Суд в Воронеже взыскал тыс. рублей морального вреда за ожоги ребенку в детском саду. В апреле года шестилетняя девочка.

Моральный ущерб с воспитателя в детском саду

[Воспитанник детского сада, находясь на прогулке вместе с другими детьми в сопровождении воспитателя, забравшись на перила деревянной веранды спрыгнул с них вниз, ударившись головой и спиной, после чего ему была оказана первая медицинская помощь медицинским работником детского сада, и он направлен в приемный покой больницы с диагнозом: травма позвоночника. Травма позвоночника квалифицируется как тяжкий вред здоровью. Согласно инструкции по охране жизни и здоровья детей, утвержденной приказом заведующего детским садом, должностной инструкции воспитателя, в течение полного рабочего дня работники обязаны обеспечить полную безопасность жизни и здоровья детей в течение рабочей смены во всех режимных моментах. Таким образом, по вине учреждения малолетний ребенок получил травму позвоночника в детском саду, чем причинен тяжкий вред его здоровью, так как ответчик не создал надлежащих условий, гарантирующих охрану и укрепление здоровья обучающихся, воспитанников. Суд назначил компенсацию морального вреда.] 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 февраля 2014 г. № 33-105

Судья: Можерина Н.Г.

Докладчик Корытникова Г.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда в составе:

Председательствующего: Корытниковой Г.А.,

судей: Ворожцовой Л.К., Пастухова С.А.,

с участием прокурора Самойлова А.А.,

при секретаре Щ.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Корытниковой Г.А.,

гражданское дело по апелляционной жалобе Муниципального бюджетного дошкольного образовательного учреждения "Детский сад комбинированного вида № 31 "Березка" в лице заведующей Щ.Т.

на решение Юргинского городского суда Кемеровской области от 12 ноября 2013 года

по делу по иску Юргинского межрайонного прокурора в интересах малолетнего М.Д.В. к Муниципальному бюджетному дошкольному образовательному учреждению "Детский сад комбинированного вида № 31 "Березка" о взыскании денежной компенсации морального вреда,

установила:

Юргинский межрайонный прокурор обратился в суд в защиту интересов малолетнего М.Д.В., рождения дата с иском к Муниципальному бюджетному дошкольному образовательному учреждению "Детский сад комбинированного вида № "Березка" (далее по тексту МБДОУ "Детский сад № 31") о взыскании денежной компенсации морального вреда в сумме <данные изъяты>

Исковые требования мотивированы тем, что по письменному обращению М.М. была проведена прокурорская проверка, в ходе которой установлено, что дата около 17 часов воспитатель С. вывела воспитанников своей группы, в числе которых был малолетний М.Д.В. на плановую прогулку.

С. в нарушении своей должностной инструкции, инструкции по охране жизни и здоровья воспитанников на прогулочных площадках, не осуществляла надлежащего контроля за воспитанниками своей группы, оставив их вне поля своего зрения, не предотвратила детский травматизм на игровом оборудовании. В отсутствии контроля и надзора со стороны воспитателя М.Д.В., забравшись на перила деревянной веранды, спрыгнул оттуда вниз, упав на голову и спину. В результате падения М.Д.В. получил травму: закрытый неосложненный компрессионный перелом тел 5,6 грудных позвонков без нарушений функций спинного мозга.

Согласно заключению эксперта телесные повреждения малолетнего М.Д.В. оценивается как тяжкий вред здоровью.

Статьей 48 ФЗ от 29.10.2012 года № 273-ФЗ "Об образовании в РФ" предусмотрено, что охрана здоровья обучающихся включает в себя обеспечение безопасности обучающихся во время пребывания в организации.

В результате случившегося малолетний М.Д. претерпел физические, психические и нравственные страдания, которые заключаются в перенесении им физической боли, испытании страха.

Кроме того, М.Д. перенес сильный стресс, проходил длительное лечение.

Поэтому с ответчика МБДОУ "Детский сад № 31 "Березка" в пользу малолетнего М.Д. подлежит взысканию денежная компенсация морального вреда в размере <данные изъяты>

Материальный истец М.Д.В., рождения 5 октября 2006 года, малолетний и в заседание суда первой инстанции не вызывался.

