Непосредственный объект преступления — авторские и смежные права как составная часть Предметом преступления при нарушении авторских прав являются объекты авторского права Состав преступления — материальный.

Нарушение авторских и смежных прав: уголовно-правовая характеристика

УГОЛОВНОЕ ПРАВО
ПРОБЛЕМЫ ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УК РФ

 

 М. Л. ФИРСОВ

ОТДЕЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ РАЗМЕРА НАРУШЕНИЯ
АВТОРСКИХ И СМЕЖНЫХ ПРАВ

Состав преступления, указанного в ч. 2 ст. 146 УК РФ, по своей конструкции является формальным. Окончание данного преступления не зависит от наступления общественно опасных последствий, важен сам факт совершения виновным одного из деяний, предусмотренных в диспозиции этой нормы, в крупном размере. Данной позиции придерживается подавляющее большинство ученых и практиков.

Вместе с тем отдельные авторы считают состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ, материальным. В частности, Т. Г. Лепина указывает следующее: «Материальным по конструкции в ст. 146 УК РФ является не только состав преступления, указанный в ч. 1 (плагиат), но и предусмотренный ч. 2. Так как крупный размер подобных действий (незаконное использование объектов авторского права или смежных прав) является признаком, характеризующим общественно опасное последствие (ущерб) совершенного правонарушения — убытки в виде упущенной выгоды (недополучение дохода, который мог бы получить правообладатель, если бы его право не было нарушено), определяемым исходя из стоимости экземпляров объектов авторского права или смежных прав либо стоимости прав на них (свыше 50 тысяч рублей)»(1). С данным утверждением категорически нельзя согласиться, поскольку оно противоречит как теоретическим постулатам уголовного права, так и сложившейся правоприменительной практике.

Как обоснованно обращает внимание А. Е. Чумаченко, крупный размер преступного посягательства следует считать не общественно опасным последствием совершения преступления (как это было в прежней редакции ст. 146 УК РФ — «крупный ущерб»), а обстоятельством, характеризующим предмет преступления, имеющий свое стоимостное значение. Именно количественные показатели, являясь обязательным признаком состава преступления (крупный и особо крупный размер — ч. 2 и ч. 3 ст. 146 УК РФ), определяют качественное отличие преступного деяния от административного правонарушения (ст. 7.12 КоАП РФ). Деяние признается преступлением лишь по достижении установленного уголовным законом уровня (размера), величина которого выражается в количественном значении стоимостных критериев (крупный и особо крупный размер). Именно в размере преступного посягательства законодатель нашел тот эквивалент, который характеризует общественную опасность посягательств на авторские и смежные права(2).

Также следует поддержать точку зрения К. В. Кузнецова, отмечавшего, что размер — это не денежный эквивалент упущенной выгоды, а критерий общественной опасности нарушения авторских и смежных прав, объективно формализованный в примечании к ст. 146 УК РФ. Поэтому главное — это стоимость нарушенных прав, а не колебания потребителя в решении о покупке той или иной продукции(3).

В связи с этим нет необходимости устанавливать, хотел потребитель купить продукт интеллектуальной собственности или нет, важно — сколько стоят нарушенные права. Тем более что преступное нарушение авторских и смежных прав может и не сопровождаться распространением контрафактных экземпляров произведений и фонограмм,

Стр.67

1. Лепина Т. Г. Противодействие нарушениям авторских и смежных прав (уголовно-правовой аспект) : автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2010. С. 10, 18.

2. Чумаченко А. Е. Контрафакт как социально-правовое и криминальное явление: направления и средства его предупреждения органами внутренних дел. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения: 01.10.2012).

3. Кузнецов К. В. Уголовно-правовая характеристика посягательств, нарушающих авторские, смежные, изобретательские и патентные права : дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 134.

в частности при незаконном использовании произведения в театре либо незаконном показе кинофильма в кинозале или по кабельному телевидению.

Вопросы, связанные с установлением и возмещением вреда в виде упущенной выгоды, должны разрешаться в рамках гражданского (материального и процессуального) законодательства. Как отмечает Д. Липцик, «обладатель авторских или смежных прав должен иметь возможность требовать возмещения, эквивалентного прибыли, которую он мог бы получить в том случае, если бы не было незаконного использования, или максимального вознаграждения, которое он мог бы получить в том случае, если бы он разрешил использовать свое произведение»(1).

В большинстве случаев суды в своих решениях правильно определяют признак «крупный и особо крупный размер» как критерий общественной опасности деяния, отражающий стоимостные характеристики предмета преступления, в связи с чем не считают нужным устанавливать характер и размер вреда, причиненного потерпевшему (реального ущерба либо упущенной выгоды).

Так, Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга, рассмотрев в апелляционном порядке уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката М. на приговор мирового судьи судебного участка № 7 Орджоникидзевского района г. Екатеринбурга, которым Г. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ, к наказанию в виде штрафа в размере пятидесяти тысяч рублей, в своем постановлении указал: состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ, является формальным, следовательно, установления факта причинения ущерба, а также его размера не требуется(2).

