Мерами дисциплинарной ответственности нотариуса являются: • замечание​; • выговор; • строгий выговор. Наложенное дисциплинарное взыскание.

Юридическая консультация Лига Закон

Белякова Марина Сергеевна,

студентка 3 курса заочной формы обучения

факультета магистратуры

ВГУЮ (РПА Минюста России),

Особенности дисциплинарной ответственности частнопрактикующего нотариуса в Российской Федерации

Ключевые слова: нотариат, частнопрактикующий нотариус, дисциплинарная ответственность, проступок

Сегодня нотариат является ключевым институтом правового общества, обеспечивающим защиту прав и законных интересов участников гражданских правоотношений. В настоящее время в ходе постепенной эволюции общественных отношений к мировым тенденциям деятельность нотариусов получила большое развитие. При этом в Российской Федерации нотариальные действия могут совершать как нотариусы, работающие в государственной нотариальной конторе, так и занимающиеся частной практикой.

Тенденция последнего времени такова, что в последнее время институт частного нотариата постепенно вытесняет государственные нотариальные конторы. Действительно, статистические данные показывают, что на начало 2016 года в России было зарегистрировано 7914 нотариусов, занимающихся частной практикой, и всего 10 государственных нотариусов. В конце 2014 года согласно информации, предоставленной нотариальными палатами, общее количество частнопрактикующих нотариусов составило 7730 нотариусов, а работающих нотариусов в государственных нотариальных конторах – 19 нотариусов[1].

На рис. 1 представлена динамика частнопрактикующих нотариусов.

Рис. 1. Динамика количественного состава частнопрактикующих нотариусов 1993-2015 гг., чел.

Сегодня государственные нотариальные конторы работают в субъектах Российской Федерации с труднодоступными территориями[2]. В ближайшее время, скорее всего, произойдет вытеснение бюджетного нотариата частнопрактикующими нотариальными специалистами. При этом возрастают требования, предъявляемые к внебюджетным специалистам, от действий которых зависит эффективное функционирование нотариата в целом. Для этого необходимо разработать действенный механизм ответственности нотариуса за результаты своей деятельности.

В нотариальной практике вполне допустима ситуация, когда нотариус может допустить ошибку в процессе оценки сложившейся правовой ситуации. Также возможно злоупотребление нотариусом своими полномочиями. Это предопределяет законодательное регулирование правовой ответственности для нотариусов, заключающиеся в применении к ним определенной меры ответственности.

В ст. 17 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате[3] (далее – Основы) регулируются особенности ответственности нотариуса. Правовыми нормами данной статьи установлены различные виды ответственности для государственных и частнопрактикующих нотариусов, одной из которых является дисциплинарная. Являясь наемным работником, к государственному нотариусу может быть применен весь спектр дисциплинарных взысканий, установленный Трудовым Кодексом Российской Федерации[4] (далее – ТК РФ). Что касается дисциплинарной ответственности частнопрактикующих нотариусов, то она относительно недавно стала законодательно закреплена в Кодекс профессиональной этики нотариусов в Российской Федерации[5], утвержденный Минюстом России 19.01.2016 (далее – Кодекс), который вступил в силу с 1 января 2016 года. Достаточно долго вопрос о дисциплинарной ответственности частнопрактикующих нотариусов оставался открытым, так как они не являются наемными работниками, а дисциплинарная ответственность согласно нормам ТК РФ введена только для наемных служащих.

В ст. 12 Основ прямо говориться о возможности допущения нотариусом, занимающимся частной практикой, дисциплинарных проступков, за неоднократное совершение которых по ходатайству нотариальной палаты он слагает с себя соответствующие полномочия. О возможности применения мер дисциплинарной ответственности к нотариусам, нарушившим Правила нотариального делопроизводства, сказано и в п. 194 Правил нотариального делопроизводства, утвержденных Приказом Минюста России от 16.04.2014 №78[6]. Однако в вышеперечисленных актах отсутствует определение самого понятия «дисциплинарный поступок» и что к нему относится.