Законный представитель малолетнего истца М.Д.В. — его мать М.М. поддержала заявленные исковые требования. Представитель ответчика — Муниципального бюджетного дошкольного образовательного учреждения "Детский сад комбинированного вида № 31 "Березка" В.В., действующий на основании доверенности (л.д. <данные изъяты>) иск признал частично.

Решением Юргинского городского суда Кемеровской области от 12 ноября 2013 года постановлено:

Исковое заявление Юргинского межрайонного прокурора удовлетворить частично.

Взыскать с Муниципального бюджетного дошкольного образовательного учреждения "Детский сад комбинированного вида № 31 "Березка" в пользу М.Д.В. в лице его матери М.М. денежную компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты>

В части взыскания денежной компенсации морального вреда в размере <данные изъяты> Юргинскому межрайонному прокурору в иске отказать.

Взыскать с Муниципального бюджетного дошкольного образовательного учреждения "Детский сад комбинированного вида № 31 "Березка" в доход местного бюджета государственную пошлину в сумме <данные изъяты>

В апелляционной жалобе Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение "Детский сад комбинированного вида № 31 "Березка" в лице заведующей Щ.Т. указывает, что суд первой инстанции в нарушение п. 1 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела.

В исковом заявлении не указано и не было установлено в судебном заседании мотивированного обоснования заявленной суммы компенсации причиненного морального вреда.

В нарушение требований статьи 56 ГПК РФ истцом не представлено доказательств, свидетельствующих о причинении несовершеннолетнему М.Д.В. нравственных страданий непосредственно со стороны ответчика.

Считает, что определенный судом размер компенсации морального вреда является завышенным, при этом судом первой инстанции не была учтена степень вины МБДОУ "Детский сад комбинированного вида № 31 "Березка", состояние финансовых счетов детсада.

Судом нарушен принцип разумности и справедливости, установленный статьей 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Просит изменить решение Юргинского городского суда от 12 ноября 2013 года по делу № 2-2006/2013 и принять новое решение, в части суммы взыскания компенсации морального вреда (в размере <данные изъяты>.), уменьшив ее.

На апелляционную жалобу принесены возражения М.М. (л.д. <данные изъяты>)

На апелляционную жалобу принесены возражения Юргинской межрайонной прокуратурой в лице помощника прокурора Тарасова В.В. (л.д. <данные изъяты>).

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы Муниципального бюджетного дошкольного образовательного учреждения "Детский сад комбинированного вида № 31 "Березка" в лице заведующей Щ.Т., возражения М.М., возражения Юргинской межрайонной прокуратуры в лице помощника прокурора Тарасова В.В., заслушав прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе прокуратуры Кемеровской области Самойлова А.А., проверив законность и обоснованность решения суда, исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, в соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В соответствии со ст. 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Пунктом 1 статьи 1068 Гражданского кодекса РФ установлено, что юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Применительно к правилам, предусмотренным настоящей главой, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Согласно п. 3 ч. 3 ст. 32 Закона РФ "Об образовании", образовательное учреждение несет в установленном законодательством Российской Федерации порядке ответственность за жизнь и здоровье обучающихся, воспитанников и работников образовательного учреждения во время образовательного процесса.

В соответствии со ст. 51 Закона РФ "Об образовании" образовательное учреждение создает условия, гарантирующие охрану и укрепление здоровья обучающихся, воспитанников.

Ответственность за создание необходимых условий для учебы, труда и отдыха обучающихся, воспитанников образовательных учреждений несут должностные лица образовательных учреждений в соответствии с законодательством Российской Федерации и уставом данного образовательного учреждения.