Не исключена и иная ситуация, когда суды в приговорах указывают на характер и размер вреда, причиненного потерпевшему, выходя тем самым за рамки предмета доказывания.

Например, приговором мирового судьи судебного участка № 10 Ленинского района г. Тюмени от 1 июня 2005 г. по уголовному делу по обвинению А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ, установлено, что в результате преступных действий А. правообладатель программного продукта компании Microsoft недополучил доход в сумме 56 855 р. 48 к. Кроме того, правообладателю причинен ущерб в виде уменьшения покупательского спроса на лицензионное программное обеспечение, появления на рынке некачественных контрафактных экземпляров программ, установления демпинговых цен и затруднения контроля за ценовой политикой, что влечет подрыв деловой репутации компании Microsoft на российском рынке(3).

Полагаем, что в данном случае определение судом размера упущенной выгоды, а также иных неблагоприятных для правообладателя последствий преступления в рамках уголовного процесса является излишним.

Таким образом, отметим еще раз, что размер посягательства — это, в отличие от размера ущерба, уже не денежное выражение упущенной выгоды (в старой редакции ст. 146 УК РФ), а объективно формализованный в примечании к ст. 146 УК РФ критерий общественной опасности нарушения авторских и смежных прав.

При определении крупного, особо крупного размера на практике в процессе квалификации преступлений, предусмотренных ч. 2 и ч. 3 ст. 146 УК РФ, возникают отдельные проблемы.

Согласно примечанию к ст. 146 УК РФ деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере — двести пятьдесят тысяч рублей.

Стр.68

1. Липцик Д. Авторское право и смежные права : пер. с фр. М., 2002. С. 492—493.

2. Архив Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга. Уголовное дело № 1/15-2007.

3. Архив судебного участка № 10 Ленинского района г. Тюмени. Уголовное дело № 1-298-05/10.

На практике неверное определение размера деяния приводит к нарушениям прав и законных интересов потерпевших от преступлений и лиц, привлекаемых к уголовной ответственности.

В первую очередь необходимо определить точные характеристики предмета преступного посягательства (контрафактного экземпляра), что особенно актуально для компьютерных программ, поскольку, как справедливо отмечает Ю. В. Козубенко, «у большинства фирм-правообладателей существуют “линейки” программных продуктов с идентичными названиями, но с различной сферой предназначения и разрешенным способом использования», в связи с чем в каждом случае необходимо выяснять, «какая именно версия программы обнаружена, какими техническими характеристиками это подтверждается, какова сфера предназначения (функциональность) этой программы, исходя из установленных характеристик, и самое главное — какой версии программы соответствует обнаруженная программа»(1). Например, однопользовательские и сетевые версии программ, ОЕМ-версии и «коробочные» версии программ существенно различаются по стоимости, поэтому еще на первоначальном этапе расследования преступления необходимо устанавливать конкретный вид, тип и стоимость соответствующего программного продукта, что требует обязательного участия специалиста либо эксперта в сфере программного обеспечения.

Примечание к ст. 146 УК РФ не содержит указания на то, какую именно стоимость экземпляров произведений и фонограмм имел в виду законодатель при определении крупного, особо крупного размера: розничную, оптовую или себестоимость. Данная недосказанность законодателя на практике применения чч. 2, 3 ст. 146 УК РФ порождает затруднения и вопросы: по каким ценам должен быть осуществлен расчет стоимости экземпляров произведений или фонограмм?

М. И. Орешкин предложил определять стоимость экземпляров произведений и фонограмм по аналогии с правилами, установленными ст.ст. 424, 485 и 524 ГК РФ, т. е. исходя из стоимости, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичный вид использования объектов авторского права и смежных прав(2).

А. Е. Чумаченко считает, что объективным критерием при определении крупного размера должен служить размер гонорара за использование произведения — стоимость легальной продукции, аналогичной обнаруженной контрафактной. Исчислять величину последствий следует, исходя из стоимости произведений или фонограмм либо из стоимости прав на использование объектов авторского права (смежных прав), но не из покупной цены контрафактного товара, что, разумеется, не одно и то же. Стоимость каждого экземпляра контрафактной продукции следует определять по текущей цене, под которой признается цена, обычно взимавшаяся при сравнимых обстоятельствах за аналогичный товар в месте, где должен быть осуществлен оборот товара. Если в данном месте не представляется возможным установить такую цену, может использоваться текущая цена, применявшаяся в другом месте, которая и послужит разумной ценой (п. 3 ст. 524 ГК РФ).

Верховный Суд Российской Федерации рекомендует при определении признака крупный или особо крупный размер деяний, предусмотренных чч. 2 и 3 ст. 146 УК РФ, исходить из розничной стоимости оригинальных (лицензионных) экземпляров произведений или фонограмм на момент совершения преступления(3).