Правовой пробел решил принятый Кодекс, в гл. 9 которого установлен целый перечень действий, относящихся к дисциплинарным проступкам, например, нарушение правил и порядка совершения нотариальных действий, нарушения Правил нотариального делопроизводства, неисполнение решений органов нотариальной палаты, нарушение тайны нотариального действия, совершение нотариального действия вне установленных границ нотариального округа и т.д. Изучение перечня дисциплинарных проступков позволяет сделать вывод, что область применения Кодекса не ограничивается вопросами дисциплины и выполнения нотариусом членских обязанностей по отношению к нотариальной палате. Некоторые дисциплинарные проступки подпадают под понятие нарушения законодательства, что может являться в свою очередь основанием для решения вопроса направления или ненаправления ходатайства о лишении нотариуса полномочий в суд.

В качестве мер дисциплинарной ответственности Кодекс называет замечание, выговор и строгий выговор, однако, не указываются виды поступков, за которые примеряется тот или иной вид ответственности[7]. По общему правилу за дисциплинарный проступок может быть наложено только одно дисциплинарное взыскание. В данном случае важную роль играет систематичность совершения проступка. Различие в мерах дисциплинарной ответственности является срок, в течение которого дисциплинарное взыскание считается снятым. Таким образом, законодательно важны только сроки снятия дисциплинарных взысканий: замечание снимается через год после наложения, после объявления выговора должно пройти два года, а со дня объявления строго выговора – пять лет. Сроки дисциплинарных взысканий определены с учетом установленных Основами сроков проверок деятельности нотариуса.

Между тем именно дисциплинарная ответственность в отличие от гражданско-правовой и уголовной может стать единственно действенным механизмом воздействия на нотариусов. Необходимость применения данных мер обусловлена их особенным положением. Меры дисциплинарной ответственности будут являться актуальными в случаях отсутствия нотариуса на рабочем месте более недели без своевременного уведомления нотариальной палаты или в случае несвоевременной уплаты членских взносов в нотариальную палату.

Изучив Кодекс и порядок привлечения частнопрактикующего нотариуса к дисциплинарной ответственности, можно сделать вывод, что в сущности сам процесс идентичен судебному процессу. Президент нотариальной палаты возбуждает дисциплинарное производство, комиссия по профессиональной этике нотариальной палаты осуществляет разбирательство по делу с привлечением всех участников к дисциплинарному производству, а правление нотариальной палаты непосредственно привлекает к ответственности нотариуса. Такой процесс гарантирует бесперспективное дальнейшее судебное обжалование действий нотариальной палаты, потому как граждане, чьи права были нарушены, должны присутствовать при рассмотрении дела и предоставить свои доводы по делу. Так как привлечь частнопрактикующего нотариуса к дисциплинарной ответственности можно только за действительно серьезные нарушения, то на наш взгляд данные процессы не будут довольно частыми. Тем более что перечень оснований для начала дисциплинарного производства является закрытым.

В итоге можно сделать вывод, что вопросы дисциплинарной ответственности нотариусов в российском законодательстве сегодня решаются с учетом применения Кодекса. Этот документ, имеющий статус нормативного акта и устанавливающий нормы профессионального поведения, принципы дисциплинарной ответственности нотариуса, был разработан с учетом современных условий развития нотариата в стране, а также международных стандартов латинского нотариата. Обязательность соблюдения норм Кодекса в силу закона определяется статусом нотариуса.

Кодекс впервые законодательно зафиксировал понятие профессиональной этики нотариуса именно как нормы, правила поведения нотариуса при осуществлении им своей профессиональной деятельности. Основная цель Кодекса – повысить доверие государства и общества к профессиональной деятельности нотариуса. Принятие единого унифицированного Кодекса является большим достижением в жизни нотариального сообщества и сегодня актуальной задачей является внедрение норм данного документа в повседневную нотариальную деятельность. Принятый Кодекс является еще одним аргументом в пользу развития нотариата, как института с высокой степенью ответственности.

Список использованной литературы

1.       Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 №51-ФЗ (ред. 07.02.2017) // СЗ РФ. 05.12.1994. №32. Ст. 3301.

2.       Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 №14-ФЗ (ред. от 23.05.2016) // СЗ РФ. 29.01.1996. №5. Ст. 410.

3.       Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 №197-ФЗ (ред. от 28.12.2016) // СЗ РФ. 07.01.2002. №1 (часть I). Ст. 3.