Из материалов дела следует и судом первой инстанции установлено, что воспитанник детского сада М.Д.В., <…> года рождения, 23 января 2013 года около 17 часов дня, находясь в МБДОУ детский сад комбинированного вида "Березка" № 31 г. Юрги на прогулке вместе с другими детьми в сопровождении воспитателя С. забравшись на перила деревянной веранды спрыгнул с них вниз, ударившись головой и спиной, после чего ему была оказана первая медицинская помощь медицинским работником детского сада, и он направлен в приемный покой больницы с диагнозом: травма позвоночника. С 23 января 2013 года и до рассмотрения дела в Юргинском городском суде Кемеровской области 12 ноября 2013 года М.Д.В. продолжал лечение полученной травмы, что подтверждается записями в амбулаторной карте, иными медицинскими документами (л.д. 53-64).

Согласно заключению эксперта (л.д. 11-13) полученная М.Д.В. травма позвоночника квалифицируется как тяжкий вред здоровью.

Согласно материалов дела в настоящее время М.Д.В. выписан в удовлетворительном состоянии со стационарного лечения в больнице на амбулаторный этап лечения в поликлинику.

С сентября 2013 года М.Д.В. пошел в первый класс средней школы.

В ходе рассмотрения гражданского дела стороны не отрицали получение травмы М.Д.В. в период нахождения его под надзором дошкольного образовательного учреждения.

Воспитателем группы, в которой находился несовершеннолетний М.Д.В., в момент получения им травмы являлась С.

Согласно устава МБДОУ детский сад комбинированного вида № 31 г. Юрги "Березка", учреждение несет в установленном законодательством Российской Федерации порядке ответственность за жизнь и здоровье детей и работников МБДОУ во время образовательного процесса.

Согласно инструкции по охране жизни и здоровья детей, утвержденной приказом заведующего детским садом № 31 г. Юрги "Березка", должностной инструкции воспитателя (л.д. <данные изъяты>) за время нахождения детей в МБДОУ в течение полного рабочего дня работники обязаны обеспечить полную безопасность жизни и здоровья детей в течение рабочей смены во всех режимных моментах.

Исследовав представленные сторонами доказательства, дав им оценку по правилам ст. 67 ГПК РФ, суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что по вине МБДОУ детский сад комбинированного вида № 31 г. Юрги "Березка" малолетний ребенок М.Д.В. получил травму позвоночника в детском саду, чем причинен тяжкий вред его здоровью, так как ответчик не создал надлежащих условий, гарантирующих охрану и укрепление здоровья обучающихся, воспитанников.

Согласно п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Как следует из разъяснений, изложенных в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Установив факт нарушения прав потерпевшего несовершеннолетнего воспитанника МБДОУ Детский сад № 31 "Березка" М.Д.В., выразившегося в получении травмы позвоночника, квалифицированной как тяжкий вред здоровью, определяя размер компенсации морального вреда в соответствии со ст. 1101 ГК РФ, суд с учетом обстоятельств дела и степени вины ответчика обоснованно взыскал в пользу М.Д.В. в лице его матери М.М. денежную компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты>

Судебная коллегия не усматривает оснований для пересмотра данного размера компенсации в сторону снижения по доводам апелляционной жалобы.

При определении размера компенсации морального вреда судом первой инстанции соблюден принцип разумности и справедливости.

Доводы апелляционной жалобы Муниципального бюджетного дошкольного образовательного учреждения "Детский сад комбинированного вида № 31 "Березка" в лице заведующей Щ.Т. не опровергают выводы суда, изложенные в мотивировочной части решения от 12 ноября 2013 года, судебная коллегия находит их несостоятельными.

Исходя из изложенного, принятое по делу решение суда следует признать законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы не установлено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия,

определила:

Решение Юргинского городского суда Кемеровской области от 12 ноября 2013 года оставить без изменения.

Апелляционную жалобу Муниципального бюджетного дошкольного образовательного учреждения "Детский сад комбинированного вида № 31 "Березка" в лице заведующей Щ.Т. — без удовлетворения.

Председательствующий

Г.А.КОРЫТНИКОВА

Судьи

Л.К.ВОРОЖЦОВА

С.А.ПАСТУХОВ

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Прецедент. 55 тысяч за смерть сына

суд взыскала компенсацию морального вреда в пользу ребенка, серьезно пострадавшего во время физкультуры в детском саду.

Уведомления


15 мая – ГОРОДОК. В Новокузнецке по заявлению прокурора взыскана компенсация морального вреда ребенку, получившему травму в детском саду.

