Эти права – свобода, собственность, безопасность и сопротивление активисты могут критиковать других за нарушение прав человека, но при этом.

Вы точно человек?

 УДК 342.7 

Страницы в журнале: 39-46

Ю.Г. ФЕДОТОВА,

кандидат юридических наук, доцент кафедры государственного права и кафедры гражданско-правовых дисциплин Курганского государственного университета  [email protected]

Рассматриваются проблемы определения понятия массовых и грубых нарушений прав и свобод человека и гражданина и практической реализации механизмов их защиты. Обосновывается вывод о том, что парламентское расследование является действенным правозащитным институтом.

Ключевые слова: права и свободы, массовое нарушение, правозащитный механизм, закон, суд, парламентское расследование.

Massive and Gross Violations of Human Rights and Freedoms of Man and Citizen: Theoretical and Practical Problems

Fedotova Yu.

The problems of definition of the massive and flagrant violations of human rights and freedoms of man and citizen and implementation mechanisms for their protection are considered. The conclusion is  made that the parliamentary inquiry is an effective human rights institution.

Keywords: human rights and freedoms, massive violation, the human rights mechanism, law, court, parliamentary inquiry.

Проблема защиты прав и свобод личности, в особенности от грубых и массовых их нарушений, особенно актуальна не только в масштабах России, но и на международном уровне. Как справедливо отметила в 1998 году Н.Ю. Хаманева, «в настоящее время в нашей стране существует много средств, направленных на охрану прав граждан. Однако права граждан пока еще очень часто нарушаются, а способы их защиты не всегда достаточно эффективны, так как они не акцентированы исключительно на защите прав человека и гражданина. Вот почему возникает проблема не только совершенствования уже имеющихся методов, но и создания новых инструментов… И чем больше действенных способов защиты прав гражданина в современном государстве, тем оно человечнее»[1].

Ученые, проводя исследования по конкретным темам, нередко акцентируют внимание на фактах массовых нарушений прав личности. К массовому нарушению прав граждан приводят, в частности, факты коррупции[2], неуправляемость и неконтролируемость миграционных процессов[3], правонарушения, возникающие в сфере землепользования[4], современное состояние заключения и исполнения потребительских договоров[5], проблемы, возникающие в связи с реализацией права на жизнь и здоровье и оказанием медицинской помощи[6].

Особая значимость проблемы определения понятия массовых и грубых нарушений прав человека и гражданина связана также с тем, что субъектами массовых нарушений прав человека могут быть и публично-правовые образования. В данном случае острым является вопрос о предупреждении и пресечении таких нарушений, о возможности применения и исполнения соответствующих санкций. В литературе отмечается: «Уже сейчас просматриваются определенные элементы соответствующих юридических механизмов, складывающихся в данной сфере юридических конструкций. Вместе с тем в данной сфере назрела необходимость решения на уровне ООН кардинальной политической проблемы о самой возможности использования международных сил для воздействия на государственные структуры стран, в которых происходят под государственной эгидой массовые нарушения прав человека. Практика последних лет в этой области (Косово, Югославия, Ливия) не дала, к сожалению, убедительного, достаточно приемлемого ответа на возникающие здесь острые вопросы. Пожалуй, только правосудная констатация международными судебными инстанциями фактов нарушения прав человека и легитимности соответствующих государственных структур является конструктивным пунктом, открывающим перспективу удовлетворительного решения указанной проблемы»[7].

Для России такие проблемы являются особенно острыми. Зачастую созданные правозащитные институты не способны эффективно выполнять свои функции, нередко констатируют и нарушения прав человека и гражданина в действиях (бездействии) государственных органов и должностных лиц, что может иметь массовый, грубый характер. Так, Европейский суд по правам человека (далее — Европейский суд), рассматривая дело «Илюшкин и другие против Российской Федерации», констатировал нарушение ст. 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года (далее — Конвенция) в связи с отсутствием эффективных внутригосударственных средств правовой защиты, способных исправить положение с неисполнением вынесенных в пользу двадцати девяти заявителей судебных решений, а также п. 1 ст. 6 Конвенции и ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции по причине длительного неисполнения судебных решений, предписывающих руководству Минобороны России обеспечить заявителей-военнослужащих жилыми помещениями. Европейский суд указал: принятие пилотного постановления «Бурдов против Российской Федерации» № 2 и его использование властями имело, в частности, целью введение такого правового средства в российское законодательство для возможно более оперативного устранения на внутреннем уровне нарушений сроков исполнения судебных решений, принятых против органов власти.