Следует согласиться с данным разъяснением высшей судебной инстанции, поскольку распространение «пиратами» контрафактной продукции как по оптовым, так и по розничным ценам можно уравнять по характеру и степени общественной опасности, а размер полученного ими дохода значения для квалификации не имеет. Правообладатели и «легальные» продавцы, реализуя «интеллектуальный» продукт,

Стр.69

1. Козубенко Ю. В. Защита авторских прав на программы для ЭВМ в уголовном, административном и гражданском судопроизводстве. М., 2009. С. 31.

2. Орешкин М. И. Уголовная ответственность за нарушение авторских и смежных прав на аудиовизуальные произведения : автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 15.

3. О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака : постановление Пленума Верховного Суда Рос. Федерации от 26 апр. 2007 г. № 14. П. 25.

ориентируются на конечного приобретателя при исчислении своей потенциальной прибыли, а оптовые продажи являются лишь стадией на пути данного товара от производителя к потребителю. Таким образом, крупный, особо крупный размер как критерий общественной опасности преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ, наиболее объективно раскрывается именно через категорию розничной цены на лицензионное произведение.

Добавим также, что зачастую у правообладателей, реализующих экземпляры объектов авторского права (например, компьютерные программы), существует целая система скидок и специальных предложений для отдельных категорий покупателей, что должно учитываться правоприменителем. Представляется, что в подобных случаях при определении крупного, особо крупного размера необходимо ориентироваться именно на «специальные» цены.

Типичным примером является нашумевшее «дело учителя П.».

В августе 2005 года в школу привезли новые компьютеры. В ходе прокурорской проверки было установлено, что на 12 из них содержатся нелицензионные программы Windows. Несмотря на предупреждения и запрет прокуратуры, П. разрешил пользоваться компьютерами на уроках. П. было предъявлено обвинение по ст. 146 УК РФ «Нарушение авторских и смежных прав». В ходе следствия эксперты подсчитали, что своими действиями П. причинил компании Microsoft ущерб в размере 266 тыс. р., что согласно Уголовному кодексу Российской Федерации является особо крупным размером.

Верещагинский районный суд Пермского края, оценив собранные по делу доказательства, пришел к выводу, что П. незаконно использовал объекты авторского права, чем причинил компании Microsoft крупный ущерб в размере 202 686 р. 87 к., и квалифицировал его действия по ч. 2 ст. 146 УК РФ. Представитель потерпевшего П. показал, что причиненный ущерб составляет 254 035 р. 31 к. на момент изъятия жестких дисков, исходя из лицензионных аналогов «коробочной» версии. По показаниям свидетельницы К., директора фирмы-поставщика, ее компания является официальным партнером компании Microsoft, имеет с ней соглашение, и при реализации программного обеспечения учебным заведениям для учебных целей применяется скидка в размере 80%.

Верховный Суд Российской Федерации возбудил надзорное производство по жалобе осужденного П. о пересмотре приговора Верещагинского районного суда Пермского края и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда, указав, что суд не дал надлежащей оценки показаниям свидетельницы К. (представитель фирмы-поставщика компьютеров) о том, что при реализации программного обеспечения учебным заведениям применяется скидка в размере 80% от цены каталогов компании Microsoft.

Президиум Пермского краевого суда удовлетворил надзорную жалобу осужденного П., отменил приговор Верещагинского районного суда Пермского края и определение судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда в отношении П., а уголовное дело прекратил на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ — за отсутствием в деянии состава преступления, указав на неправильное определение крупного размера совершенного П. деяния.

Надзорная инстанция посчитала, что выводы суда первой и второй инстанций о неприменимости этой скидки при исчислении причиненного ущерба являются необоснованными. Суд при исчислении ущерба принял за основу только расчеты представителя потерпевшей стороны, определяющего ущерб как понесенные компанией убытки в виде неполучения доходов от продажи экземпляров программного обеспечения, т. е. при «легальном распространении». Вместе с тем при применении этой скидки сумма причиненного ущерба составит 40 537 р. Таким образом, надзорная инстанция определила, что в деянии П. отсутствует обязательный признак преступления (незаконного использования объектов авторского права), а именно совершение его в крупном размере(1).

Стр.70

1. Постановление президиума Пермского краевого суда от 19 дек. 2008 г. по делу № 44-у-6093.

Фактически решения судов первой и второй инстанций соответствовали сложившейся правоприменительной практике. Они исходили из розничной стоимости лицензионных программ. Однако суд надзорной инстанции посчитал иначе, применив при расчете размера деяния специальные цены, используемые для учебных заведений, создав интересный прецедент, который может изменить сложившуюся правоприменительную практику и поставить под сомнение вышеуказанное разъяснение высшей судебной инстанции.

Таким образом, при определении крупного, особо крупного размера деяния применительно к ст. 146 УК РФ предлагается исходить из розничной цены лицензионного продукта, если контрафактные экземпляры произведений или фонограмм были реализованы оптом или в розницу, а если по «специальной» цене, то, соответственно, из «специальной» цены лицензионного продукта.