По информации прокуратуры региона, отец 3-летнего мальчика обратился в ведомство и попросил защитить его интересы. Мужчина не согласился с выводами комиссии по расследованию несчастного случая, произошедшего в детском саду.

Работники прокуратуры установили, что в январе 2019 года воспитатель возвращалась с детьми с прогулки и один из них, поднимаясь по лестнице, упал и сломал ключицу.

Эксперты квалифицировали травму как вред здоровью средней степени тяжести. Комиссия по расследованию несчастного случая, созданная в детсаду, вину должностных лиц в случившемся не установила. В качестве причины ЧП называлась неосторожность ребенка.

Прокуратура не согласилась с выводами комиссии, указав, что воспитатель оставил пострадавшего без надлежащего присмотра. Прокурор обратился в суд с требованием о компенсации ребенку морального вреда.

Суд удовлетворил требования и взыскал с детского сада компенсацию морального вреда — 50 тысяч рублей.

Фото: kaluganews.ru

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях Одноклассникии ВКонтакте!


Оставьте комментарий

Светлана

Цитировать15 Мая 2019

Обалдеть! Сочувствую воспитателю, детей наверняка было не 5 человек, а больше. И усмотреть за всеми детьми не возможно при всем желании.  

Гость

Цитировать15 Мая 2019

Мой трехлетний сын выходил или выбегал с сада , крелечко было скользским ,начал падать и об железные перила рассек около брови.была глубокая рана,кровь долго не станавливалась.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Закон в деталях эфир от 12 10 2017 (Компенсация морального вреда)

В Новокузнецке по заявлению прокурора взыскана компенсация морального вреда ребенку, получившему травму в детском саду.

В детском саду Воронежа на девочку вылили литр горячего компота

Согласно п. 15 ч. 3 ст. 28 Федерального закона от  29.12.2012 №  273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (далее — Закон №  273-ФЗ) к компетенции образовательной организации относится создание необходимых условий для охраны и укрепления здоровья, организации питания воспитанников и работников образовательной организации.

Определение понятия «здоровье» приведено в п. 1 ст. 2 Федерального закона от  21.11.2011 №  323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»: «Здоровье — это состояние физического, психического и социального благополучия человека, при котором отсутствуют заболевания, а также расстройства функций органов и систем организма». Таким образом, в обязанность образовательных организаций входит обеспечение не только физического здоровья воспитанников, но и их психологического комфорта, который подразумевает отсутствие нравственных страданий и переживаний (причиненных им по вине образовательной организации).

В соответствии с ч. 7 ст. 28 Закона №  273-ФЗ образовательная организация несет ответственность за невыполнение или ненадлежащее выполнение функций, отнесенных к ее компетенции, в т. ч. за жизнь и здоровье воспитанников. Ответственность может быть:

  • административной (например, наложение штрафов по статьям 6.3, 6.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от  30.12.2001 №   195-ФЗ);
  • гражданско-правовой (в виде возложения обязанности возместить убытки или компенсировать моральный вред) в случае причинения вреда здоровью.

При этом основная нагрузка на бюджеты дошкольных образовательных организаций ложится именно при возмещении морального вреда, который в зависимости от тяжести причиненного ущерба может исчисляться в сотнях тысяч рублей. Взыскание морального вреда составляет, как правило, основную часть в присуждаемых истцам денежных суммах.

Понятие морального вреда

В силу п. 1 ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации (части первой) от  30.11.1994 №  51-ФЗ (далее — часть первая ГК РФ), если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Верховный Суд РФ, конкретизируя положения данной правовой нормы, указал, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания,причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага: жизнь, здоровье, достоинство личности, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и т. п. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с физической болью, вызванной причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др. (п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от  20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»).

Согласно п. 32 постановления Пленума Верховного Суда РФ от  26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» (далее — постановление Пленума ВС РФ № 1), учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. Независимо от вины причинителя вреда осуществляется компенсация морального вреда, если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности (ст. 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации (части второй) от  26.01.1996 №  14-ФЗ; далее — часть вторая ГК РФ). Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

Материальный вред в полном объеме возмещает лицо, которое его причинило (п. 1 ст. 1064 части второй ГК РФ).