Федеральный закон от 30 апреля 2010 года № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее — Закон «О компенсации ущерба») был действительно способен достичь этой основной цели, и он, впрочем, ее достиг в части решения вопросов, связанных с жалобами на задержки исполнения судебных решений, обязывающих государство выплачивать денежные средства из государственных доходов. Однако закон «О компенсации ущерба» не распространяется также на жалобы в отношении задержек в исполнении судебных решений, предписывающих государству любые другие обязательства, отличные от уплаты денежных средств из государственного бюджета. Однако было бы логичным, если бы Закон «О компенсации ущерба» включал в свою область применения эту обширную категорию дел, большее количество из которых регулярно направляется в Европейский суд, и это весьма необходимо, но до настоящего времени не реализовано ни в теории, ни на практике. С учетом изложенного Европейский суд пришел к выводу, что заявители не располагают в российском законодательстве эффективным средством правовой защиты — ни превентивным, ни компенсирующим, способным «…обеспечить необходимое и адекватное устранение нарушений Конвенции относительно необоснованно длительного неисполнения судебных решений по предоставлению жилья, вынесенных в отношении государственных органов власти». Принимая решение о возмещении понесенного морального и материального ущерба, Европейский суд, помимо прочего, признал право заявителей на возмещение «расходов за поднаем жилья», указав, что «…существует непосредственная причинная связь между задержкой исполнения судебного решения, предписывающего предоставление жилья, и необходимостью для истца оплачивать поднаем жилья в ожидании исполнения судебного решения»[8].

Отдельного внимания заслуживает вопрос исполнения судебных решений судебными приставами-исполнителями, эффективности их деятельности и контроля исполнения возложенных полномочий, как ведомственного, так и судебного. Ю.А. Свирин отмечает: «К сожалению, действующее законодательство не содержит эффективных и достаточных гарантий надлежащего исполнения судебными приставами-исполнителями своих обязанностей, и, как следствие этого, очень часто в исполнительном производстве имеют место несоблюдение сроков, формализм, а зачастую и бездеятельность в работе судебных приставов-исполнителей. Отсутствие надлежащего контроля со стороны вышестоящих органов и ответственности порождает, в свою очередь, и безответственное отношение к своей работе самих приставов. Крайне низкой остается исполняемость требований, содержащихся в исполнительных документах»[9]. Зачастую данные проблемы в совокупности приводят к массовым нарушениям прав человека, что также нередко становилось предметом рассмотрения в Европейском суде.

Неисполнение судебного акта, вступившего в законную силу, нарушает саму суть права на судебную защиту, поэтому суд должен не только контролировать действия по исполнению судебных актов, но и оценивать целесообразность и законность их совершения[10]. Всеобщая декларация прав человека 1948 года провозглашает право каждого не просто на эффективное правосудие, но и на восстановление в правах в случае их нарушения, возлагая обязанность восстановления прав на «компетентные национальные суды» (ст. 8). Очевидно, что под восстановлением подразумевается, помимо прямых действий самого суда, направленных на вынесение законного и обоснованного решения, контроль приведения его в исполнение, так как без последнего о реальном восстановлении прав говорить не приходится. Потому, как отмечают ученые, представляется вполне закономерным то обстоятельство, что первое в отношении Российского государства со времени подписания им Конвенции постановление Европейского суда, вынесенное в Страсбурге 07.05.2002 по делу «Бурдов (Burdov) против России», оказалось связанным именно с процессом исполнения (вернее, неисполнения) судебных актов[12].

