последствия аннулирования долга между юридическими лицами. Прощение долга – один из видов прекращения обязательства по до налогообложения увеличивается не только на сумму расходов.

Содержание

Основания для прощения долга организации

Основания для прощения долга организации. Как оформить прощение долга. Как доказать, что прощение долга – не дарение. Налоговые последствия прощения долга для кредитора.

Вопрос: На каких основаниях одна организация, может простить долг другой организации?

Ответ: Организация вправе простить долг своему контрагенту.

Прощением долга признается освобождение кредитором должника от лежащих на нем обязанностей и допускается при условии, что это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора. Об этом говорится в ст. 415 ГК РФ.

В тексте соглашения о прощении долга нужно максимально подробно указать, какое обязательство прекращается, из чего оно возникло, когда истек срок его исполнения. Во избежание риска признания прощения долга дарением, в соглашении также укажите, какие выгоды Вы получите, прощая долг. Например, для сохранения партнерских отношений или чтобы гарантированно получить хотя бы часть задолженности.

Прощение долга совершается в простой письменной форме и не подлежит государственной регистрации, даже если основной договор был зарегистрирован.

Обоснование в материалах Системы Юрист, приведенных ниже. Образцы соглашения и уведомления о прощении долга Вы можете посмотреть во вложении.

Обоснование

Как простить долг контрагенту

«Даже добросовестный должник не всегда способен исполнить принятые на себя обязательства. В таком случае кредитор вправе простить долг (ст. 415 ГК РФ), чтобы сохранить партнерские отношения с должником или чтобы гарантированно получить хотя бы часть задолженности. Такой способ прекращения обязательства в предпринимательской сфере не очень распространен, хотя в некоторых ситуациях выгоден и кредитору, и должнику. Однако ошибки, которые они нередко допускают при прощении долга, могут причинить убытки обеим сторонам.

Закон разрешает прощение долга как в части (за исключением случаев, когда предмет обязательства в принципе нельзя разделить на части), так и в полном объеме. Однако при прощении долга в полном объеме налоговые и судебные риски значительно увеличиваются. Исключение составляет случай прощения материнской компанией долга по договору займа дочерней компании.

Как оформить прощение долга

Прощение долга, как и любую сделку юридического лица, необходимо совершить в простой письменной форме (подп. 1 п. 1 ст. 161 ГК РФ).

Прощение долга можно оформить соглашением или уведомлением о прощении долга. Во втором случае кредитор направляет должнику письмо, которым уведомляет его об освобождении от обязанностей. Обязательство считается прекращенным с момента, когда должник получил такое уведомление, если он в разумный срок не направит кредитору возражений против прощения долга (п. 2 ст. 415 ГК РФ).

Эти правила применяются и для прощения долга по сделкам, которые требуют государственной регистрации. В этом случае также достаточно простой письменной формы соглашения или уведомления о прощении долга.

Обоснование

Регистрация – это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество (п. 3 ст. 1 Федерального закона от 13 июля 2015 г. № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости»). Следовательно, если прощение долга по договору купли-продажи недвижимого имущества освобождает должника, к примеру, от части обязательства по уплате денежных средств, то оно не подлежит государственной регистрации.

Подтверждением данному выводу служит постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22 мая 2008 г. № Ф04-2966/2008(4952-А75-17) по делу № А75-9242/2006. Стороны заключили соглашение о прекращении договора аренды, в котором договорились об отсутствии материальных и финансовых претензий друг к другу. Суд признал сделку прощением долга и указал, что государственная регистрация для нее не требуется.

В тексте соглашения или уведомления о прощении долга нужно указать:

— какое обязательство прекращается;

— из чего оно возникло;

— когда истек срок его исполнения и т. п.

Пример из практики: суд признал соглашение о прощении долга незаключенным, так как стороны в нем не назвали обстоятельство, из которого возникла задолженность

МУП «Г.» и индивидуальный предприниматель К. заключили соглашение об исполнении обязательства и прощении долга. В соглашении стороны договорились о том, что МУП «Г.» будет погашать долг перед К. на условиях рассрочки. Если должник будет выполнять условия рассрочки, то кредитор простит часть долга в размере 30 процентов. Если же должник не будет выполнять условия рассрочки, то соглашение в части прощения долга потеряет силу.

Впоследствии МУП «Г.» обратилось в суд с требованием признать соглашение недействительным. Суд в удовлетворении иска отказал, признав спорное соглашение незаключенным. Основанием послужило следующее обстоятельство. В соглашении отсутствовало указание на обязательства, из которых возникла задолженность истца (постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 19 мая 2010 г. по делу № А31-4521/2009).

Пример из практики: суд признал соглашение о прощении долга незаключенным, так как стороны не согласовали предмет сделки

ООО «М.» (застройщик) и Н. (дольщик) заключили договор об участии в долевом строительстве. Дольщик внес 2 361 482 руб., однако застройщик нарушил срок передачи объекта долевого строительства.

В связи с этим Н. обратился в рамках дела о банкротстве застройщика с заявлением о включении требования по пеням в реестр требований кредиторов.

Фактический срок передачи квартиры Н. подтвердил актом приема-передачи. В нем стороны указали, что у застройщика отсутствуют материальные претензии к дольщику, а у дольщика – материальные претензии, претензии по качеству строительства объекта и срокам ввода объекта в эксплуатацию к застройщику.