Стр.71

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Нарушение авторских прав и смежных прав

Авторское право в Узбекистане регулируется законом от 20 июля года № ЗРУ «Об авторском праве и смежных правах». Все вопросы авторского права находятся в компетенции Агентства по За нарушение авторских и смежных прав предусматривается уголовная, гражданская.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Как на YouTube устранять жалобы на нарушение авторских прав и где брать легальную музыку

Вы точно человек?

Статья 7.12. Нарушение авторских и смежных прав, изобретательских и патентных прав

1. Объектом административных правонарушений, предусмотренных в ст. 7.12, является нарушение авторских и смежных прав, изобретательских и патентных прав. Виновный посягает на упомянутые и иные (в т.ч. исключительные права) объекты интеллектуальной собственности. В практике возникает вопрос: насколько правомерно помещение ст. 7.12 в гл. 7 «Административные правонарушения в области охраны собственности»? Законодатель, к сожалению, не учел, что словосочетания «право собственности» (оно возникает только в отношении имущества) и «право на интеллектуальную собственность» (оно возникает, в частности, в отношении исключительных прав на произведения науки, техники, литературы, прав из патентов и т.п.) — не одно и то же (см. об этом подробнее в книге: Гуев А.Н. Комментарий к гражданскому законодательству, не вошедшему в части первую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации. М.: Изд-во «Экзамен», 2006), Постатейный комментарий к части 4 ГК РФ, М. Контракт, 2008. Поэтому размещение ст. 7.12 в гл. 7 КоАП вряд ли было оправдано.

2. Объективная сторона предусмотренного в ч. 1 ст. 7.12 административного правонарушения состоит в том, что виновный:

1) ввозит на территорию экземпляры произведений или фонограмм, являющихся контрафактными. При этом нужно учесть, что в соответствии со ст. 1252 ГК контрафактными являются экземпляры произведений и фонограмм, изготовление или распространение которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав.

Контрафактными являются также экземпляры охраняемых в Российской Федерации в соответствии с гражданским законодательством произведений и фонограмм, импортируемых без согласия обладателей авторских и смежных прав в Российскую Федерацию из государства, в котором эти произведения и фонограммы никогда не охранялись или перестали охраняться;

2) осуществляет продажу упомянутой контрафактной продукции, т.е. отчуждает экземпляры произведений и фонограмм (независимо от объективной их формы, т.е. в виде звуко- или видеозаписи, изображения, письменной и т.п., ст. 8 Закона об авторских правах);

3) сдает в прокат или иное незаконное использование (например, в безвозмездное пользование, в качестве дара) экземпляры произведений или фонограмм, относящихся к контрафактным;

4) осуществляет ввоз, продажу, сдачу в прокат экземпляров произведений (фонограмм), на которых указана ложная (т.е. недостоверная) информация об их изготовителях (в т.ч., например, путем применения наклеек, фирменных кассет, эмблем), о месте производства этих экземпляров (например, от изготовителей в Рязани, однако из информации явствует, что экземпляр изготовлен в Германии), об обладателях авторских (например, об авторе) или смежных прав (например, сведений об исполнителе фонограммы), а равно любое иное нарушение авторских и смежных прав (например, обнародование, передача в эфир, передача организации кабельного телевидения). В связи с дополнением КоАП статьей 14.33 (она введена Законом N 45 от 09.04.07 и вступила в силу с 13.05.07) — установлено, что действия по недобросовестной конкуренции выразившиеся во введении в оборот результатов интеллектуальной деятельности не охватываются объективной стороной правонарушений предусмотренных в ч. 1 и 2 ст. 7.12.

Конструктивным признаком объективной стороны административного правонарушения, предусмотренного в ч. 1 ст. 7.12, является то, что виновный совершает эти действия в целях извлечения дохода: т.е. налицо материальный состав административного правонарушения. Если такая цель не преследуется, то объективная сторона отсутствует. Оконченным анализируемое правонарушение считается с момента совершения любого из действий, указанных выше.

3. Объективная сторона правонарушения, предусмотренного в ч. 2 ст. 7.12, состоит в том, что виновный:

1) незаконно использует изобретение, полезную модель, промышленный образец. В практике возникает вопрос: охватывает ли объективная сторона данного правонарушения случаи незаконного использования таких объектов интеллектуальной деятельности, как рационализаторские предложения, открытия, ноу-хау, селекционные достижения и т.д.? В ст. 7.12 налицо явный пробел. Впредь до его восполнения необходимо исходить из буквального текста ч. 2 ст. 7.12 (а в ней речь идет только о незаконном использовании изобретений, полезной модели, промышленного образца). Формы незаконного пользования могут быть разнообразными: это и внедрение, и применение в созданных опытных образцах, партиях товара и т.п.;

2) разглашает (например, путем обнародования, опубликования, передачи в эфир) сущность изобретения, полезной модели, промышленного образца до официального опубликования (оно осуществляется в соответствии с Патентным законом) сведений о них;

3) присваивает авторство (когда, например, патентообладатель указывает в заявке, что он и есть автор изобретения) либо принуждает к соавторству (когда, например, директор НИИ обязывает подчиненного — автора изобретения указать директора среди соавторов изобретения). Данное деяние следует отличать от составов преступлений, предусмотренных в ст. 146 УК (незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно присвоение авторства, если эти деяния причинили крупный ущерб), в ст. 147 УК (незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству, если эти деяния причинили крупный ущерб).

