Например, о взыскании налоговых санкций с лиц, допустивших нарушения законодательства о налогах и сборах, о ликвидации организаций, о признании недействительной госрегистрации юридического лица или физического лица в качестве индивидуального предпринимателя, о взыскании задолженности по налогам, сборам, пеням и штрафам в бюджеты.

Особое значение отводится полномочиям лиц, имеющих право на подписание мирового соглашения. Имеются в виду не общие полномочия представителя, а специальное указание на право заключить мировое соглашение. Оно должно быть особо оговорено в доверенности, выдаваемой представляемым лицом в соответствии со ст. 62 АПК РФ.

Таким образом, если в доверенности представителя налогового органа прямо не прописано его право на заключение мирового соглашения, за пределы доверенности представитель выйти не может. Вместе с тем возможные мирное урегулирование спора, если в суде присутствует непосредственно руководитель налогового или иного органа, являющегося стороной по делу.

Заочный круглый стол организовала и провела
Виктория Владимировна ПЕТРОВА,
научный консультант рубрики «Дискуссия»,
помощник судьи Высшего Арбитражного Суда РФ,
кандидат юридических наук

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Мария Ерохова «Соотношение содержания мирового соглашения и предмета иска»

Указанные авторы высказывают мнение, что «определение суда общей юрисдикции об утверждении мирового соглашения между кредитором.

Законодательная база Российской Федерации

Арбитражный суд принимает меры для примирения сторон, содействует им в урегулировании спора (ч. 1 ст. 138 АПК РФ). При этом стороны вправе заключить мировое соглашение на любой стадии арбитражного процесса по любому гражданскому делу, в том числе и при исполнении судебного акта (ст. 139 АПК РФ). Для реализации указанной задачи суд разъясняет сторонам их права и обязанности, последствия совершения или несовершения ими процессуальных действий в установленный срок (п. 1 ч. 1 ст. 135 АПК РФ), право обратиться к суду на любой стадии арбитражного процесса в целях урегулирования спора миром, а также принимает меры для заключения сторонами мирового соглашения, содействует примирению сторон (п. 2 ч. 1 ст. 135, ч. 2 ст. 158 АПК РФ). Между тем стороны должны заключить такое мировое соглашение, которое не только бы не нарушало действующего нормативного регулирования, но и не нарушало бы прав и законных интересов третьих лиц (ч. 3 ст. 139 АПК РФ). Следует обратить внимание, что это — прямое указание закона. В свою очередь стороны при заключении мирового соглашения не всегда могут соблюсти баланс прав и интересов третьих лиц.

Если на имущество наложен арест, то оно уже не может стать предметом мирового соглашения

Анализируя релевантную судебную практику, можно выделить несколько доводов, которые обычно заявляются лицами, участвующими в деле, для последующей отмены состоявшегося мирового соглашения.

Мировым соглашением нарушаются права другого лица, не участвовавшего в деле, но являющегося участником иного спора или исполнительного производства, где также участвует одна из сторон мирового соглашения. Нередки ситуации, когда в отношении одного и того же лица в производстве судов находится несколько судебных дел. Также возможна ситуация, при которой на момент спора или вынесения судебного решения по одному делу в отношении ответчика имеется исполнительный лист по другому делу.

Изменения в Гражданский кодекс РФ (Федеральный закон от 07.05.2013 № 100- ФЗ) дополнили Кодекс ст. 174.1, которая закрепила последствия совершения сделки в отношении имущества, распоряжение которым запрещено или ограничено.

Цитата:«Сделка, совершенная с нарушением запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного в судебном или ином установленном законом порядке в пользу его кредитора или иного управомоченного лица, не препятствует реализации прав указанного кредитора или иного управомоченного лица, которые обеспечивались запретом, за исключением случаев, если приобретатель имущества не знал и не должен был знать о запрете» (п. 2 ст. 174.1 ГК РФ).

Таким образом, на законодательном уровне теперь закреплено, что недобросовестный приобретатель имущества, распоряжение которым запрещено, не сможет получить судебную защиту своих прав по сделке, совершенной в обход запрета (исполнительного листа).

Причины такой позиции объясняются тем, что если суд утвердит мировое соглашение при наличии исполнительного документа в отношении одного из лиц, заключивших такое соглашение, суд примет акт о правах и обязанностях лица, не участвующего в деле. Лица, о правах и обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, вправе обжаловать этот судебный акт по правилам, установленным ст. 42 АПК РФ.