Суд указал, что «буквальное толкование содержащихся в акте условий не позволяет прийти к выводу… о прощении долга. Прощение долга выражается в форме освобождения кредитором должника от имущественной обязанности. В результате прощение долга становится одним из видов дарения. В этой связи оно должно быть основано на соглашении сторон. Из смысла статьи 154 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что для совершения сделки должна быть выражена воля стороны. Более того, исходя из положений статей 415 и 432 Гражданского кодекса Российской Федерации прощение долга считается состоявшимся при определении предмета сделки, то есть размера прощаемой задолженности, если предмет сделки определяется в денежном выражении. В акте приема-передачи… отсутствует соглашение сторон о прощении долга по пеням в сумме 1 275 436,43 руб.».

Поэтому суд пришел к выводу, что при таких обстоятельствах участник долевого строительства имел правовые основания для начисления неустойки, а также для предъявления этого требования в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) застройщика (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 октября 2013 г. по делу № А53-36918/2012).

Прощение долга необходимо выразить «четко и недвусмысленно, а просто умолчание о судьбе обязательства не может рассматриваться как юридический факт» (постановление ФАС Московского округа от 17 октября 2011 г. по делу № А41-9386/11).

Пример из практики: если отсутствует четко выраженная воля кредитора освободить должника от обязательств, такое соглашение нельзя считать прощением долга

В дополнительном соглашении к договору стороны договорились о том, что администрация списывает 50 процентов задолженности исполнителя (должника) в сумме 3340 тыс. руб. Несмотря на это администрация обратилась с заявлением, в котором просила включить в реестр требований кредиторов должника задолженность по договорам в размере 5238 тыс. руб.

Суд первой инстанции удовлетворил требование. Однако апелляционный суд решил, что администрация освободила должника от обязанности по возврату долга. Поэтому обязательство прекратилось на основании статьи 415 Гражданского кодекса РФ.

Кассационный суд не согласился с этим исходя из следующего.

Прощение долга предполагает четко выраженное волеизъявление кредитора освободить должника от гражданско-правовой обязанности. Его можно осуществить как путем «объявления в однозначной форме кредитором об этом, так и путем совершения им действий, определенно свидетельствующих об отказе от соответствующего права требования без намерения сохранить за собой это право в какой-либо части».

Спорное дополнительное соглашение не поименовано в качестве соглашения о прощении долга. Оно не содержит четко выраженной воли администрации освободить должника от обязанностей и отказа сохранить за собой право требования в какой-либо части.

Как указал суд: «Заключение дополнительного соглашения № 1 не повлекло для должника имущественной выгоды, на которую он мог бы рассчитывать при прощении долга, поскольку данным соглашением стороны согласовали и должник обязался израсходовать подлежащие возврату администрации денежные средства на третьих лиц – своих работников, обеспечивая их занятость и достойную оплату труда, что соответствовало целям предоставления финансирования по договорам от 12.04.2000 № 7, от 29.12.2000 № 1, от 31.03.2003 № 1. Дополнительное соглашение № 1 не содержит и указание на встречную имущественную выгоду, предоставляемую должником кредитору».

Поэтому, по мнению суда, не имеется оснований для того, чтобы квалифицировать этот документ в качестве соглашения о прощении долга и применять статью 415 Гражданского кодекса РФ (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 18 июня 2014 г. по делу № А53-12776/2013).

Пример из практики: суд не признал акты прощением долга, так как из них не усматривается намерение стороны сделки отказаться от задолженности

Индивидуальный предприниматель и ООО «О.» заключили договоры долевого участия в строительстве. Застройщик не передал объект в положенный срок. Предприниматель обратился в суд и потребовал взыскать неустойку.

Суд указал: «…поскольку из подписанных сторонами актов приема-передачи объектов долевого строительства не усматривается определенно выраженное намерение предпринимателя отказаться от реализации права на законную неустойку, у судов не имелось оснований для применения положений статьи 415 Гражданского кодекса Российской Федерации о прощении долга». В связи с этим он отклонил довод ООО «О.» о том, что с момента подписания без претензий сторонами актов приема-передачи объектов долевого строительства предприниматель отказался от права требовать уплаты неустойки. Суд сделал вывод, что в связи с нарушением сроков передачи дольщику доли в праве общей долевой собственности на объект недвижимости предприниматель имеет право требовать уплаты неустойки. Поэтому суд удовлетворил иск и взыскал неустойку в пользу предпринимателя (постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 8 мая 2014 г. по делу № А17-5699/2013, определение Верховного суда РФ от 9 сентября 2014 г. № 301-ЭС14-1462).

Совет

Имеет смысл прощать долг не уведомлением, а подписывать отдельное соглашение о прощении долга. В отличие от уведомления, это позволит подтвердить факт того, что обе стороны согласовали прощение долга.

Особое внимание нужно уделить тому, чтобы в тексте соглашения подробно написать, какие выгоды получит кредитор от прощения долга. Это необходимо для того, чтобы избежать риска последующего признания прощения долга договором дарения. Дополнительно можно составить бухгалтерскую (с обоснованием экономического эффекта для компании от прощения долга) и юридическую (с обоснованием предполагаемых временных и финансовых затрат в случае принудительного взыскания долга) справки.

Долг также можно простить путем заключения и утверждения судом мирового соглашения. Стороны вправе заключить его на любой стадии арбитражного процесса, в том числе при исполнении судебного акта (ч. 1 ст. 139 АПК РФ).