Оконченными правонарушения, предусмотренные в ст. 7.12, считаются с момента, когда совершено любое из упомянутых действий, например с момента разглашения сведений об изобретении.

4. Субъектами правонарушений, предусмотренных в ст. 7.12, являются:

1) граждане (см. коммент. к ст. 2.3, 2.8);

2) должностные лица (см. коммент. к ст. 2.4, 2.5);

3) юридические лица (см. коммент. к ст. 2.1, 2.10).

5. Субъективная сторона административных правонарушений, предусмотренных в ст. 7.12, характеризуется только прямым умыслом (см. коммент. к ст. 2.2).

6. Анализ мер административной ответственности, предусмотренных в ст. 7.12, показывает, что:

1) допускается сочетание основного вида административного наказания (административного штрафа) с дополнительным (конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, оборудования, иных орудий совершения административных правонарушений);

2) и административный штраф, и конфискация назначаются судьей (см. коммент. к ст. 3.5, 3.7, 23.1).

Изменения, внесенные в ст. 7.12Законом от 27.12.05, вступили в силу с 09.01.06. От административной ответственности, установленной в ст. 7.12 следует отличать гражданско-правовую ответственность, предусмотренную в ст. 1253, 1301, 1311, 1472, 1515, 1537 ГК. О практике применения ст. 7.12 таможенными органами см. письмо ФТС от 28.05.07 N 01-06/19861.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Статья 146 УК РФ. Нарушение авторских и смежных прав

Статья Нарушение авторских и смежных прав — Родственникам заключенных. состава преступления следует иметь в виду, что авторское право.

Статья УК РФ о нарушении авторских и смежных прав

(Гальченко А. И.) («Право и экономика», N 3, 2004)

НАРУШЕНИЕ АВТОРСКИХ И СМЕЖНЫХ ПРАВ

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

А. И. ГАЛЬЧЕНКО

Гальченко Андрей Игоревич, заместитель прокурора Октябрьского района г. Иваново. Юрист 1-го класса. Специалист по авторским и смежным правам. Родился 20 декабря 1976 г. в г. Иваново. В 1998 г. окончил юридический факультет Ивановского государственного университета. Имеет публикации в журнале «Следственная практика».

Уголовная ответственность за нарушение авторских и смежных прав установлена ст. 146 УК РФ «Нарушение авторских и смежных прав», помещенной в гл. 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» раздела VII «Преступления против личности». Тем самым законодатель подчеркнул особую важность борьбы с данными преступлениями, посягающими прежде всего на конституционные авторские и смежные права авторов и иных правообладателей. Непосредственным объектом данных преступлений необходимо рассматривать общественные отношения, возникающие по поводу реализации гражданами права на свободу литературного, художественного и других видов творчества. Предметом преступлений, предусмотренных ст. 146 УК РФ, являются объекты авторского права и смежных прав.

Статья 146 УК РФ состоит из трех частей, при этом в диспозиции ч. 1 и ч. 2 указаны разные противоправные деяния в сфере авторских и смежных прав. Объективная сторона преступления, предусмотренная ч. 1 ст. 146 УК РФ, выражается в присвоении авторства (плагиате). При этом обязательно наступление последствия в виде причинения крупного ущерба автору или иному правообладателю и наличие причинной связи между присвоением авторства и последствием. Объективная сторона преступления, предусмотренная ч. 2 ст. 146 УК РФ, выражается в совершении одного из следующих деяний: 1) незаконное использование объектов авторского права или смежных прав; 2) приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта в крупном размере. Заметим, что в ст. 146 УК РФ перечислены далеко не все возможные нарушения авторских и смежных прав, и потому не всякое нарушение авторских и смежных прав подпадает под признаки состава преступления.