Теперь новеллы ГК РФ подкрепляют положения ч. 4 ст. 80 Федерального закона от 02.10.2007 № 229- ФЗ «Об исполнительном производстве», в соответствии с которой арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости — ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества. При этом в силу п. 1 ст. 129 ГК РФ объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не ограничены в обороте. Таким образом, если на имущество наложен арест судебным приставом-исполнителем, то такое имущество не может являться предметом никакого мирового соглашения.

Так, по одному из дел суд указал, что собственник имущества не вправе распоряжаться самостоятельно имуществом, которое находится под арестом. В ином случае исполнение условий заключенного мирового соглашения может привести к невозможности принудительного исполнения требований о взыскании с ответчика соответствующих денежных средств (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.12.2012 по делу № А45-10026/2012). Аналогичные выводы содержатся в постановлении ФАС Поволжского округа от 17.07.2012 по делу № А49-1892/2012).

При схожих обстоятельствах интересна позиция ФАС Западно-Сибирского округа, который обратил внимание на природу мирового соглашения: такой документ должен быть направлен на разрешение конфликта, а не на отчуждение имущества, выполняя функцию «юридического прикрытия сделок». Более того, суд счел оспариваемое мировое соглашение не соответствующим п. 2 ст. 140 АПК РФ, поскольку в мировом соглашении должны быть оговорены только те обязательства, спор в отношении которых является предметом судебного разбирательства (постановление от 21.04.2011 по делу № А70-2524/2010).

В судебной практике также встречается и иная позиция. Так, арбитражный суд может не принять определение суда общей юрисдикции о наложении ареста на спорный объект недвижимости в качестве доказательства, подтверждающего нарушение прав заявителя.

В одном из дел обеспечительные меры в виде ареста, постановленного судом общей юрисдикции, действовали на момент заключения мирового соглашения. При этом заявитель представил арбитражному суду соответствующие доказательства того, что объект недвижимости уже передан ему ответчиком и не может быть передан истцу в рамках мирового соглашения (акт приема-передачи объекта и соглашение об отступном). Однако суд, сославшись на отсутствие государственной регистрации права собственности на спорный объект недвижимости за заявителем, отказал в удовлетворении его кассационной жалобы (определение ФАС Волго-Вятского округа от 03.02.2011 по делу № А28-1538/2010).

Следует отметить, что, по-видимому, суд ошибочно не придал значение соглашению об отступном и заключенному в его исполнение акту приема-передачи.

Резюмируя сказанное по данному вопросу, следует отметить, что практику о защите прав третьих лиц, не участвующих в процессе, но являющихся участниками исполнительных производств, можно считать в целом устоявшейся в пользу лица, претерпевшего нарушение его права.

Мировое соглашение может нарушать права участника или акционера одной из сторон спора

К данной группе процессуальных нарушений при утверждении мировых соглашений можно отнести заключение мирового соглашения одной из сторон с нарушением порядка, предусмотренного для сделок с заинтересованностью и крупных сделок, либо заключение мирового соглашения, условия которого явно выходят за пределы дела, по которому оно заключается.

Условия соглашения выходят за пределы дела. В научной литературе указывается, что мировое соглашение как процессуальный способ урегулирования спора усилиями сторон своим предметом предполагает взаимные уступки сторон в материальном правоотношении, являющемся предметом процесса1.

Между тем, встречается и позиция, согласно которой основной особенностью мирового соглашения как договора является его в основном односторонне обязывающий характер: в соответствии с мировым соглашением в большинстве случаев обязанности возлагаются на ответчика, права же имеет только истец. Такое положение логично вытекает из сущности мирового соглашения как средства урегулирования спора. Ведь заключается оно в том случае, когда ответчик признает свою вину в нарушении права истца. В противном случае, если исковые требования являются не обоснованными, вряд ли ответчик пойдет на заключение соглашения2. С данной позицией следует согласиться, однако при таком положении вещей роль суда, проверяющего и утверждающего мировое соглашение, возрастает многократно и сводится к защите более слабой процессуальной стороны и других лиц, как участвующих в процессе, так и не участвующих.

В судебной практике нередки ситуации, когда более слабая процессуальная сторона соглашается на мировое соглашение, содержащее злоупотребление правом сильной стороны процесса.

По одному из дел стороны в мировом соглашении указали повышение суммы государственной пошлины, подлежащей выплате по мировому соглашению в случае, если ответчик своевременно не исполнит обязательство по перечислению суммы основного долга. В данном случае суд пришел к выводу, что такое условие не только свидетельствует о внутренней противоречивости (неясности действительной воли контрагентов) мирового соглашения, но также без законных оснований нарушает баланс интересов сторон и порождает трудности в исполнении мирового соглашения (определение ФАС Волго-Вятского округа от 26.01.2012 по делу № А82-13631/2010).