В целом, как пишет Э.М. Мурадьян, «институт пилотных постановлений — один из самых перспективных процессуальных институтов социальной направленности. <…> Дело, ориентированное на пилотную процедуру и соответствующее решение, может быть начато не только лицом в своем интересе. В таком деле вполне возможно и участие субъектов, полномочных представлять и отстаивать интересы группы, коллектива, юридического лица, иной организации. Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о пилотном постановлении в связи с интересом общества и законности. Пилотное постановление в строгом смысле слова — это судебный акт, которым положительно разрешено требование истца, предъявленное вследствие нарушения права системного характера (нарушения, затрагивающего права множества лиц) или системной аномальной ситуации (в социально-правовом, экономическом или экологическом аспекте). Пилотное постановление направлено на восстановление и защиту права, а также устранение причин и предупреждение негативных материально-правовых последствий такого нарушения. Если заранее известно, что одной и той же ситуацией порождено массовое нарушение прав и на суд в связи с этим может обрушиться бесчисленное множество однородных дел, очевидно, что их обычное процессуальное прохождение будет заведомо иррациональным. Отсюда особая ответственность суда за проведение первого процесса, точность пилотной процедуры, достоверность и корректность определения состава юридически значимых фактов, исследования и оценки доказательств и, наконец, за само пилотное постановление»[13].

Европейский суд нередко констатирует нарушение в России прав и свобод человека и гражданина, носящее массовый характер. В постановлении по делу «Салихов против Российской Федерации» от 03.05.2012 Европейский суд установил нарушение ст. 3 Конвенции в ее материально-правовом и процессуальном аспектах в связи с жестоким обращением со стороны сотрудников милиции и неэффективным расследованием данных обстоятельств, ненадлежащими условиями содержания в отделении милиции, а также нарушение п. 1 и подп. «d» п. 3 ст. 6 Конвенции в связи с несправедливостью уголовного процесса по делу Салихова ввиду непринятия судом достаточных мер по вызову в суд свидетельницы, показания которой, полученные в ходе предварительного следствия, были положены в основу обвинительного приговора. В постановлении по делу «Соловьевы против Российской Федерации» от 24.04.2012 Европейский суд признал нарушение ст. 3 Конвенции в связи с ненадлежащими условиями содержания второго заявителя под стражей, п. 4 ст. 5 Конвенции в связи с отсутствием у первого заявителя юридической помощи во время первого заседания при решении вопроса о заключении под стражу и необеспечением национальным судом личного его присутствия в судебном заседании кассационной инстанции по вопросу избрания ему меры пресечения в виде заключения под стражу, п. 1 ст. 6 Конвенции в отношении первого заявителя в связи с чрезмерной длительностью судебного разбирательства по уголовному делу.

СТАТЬЯ БОЛЬШАЯ, ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Какие права у Вас есть в России?

народной защиты прав и свобод человека и гражданина. случаях нарушения права; предполагается необходимость возведения в закон надлежащей.

5.3. Нарушения прав человека

Киев, 19 сентября 2018.

За последние 3 месяца Мониторинговая миссия ООН по правам человека в Украине зафиксировала 85 случаев нарушения прав человека. Ответственность за 53 из них возлагают на украинскую власть, за 10 – на представителей так называемых «ЛНР»/ «ДНР», за 22 – на российскую оккупационную власть в Крыму. Всего миссия зафиксировала более 160 нарушений, в результате которых пострадали 282 человека, в частности 63 случая нарушения прав человека, связанных с произвольным задержанием, незаконным содержанием под стражей, пытками, сексуальным насилием, физическими расправами по обе линии разграничения. «На подконтрольных Правительству территориях мы продолжаем получать доступ к местам лишения свободы, проводить конфиденциальные интервью в семи городах Украины. Напротив, на территориях контролируемых вооруженными группами, нам отказывают в доступе к задержанным. Такие отказы вызывают у нас обеспокоенность касательно условий содержания под стражей и методов, которые применяются к задержанным», – рассказала Фиона Фрейзер, глава Мониторинговой миссии ООН в Украине, во время презентации доклада в Украинском кризисном медиа-центре.

Эти и другие данные представлены в докладе Мониторинговой миссии ООН по правам человека за период с 16 мая по 15 августа 2018 года. Доклад базируется на результатах 177 интервью с жертвами и свидетелями нарушений прав человека, а также визитах на подконтрольные и неподконтрольные правительству Украины территории.

«В Украине продолжаются военные действия на Востоке, каждый день сотни тысяч людей страдают от обстрелов, ограничений свободы передвижения и доступа к экономическим и социальным правам, задержанные страдают в следственных изоляторах месяцами, ущемляются права национальных меньшинств и преследуется свобода мысли», – отметила Фиона Фрейзер.