4.       Основы законодательства Российской Федерации о нотариате (утв. ВС РФ 11.02.1993 №4462-1) (ред. от 03.07.2016) // Российская газета. 13.03.1993.

5.       Приказ Минюста России от 16.04.2014 №78 (ред. от 21.12.2016) «Об утверждении Правил нотариального делопроизводства» (вместе с «Правилами нотариального делопроизводства», утв. решением Правления ФНП от 17.12.2012, приказом Минюста России от 16.04.2014 №78) (Зарегистрировано в Минюсте России 23.04.2014 №32095) // СПС «КонсультантПлюс»

6.       Кодекс профессиональной этики нотариусов в Российской Федерации (утв. Минюстом России 19.01.2016) // СПС «КонсультантПлюс»

7.       Куропацкая Е.Г. Дисциплинарная ответственность в соответствии с Кодексом профессиональной этики нотариусов в Российской Федерации // Нотариальный вестник. – 2016. — №4. – С.17-25.

8.       Михайлова А. Константин Корсик: «Если нотариат берется за более серьезные полномочия, он должен отвечать за результаты своей профессиональной деятельности»: [Электронный ресурс] // Гарант. М., 2017. URL: http://www.garant.ru/interview/718128/ (Дата обращения: 20.03.2017)

9.       О деятельности нотариальных палат субъектов в Российской Федерации и нотариусов, занимающихся частной практикой в 2014 г. [Электронный ресурс]: Федеральная нотариальная палата. М., 2006-2017. URL:// https://notariat.ru/ddata/label-file/analitika_za_2013.pdf(Дата обращения: 20.03.2017)

10.  О нотариате: [Электронный ресурс] // Федеральная нотариальная палата. М., 2006-2017. URL:https://notariat.ru/sprav/o-professii/ (Дата обращения: 20.03.2017)


Мерами дисциплинарной ответственности нотариуса являются замечание, выговор, строгий выговор. Наложенное дисциплинарное взыскание.

Защита документов

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 февраля 2014 г. по делу № 33-560/2014 года

Судья Камалов Н.Ю.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе:

председательствующего Алиевой Э.З.

судей Устаевой Н.Х. и Галимовой Р.С.

при секретаре <.>

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Нотариальной палаты Республики Дагестан о лишении права нотариальной деятельности и встречному иску Ахмедова М.М. о признании незаконными приказов по апелляционной жалобе представителя Нотариальной палаты Республики Дагестан на решение Кумторкалинского районного суда Республики Дагестан от 09 декабря 2013 года, которым постановлено:

«В удовлетворении иска Нотариальной палаты Республики Дагестан о лишении права нотариальной деятельности частнопрактикующего нотариуса Кумторкалинского нотариального округа Ахмедова М. М. отказать.

Встречный иск частнопрактикующего нотариуса Кумторкалинского нотариального округа Ахмедова М. М. удовлетворить частично.

Восстановить Ахмедову М. М. срок для обжалования решения Правления Нотариальной палаты Республики Дагестан от <.> в части применения меры дисциплинарного взыскания в отношении нотариуса Ахмедова М. М. .

Признать незаконным решение Правления Нотариальной палаты Республики Дагестан от <дата> в части применения меры дисциплинарного взыскания в отношении нотариуса Ахмедова М. М. .

В удовлетворении остальной части встречного иска отказать».

Заслушав доклад судьи Устаевой Н.Х., объяснения представителя Нотариальной палаты Республики Дагестан по доверенности Абиловой З.Б., просившей отменить решение суда первой инстанции и вынести по делу новое решение об удовлетворении их исковых требований, возражения представителя ответчика по первоначальному иску – адвоката Шейхову С.А., просившей оставить решение суда первой инстанции без изменения, судебная коллегия

установила:

Нотариальная палата РД обратилась в суд с иском к нотариусу Ахмедову М.М. о лишении права нотариальной деятельности, мотивируя свои требования тем, что <дата> ему выдана лицензия на право занятия нотариальной деятельностью и приказом начальника ГУ МЮ РФ по РД от <дата> № он назначен на должность нотариуса, занимающегося частной практикой в Кумторкалинском нотариальном округе.