Плагиат

Право авторства означает право признаваться автором произведения и требовать такого признания от всех третьих лиц. Это важнейшее из личных неимущественных прав. Непосредственно из данного правомочия вытекают все другие права автора — как неимущественные, так и имущественные. Исходя из этого можно утверждать, что под присвоением авторства понимается присвоение любым лицом права создателя называться автором данного произведения. Следует отметить, что ч. 1 ст. 146 УК РФ не применяется к владельцам смежных прав, поскольку Закон «Об авторском праве и смежных правах» (далее — ЗоАП) не закрепляет за ними права авторства. Слово «плагиат» (от латинского «plagio» — похищаю), ранее не употреблявшееся в отечественном законодательстве, означает умышленное присвоение авторства. Некоторые авторы рассматривают понятие «присвоение авторства» шире понятия «плагиат». Под плагиатом они понимают только выпуск в полном объеме или части чужого произведения под своим именем, а под присвоением авторства кроме этого и другие противоправные действия — издание под своим именем произведения, созданного в соавторстве с другими лицами без указания их фамилий, использование в своих трудах произведений других авторов без ссылки на них и т. д. В связи с этим возникает вопрос: «Все ли указанные деяния являются уголовно наказуемыми?» В настоящее время законодатель отождествил понятия «присвоение авторства» и «плагиат», в связи с этим все перечисленные деяния должны рассматриваться и как присвоение авторства, и как плагиат, а поэтому являются уголовно наказуемыми. Присвоение авторства возможно в отношении чужого произведения, обнародованного не только под подлинным именем автора, но и под псевдонимом либо анонимно. Такой вывод можно сделать на основе анализа ч. 1 ст. 15 ЗоАП, в соответствии с которой автору в отношении его произведения принадлежит право на имя, т. е. право использовать произведение под подлинным именем автора, псевдонимом либо без обозначения имени (анонимно). Присвоение авторства будет и в том случае, если лицо обнародует или использует чужое произведение не только под своим подлинным именем, но и под псевдонимом. Следует также определить, является ли уголовно наказуемым такое деяние, как принуждение к соавторству, т. е. оказание различными способами давления на автора с целью получения его согласия на указание в качестве соавтора лица (как принуждающего к соавторству, так и иного), не принимавшего участие в создании произведения. По данному вопросу нет единой точки зрения: одни авторы полагают, что принуждение к соавторству (отказу от авторства) должно рассматриваться как форма присвоения авторства; другие полагают, что это форма незаконного использования объектов авторского права; третьи считают, что принуждение к соавторству (отказу от авторства) не относится ни к тому, ни к другому. Представляется более верным мнение тех юристов, которые полагают, что принуждение к соавторству или отказу от авторства само по себе не держит состава преступления. Однако если в результате имевшего место принуждения к соавторству или отказу от авторства какое-либо произведение будет использоваться с указанием в качестве одного из соавторов лжеавтора или отсутствием указания на одного из соавторов, то такое деяние может преследоваться по ч. 1 ст. 146 УК РФ. Состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 146 УК РФ, является материальным. Уголовная ответственность за присвоение авторства наступает лишь в случае причинения крупного ущерба автору или иному правообладателю. Однако понятие крупного ущерба применительно к данному составу преступления в законе не определено, что существенно осложняет работу. Ни в судебной практике, ни в юридической литературе также нет единого мнения по вопросу крупного ущерба. Присвоение авторства — это личное неимущественное право человека, и его нарушение может повлечь только нематериальные последствия, соответственно и крупный ущерб может выражаться только в форме морального вреда. Между тем ряд авторов полагает, что в понятие «крупный ущерб» моральный вред (ущерб) включен быть не может. При таком подходе применение ч. 1 ст. 146 УК РФ невозможно. Однако большинство ученых, сотрудников правоохранительных органов и судей в понятие «крупный ущерб» включают ущерб как имущественный, так и моральный. Таким образом, учитывая положения Гражданского кодекса РФ, можно сделать вывод, что под ущербом в ч. 1 ст. 146 УК РФ должны пониматься выраженные в денежной форме нравственные страдания автора или иного правообладателя от присвоения авторства на произведение, ущерб от нарушения конституционного права на охрану законом интеллектуальной собственности (ст. 44 Конституции РФ), а также ущерб деловой репутации, причиненный автору (или иному правообладателю). При определении размера причиненного ущерба необходимо принимать во внимание также степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства, при этом учитывать степень нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен ущерб. Однако для признания присвоения авторства преступлением недостаточно установить размер ущерба: необходимо признать причиненный ущерб крупным. Законодатель в ст. 146 УК РФ не указал стоимостных критериев крупного ущерба, поэтому указанная категория является оценочной. Как справедливо отмечает О. А. Дворянкин, при определении крупного морального ущерба необходимо руководствоваться субъективным критерием (оценка ущерба как крупного самим автором) и принятыми в обществе оценками правил поведения в данной сфере <*>. ——————————— <*> См.: Дворянкин О. А. Защита авторских и смежных прав. Ответственность за их нарушение. Уголовно-правовой аспект. М., 2002. С. 141, 142.

Также отметим, что указание в ч. 1 ст. 146 УК РФ на возможность причинения ущерба «иному правообладателю» порождает вопрос о том, как присвоение авторства может причинить ущерб не автору, а только правообладателю, если право авторства не передается? Следует считать, что плагиат всегда затрагивает имущественную сферу интересов автора, а после его смерти — его наследников. Поэтому под «иными правообладателями» в ч. 1 ст. 146 УК РФ необходимо понимать только наследников автора, а не каких-либо иных лиц <*>. ——————————— <*> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Расширенный уголовно-правовой анализ / Под общ. ред. В. В. Мозякова. М., 2004. С. 307, 308.

Незаконное использование объектов авторских и смежных прав

Диспозиция ч. 2 ст. 146 УК РФ определяет в качестве уголовно наказуемого деяния «незаконное использование» объектов авторских и смежных прав. «Право на использование произведения есть не что иное, как возможность авторов самим решать все вопросы, связанные с предоставлением третьим лицам доступа к произведению и с его использованием» <*>. ——————————— <*> Сергеев А. П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учебник. М., 2000. С. 217.