Мониторинговая миссия ООН зафиксировала 105 жертв среди гражданского населения в зоне военного конфликта – 12 погибших и 93 раненых. Это на 30% больше по сравнению с предыдущим отчетным периодом, и на 37% меньше по сравнению с аналогичным периодом в 2017 году. Среди причин жертв среди гражданского населения – ручные гранаты, растяжки и мины, а также неразорвавшиеся снаряды. Наиболее уязвимой категорией являются дети. С начала военного конфликта на Донбассе погибло минимум 144 ребенка, около 263 были ранены. «В июле и августе мы увидели эффективность соблюдения режима тишины, благодаря которому существенно уменьшается количество жертв среди гражданского населения. Даже несколько дней или недель [режима прекращения огня] помогают спасти жизни и предотвратить ранения. Однако «пасхальное», «урожайное» и «школьное» прекращение огня является лишь временным решением. […] Мы считаем, что выполнение Минских соглашений является единственным способом разрешения данного конфликта», – подчеркнула Фиона Фрейзер.

Трудности с пересечением линии разграничения в зоне конфликта является одним из непрямых нарушений прав граждан, которые находятся по обе её стороны. Это требует много времени, средств и физических усилий. По данным Миссии, линию разграничения на протяжении периода мониторинга ежедневно пересекали около 5000 гражданских лиц, за месяц – около 1 миллиона 200 тысяч граждан.

Отмечается, что в период с апреля по июнь 2018 года почти 100 тысяч внутренне перемещенных лиц утратили доступ к пенсиям из-за политики правительства Украины. «Мы считаем неправомерным решение Пенсионного фонда выплачивать пенсии на основе верификации и домашних проверок. Мы надеемся, что будет принята государственная политика выплаты пенсий всем украинским гражданам независимо от того, где они находятся. Однако мы подчеркиваем, что вся процедура должна быть изменена и условием получения пенсии станет регистрация в качестве внутренне перемещенного лица», – подчеркнула глава Мониторинговой миссии.

Позитивным является принятие закона о пропавших без вести от 12 июля 2018 года, который призван поддержать семьи пропавших и обеспечить расследование таких дел согласно нормам международного права. В докладе призывают обеспечить право на справедливое судебное рассмотрение дел, касательно событий в зоне боевых действий. За исследуемый период 60% судебных решений по таким делам были приняты на основе договора о признании вины. Однако за 5 лет не было принято комплексной политики возмещения и компенсации для гражданских лиц, которые пострадали в зоне конфликта. Мониторинговая миссия ООН задекларировала прогресс в расследовании дел времен Майдана и событий в Одессе 2 мая 2014 года.

В докладе отмечают, что на неподконтрольных территориях Луганской и Донецкой области совершаются преступления против прав человека нелегально созданными структурами. Основным обвинением является связь с украинскими военными.

Зафиксировали случаи брутальных нападений на журналистов и активистов, 45 случаев нарушений основополагающих прав и свобод человека, среди которых право на недискриминацию и равную правовую защиту. Некоторые преступления, говорится в докладе, были совершены самой полицией. Известно о как минимум 8 безнаказанных нападениях крайних правых групп на представителей медиа, адвокатов и представителей национальных меньшинств. За период с апреля 2018 года произошло 5 насильственных нападений на ромские поселения на западной Украине и в Киеве.

Как известно, на прошлой неделе глава Мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине представила отчет о ситуации с обеспечением прав человека в оккупированном Россией Крыму.

 

Поделиться в соцсетях

FacebookTwitter

Ukrainian crisis media center

Нарушение прав в системе исполнения наказания в США, нарушение прав на свободу собраний во Франции, в Прибалтике и на Украине.

Уголовная ответственность за нарушение равенства прав человека и гражданина

Последняя редакция Статьи 45 Конституции РФ гласит:

1. Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется.

2. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Комментарий к Ст. 45 КРФ

1. Содержание комментируемой статьи тесно связано с положением ст. 2 Конституции РФ, провозгласившей, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и зашита прав и свобод человека и гражданина — обязанностью государства. Реализация этой гуманной конституционной нормы требует государственной гарантии, с одной стороны, и предоставления каждому возможности самому защищать свои права — с другой, что и отражено в данной статье.