Бездействие кредитора нельзя квалифицировать как прощение долга. В частности, если кредитор молчит и не предъявляет к должнику требований, то это не означает, что он простил задолженность.

Прощение долга не допускается, если оно нарушает права других лиц в отношении имущества кредитора (к примеру, если прощение долга совершается перед объявлением начала процедур банкротства организации).

Как доказать, что прощение долга – не дарение

Как соотносятся прощение долга и дарение

Коммерческие организации не могут подарить друг другу ничего, за исключением обычных подарков. Их стоимость не должна превышает 3 тыс. руб. Такие правила устанавливает подпункт 4 пункта 1 статьи 575 Гражданского кодекса РФ.

Формально прощение долга и дарение – разные сделки. Однако ВАС РФ указывал, что в некоторых случаях прощение долга между коммерческими организациями следует рассматривать как дарение. Для этого суд должен установить, что кредитор намеревался освободить должника от обязанности долга в качестве дара (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. № 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств»; далее – информационное письмо № 104).

Совет

Чтобы доказать, что прощение долга неправильно считать дарением, необходимо подтвердить экономическую обоснованность совершенной сделки. Для этого должна существовать взаимосвязь между прощением долга и имущественной выгодой, которую получил кредитор по какому-либо обязательству между ним и должником.

Пример из практики: суды назвали несколько примеров обстоятельств, которые могут свидетельствовать о том, что прощение долга даст кредитору имущественную выгоду

Доказательствами имущественной выгоды для кредитора могут выступать:

— получение суммы задолженности в непрощенной части без обращения в суд (п. 3 информационного письма № 104, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14 сентября 2015 г. № Ф07-6828/2015 по делу № А52-4299/2014);

— мировое соглашение, которое регулирует взаимные требования, где прощение долга – одно из условий (постановление Президиума ВАС РФ от 15 июля 2010 г. № 2833/10);

— обязательство должника совершить в пользу кредитора какие-либо действия на выгодных условиях (постановление Арбитражного суда Московского округа от 17 ноября 2015 г. № Ф05-13266/2015 по делу № А40-165588/14);

— продолжение совместной коммерческой деятельности (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 9 июля 2010 г. по делу № А53-21595/2009);

— возмездность сделки по уступке права требования (определение ВАС РФ от 30 июня 2009 г. № ВАС-8125/09, постановление ФАС Уральского округа от 2 марта 2009 г. № Ф09-794/09-С5 по делу № А07-9573/2008-Г-АЛЛ);

— акт сверки взаимных расчетов, подписанный сторонами, по которому оплата определенной суммы прекращает все встречные обязательства (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 18 апреля 2013 г. по делу № А43-17976/2012), и т. п.

Даже если в соглашении о прощении долга стороны не укажут на встречное предоставление, это не повлечет за собой неизбежной квалификации отношений в качестве дарения.

Пример из практики: фактически по соглашениям о прощении долга имелось встречное предоставление, поэтому рассматривать их в качестве дарения нельзя

ОАО «С.» (заказчик) и ООО «С.» (исполнитель) заключили договор на оказание услуг. Впоследствии ООО «С.» освободило заказчика от исполнения обязанностей по договору на основании соглашений о прощении долга.

ООО «С.» обратилось в суд с иском к ОАО «С.» и просило взыскать долг по договору, признать недействительными сделки по освобождению от уплаты долга, применить последствия их недействительности и восстановить долг ОАО «С.».

Суд отказал в иске по следующим основаниям.

Спорные соглашения определили конкретные обязательства должника перед кредитором, которые прекращаются освобождением должника от обязанностей. Вместе с тем, стороны согласовали условия прекращения обязательств. Они заключались в возложении на ответчика обязанности перечислить денежные суммы на счета контрагентов кредитора, в том числе на основании акта о проведении взаимозачета встречных требований. То есть по каждому из соглашений имелось встречное предоставление – обязанность перечислить определенные суммы контрагентам истца, которое ответчик исполнил. Таким образом, прощение долга осуществлялось с имущественной выгодой для кредитора.

Суд указал следующее: «Признаком договора дарения служит отсутствие какого бы то ни было встречного удовлетворения… Более того, даже само по себе неуказание в соглашении о прощении долга на встречное предоставление не влечет за собой неизбежности квалификации отношений сторон в качестве отношений по дарению имущества. Для этого нужно, чтобы передача имущества осуществлялась именно в качестве дара, безвозмездно».

В связи с этим при рассмотрении спора суд исходил не из того, как стороны поименовали соглашения, а из их существа и действий по их исполнению. Суд пришел к выводу о том, что у истца не было намерения одарить должника. Поэтому оснований полагать, что заключенные соглашения прикрывали другую сделку – дарение, не имелось (постановление Арбитражного суда Московского округа от 17 ноября 2015 г. № Ф05-13266/2015 по делу № А40-165588/14).

В этом деле оспорить соглашение о прощении долга пытался сам кредитор. Но выводы суда можно применить и в тех случаях, когда претензии к прощению долга предъявит кто-либо еще.