Ахмедов М.М. является членом Нотариальной палаты РД и обязан выполнять требования нотариального сообщества. В период осуществления своих полномочий нотариусом Ахмедовым М.М. неоднократно допущены нарушения законодательства, за что он привлекался к дисциплинарной ответственности.

В частности, решением Правления НП РД от <дата> Ахмедову М.М. объявлен выговор за частичную утрату служебных документов и материалов в результате пожара, произошедшего 12 февраля 2013 года в его нотариальной конторе.

Такая утрата документов является нарушением п.п. 1.12, 1.13 Требований к организации нотариального обслуживания нотариусами, занимающимися частной практикой на территории РД, утвержденными решением Правления Нотариальной палаты РД от 29 марта 2007 года, согласно которым в помещении нотариальной конторы должно быть оборудовано место для надлежащего хранения нотариального архива, недопустимости порчи и утраты документов, что согласно п. 17 гл.8 Профессионального кодекса нотариусов РФ относится к дисциплинарным проступкам и является нарушением требований ст. 17 Федерального закона «Об архивном деле в Российской Федерации» об обеспечении сохранности архивных документов.

В связи с обращениями и жалобами граждан совместным решением Управления МЮ РФ по РД и НП РД № от <дата> Ахмедов М.М. освобожден от ведения наследственных дел, выдачи свидетельств о праве на наследство и принятии мер к охране наследственного имущества.

Кроме того, решением Правления НП РД от <дата> Ахмедову М.М. объявлен выговор за нарушения законодательства при выдаче свидетельства о праве на наследство, установленные решением Ленинского районного суда г.Махачкалы от 15 марта 2011 года

<дата> в адрес НП РД поступило письмо начальника Управления МЮ РФ по РД о подтверждении подлинности доверенности, выданной нотариусом Хасавюртовского нотариального округа Азаматовым А.Н. Установлено, что доверенность от имени <.> на право продажи квартиры в г. Астрахани удостоверена на бланке <адрес> 6, выданном <дата> нотариусу Ахмедову М.М.

Полномочия нотариус Азаматов А.Н. сложил с <дата> и к удостоверению данной доверенности отношения не имеет, последнее совершенное им нотариальное действие датировано <дата> за другим реестровым номером.

Таким образом, установлен факт грубейшего нарушения Основ законодательства РФ о нотариате, Положения о порядке изготовления, обращения, учета и использования бланка для совершения нотариальных действий, утвержденного Общим собранием НП РД 26-27 января 2011 года, согласно п.п. 14, 19 которого бланки подлежат хранению в металлических шкафах, сейфах или в специально оборудованных помещениях, в условиях, исключающих их порчу и хищение; в случае порчи бланков, обнаружения их утраты нотариус в тот же день направляет письменное сообщение об этом в нотариальную палату, а при наличии признаков хищения обязан заявить об этом в органы внутренних дел. Утрата либо передача другим лицам бланков и других служебных документов и материалов в соответствии с п. 15 гл.8 Профессионального кодекса нотариусов РФ относится к дисциплинарным проступкам.

Также нотариусом Ахмедовым М.М. удостоверены доверенности от имени ФИО9 и ФИО10 , которые к нотариусу за удостоверением доверенностей не обращались, в нотариальную контору не приходили и на доверенностях не расписывались. По данному делу была проведена почерковедческая экспертиза, которая установила, что рукописные записи и подписи от имени <.> и <.> , расположенные в доверенностях <адрес> 0 и <адрес> , зарегистрированных в реестре нотариуса Ахмедова за № от <дата> и № от <дата> , выполнены не ими, а другим лицом. Полагают, что установлено нарушение нотариусом Ахмедовым М.М. ст. 185 ГК РФ, гл.9 Основ законодательства РФ о нотариате и гл.8 Профессионального кодекса нотариусов России.

За нарушения действующего законодательства при осуществлении нотариальной деятельности Правление НП РД <дата> приняло решение обратиться в суд с иском о лишении нотариуса Ахмедова права занятия нотариальной деятельностью.

Нотариус Ахмедов М.М. предъявил встречный иск к Нотариальной палате РД о признании незаконными решений от <дата> о привлечении к дисциплинарной ответственности и от <дата> об обращении в суд с ходатайством о лишении права нотариальной деятельности.

Заявленные требования он мотивировал тем, что предусмотренный нормативными актами порядок при наложении дисциплинарных взысканий на него не соблюден.