Круг прав и свобод человека и гражданина разнообразен. Он включает права и свободы, закрепленные в самой Конституции: право на жизнь, достоинство личности, на свободу, личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны, право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства, право на объединение, на жилище, образование, свободу совести, вероисповедания, мысли и слова и многие другие. Эти конституционные нормы соответствуют общепризнанным мировым стандартам прав и свобод. Под защитой государства находятся также права и свободы, закрепленные в законах, других нормативных актах, в актах индивидуального характера, которыми персонально предоставляются те или иные права.

Речь идет обо всех правах и свободах, которыми обладает человек, поскольку в ст. 55 Конституции установлено, что перечисление в Конституции основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина.

Под государственной защитой прав и свобод понимается направленная на это деятельность всех ветвей государственной власти — законодательной, исполнительной, судебной. Каждая из них, действуя самостоятельно, должна в то же время направлять свои усилия на то, чтобы предоставленные гражданам права и свободы не оставались пустой декларацией, а были предоставлены и защищены на деле. Такое понимание прямо вытекает из установленного в ст. 18 Конституции положения о том, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Важнейшее значение в связи с этим принадлежит органам законодательной власти Федерации и ее субъектов. Именно они призваны создать полную и четкую правовую базу, обеспечивающую конкретизацию и развитие конституционных норм о правах и свободах человека и гражданина. Речь идет и об отдельных законах, и о кодифицированных актах, таких, как ГК, СК и др. Многие законопроекты, касающиеся прав и свобод, находятся на рассмотрении Федерального Собрания.

Регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина, гражданство в Российской Федерации, регулирование и защита прав национальных меньшинств, гражданское законодательство, правовое регулирование интеллектуальной собственности и др. находятся в исключительном ведении Федерации. В то же время ряд вопросов, относящихся к проблеме прав и свобод, находится в совместном ведении Федерации и ее субъектов: в частности, защита прав и свобод человека и гражданина, прав национальных меньшинств, охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности, трудовое, семейное, жилищное, земельное законодательство. Все это должно на всех уровнях обеспечивать защиту конституционных и иных прав и свобод.

Особую роль в защите прав и свобод человека и гражданина принадлежит Президенту как гаранту прав и свобод человека и гражданина (ст. 80 Конституции). Как глава государства Президент обладает широкими полномочиями и имеет большие возможности для выполнения этой обязанности. В его непосредственном подчинении имеется аппарат, в частности специальные структурные подразделения, которые способствуют ему в исполнении этой важнейшей государственной задачи (подразделения, которые занимаются рассмотрением поступающих к Президенту жалоб, предложений и других обращений по вопросам гражданства, реабилитации жертв политических репрессий и др.).

Многие вопросы защиты прав и свобод человека и гражданина разрабатываются и решаются на уровне Правительства и его аппарата. В этом участвуют практически все министерства и ведомства. Например, Министерство труда и социального развития обязано принимать меры к обеспечению пенсионных прав граждан, МВД — решать вопросы борьбы с преступностью, обеспечивать безопасность населения, защищать его имущественные и иные права от посягательств. Органы законодательной и исполнительной власти в субъектах Федерации также должны разрабатывать и реализовывать меры, гарантирующие политические, социальные, экономические и культурные права граждан.

Конституция предусматривает существование высокой государственной должности Уполномоченного по правам человека в РФ. ФКЗ «Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» принят Федеральным Собранием 26 февраля 1997 г. В этом Законе отмечается, что должность Уполномоченного по правам человека учреждается в целях обеспечения, гарантий государственной защиты прав и свобод граждан, их соблюдения и уважения государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами.

В Законе определена компетенция Уполномоченного, организационные формы и условия его деятельности. Указывается, в частности, что он рассматривает жалобы на решения или действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных служащих, если ранее заявитель обжаловал эти решения или действие (бездействие) в судебном либо административном порядке, но не согласен с решениями, принятыми по его жалобе.

Деятельность Уполномоченного дополняет существующие средства защиты прав и свобод граждан, не отменяет и не влечет пересмотра компетенции государственных органов, обеспечивающих защиту и восстановление нарушенных прав и свобод. Закон наделяет Уполномоченного по правам человека надежными гарантиями независимости и неприкосновенности.

В деле защиты прав и свобод человека и гражданина видное место отводится прокуратуре, которая действует на основании Закона РФ «О прокуратуре Российской Федерации», в ред. от 17 ноября 1995 г. (Ведомости РФ. 1995. N 47. ст. 4472). Зашита прав и свобод человека и гражданина — одна из главных задач прокуратуры. В целях ее реализации она осуществляет надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина федеральными министерствами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций (в ред. ФЗ от 10 февраля 1999 г.).