Судебная практика

В отличие от уголовного права, в гражданском действует презумпция виновности. Это означает, что в причинении вреда здоровью ребенка предполагается вина работника дошкольной образовательной организации, если не доказано иное. В случае с несовершеннолетними вина, как правило, заключается в неосторожности и непринятии мер по должному надзору за воспитанниками.

Рассмотрим примеры судебных разбирательств.

В данном примере отражены два важных момента.

В случае причинения вреда малолетним (в т. ч. и самому себе) в период его временного нахождения в образовательной организации (например, в детском саду, общеобразовательной школе, гимназии, лицее), медицинской организации (например, в больнице, санатории) или иной организации, осуществлявших за ним в этот период надзор, либо у лица, осуществлявшего надзор за ним на основании договора, эти организации или лицо обязаны возместить причиненный малолетним вред, если не докажут, что он возник не по их вине при осуществлении надзора.
Постановление Пленума ВС РФ № 1. П. 14

Во-первых, суд перераспределил обязанность по доказыванию вины, указав, что причинение морального вреда в результате физических страданий из-за полученной травмы является очевидным и доказыванию не подлежит. При этом в обоснование освобождения истца от доказывания факта причинения морального вреда суд сослался на ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от  14.11.2002 №  138-ФЗ (далее — ГПК РФ). Согласно данной статье:

  • обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании;
  • обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица;
  • при рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом;
  • вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о  гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом;
  • обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном ст. 186 ГПК РФ, или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия (указанное правило действует с 2015 г.).

Во-вторых, в данном примере имеет место презумпция виновности дошкольной образовательной организации. Иными словами, детский сад обязан осуществлять надзор за несовершеннолетними и, если ребенку, находящемуся под присмотром работника дошкольной образовательной организации, причинен физический вред (даже при отсутствии халатности со стороны работника детского сада), избежать ответственности не удастся.

В рассмотренном примере необходимо остановиться на следующих важных моментах.

Во-первых, особо отметим отказ суда в удовлетворении заявленных требований о возмещении материального ущерба в виде расходов на лечение в частной клинике. Данную позицию разделяют многие суды. Как правило, ими не признается необходимым возмещение ответчиком расходов истца на лекарства и лечебные процедуры, проведенные в  каких-либо медицинских организациях за плату, если аналогичное лечение можно было получить бесплатно либо направление на платное лечение не было выдано в установленном законом порядке (см., например, решение Дубненского городского суда от  17.06.2015 по делу № 2–36/2015).

Во-вторых, расходы на проведение судебно-медицинской экспертизы, как правило, возлагаются на ответчика. Данная практика также является общепринятой в делах, связанных с причинением вреда здоровью. Причина заключается в том, что целью такой экспертизы является не оценка объема вреда, подлежащего возмещению, а определение наличия или отсутствия вины учреждения, а также причинно-следственной связи между причинением вреда здоровью пострадавшего и действиями (бездействием) ответчика. Поэтому при положительном заключении судебно-медицинской экспертизы обязанность по ее оплате возлагается полностью на ответчика — в противовес правилу о пропорциональном распределении соответствующих расходов, установленному ст. 98 ГПК РФ.

В данном примере вызывает интерес возможность применения к отношениям между истцом и ответчиком положений Закона РФ от  07.02.1992 №  2300–1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон № 2300–1). Требования данного закона распространяются на все дошкольные образовательные организации, реализующие платные образовательные услуги. Уже на стадии выбора образовательной организации каждый родитель (законный представитель) ребенка дошкольного возраста становится потребителем предоставляемых данной образовательной организацией платных образовательных услуг, а значит, получает права, предоставленные ему Законом № 2300–1. Но в рассмотренном споре суд отказал во взыскании штрафа с ответчика, несмотря на положение ч. 6 ст. 13 Закона № 2300–1, согласно которой при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с исполнителя за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Скорее всего, суд вынес отказ в связи с тем, что отношения по содержанию (присмотру и уходу) ребенка в детском саду признаются услугой, в отношении которой родитель является потребителем, а дошкольная образовательная организация — исполнителем. Данные отношения подлежат регулированию Законом № 2300–1 только в случае, когда родителем производится оплата такой услуги.