Из представленной выписки из Протокола <.> заседания Правления НП РД от <дата> следует, что на повестке дня рассматривался вопрос № о решении Ленинского районного суда г.Махачкалы, затрагивающем профессиональную деятельность нотариуса Ахмедова М.М. Судебное решение зачитано вслух. Было решено применить меру дисциплинарного воздействия — выговор и указать на недопущение подобного в дальнейшей деятельности, а также провести внеплановую проверку наследственных дел со дня последней проверки.

Из Протокола <.> заседания Правления НП РД от <дата> следует, что на повестке дня рассматривался вопрос об утрате вследствие имевшего место пожара архива дел нотариуса Ахмедова. Слушали начальника контрольно-правового отдела НП РД А.С. Джалаеву. Акт предварительного (визуального) осмотра помещения нотариальной конторы частнопрактикующего нотариуса Кумторкалинского нотариального округа Ахмедова М.М., постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по сообщению о пожаре, а также объяснительная нотариуса Ахмедова М.М. о причинах пожара зачитаны вслух. Решили создать комиссию для выезда в с. Коркмаскала по адресу: ул. Энгельса, <.> , с целью осмотра и запечатления архива. Этим же решением объявлен нотариусу Ахмедову М.М. выговор за нарушения Требований к организации нотариального обслуживания нотариусами, занимающимися частной практикой на территории РД, а также частичную утрату.

Таким образом, из вышеуказанных выписок из протоколов следует, что на повестке дня заседаний Правления изначально вопрос о его дисциплинарной ответственности не стоял.

На указанных заседаниях данный вопрос был только возбужден, в связи с чем он не был предупрежден о рассмотрении дела о дисциплинарной ответственности за 5 дней до начала заседания уполномоченного органа.

Кроме того, согласно разделу 10 Профессионального Кодекса нотариусов РФ основанием для рассмотрения вопроса о дисциплинарном проступке являются подтвержденные факты, изложенные в обращениях граждан, юридических лиц, нотариусов, в средствах массовой информации, в материалах проверок и представленных судебных, прокурорских, следственных органов, уполномоченных должностных лиц органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Какие-либо объяснения давать по обстоятельствам проступка ему не предлагалось, и письменные объяснения от него не затребованы.

Приказ о наложении взыскания ему не был объявлен, он с ним письменно не ознакомлен. Не был он ознакомлен и с решением Нотариальной палаты от <дата> .

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе представитель Нотариальной палаты по доверенности Абилова З.Б. просит отменить решение суда, принять новое решение по делу об удовлетворении иска Нотариальной палаты Республики Дагестан и отказе в удовлетворении исковых требований Ахмедова М.М.

В качестве доводов для отмены решения суда приводит вышеизложенные основания исковых требований.

Кроме того, ссылается на то, что судом в решении дано ошибочное толкование п.3 ст. 12 Основ законодательства о нотариате. Установив нарушение Ахмедовым М.М. законодательства, суд ошибочно полагает, что один единственный проступок не образует неоднократность, что исключает предусмотренное пунктом 3 части 5 статьи 12 Основ законодательства РФ о нотариате правовые основания лишения нотариуса права нотариальной деятельности.

Также факт незаконной выдачи за подписью Азаматова А.Н. доверенности, бланк которой получен Ахмедовым М.М. в Нотариальной палате, установлен. Утрата либо передача другим лицам бланков и других служебных документов и материалов в соответствии с Профессиональным кодексом нотариусов в РФ относится к дисциплинарным проступкам.

Установленным является также факт нарушения законодательства нотариусом Ахмедовым М.М. и удостоверение доверенностей от имени ФИО14 и ФИО10

Процедура наложения дисциплинарных взысканий была соблюдена.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

<дата> Ахмедову М.М. выдана лицензия на право занятия нотариальной деятельностью и приказом начальника ГУ МЮ РФ по РД от <дата> № он назначен на должность нотариуса, занимающегося частной практикой в Кумторкалинском нотариальном округе.

Правоотношения, возникшие между сторонами, регулируются Основами законодательства о нотариате в Российской Федерации, Профессиональным кодексом нотариусов Российской Федерации и Уставом Нотариальной Палаты Республики Дагестан.