Авторы по-разному подходят к определению круга тех действий, которые охватываются понятием «использование объектов авторского права». Однако представляется, что понятие незаконного использования авторских прав и в гражданском, и в административном, и в уголовном праве должно определяться на основе ст. 16 ЗоАП. В данной статье перечислены конкретные способы использования произведения, на которые должно быть получено разрешение автора. В литературе неоднократно поднимался вопрос о том, является ли приведенный в данной статье Закона перечень способов использования произведения исчерпывающим, как считают одни авторы, или неисчерпывающим, представляющим собой лишь типичные случаи использования произведения, как считают другие. На мой взгляд, следует согласиться с утверждением тех авторов, которые полагают, что в п. 2 ст. 16 ЗоАП исчерпывающим образом перечислены исключительные имущественные права. Если же исходить из того, что в статье перечислены лишь наиболее распространенные способы использования произведения, то мы столкнемся с невозможностью определения границ ответственности третьих лиц, использующих произведение иным, не указанным в законе, способом. Итак, в соответствии с ч. 2 ст. 16 ЗоАП под использованием объектов авторского права понимается осуществление следующих действий: воспроизведение произведения; распространение экземпляров произведения любым способом: продажа, сдача в прокат и т. д.; импортирование экземпляров произведения в целях распространения, включая экземпляры, изготовленные с разрешением обладателя исключительных прав; публичный показ либо публичное исполнение произведения; сообщение произведения (включая показ, исполнение или передачу в эфир) для всеобщего сведения путем передачи в эфир и (или) последующей передачи в эфир; сообщение произведения (включая показ, исполнение или передачу в эфир) для всеобщего сведения по кабелю, проводам или с помощью иных аналогичных средств; перевод произведения; переделывание, аранжировка или иная переработка произведения. На основе изложенного можно сделать вывод, что под незаконным использованием объектов авторского права понимается совершение в отношении их действий, предусмотренных ч. 2 ст. 16 ЗоАП, без заключения с автором или иными правообладателями авторского договора в письменной форме (в случае, когда заключение такого договора является обязательным) либо с нарушением условий такого договора. Исключением из данного правила являются случаи использования произведения в целях, указанных в ст. ст. 18 — 26 ЗоАП, использования произведения на основе принципа «исчерпания авторских прав» — ч. 3 ст. 16 ЗоАП, а также при использовании произведения, ставшего общественным достоянием. Под незаконным использованием объектов смежных прав понимается совершение в отношении их действий, предусмотренных ч. 2 ст. 37 (исполнение, постановка), ч. 2 ст. 38 (фонограмма), ч. 2 ст. 40 и ч. 2 ст. 41 (передача) ЗоАП с нарушением данного Закона, вопреки воле исполнителей, производителей фонограмм, организаций эфирного и кабельного вещания или их правопреемников. С 11 апреля 2003 г., т. е. с момента внесения изменения в ст. 146 УК РФ, впервые уголовно наказуемыми деяниями признаются также приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта. Данные действия сами по себе не входят в понятие незаконного использования объектов авторского права и смежных прав, однако они тесно связаны с незаконным распространением произведений. Суть понятий «приобретение», «хранение», «перевозка», «в целях сбыта» в ст. 146 УК РФ не раскрывается, и разъяснений Верховного Суда РФ по данному вопросу нет. Вместе с тем под приобретением контрафактных экземпляров произведений или фонограмм необходимо подразумевать их покупку, получение в качестве средства взаиморасчета за проделанную работу, оказанную услугу или в уплату долга, в обмен на другие товары и вещи, присвоение найденного. Под хранением следует понимать любые умышленные действия, связанные с фактическим нахождением контрафактных экземпляров произведений или фонограмм во владении виновного (при себе, если это не связано с их перевозкой, в жилище, на складе, в магазине и других местах). Ответственность за хранение наступает независимо от его продолжительности. Под перевозкой следует понимать умышленные действия по перемещению контрафактных экземпляров произведений или фонограмм из одного места в другое, в том числе в пределах одного и того же населенного пункта, совершенные с использованием любого вида транспортного средства. Все эти действия должны быть совершены с целью сбыта, под которым надлежит понимать любые способы возмездной или безвозмездной передачи контрафактных экземпляров произведений или фонограмм другим лицам (продажу, дарение, обмен, уплату долга, дачу взаймы и т. д.), а также иные способы распространения. Обязательным признаком преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ, является то, что незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта совершены в крупном размере. В примечании к ст. 146 УК РФ указано, что данные деяния признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышает 50 тыс. рублей. Таким образом, состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 146 УК РФ, сконструирован как формальный, т. е. ответственность предусмотрена за сам факт нарушения авторских и смежных прав, независимо от наступления каких-либо последствий. В данном случае и «стоимость произведений или фонограмм», и «стоимость прав» относятся к масштабу деяния, а не к его последствиям. На практике следователи сталкиваются с проблемой исчисления размера совершения противоправных деяний, ведь не совсем ясно, какую стоимость экземпляров произведений