В рассматриваемом примере оплата производилась не за присмотр и уход за ребенком в детском саду, соответственно, не за соответствующие услуги, а за организацию питания, в связи с чем суд отказал в удовлетворении требования о взыскании штрафа. Иными словами, родители не оплачивали присмотр и уход за ребенком, т. е. отношения между родителями и детским садом были безвозмездными. Такой вывод является довольно спорным, но логику суда можно взять на вооружение при предъявлении детскому саду схожих исков.

В иных случаях при наличии возмездного договора присужденную за причинение вреда здоровью ребенка сумму можно увеличивать в полтора раза (с учетом штрафа в размере 50% от присуждаемых денежных сумм).

В отличие от примера 3, где ответчиком выступало казенное дошкольное образовательное учреждение, в данном случае автономному детскому саду придется отвечать по своим обязательствам самостоятельно и в полном объеме.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что отечественная практика взыскания компенсаций за моральный вред не урегулирована законодательством в части присуждаемых сумм денежных компенсаций. Так, например, в Англии сумма компенсаций определяется исходя из тарифной схемы, впервые введенной в 1964 г. В США в некоторых штатах установлен верхний предел компенсации морального вреда. Тем не менее в абсолютном выражении суммы компенсаций морального вреда в европейских странах и США в общей сложности куда выше, чем в практике отечественных судов, поэтому миллионных исков детским садам бояться не стоит.

Нормативные документы

Пример 1

Т.Н. обратилась в суд с иском к детскому саду № 1 о компенсации морального вреда за причинение вреда здоровью ее дочери — воспитанницы данной образовательной организации.

В обоснование истица указала, что 25 августа 2009 г. ей позвонили из детского сада, сообщили, что ее дочь упала, и попросили подойти. По прибытии истица застала своего плачущего ребенка в кабинете медсестры, где ей объяснили, что ее дочь упала с перекладины на территории детского сада. На стационарном лечении ребенок находился до 31 августа 2009 г.

Администрация детского сада с заявленными требованиями о компенсации морального вреда не согласилась, указав, что факт получения ребенком травмы на территории детского сада никем не оспаривается, однако вины работников детского сада в произошедшем несчастном случае нет.

В соответствии с требованиями ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (части второй) от  26.01.1996 №  14-ФЗ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Данное лицо освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Согласно законодательству об образовании дошкольная образовательная организация несет в установленном порядке ответственность за жизнь и здоровье воспитанников во время образовательного процесса. Аналогичное положение закреплено и в уставе детского сада № 1.

Как установлено судом, несовершеннолетняя дочь истицы получила травму, находясь под надзором работников детского сада № 1. Доказательств отсутствия вины в причинении дочери истицы физических страданий, вызванных полученной травмой, ответчик суду не представил.

То обстоятельство, что в связи с полученной травмой ребенку был причинен моральный вред, является очевидным и в силу ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от  14.11.2002 №  138-ФЗ в доказывании не нуждается.

Таким образом, суд обоснованно обязал ответчика выплатить в пользу ребенка денежную компенсацию причиненного морального вреда (см. кассационное определение Оренбургского областного суда от  14.07.2010 по делу № 33–3771/2010).

Пример 2

Б.О., действуя в интересах своего малолетнего сына, обратилась в суд с иском к детскому саду г. Костромы о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда. В обоснование требований указала, что между ней и ответчиком заключен договор, согласно которому ее сын зачислен в младшую группу дошкольной образовательной организации. Находясь в детском саду, ее сын получил закрытую черепно-мозговую травму (сотрясение головного мозга), в связи с чем проходил лечение в частной медицинской организации. Затраты на лечение включили оплату услуг педиатра, офтальмолога и обследование сосудов головного мозга, а также покупку лекарственных средств.

Постановлением инспектора подразделения по делам несовершеннолетних управления МВД России по г. Костроме в возбуждении уголовного дела по факту получения ребенком травмы отказано.