В органах прокуратуры в соответствии с их полномочиями рассматриваются заявления, жалобы и иные обращения. Ответ прокурора на обращение должен быть мотивированным. Если жалоба не удовлетворена, заявителю должен быть разъяснен порядок обжалования принятого решения.

Осуществляя свои полномочия, органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы и должностных лиц, которые осуществляют контроль за соблюдением прав и свобод человека и гражданина. Прокурор не только рассматривает и проверяет жалобы и иные обращения о нарушении прав и свобод человека и гражданина, но и разъясняет пострадавшим порядок защиты их прав и свобод, принимает меры по предупреждению и пресечению нарушений прав и свобод человека и гражданина, привлечению к ответственности лиц, нарушивших закон, и возмещению причиненного ущерба.

Важнейшей государственной гарантией прав и свобод человека и гражданина является судебная защита (см. комм. к ст. 46).

Законодательство, касающееся прав и свобод граждан, должно соответствовать требованиям Конституции и никоим образом не создавать какие-либо преграды для защиты их прав и свобод, гарантируемых государством. В связи с этим необходимо отметить особое значение, которое имеет осуществление Конституционным Судом РФ его функции конституционного контроля. Применительно к рассматриваемой проблеме большой интерес представляет Постановление Суда от 2 февраля 1996 г. N 4-П по делу о проверке конституционности п. 5 ч. 2 ст. 371, ч. 3 ст. 374 и п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК в связи жалобами ряда граждан (СЗ РФ. 1996. N 7. ст. 701). Оно вынесено по делу, связанному с применением уголовно-процессуального законодательства, но имеет и общее значение.

В этом Постановлении говорится, в частности, что в соответствии со ст. 2 и ч. 1 ст. 45 Конституции государство обязано признавать, соблюдать и защищать права и свободы, создавая при этом эффективные правовые механизмы устранения любых нарушений, в том числе допущенных его органами и должностными лицами при осуществлении уголовного судопроизводства. Такая обязанность лежит прежде всего на законодателе, который в целях эффективного восстановления прав участников уголовного процесса определяет процедуры пересмотра неправосудных решений. Эти процедуры должны гарантировать приоритет прав и свобод человека и гражданина, не допуская предпочтения им даже самых важных общественных, ведомственных или личных интересов.

Использование права на обращение за защитой своих прав и свобод в суд и другие органы в ряде случаев требует от них правовой подготовки, знания законов, процессуальных правил. Это обстоятельство также учтено в Конституции, статья 48 которой гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. Такую помощь призваны оказывать работающие в юридических консультациях адвокаты. Юридическая помощь, оказываемая адвокатами гражданам и организациям, разнообразна. Сюда входят: консультации и разъяснения по юридическим вопросам, устные и письменные справки по законодательству; составление заявлений, жалоб и других документов правового характера; представительство в судах, других государственных органах по гражданским делам и делам об административных правонарушениях; участие в предварительном следствии и в суде по уголовным делам в качестве защитников, представителей потерпевших, гражданских истцов, ответчиков и др. В ряде случаев юридическая помощь оказывается бесплатно (см. комм. к ст. 48).

2. Комментируемая часть 2 служит как бы дополнением предыдущей части. Наряду с обеспечением государственной защиты прав и свобод граждан она легализует и поощряет их инициативу, самостоятельное совершение каждым не запрещенных законом активных действий, направленных на защиту своих прав и свобод.

Одним из способов защиты гражданином своих прав (пока наиболее распространенным в России) является направление жалоб и заявлений в государственные органы, органы местного самоуправления, руководителям предприятий, учреждений, организаций. Порядок рассмотрения таких обращений и принятия по ним решений определен ФЗ от 2 мая 2006 г. «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (см. комм. к ст. 33).

Конституция предоставляет каждому право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Обращения граждан к общественным объединениям за помощью также является одним из способов, нередко весьма эффективным, защиты своих прав и свобод. Праву обращаться к общественным объединениям за правовой защитой соответствует обязанность осуществлять ее, что отражено в их уставах. Применительно к профсоюзам это право записано в ФЗ от 2 января 1996 г. «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» (С3 РФ. 1996. N 3. ст. 148). В ст. 11 Закона предусмотрено, что профсоюзы, их объединения (ассоциации), первичные профсоюзные организации и их органы представляют и защищают права и интересы членов профсоюзов по вопросам индивидуальных трудовых и связанных с трудом отношений, а в области коллективных прав и интересов работников — независимо от членства в профсоюзах в случае наделения их полномочиями на представительство в установленном порядке.