Если же суд установит, что действия кредитора содержат признаки дарения, то соглашение о прощении долга будет признано недействительным как противоречащее требованиям закона (постановления Арбитражного суда Центрального округа от 10 сентября 2014 г. по делу № А14-5972/2013, ФАС Московского округа от 30 июня 2014 г. № Ф05-5948/2014 по делу № А41-33913/13, ФАС Московского округа от 24 сентября 2012 г. по делу № А40-8920/12-162-81, определением ВАС РФ от 18 января 2013 г. № ВАС-17857/12 отказано в передаче дела для пересмотра). Суд признает, что прощение долга прикрывает сделку дарения, которая в силу статьи 168 Гражданского кодекса РФ ничтожна и не может прекращать обязанность. А это, как уже сказано выше, может оказаться невыгодным как должнику, так и самому кредитору.

Пример из практики: суд признал соглашение недействительным, так как оно фактически предусматривало прощение долга при отсутствии встречной выгоды, что по сути означало дарение

ООО «Т.» (кредитор) и ООО «П.» (должник) заключили соглашение о том, что обязательство должника, возникшее на основании решения суда, прекращается предоставлением отступного.

ООО «Э.» как участник ООО «Т.» обратилось в суд с иском к ООО «П.» и ООО «Т.» о признании этого соглашения недействительным.

В обоснование иска ООО «Э.» ссылалось на то, что соглашение, частично освобождающее должника от обязательства, нарушает права истца как участника ООО «Т.».

Суд удовлетворил требование.

Суд указал, что соглашение предусматривает частичное прощение долга, а не замену исполнения. Так, кредитор получает по отступному 225 000 000 руб., что на 92 416 981 руб. 13 коп. меньше, чем предусмотрено ко взысканию по решению суда. Вместе с тем, соглашение об отступном имеет возмездный характер и дает должнику право заменить исполнение.

Квалифицирующий признак дарения – его безвозмездность. При этом гражданское законодательство исходит из презумпции возмездности договора (п. 3 ст. 423 ГК РФ). Прощение долга можно признать дарением в том случае, если суд установит намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара.

С учетом этого суд пришел к выводу, что «оспариваемым соглашением фактически предусмотрено прощение части долга при отсутствии встречного получения кредитором имущественной выгоды, что является по сути дарением между коммерческими организациями и не соответствует п. 1 ст. 575 Гражданского кодекса Российской Федерации». Поэтому он признал оспариваемое соглашение недействительной сделкой (постановление ФАС Московского округа от 30 июня 2014 г. № Ф05-5948/2014 по делу № А41-33913/13, определением ВАС РФ от 23 июля 2014 г. № ВАС-9746/14 отказано в передаче дела для пересмотра).

Пример из практики: суд квалифицировал прощение долга как дарение, так как прощение долга не было обусловлено получением имущественных выгод

Индивидуальный предприниматель (поставщик) и ООО «М.» (покупатель) заключили договоры поставки. Свои обязательства по поставке воды поставщик выполнил, однако не получил оплаты.

Индивидуальный предприниматель обратился с иском о взыскании сумм задолженности по договору поставки. Ответчик против взыскания долга возражал. Он исходил из того, что истец в свое время направлял ему письмо с указанием о прощении всей суммы долга (более 5 млн руб.).

Суд иск удовлетворил, а прощение долга квалифицировал как дарение. Суд счел, что прощение со стороны истца не было обусловлено получением никаких имущественных выгод. Кроме того, на момент направления письма о прощении долга истец утратил статус индивидуального предпринимателя. Истец не представил каких-либо сведений, на основании которых можно сделать вывод о нарушении прощением долга прав третьих лиц в отношении имущества кредитора. Прощение долга сопровождалось намерением истца освободить ответчика от обязанности по уплате безвозмездно, поэтому такое прощение – разновидность дара (решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 1 августа 2011 г. по делу А65-5033/2009, принятое с учетом разъяснений ФАС Поволжского округа в постановлении от 11 апреля 2011 г. по делу А65-5033/2009).

Важно не путать прощение долга или дарение с прекращением обязательства иным способом (соглашением сторон).

Пример из практики: суд пришел к выводу, что стороны договорились о прекращении обязательства иным способом, а не прощением долга

ООО «П.» (поставщик) и ООО «В.» (покупатель) заключили договор поставки. По его условиям за несвоевременную оплату аванса покупатель уплачивает штраф в размере 0,1 процента за каждый день просрочки. За нарушение обязанности оплатить товар поставщик вправе потребовать оплаты пеней (неустойки).

Покупатель допустил просрочку оплаты.

Стороны подписали дополнительное соглашение к договору. По нему поставщик отказывался от претензий за нарушение покупателем обязательств по оплате.

Впоследствии ООО «П.» обратилось в суд с иском к ООО «В.» о взыскании неустойки.

По мнению суда, поскольку стороны договорились о неприменении штрафных санкций, то требования истца неправомерны. Суд указал: «исходя из смысла статей 415, 432, 572 ГК РФ, прощение долга или дарение считается состоявшимся при определении предмета сделки, то есть размера прощаемой задолженности или суммы дара, если предмет сделки определяется в денежном выражении. Судом апелляционной инстанции установлено, что дополнительное соглашение не содержит конкретных сумм. Договариваясь о прекращении обязательств на определенную дату (до 20.06.2014), стороны продолжали исполнение спорного договора, следовательно, сумма задолженности ответчика могла измениться. Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что в тексте соглашения речь шла о прекращении обязательства иным способом (соглашением сторон), что не противоречит положениям статьи 407 ГК РФ».

В связи с изложенным суд пришел к выводу о том, что иск о взыскании неустойки не подлежит удовлетворению (постановление Арбитражного суда Московского округа от 23 ноября 2015 г. № Ф05-15731/2015 по делу № А40-214828/2014, определением Верховного суда РФ от 10 марта 2016 г. № 305-ЭС16-814 отказано в передаче дела для пересмотра).