В результате произошедшего события, вызванного ненадлежащим надзором со стороны дошкольной образовательной организации, сыну истицы причинен моральный вред, ребенок испытал физическую боль, был лишен возможности вести полноценный образ жизни, ему пришлось проходить длительное лечение. Ссылаясь на статьи 150, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации (части первой) от  30.11.1994 №  51-ФЗ (далее — часть первая ГК РФ) и статьи 1064, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации (части второй) от  26.01.1996 №  14-ФЗ (далее — часть вторая ГК РФ), истица просила взыскать с детского сада компенсацию морального вреда, затрат на оплату медицинских услуг, покупку лекарственных средств, а также расходов на оплату услуг представителя.

Ответчик просил отказать в удовлетворении заявленных требований, указав, что оснований для взыскания с дошкольной образовательной организации компенсации морального вреда не имелось, поскольку факт причинения несовершеннолетнему воспитаннику черепно-мозговой травмы в период его нахождения в детском саду истицей не доказан. Механизм образования и время возникновения у ребенка гематомы затылочной области судом достоверно не установлены; данная травма заключением судебно-медицинской экспертизы квалифицирована как не причинившая вреда здоровью. Кроме того, ответчик полагал, что суд первой инстанции, принимая решение по делу, неправильно распределил расходы по оплате проведения судебно-медицинской экспертизы (возложив их в полном объеме на ответчика, а не на обе стороны пропорционально объему удовлетворенных требований).

Разрешая возникший спор, суд пришел к выводу о том, что частичному удовлетворению подлежит лишь требование истицы о компенсации морального вреда, а оснований для удовлетворения требований о возмещении материального ущерба в виде затрат на лечение не имеется. При этом суд исходил из того, что за получением бесплатной медицинской помощи по полису обязательного медицинского страхования истица не обращалась; доказательств того, что ее сын не мог получить необходимую медицинскую помощь бесплатно, не представила; приобретенные истицей медицинские препараты назначались для лечения сотрясения головного мозга, однако наличие у ребенка данного диагноза в ходе судебного разбирательства не подтвердилось.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд руководствовался положениями ст. 151 части первой ГК РФ и ст. 1101 части второй ГК РФ и учел обстоятельства получения ребенком травмы, его несовершеннолетний возраст, факт перенесения им физических страданий, характер травмы, в т. ч. отсутствие последствий в виде вреда здоровью, степень вины ответчика, а также требования разумности и справедливости. Физические страдания (боль), которые испытывал ребенок при падении и ударе головой, в силу ст. 151 части первой ГК РФ предполагают наличие морального вреда, подлежащего компенсации. Требования взыскания морального вреда были удовлетворены (см. апелляционное определение Костромского областного суда от  02.07.2014 по делу № 33–1043/2014).

Пример 3

П.Е., действуя в интересах несовершеннолетнего, обратилась в суд с иском к муниципальному казенному детскому саду № 9 г. Новосибирска, мэрии г. Новосибирска о возмещении ущерба, компенсации морального вреда в связи с причинением вреда здоровью.

В обоснование заявленных требований истица указала, что между ней и детским садом № 9 был заключен договор, по условиям которого ее ребенок был зачислен в группу данной дошкольной образовательной организации на основании путевки, выданной отделом образования администрации Кировского района г. Новосибирска.

В результате небрежного выполнения работниками детского сада своих обязанностей ребенок истицы попал в травматологическое отделение с диагнозом «закрытый неосложненный компрессионный стабильный перелом позвонков».

Ссылаясь на положения Закона РФ от  07.02.1992 № 2300–1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон № 2300–1), истец просила взыскать с детского сада № 9 в счет возмещения расходов, вызванных повреждением здоровья, компенсацию морального вреда, связанного с причинением вреда здоровью несовершеннолетнего; компенсацию морального вреда, вызванного ненадлежащим исполнением договора об образовании; штраф в соответствии с ч. 6 ст. 13 Закона № 2300–1; судебные расходы по оплате стоимости судебно-медицинской экспертизы.