В Российской Федерации возникли и официально действуют многочисленные неправительственные организации, в уставах которых в качестве цели ставится защита прав человека. К числу таких организаций относятся общество «Мемориал», комитеты и фонды солдатских матерей, Московский исследовательский центр по правам человека, Фонд защиты гласности, комитет за гражданские права и др. Эти организации оказывают конкретную помощь в защите и восстановлении нарушенных прав и свобод граждан, занимаются просветительской деятельностью, оказывают ощутимое влияние на формирование общественного мнения по проблеме прав человека внутри страны и в других странах, а также на государственную политику в этой сфере.

В последние годы для отстаивания социально-экономических прав широко использовались митинги, шествия и пикетирование, а иногда и забастовки (см. комм. к ст. 31). Апелляция к трудовому коллективу, участникам общественных акций, к общественному мнению привлекает внимание государственных органов к имеющимся нарушениям прав и свобод граждан, побуждает принимать меры по восстановлению законности и справедливости.

Действенным способом защиты гражданами своих прав и свобод нередко оказываются их обращения в редакции газет, журналов, на радио, в другие средства массовой информации.

В ч. 2 комментируемой статьи подчеркивается, что использование гражданином права защищать свои права и свободы должно осуществляться способами, не запрещенными законами. Это требование согласуется с общим конституционным положением о том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17). Право защищать свои права и свободы включает в себя как приведенные выше интеллектуальные способы, так и разрешенные законом физические. К последним относятся право на самооборону, или, как оно сформулировано в ст. 37 УК, «необходимая оборона», а также «крайняя необходимость» (ст. 39 УК и ст. 2.7 КоАП).

В ст. 37 УК предусмотрено, что не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышение пределов необходимой обороны. Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам либо органам власти. Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства.

Институт крайней необходимости в ст. 39 УК предусматривает, что не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, т.е. для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемых законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Для защиты от нападения в отдельных случаях может применяться оружие. Правила, касающиеся приобретения оружия гражданами России и условий его применения, изложены в Законе РФ от 13 декабря 1996 г. «Об оружии» (СЗ РФ. 1996. N 51. ст. 5681). Различные правила установлены для различных видов оружия. Например, газовое оружие самообороны граждане могут приобретать по выдаваемой органом внутренних дел открытой лицензии с последующей ее регистрацией в двухнедельный срок, а аэрозольные устройства — без получения лицензии.

В ст. 24 Закона указывается, что оружие может применяться для защиты жизни, здоровья и собственности в пределах необходимой обороны или крайней необходимости. Применению оружия должно предшествовать четко выраженное предупреждение об этом лица, против которого применяется оружие, за исключением случаев, когда промедление в применении оружия создает непосредственную опасность для жизни людей или может повлечь иные тяжкие последствия. При этом применение оружия в состоянии необходимой обороны не должно причинить вред третьим лицам. О каждом случае применения оружия, повлекшем причинение вреда здоровью человека, владелец оружия обязан незамедлительно, но не позднее суток сообщить в орган внутренних дел по месту применения оружия. Запрещается применять огнестрельное оружие в отношении женщин, лиц с явными признаками инвалидности, несовершеннолетних, когда возраст их очевиден или известен, кроме случаев совершения ими вооруженного либо группового нападения.

Сходна с необходимой обороной впервые введенная ГК норма о самозащите гражданских прав, допускаемая без обращения к суду. В соответствии с его ст. 14 способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения. Это значит, что самозащита возможна при наличии трех условий: нарушение права, необходимость пресечь его и соразмерность принимаемых мер для пресечения характеру правонарушения. Примером самозащиты является удержание вещи с целью обеспечения исполнения обязательства до момента его исполнения должником.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: СИДЕТЬ, БОЯТЬСЯ! Законно ли ограничение права на передвижение в том виде, как сейчас ?

«На подконтрольных Правительству территориях мы продолжаем получать доступ к местам лишения свободы, проводить.