Налоговые последствия прощения долга для кредитора

Прощение долга несет в себе определенный налоговый риск для кредитора. Налоговая инспекция может счесть неправомерным отнесение суммы прощенного долга к внереализационным расходам, которые учитывают при формировании налогооблагаемой прибыли (подп. 2 п. 2 ст. 265, п. 2 ст. 266 НК РФ).

Обоснование

Позиция налоговиков основана на разъяснениях Минфина России. Министерство полагает, что в составе внереализационных расходов нельзя учесть долг, который был прощен как полностью (письмо Минфина России от 21 августа 2009 г. № 03-03-06/1/541), так и в части (письмо Минфина России от 18 марта 2011 г. № 03-03-06/1/147). К нему нельзя применить подпункт 2 пункта 2 статьи 265 Налогового кодекса РФ. Ведь эта норма относится к безнадежным долгам, а прощенный долг в силу пункта 2 статьи 266 Налогового кодекса РФ таковым не признается. Кроме того, добровольное прощение долга – это безвозмездная передача имущества. Следовательно, на основании подпункта 16 статьи 270 Налогового кодекса РФ такой долг нельзя учитывать в налоговых расходах (письмо Минфина России от 12 июля 2006 г. № 03-03-04/1/579).

Несмотря на то что подобный подход к прощению долга довольно долго господствовал в правоприменительной практике, Президиум ВАС РФ в постановлении от 15 июля 2010 г. № 2833/10 (далее – постановление № 2833/10) признал его ошибочным. Одновременно он сделал оговорку об обязательности приведенного в постановлении толкования правовых норм при рассмотрении нижестоящими арбитражными судами аналогичных дел.

Суд указал, что перечень внереализационных расходов и приравниваемых к таким расходам убытков налогоплательщика не исчерпывающий. Это позволяет налогоплательщику учесть в составе расходов, которые уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль, в том числе и убытки, связанные с прощением долга.

Налоговые органы разъясняют: если организация сможет доказать, что прощение долга направлено на получение дохода (есть коммерческий интерес), она вправе учесть его сумму при расчете налога на прибыль (письма ФНС России от 21 января 2014 г. № ГД-4-3/617, от 12 августа 2011 г. № СА-4-7/13193 и от 22 декабря 2010 г. № ШС-37-3/18261).

Коммерческий интерес может выражаться в мировом соглашении, которое регулирует взаимные требования сторон. В таком случае расходы будут соответствовать пункту 1 статьи 252 Налогового кодекса РФ. Перечень внереализационных расходов открытый. Поэтому кредитор вправе учесть сумму прощенного долга. Если бы он не пытался взыскать долг, его можно было бы списать в момент истечения срока исковой давности (подп. 2 п. 2 ст. 265 НК РФ). При этом ФНС России ссылается на позицию Президиума ВАС РФ (постановление № 2833/10).

Внимание! Налоговые органы могут утверждать, что выгодная налогоплательщикам позиция ВАС РФ относится только к тем случаям, когда стороны заключили не просто соглашение о прощении долга, а мировое соглашение.

Постановление № 2833/10 было принято по делу, в котором кредитор простил часть долга должнику путем заключения мирового соглашения. Существует риск того, что налоговые органы станут рассматривать данное постановление как распространяющее свое действие только на аналогичные случаи. При прощении долга, например, путем заключения гражданско-правового соглашения налоговики будут использовать ранее принятые разъяснения Минфина России.

Суды обычно требуют от заявителей представить доказательства того, что прощение долга было направлено на получение дохода. Об этом может свидетельствовать наличие у кредитора, который освободил должника от лежащих на нем обязанностей, коммерческого интереса в прощении долга.

В случаях когда заявитель не может этого обосновать, суды отказывают в удовлетворении его требований (постановления Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11 марта 2015 г. № Ф04-16322/2015 по делу № А45-5158/2014, ФАС Уральского округа от 22 апреля 2014 г. № Ф09-1388/14, определение ВАС РФ от 18 марта 2011 г. № ВАС-2662/11).

Налоговые последствия прощения долга для должника

При прощении долга встает вопрос о том, нужно ли должнику восстанавливать суммы НДС, ранее принятые к вычету по приобретенным товарам (работам, услугам).

При применении налогового вычета должник соблюдал все требования статей 171, 172 Налогового кодекса РФ. При этом пункт 3 статьи 170 Налогового кодекса РФ не содержит такого основания для восстановления НДС, как прощение долга.

С 2006 года уплата НДС кредитору исключена из перечня условий, обязательных для применения налогового вычета (п. 21 ст. 1, п. 1 ст. 5 Закона от 22 июля 2005 г. № 119-ФЗ «О внесении изменений в главу 21 части второй Налогового кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений актов законодательства Российской Федерации о налогах и сборах»). До внесения в Налоговый кодекс РФ указанных изменений признавалось, что вычет возможен лишь в случае, когда должник осуществил реальные затраты (определение Конституционного суда РФ от 4 ноября 2004 г. № 324-О). Если долг прощался, то такие затраты отсутствовали. Вот почему возникала необходимость в восстановлении суммы НДС по товарам (работам, услугам), приходившимся на прощенную часть задолженности.

Следовательно, в настоящее время суммы НДС восстанавливать не нужно.