Разрешая требование о взыскании компенсации морального вреда за ненадлежащее исполнение договора об образовании и штрафа на основании положений Закона № 2300–1, суд указал, что на возникшие правоотношения между истцом и ответчиком положения указанного закона не распространяются.

Как следует из постановления мэрии г. Новосибирска от  30.12.2010, ответа главного управления образования мэрии г. Новосибирска, средства, полученные в счет оплаты за присмотр и уход за детьми в муниципальной дошкольной образовательной организации, в полном объеме направляются на организацию питания воспитанников. Доплат работникам муниципальных образовательных организаций за присмотр за детьми за счет данных средств не осуществляется. В связи с изложенным суд отказал в удовлетворении требования о взыскании штрафа за отказ от добровольного удовлетворения заявленных требований в размере 50% от присужденных денежных сумм (см. апелляционное определение Новосибирского областного суда от  03.02.2015 по делу № 33–693/2015).

Пример 4

Прокурор Центрального района г. Оренбурга обратился в суд в интересах несовершеннолетней воспитанницы детского сада № 88 с иском к данной дошкольной образовательной организации о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда.

Во время прогулки в детском саду ребенок получил ушибленную рану в области левой щеки. На прогулке с детьми находился воспитатель. После обращения в медицинское учреждение ребенку был поставлен диагноз «закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга». Истец считает, что данный факт свидетельствует о недостаточном надзоре за воспитанниками во время нахождения их в детском саду, ненадлежащем исполнении воспитателем должностных обязанностей.

На проведение медицинского обследования и лечение ребенка родителями были потрачены денежные средства. Из-за полученной травмы их дочь испытывала физические и нравственные страдания.

Суд частично удовлетворил исковые требования прокурора к детскому саду № 88, управлению образованием администрации г. Оренбурга о возмещении вреда здоровью и компенсации морального вреда. С детского сада №  88 в пользу потерпевшей воспитанницы в лице ее законного представителя была взыскана денежная сумма в счет компенсации морального вреда.

Суд также указал, что при недостаточности денежных средств у ответчика — детского сада № 88 — взыскание в порядке субсидиарной ответственности следует произвести с управления образованием администрации г. Оренбурга.

Вышестоящий суд с такой позицией не согласился, указав, что в соответствии с уставом детский сад № 88 является автономным учреждением. Учредителем детского сада является муниципальное образование г. Оренбург. Функции и полномочия учредителя осуществляет администрация г. Оренбурга в лице управления образованием.

В целях обеспечения образовательной деятельности детского сада № 88 в соответствии с его уставом имущество закрепляется за учреждением на праве оперативного управления и является муниципальной собственностью г. Оренбурга.

Согласно абз. 5 п. 2 ст. 120 Гражданского кодекса Российской Федерации (части первой) от  30.11.1994 №  51-ФЗ автономное учреждение отвечает по своим обязательствам всем закрепленным за ним имуществом, за исключением недвижимого имущества и особо ценного движимого имущества, закрепленных за автономным учреждением собственником этого имущества или приобретенных автономным учреждением за счет выделенных таким собственником средств. Собственник имущества автономного учреждения не несет ответственности по обязательствам автономного учреждения (п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от  26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»).

В п. 4 ст. 2 Федерального закона от  03.11.2006 №  174-ФЗ «Об автономных учреждениях» установлены аналогичные ограничения ответственности автономного учреждения. Таким образом, решение суда первой инстанции было изменено и денежные средства в полном объеме были взысканы исключительно с дошкольной образовательной организации (см. апелляционное определение Оренбургского областного суда от  24.12.2014 по делу
№  33–7847/2014).

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от  30.11.1994 №  51-ФЗ

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от  26.01.1996 №  14-ФЗ

Федеральный закон от  29.12.2012 №  273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»

Федеральный закон от  21.11.2011 №  323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»

Федеральный закон от  03.11.2006 №  174-ФЗ «Об автономных учреждениях»

Закон РФ от  07.02.1992 № 2300–1 «О защите прав потребителей»

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от  26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от  20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»

тыс. рублей в счет возмещения морального вреда выплатит травмированному ребенку тюменский детский сад № Как сообщает пресс​-служба.