или фонограмм имел в виду законодатель. В связи с этим в юридической литературе и на практике имеются разногласия по данному вопросу. Одни полагают, что это стоимость контрафактных произведений или фонограмм, по которой их реализовывал нарушитель. Другие придерживаются мнения, что это средняя стоимость соответствующих им оригинальных произведений или фонограмм, по которой они реализуются в данном населенном пункте. Однако верна точка зрения о том, что это стоимость оригинальных произведений или фонограмм, установленная самим правообладателем, т. е. стоимость, по которой их реализовывает правообладатель. С понятием «крупный размер» связана и еще одна проблема. Нередко интеллектуальные пираты в своей деятельности нарушают авторские (или смежные) права сразу нескольких фирм. В этой связи возникает вопрос: размер может быть расценен как крупный, когда он образован в результате нарушений авторских (или смежных) прав нескольких правообладателей в совокупности или должен быть образован при нарушении авторских (или смежных) прав каждого конкретного правообладателя? Исходя из анализа диспозиции ч. 2 ст. 146 УК РФ для привлечения к уголовной ответственности крупный размер может быть образован в результате нарушений авторских (или смежных) прав нескольких правообладателей в совокупности. Часть 3 ст. 146 УК РФ устанавливает более строгую ответственность за деяния, перечисленные в ч. 2 этой статьи, совершенные: группой лиц по предварительному сговору; либо организованной группой; либо в особо крупном размере; либо лицом с использованием своего служебного положения. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления (ч. 2 ст. 35 УК РФ). Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК РФ). Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта признаются совершенными в особо крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышает 250 тыс. рублей (примечание к ст. 146 УК РФ). Под лицом, использующим для совершения преступления свое служебное положение, следует понимать лицо, обладающее должностными или иными служебными полномочиями, которые облегчают виновному совершение преступления. Анализируя юридическую литературу, следственную и судебную практику, можно сделать вывод, что не только по поводу объекта и объективной стороны рассматриваемых нами преступлений, но и по субъективной стороне преступлений о нарушении авторских и смежных прав имеются разногласия среди юристов. Данное утверждение относится в основном к такому признаку субъективной стороны преступления, как форма вины. Все авторы в своих трудах акцентируют внимание на том, что преступления, предусмотренные ст. 146 УК РФ, могут быть совершены только умышленно. Мы также полностью согласны с данным утверждением. Вместе с тем по вопросу о том, может ли быть совершено присвоение авторства (плагиат), т. е. преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 146 УК РФ, с косвенным умыслом, мнения юристов разделились. Ряд авторов полагает, что субъективная сторона данного преступления может характеризоваться только прямым умыслом. Другие авторы придерживаются мнения, что существует возможность совершения данного деяния как с прямым, так и с косвенным умыслом. Последняя точка зрения представляется нам наиболее верной. Состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 146 УК РФ, является по конструкции материальным и предусматривает наступление общественно опасных последствий в виде крупного ущерба. Форма вины в материальных составах определяется исходя из отношения виновного к общественно опасным последствиям, т. е. к крупному ущербу в случае присвоения авторства. В данном случае умысел виновного лица, как правило, носит неопределенный характер, т. к. он не в состоянии предвидеть размер причиняемого ущерба, а тем более то обстоятельство, будет ли он являться крупным. В то же время виновный осознает общественно опасный характер своих действий, предвидит наступление общественно опасных последствий в виде причинения ущерба или сознательно их допускает. Иначе обстоит дело с незаконным использованием объектов авторского права или смежных прав, а равно с приобретением, хранением, перевозкой контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенными в крупном размере, т. е. преступлением, предусмотренным ч. 2 ст. 146 УК РФ. С субъективной стороны данные деяния могут быть совершены только с прямым умыслом: виновный осознает, что незаконно использует объекты авторского права или смежных прав либо совершает действия в отношении контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, и желает их совершить. Для квалификации действий виновного по ч. 2 ст. 146 УК РФ, а именно приобретения, хранения, перевозки контрафактных экземпляров произведений или фонограмм, необходимо установить цель сбыта соответствующих экземпляров произведений или фонограмм. Умыслом виновного также должен охватываться и такой признак совершаемого деяния, как крупный размер. Вместе с тем анализ следственной и судебной практики позволяет сделать вывод о том, что правоохранительные органы и суды не всегда в достаточной мере устанавливают в действиях нарушителя авторских и смежных прав вину как признак субъективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ. В соответствии с положениями Общей части УК РФ уголовной ответственности за совершение нарушения авторских и смежных прав могут подлежать только вменяемые физические лица, достигшие 16-летнего возраста.

——————————————————————

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Суд по делу об авторском праве

Нарушение авторских и смежных прав Комментарий к статье 1. Статья Квалифицированный состав преступления возникает в том случае, когда.