Если должник получил предоплату за предстоящую поставку товара (выполнение работ, оказание услуг), то он уплачивает НДС с перечисленной суммы денежных средств. При прощении долга впоследствии сумма НДС к вычету не принимается, потому что должник фактически свои обязательства по договору не выполнил.

Прощение долга между взаимозависимыми компаниями

Как простить долг дочернего или зависимого общества

Один из способов финансировать дочерние и зависимые общества – когда материнская компания выдает заемные средства с последующим прощением долга. Хотя таким способом предоставить деньги можно оперативнее, чем увеличивая уставный капитал, он несет в себе определенные налоговые риски.

Суммы прощенного долга в виде процентов по договору займа не могут рассматриваться в качестве безвозмездно полученного имущества, так как отсутствует факт их передачи. Эти суммы необходимо включать в состав внереализационных доходов должника на основании пункта 18статьи 250 Налогового кодекса РФ. На это указано в письмах ФНС России от 2 мая 2012 г. № ЕД-3-3/[email protected], Минфина России от 30 сентября 2013 г. № 03-03-06/1/40367, от 6 июля 2011 г. № 03-03-06/1/405, от 14 января 2011 г. № 03-03-06/1/11.

Сумму займа, полученную от заимодавца, который владеет 50 процентами или еще меньше уставного капитала заемщика, при прощении долга нужно отнести к внереализационным доходам. На указанные случаи не распространяются исключения, которые предусматривает подпункт 11пункта 1 статьи 251 Налогового кодекса РФ. В ситуации, когда заимодавец владеет более чем 50 процентами уставного капитала заемщика, действует иное правило (письмо Минфина России от 14 января 2011 г. № 03-03-06/1/11).

Должник, которому кредитор, владеющий более 50 процентами уставного капитала, простил долг безвозмездно, не должен учитывать полученное в результате прощения имущество в качестве внереализационного дохода (абз. 2 подп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ). Вместе с тем, налоговые органы зачастую придерживаются иного подхода, полагая, что прощение долга при таких обстоятельствах есть безвозмездная передача имущественных прав, что, по их мнению, делает невозможным применение указанной нормы Налогового кодекса РФ. Вместе с тем, судебная практика по данному вопросу складывается в пользу налогоплательщиков.

Пример из практики: кредитор, владеющий 67,3 процента акций должника, простил ему долг. Суд признал право должника не включать сумму прощенного долга в доходы

У ЗАО «П.» имелась кредиторская задолженность перед ООО «С.» и ОАО «Н.». По договорам цессии кредиторы уступили свои права требования компании «О.».

Компания «О.», владелец 67,3 процента акций ЗАО «П.», и ЗАО «П.» подписали соглашение о прощении долга. ЗАО «П.» не включило сумму прощенного долга в состав внереализационных доходов. Налоговый орган с налогоплательщиком не согласился и вынес решение о доначислении налога на прибыль, пеней и штрафных санкций. Налогоплательщик решение налогового органа оспорил в суде.

Суд заявление удовлетворил со следующей мотивировкой. При определении налоговой базы налога на прибыль не учитываются доходы в виде имущества, полученного безвозмездно от компании, которая владеет более чем 50 процентами уставного капитала налогоплательщика (абз. 2 подп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ). К объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права (ст. 128 ГК РФ). Следовательно, довод налогового органа о том, что подпункт 11 пункта 1 статьи 251 Налогового кодекса РФ относится к передаче имущества, а не имущественных прав, противоречит нормам гражданского и налогового законодательства (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 21 мая 2009 г. по делу № А63-9238/2008-С4-37, определением ВАС РФ от 24 июля 2009 г. № ВАС-8675/09 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).

Аналогичное решение отразил ФАС Московского округа в постановлении от 17 августа 2012 г. по делу № А41-43249/11. Так, суд, рассматривая требование об отмене решения налогового органа, установил, что налогоплательщик получил доход в результате прощения ему долга со стороны физического лица, которое владеет 100-процентной долей в уставном капитале налогоплательщика. В итоге суд сделал вывод, что эти доходы не учитываются при определении налога на прибыль.

Пример из практики: суд признал решение о доначислении налога недействительным, так как сумма займа, которую простил единственный учредитель, не подлежала включению в доходы

ООО «К.» (заимодавец) и ОАО «К.» (заемщик) заключили договор процентного займа.

Также они заключили соглашение о прощении долга. По его условиям заимодавец освобождает заемщика от уплаты суммы займа в размере 75 000 000 руб.

Налоговая инспекция провела проверку ОАО «К.» по вопросам правильности исчисления налогов. По ее результатам инспекция вынесла решение о доначислении налога на прибыль, пеней и применении налоговых санкций.

В обоснование решения она указала, что общество занизило налоговую базу по налогу на прибыль. Плательщик должен был учесть в качестве внереализационного дохода сумму займа, которая не подлежит возврату заимодавцу в связи с прощением долга.

ОАО «К.» обратилось в суд с заявлением, в котором просило признать это решение недействительным. Суд его удовлетворил, исходя из следующего.

Внереализационными доходами признаются безвозмездно полученные имущество, работы, услуги или имущественные права, кроме случаев, указанных в статье 251 Налогового кодекса РФ.

При определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества, полученного безвозмездно, если (подп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ):

— уставный капитал передающей стороны более чем на 50 процентов состоит из вклада получающей организации и

— на день передачи имущества получающая организация владеет вкладом на праве собственности.