По другому делу о признании сделки недействительной, где стороны решили окончить дело миром с условием выплаты истцу суммы, значительно меньшей стоимости оспариваемого по сделке имущества, суд отказал в утверждении мирового соглашения. Суд обосновал отказ в утверждении мирового соглашения между сторонами тем, что сделка не может являться недействительной или действительной в силу признания ее таковой лицами, участвующими в деле.

Таким образом, поскольку не может быть утверждено мировое соглашение, предусматривающее денежное возмещение в счет отказа заявителя от требований о признании сделки недействительной, суд отказал в утверждении мирового соглашения (постановление ФАС Московского округа от 28.03.2012 по делу № А40-130686/09-103-634Б). Данные выводы были поддержаны Высшим арбитражным судом РФ (определение ВАС РФ от 16.07.2012 по делу № А40-130686/09-103-634»Б»).

Одной из основных причин, по которым суды отказывают в утверждении мирового соглашения, является запрет на урегулирование мировым соглашением тех вопросов, которые не передавались на рассмотрение суда. В связи с этим стороны не вправе включать в мировое соглашение обязательства, а также условия в отношении имущества, не относящиеся к предмету спора.

Ярким примером такой позиции можно считать следующее дело. По мировому соглашению ответчику, который выступал соинвестором по договору соинвестирования, должны были быть переданы машино-места, являющиеся предметом основного инвестиционного контракта. Суд указал, что положения законодательства об инвестициях не могут быть истолкованы в смысле наделения лиц, финансирующих строительство недвижимости, правом собственности на возводимое за их счет недвижимое имущество (п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 11.07.2011 № 54 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем»). Поэтому мировое соглашение, определяющее условия получения ответчиком машино-мест в инвестиционных объектах на условиях, отличающихся от условий договора соинвестирования, нарушают права и интересы других лиц (постановление ФАС Московского округа от 20.09.2012 по делу № А40-74424/11-28-631).

В то же время превалирующей позицией, является позиция, существенно увеличивающая диспозитивность арбитражного процесса. Согласно этой позиции к мировому соглашению применяются правила о свободе договора. В связи с этим представляет особый интерес и значение определения об утверждении мирового соглашения, в соответствии с которым такой документ является сделкой, утверждаемой судом, и может содержать любые не противоречащие закону условия (постановления Президиума ВАС РФ от 07.06.2012 по делу № А55-18249/2010, от 30.10.2012 по делу № А50-5161/2011).

Значение такой позиции чрезвычайно велико, поскольку теперь акционеры и участники лиц, участвующих в деле, вправе обжаловать мировое соглашение именно как сделку, которая не соответствует законодательству об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью. Обжалование подобных сделок не допускается в отрыве от судебного акта, которым утверждено соответствующее мировое соглашение.

Мировое соглашение нарушает порядок, предусмотренный для сделок с заинтересованностью. Часто стороны при заключении мирового соглашения руководствуются сиюминутным результатом, не обдумывая те последствия, к которым мировое соглашение как сделка может привести акционеров (участников) общества.

Существовала практика, согласно которой заключенное мировое соглашение прекращает гражданско-правовые обязательства в пределах рассматриваемых исковых требований, и не содержит условий, затрагивающих права иных лиц, в том числе участников хозяйственных обществ, на этих лиц не возлагается каких-либо обязанностей. Подобные выводы можно встретить во многих судебных актах (постановления ФАС Северо-Западного округа от 28.09.2009 по делу № А56-39746/2008, Московского округа от 24.02.2010 по делу № А40-67986/09-76-315, Уральского округа от 16.06.2010 по делу № А07-14437/2009, Центрального округа от 26.08.2011 по делу № А62-8446/2009 ; определение ФАС Уральского округа от 16.06.2010 по делу № А07-14438/2009).

Однако существовала также и противоположная судебная практика, указывающая на обязанность суда осуществлять проверку соответствия утверждаемого им мирового соглашения требованиям корпоративного законодательства. На наличие указанных точек зрения в судебной практике указал Высший арбитражный суд РФ (определение от 26.09.2012 по делу № А75-1997/2011). В постановлении Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 9597/12 был разрешен целый ряд вопросов, касающихся защиты прав участников обществ (акционеров). В частности, Президиум ВАС РФ указал, что поскольку предметом мирового соглашения могут быть сделки, у соответствующего суда имеется обязанность по проверке мирового соглашения на соответствие императивным нормам закона о сделках. Также Президиум указал, что суд должен проверять представленное на утверждение либо оспариваемое мировое соглашение на соответствие указанным нормам закона при наличии соответствующих доказательств, представленных заинтересованными лицами.