Согласно Основам полномочия нотариальных палат субъектов Российской Федерации и Федеральной нотариальной палаты определяются этими Основами и уставами палат.

В соответствии с главой 7 Основ и ч. 4 главы Устава Нотариальной Палаты РД (в редакции от 12 февраля 2008 г.) Правление палаты вправе рассматривать вопросы о наложении дисциплинарных взысканий на членов палаты.

Согласно разделу 8 Профессионального кодекса нотариусов РФ дисциплинарным проступком признается виновное ненадлежащее выполнение или невыполнение нотариусом своих профессиональных обязанностей, к которым в соответствии с п. 17 указанного Кодекса относится, в частности грубое или неоднократное нарушение правил ведения нотариального делопроизводства, установленного режима работы нотариальной конторы, не обеспечение надлежащих условий для приема обратившихся за совершением нотариального действия лиц и для хранения документации.

В силу п.5 раздела 10 Профессионального кодекса нотариусов РФ дело о дисциплинарной ответственности рассматривается в присутствии нотариуса, который извещается о дне и времени рассмотрения дела не позднее, чем за 5 дней до начала заседания уполномоченного органа.

При рассмотрении дела о дисциплинарном проступке от нотариуса истребуются письменные объяснения. Уполномоченный орган с учетом объяснений нотариуса всесторонне, объективно и беспристрастно исследует все факты и устанавливает наличие либо отсутствие оснований для привлечения нотариуса к дисциплинарной ответственности.

Мерами профессионального воздействия, согласно главе 9 Кодекса являются: замечание, выговор, строгий выговор. В случае неоднократного совершения дисциплинарных проступков, нарушения законодательства в отношении нотариуса может быть подано в суд ходатайств о лишении нотариуса права нотариальной деятельности.

Согласно п. 4 гл. 10 Профессионального кодекса нотариусов РФ дисциплинарное взыскание применяется непосредственно после совершения дисциплинарного проступка, но не позднее двух месяцев со дня обнаружения.

В соответствии с ч. 5 ст. 12 Основ законодательства о нотариате в РФ от 11.02.1993 г. N 4462-1 в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 169-ФЗ, от 29.06.2004 N 58-ФЗ от 03.12.2011 N 386-ФЗ, от 06.12.2011 N 405-ФЗ нотариус, занимающийся частной практикой, слагает полномочия по собственному желанию либо освобождается от полномочий на основании решения суда о лишении его права нотариальной деятельности в случаях:

1) осуждения его за совершение умышленного преступления — после вступления приговора в законную силу;

2) ограничения дееспособности или признания недееспособным в установленном законом порядке;

3) по ходатайству нотариальной палаты за неоднократное совершение дисциплинарных проступков, нарушение законодательства, а также в случае невозможности исполнять профессиональные обязанности по состоянию здоровья (при наличии медицинского заключения) и в других случаях, предусмотренных законодательными актами Российской Федерации.

Исследовав представленные сторонами доказательства, суд первой инстанции установил, что в решении Правления Нотариальной палаты Республики Дагестан от <дата> не указано, какие именно нарушения требований к организации нотариального обслуживания нотариусами, занимающимися частной практикой на территории РД, допущены нотариусом Ахмедовым М.М., а также утрата каких именно служебных документов и материалов в результате пожара послужила основанием для применения меры дисциплинарного взыскания в отношении него.

Кроме того, приняв решение о создании комиссии для выезда в с. Коркмаскала для осмотра и запечатления архива, Правление Нотариальной палаты Республики Дагестан пунктом вторым этого же решения объявляет выговор нотариусу Ахмедову М.М., предрешив, таким образом, вопрос о привлечении его к дисциплинарной ответственности, не установив еще его вины (л.д.41).

Между тем, согласно п. 15 Главы 8 Профессионального Кодекса нотариусов РФ дисциплинарный проступок, влекущий применение мер профессионального воздействия в отношении нотариусов образует виновная утрата либо незаконная передача другим лицам личной гербовой печати нотариуса, реестров совершения нотариальных действий, архива нотариуса, бланков и других служебных документов и материалов.