Единственным участником ООО «К.» выступает ОАО «К.», размер доли которого составляет 100 процентов.

Суд отклонил доводы инспекции о том, что соглашение нужно считать возмездной сделкой, так как оно предусматривало не только прощение долга, но и уплату процентов.

Имущественную выгоду в виде процентов заимодавец получил не в связи с прощением долга, а в связи с пользованием заемными средствами. А это не считается встречным предоставлением.

Таким образом, в данном случае переданные средства не подлежат обложению налогом на прибыль. У инспекции не было оснований для доначисления спорной суммы, пеней и применения штрафа (постановление ФАС Центрального округа от 27 января 2015 г. по делу № А23-1634/2014)».

Отвечает Александр Сорокин,

заместитель начальника Управления оперативного контроля ФНС России

«ККТ нужно применять только в случаях, если продавец предоставляет покупателю, в том числе своим сотрудникам, отсрочку или рассрочку по оплате своих товаров, работ, услуг. Именно эти случаи, по мнению ФНС, относятся к предоставлению и погашению займа для оплаты товаров, работ, услуг. Если организация выдает денежный заем, получает возврат такого займа или сама получает и возвращает заем, кассу не применяйте. Когда именно нужно пробивать чек, смотрите в рекомендации».

Из рекомендации Нужно ли применять ККТ при выдаче, получении и возврате займа

Прощение долга – одно из предусмотренных Гражданским кодексом оснований выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами. Поэтому, если юридическое лицо прощает долг по займу (не только Роль учредителя в налогообложении прощенного основного долга.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: «Невский. Чужой среди чужих». 8 серия

Налоговые последствия прощения долга между юридическими лицами

ООО (плательщик налога на прибыль) на основании соответствующего договора предоставило краткосрочный беспроцентный заем (возвратную финпомощь) другому ООО, не являющему его участником. Еще до наступления сроков возврата средств руководитель решил простить долг заемщику. Резерв сомнительных долгов по данной дебиторке не создан (согласно П(С)БУ 10 используем метод абсолютной суммы долга). Предприятие ведет учет налоговых разниц. Объясните, пожалуйста, нужно ли будет в налоговом учете увеличивать финрезультат до налогообложения на сумму прощенной (списываемой) дебиторской задолженности?

На наш взгляд, запланированная операция может привести к негативным налоговым последствиям для предприятия-заимодателя. Проблемы сконцентрированы в следующих направлениях.

Корректировка на прощенную (списанную) дебиторскую задолженность

Как только предприятие-кредитор освободит своего должника от обязанности уплачивать долг по предоставленному займу на основании ст. 605 Гражданского кодекса Украины (далее —ГКУ) — например, направит должнику письменное уведомление о прощении долга — его дебиторская задолженность по займу утратит определяющие признаки актива. Ведь дебиторку признают активом, если есть вероятность получения предприятием будущих экономических выгод и можно достоверно определить ее сумму (п. 5 П(С)БУ 10 «Дебиторская задолженность», ст. 1 Закона Украины «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности в Украине» от 16.07.1999 г. № 996-XIV).

Абсолютно очевидно, что после прощения долга о какой-либо вероятности получения выгод, т.е. погашении задолженности, говорить не приходится. Соответственно, в аналогичных ситуациях предприятия, как правило, списывают дебиторку как безнадежную прямо на прочие операционные расходы, руководствуясь п.п. 4, 11 П(С)БУ 10, п. 20 П(С)БУ 16 «Расходы»: Дт 944 «Сомнительные и безнадежные долги» Кт 377 «Расчеты с прочими дебиторами».

Вместе с тем предлагаем внимательнее прочесть определение безнадежной дебиторской задолженности с п. 4 П(С)БУ 10. Итак — это «текущая дебиторская задолженность,относительно которой существует уверенность о ее невозврате должникомили по которой истек срок исковой давности».

Безусловно, уверенность в невозвратедебиторки сама по себе — достаточное основание считать ее безнадежной и списать долг согласно п. 11 П(С)БУ 10. То есть не требуется каких-либо дополнительных оснований для прекращения признания данного актива, скажем, того же прощения долга. Исходя из вопроса, руководство предприятия-кредитора решило простить долг еще до наступления срока платежа по договору займа. Значит, вполне вероятно, что до момента документального оформления прощения долга у бухгалтерии предприятия может не быть веских оснований классифицировать соответствующую дебиторскую задолженность не то что как безнадежную, а даже как сомнительную. Конечно, намерения руководства — дело серьезное. Но кто как не бухгалтер, понимает, что сегодня они могут быть одними, а завтра — другими. Да и мотивы прощения бывают разными, и не всегда это является затруднительным положением контрагента. В свою очередь, предприятие-заемщик может быть вполне платежеспособным контрагентом, никоим образом не выдавать намерений нарушать установленные в договоре сроки погашения обязательств. Более того, средства, предоставленные по договору беспроцентного займа, вообще могут быть возвращены заемщиком досрочно, если иное не установлено договором (ч. 2 ст. 1049 ГКУ).

Соответственно, в данном случае по факту прощения долга переклассификация дебиторки в безнадежную также не будет происходить. Заимодатель прощает обычный «живой» долг, вследствие чего он теряет признаки актива и именно в результате этого должен быть списан с баланса на прочие расходы операционной деятельности. В свою очередь, для учета можно задействовать субсчет 949 «Прочие расходы операционной деятельности».