Если взять процедуру утверждения мирового соглашения судом, то из приведенного текста Постановления ВАС РФ можно сделать вывод о том, что мировое соглашение должно быть утверждено судом только после изучения соответствующих доказательств, которые свидетельствовали бы о соблюдении порядка заключения соответствующей сделки обеими сторонами. Более того, эти доказательства должны быть затребованы именно судом. Иными словами, данный вывод можно толковать как обязанность суда запрашивать всякий раз дополнительные доказательства, которые бы подтверждали отсутствие нарушений прав третьих лиц, в частности участников (акционеров) лиц, участвующих в деле, если стороны не приложили их к соответствующим ходатайствам.

Новая ст. 173.1 Гражданского кодекса РФ напрямую урегулировала недействительность сделок, совершенных без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления. Законодатель установил оспоримость таких сделок, если только законом не предусматривается, что такие сделки являются ничтожными.

В принципе, ничего нового законодатель не придумал. Он закрепил в качестве общих положений то, что уже было многократно обкатано судебной практикой всех инстанций — п. 5 ст. 46 Федерального закона от 08.02.1998 № 14- ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и п. 6 ст. 79 Федерального закона от 26.12.1995 № 208- ФЗ «Об акционерных обществах».

Также следует отметить, что, несмотря на нововведения относительно недействительности сделки, совершенной без надлежащего согласия, остается прежней и практика, согласно которой лицо, оспаривающее сделку, совершенную во исполнение утвержденного судом мирового соглашения, должно оспаривать и сам судебный акт, которым мировое соглашение утверждено. Оспорить подобную сделку при наличии утвержденного судом мирового соглашения можно только путем обжалования судебного акта, которым утверждено это мировое соглашение (постановления Президиума ВАС РФ от 30.09.2003 № 4161/03, от 15.01.2013 № 9597/12).

Между тем суд, рассматривающий жалобу на судебный акт, которым утверждено мировое соглашение, фактически рассматривает по существу спор о признании сделки недействительной в связи с нарушением процедуры ее одобрения, поскольку предметом мирового соглашения могут являться сделки. Следовательно, суд, рассматривающий такую жалобу, также вправе оценить представленные заинтересованным лицом доказательства, свидетельствующие о нарушении порядка одобрения сделки или отсутствии такого одобрения.

В данном случае очевидно, что в силу особой правовой конструкции мирового соглашения, предметом которого могут быть сделки, суд лишь отменит судебный акт нижестоящего суда, которым утверждено мировое соглашение.

Рассматривая вопрос об утверждении мирового соглашения, которым нарушаются права и законные интересы третьих лиц, можно с уверенностью сказать, что судебная практика идет по пути защиты добросовестной стороны, чьи права и законные интересы нарушаются заключаемым соглашением.

Мировое соглашение – особая процессуальная конструкция, предметом которой может являться гражданско-правовая сделка. В силу этого при оспаривании судебного акта, которым утверждено мировое соглашение, лицо оспаривает фактически саму сделку, которая являлась предметом указанного соглашения. При этом лицо вправе представить соответствующие доказательства нарушения процедуры одобрения сделки, или отсутствия такого одобрения вовсе.

Таким образом, юрист добросовестной стороны может сослаться на отсутствие соответствующих доказательств одобрения сделки другой стороной, что поможет соблюсти интересы третьих лиц при заключении мирового соглашения.

Звезда
за правильный ответ

Вы внимательно прочитали статью? Тогда ответьте на вопрос:

Неправильно

Правильно!

Утверждено мировое соглашение. Может ли третье лицо оспорить сделку, ставшую предметом соглашения?

Мировое соглашение – особая процессуальная конструкция, предметом которой может являться гражданско-правовая сделка. В силу этого, фактически, при оспаривании судебного акта, которым утверждено мировое соглашение, лицо оспаривает саму сделку, которая являлась предметом указанного соглашения. При этом лицо вправе представить соответствующие доказательства нарушения процедуры одобрения сделки, или отсутствия такого одобрения вовсе.

Да, оспорив судебный акт, которым утверждено соглашение

Нет, так как оно не было участником судебного разбирательства

Нет, такой способ защиты интересов третьих лиц не предусмотрен

Перечитать статью и сдать тест еще раз

Вопрос об утверждении мирового соглашения рассматривается судом в судебном заседании. Лица, участвующие в деле, извещаются.