Одновременно в данном случае допущены и нарушения процедуры привлечения к дисциплинарной ответственности, не известив Ахмедова М.М. о дне и времени рассмотрения вопроса о привлечении его к дисциплинарной ответственности не позднее, чем за 5 дней до начала заседания уполномоченного органа.

Также представитель истца не представил письменные доказательства, а именно протокол заседания Правления Нотариальной палаты либо надлежаще заверенную выписку из протокола, повестка дня которых содержала бы пункт о рассмотрении вопроса о привлечении ответчика к дисциплинарной ответственности.

Из этого следует, что ответчик был лишен возможности ознакомиться с приказом (постановлением) о привлечении его к дисциплинарной ответственности и его обжаловать.

При разрешении настоящего спора суд правильно посчитал установленным, что при привлечении Ахмедова М.М. к дисциплинарной ответственности допущены существенные нарушения Положения, поскольку <дата> в повестку дня заседания Правления Нотариальной палаты Республики Дагестан включен вопрос об утрате вследствие имевшего место пожара архива дел нотариуса Кумторкалинского нотариального округа, а фактически Правление Нотариальной палаты Республики Дагестан принял решение о привлечении нотариуса к дисциплинарной ответственности.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют сведения о том, что до применения дисциплинарного взыскания от нотариуса было затребовано письменное объяснение.

Согласно выписке из протокола заседания Правления НПРД № от <дата> на повестке дня поставлен вопрос о выявлении факта использования бланка единого образца, выданного нотариусу Ахмедову М.М., неустановленными лицами в противозаконных целях, по данному факту решено подготовить иск о лишении нотариуса права нотариальной деятельности.

Между тем, судом не установлена виновная утрата либо незаконная передача другим лицам бланка <адрес> 6 и нотариус в установленный пунктом 4 раздела 10 Профессионального кодекса нотариусов срок к дисциплинарной ответственности не привлечен.

Более того, суд исходил из того, что в решении Правления НПРД от <дата> и в исковом заявлении не указано, какое именно нарушение, являющееся дисциплинарным проступком, допущено нотариусом Ахмедовым М.М.

О применении меры взыскания в отношении него Ахмедов М.М. не знал.

Суд принял во внимание доводы представителя ответчика о том, что о наложении дисциплинарного взыскания ответчику не объявлялось под расписку в течение трех дней со дня принятия решения Правлением Нотариальной палаты Республики Дагестан, поскольку представитель Нотариальной палаты РД не представил доказательств, достоверно подтверждающих факт ознакомления ответчика в установленный ст. 10 Положения срок с документом о применении к нему дисциплинарного взыскания.

Довод нотариуса Ахмедова М.М о том, что срок для обжалования решения Правления Нотариальной палаты Республики Дагестан им пропущен по уважительной причине, так как о нем ему стало известно в суде, когда он ознакомился с данным гражданским делом, истцом не опровергнут в связи с чем этот срок судом обоснованно восстановлен.

С учетом изложенного судом обоснованно и мотивированно удовлетворены требования Ахмедова М.М. о признании незаконными решений Правления Нотариальной Палаты Республики Дагестан о применении дисциплинарных взысканий.

Нельзя признать обоснованным довод жалобы в той части, что неверным является толкование судом первой инстанции ст. 12 Основ законодательства о нотариате.

Действительно, ст. 12 Основ, п. 2 раздела IX Профессионального кодекса нотариусов РФ факты нарушения законодательства нотариусом расценивают как самостоятельное основание ходатайствовать перед судом о лишении права нотариальной деятельности.

Вместе с тем, по делу бесспорно установлено, что за все те нарушения законодательства, которые были выявлены в деятельности ответчика в ходе проведенных проверок, он (нотариус) по результатам каждой из проверок был привлечен к дисциплинарной ответственности и на него налагались взыскания в виде выговора, причем по первому взысканию истек срок его действия, наложение второго взыскания признано судом незаконным.

О каких-либо выявленных нарушениях законодательства в работе ответчика, которые бы не были предметом проверок, а послужили исключительно самостоятельным основанием для ходатайства в суд, истец не сообщил, доказательств этому не представил, поэтому судом первой инстанции правомерно указано, что все выявленные недостатки в работе ответчика, в том числе и нарушения законодательства, были предметом рассмотрения Правления Нотариальной палаты при привлечении его к дисциплинарной ответственности.