1 Прощении долга между юридическими лицами усн; 2 В целях УСН прощение У ООО (УСН с объектом налогообложения «доходы минус расходы»).

Соглашение о прощении долга между юридическими лицами образец 2018

Компания приняла решение списать задолженность контрагенту. Что для этого нужно сделать и какие последствия учесть, в том числе каковы налоговые последствия прощения долга между юридическими лицами.

У контрагента образовался долг перед компанией. Для нее может быть перспективнее продолжить сотрудничать, чем взыскать деньги через суд. В таких случаях долг или часть долга можно списать (ст. 415 ГК РФ). По сути, это один из вариантов прекращения обязательства, хотя распространен меньше, чем зачет требований и т. п. Однако не следует забывать о рисках применения такого способа. В частности, о налоговых последствиях прощения долга между юридическими лицами. Если компания отнесет сумму такого долга к внереализационым расходам, инспекция может счесть это неправомочным. Рассмотрим, что нужно сделать для прощения долга, а также как снизить налоговые риски.

Прощение долга между юридическими лицами: тонкости процедуры

Когда компания прощает кому-либо долг, она, по сути, совершает сделку. Поэтому нужно соблюсти общие требования к оформлению сделок — в частности, простую письменную форму. Компания должна письменно зафиксировать, что списывает контрагенту долг (подп. 1 п. 1 ст. 161 ГК РФ). При этом бездействие кредитора не расценивают как прощение долга. Кредитор должен недвусмысленно заявить о том, что готов пойти на уступки должнику.

Кредитор не вправе простить задолженность, если это нарушит права иных лиц в отношении его имущества. Например, если компания в преддверии банкротства прекратит обязательства своих должников, это сочтут неправомочным.

Как оформить прощение долга

Компания может заключить с контрагентом соглашение о прощении или направить ему уведомление. В уведомлении пишут, что компания-кредитор освобождает контрагента от обязанности выплатить ту или иную сумму. Если должник не возражает против решения кредитора, его обязательство считают прекратившимся с момента получения письма (п. 2 ст. 415 ГК РФ). Кроме того, если стороны участвуют в арбитражном споре, долг можно списать при заключении мирового соглашения.

В соглашении, где оговаривают прощение долга юридическим лицом юридическому лицу, перечисляют:

  1. Какое именно обязательство прекращает компания-кредитор.

  2. Из чего обязательство возникло.

  3. Когда завершился срок исполнения обязательства должником.

Обязательно включите в текст:

  1. Формулировку, из которой ясно следует, что кредитор прощает возникший долг и не будет требовать от должника исполнения данного обязательства.

  2. Указание суммы, которую компания прощает контрагенту: весь долг целиком или только часть.

  3. Описание выгоды, которую кредитор получает от прощения задолженности.

Если выбирать между подписанием соглашения и отправкой письма, у соглашения есть плюсы. В тексте можно четко отразить, что контрагенты согласовали прощение долга. Письмо такой возможности не дает, и вероятность последующих споров выше.

Кроме соглашения о списании, имеет смысл подготовить:

  • бухгалтерский документ, в котором нужно обосновать финансовый эффект данной сделки для кредитора;

  • юридическую справку с обоснованием перспектив прощения, а также анализом альтернативных вариантов и их негативных сторон (затрат времени и средств на ведение спора в суде и т. п.).

Прощение долга: как это может расценить налоговая

Компании-кредитору нужно учесть налоговые последствия прощения долга. Если при расчете налогов компания отнесет прощенную задолженность к внереализационным расходам, ИФНС может усмотреть в этом нарушение (подп. 2 п. 2 ст. 265, п. 2 ст. 266 НК РФ). Налоговики опираются на разъяснения Минфина (письма от 21.08.2009 № 03-03-06/1/541, от 18.03.2011 № 03-03-06/1/147, от 12.07.2006 № 03-03-04/1/579).

ВАС РФ высказал мнение, что такой подход не является верным (постановление от 15.07.2010 № 2833/10). ФНС пояснила, когда можно учесть сумму прощенного долга при определении налога на прибыль. Это можно сделать, если компания докажет, что прощение долга служило ее коммерческим интересам (письма от 21.01.2014 № ГД-4-3/617, от 12.08.2011 г. № СА-4-7/13193, от 22.12.2010 № ШС-37-3/18261). Поэтому при уступках должнику нужно подготовить экономическое обоснование отказа от взыскания долга.

Какие налоговые последствия имеет для должника прощение долга между коммерческими организациями

Прощение долга юр. лицу влечет налоговые последствия не только для кредитора, но и для должника. Должнику важно определить, нужно ли восстанавливать суммы НДС, которые до того приняли к вычету в связи с получением товаров, результатов работ и т. п.

По общему правилу сейчас НДС восстанавливать не нужно. Если кредитор перечислял аванс за товар, работы или услуги, должнику нужно уплатить НДС с суммы аванса. В случае прощения долга между юридическими лицами налоговые последствия для должника таковы, что сумму НДС с аванса к вычету не принимают. Это связано с тем, что компания-должник фактически не выполнила обязательств перед кредитором.

Читайте в рекомендации Системы Юрист

Скачивайте бланки

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: договор беспроцентного займа между юридическими лицами

Прощение долга, как и любую сделку юридического лица, Однако ВАС РФ указывал, что в некоторых случаях прощение долга между коммерческими Наша организация на общей системе налогообложения.