В связи с изложенным суд правильно отказал в удовлетворении исковых требований Нотариальной палаты Республики Дагестан о лишении Ахмедова М.М. права нотариальной деятельности.

При рассмотрении спора суд правильно определил и истолковал подлежащие применению нормы материального права, установил имеющие значение для дела обстоятельства, дал надлежащую оценку представленным по делу доказательствам, при этом не допустил нарушений процессуального права.

Другие доводы жалобы по существу являлись предметом рассмотрения суда первой инстанции, они не опровергают выводов суда и не содержат оснований к его отмене, а направлены на иную оценку установленных судом обстоятельств и переоценку доказательств, что в данном случае не может служить основанием для отмены законного и обоснованного решения.

Доводы, приведенные в апелляционной жалобе, будучи основаниями исковых требований, судом первой инстанции были тщательно исследованы и обоснованно опровергнуты.

Оснований для отмены решения суда первой инстанции по доводам апелляционной жалобы представителя Нотариальной палаты Республики Дагестан не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 328 и 329 ГПК РФ,

судебная коллегия

определила:

Решение Кумторкалинского районного суда Республики Дагестан от 9 декабря 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Мерами дисциплинарной ответственности нотариуса являются: • замечание​; • выговор; • строгий выговор. Наложенное дисциплинарное взыскание.

30. Дисциплинарная ответственность нотариуса

(Алексеев Р. П.) («Нотариус», 2012, N 2)

ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ НОТАРИУСОВ, ЗАНИМАЮЩИХСЯ ЧАСТНОЙ ПРАКТИКОЙ <*>

Р. П. АЛЕКСЕЕВ

——————————— <*> Alekseev R. P. Disciplinary liability of notaries working in private practice.

Алексеев Руслан Павлович, аспирант Орловского государственного университета, стажер нотариуса Орловского нотариального округа.

Автором данной статьи проводится анализ пробелов законодательства, связанного с ответственностью нотариусов, занимающихся частной практикой, проводится исследование возможных последствий, связанных с данным упущением в законодательстве.

Ключевые слова: законодательство, частная практика, нотариат, дисциплинарная ответственность.

The author gives the analysis of gaps in the legislation connected with liability of notaries working in private practice, examines the possible consequences associated with such omissions in the legislation.

Key words: legislation, private practice, notary, disciplinary liability.

Статья 17 главы III Основ законодательства Российской Федерации о нотариате предусматривает некоторые виды ответственности: имущественную ответственность за вред, причиненный имуществу гражданина или юридического лица в результате совершения нотариального действия, противоречащего законодательству Российской Федерации, или неправомерного отказа в совершении нотариального действия, а также разглашения сведений о совершенных нотариальных действиях; ответственность в виде прекращения деятельности в случае совершения нотариусом, занимающимся частной практикой, действий, противоречащих законодательству Российской Федерации; ответственность в случае непредставления либо несвоевременного представления в налоговый орган необходимых сведений; дисциплинарная ответственность нотариуса, работающего в государственной нотариальной конторе, в случае совершения действий, противоречащих законодательству РФ. Весьма серьезным упущением законодателя является пробел, связанный с дисциплинарной ответственностью нотариусов, занимающихся частной практикой. Государственные нотариусы, которых на сегодняшний день в России единицы, несут дисциплинарную ответственность в соответствии с Трудовым кодексом РФ, о чем прямо указано в статье 17 Основ. О дисциплинарной ответственности частнопрактикующих нотариусов вовсе не сказано ни слова, что превращает даже удачно выстроенный механизм контроля за нотариальной деятельностью в «ветряную мельницу». Между тем именно необходимость применения к нотариусам дисциплинарной ответственности зачастую является единственно верным средством воздействия. Поводами для рассмотрения дел о дисциплинарных поступках служат обращения граждан и юридических лиц, представления органов прокуратуры и следствия, частные определения судов, результаты проведения проверок профессиональной деятельности нотариуса, неисполнение нотариусами решений органов управления нотариальных палат. Необходимость применения мер дисциплинарного воздействия обусловлена их особым положением в общем ряду мер ответственности, применяемых к нотариусу. Так, к примеру, ответственность в виде прекращения деятельности нотариуса за его систематические опоздания на работу вряд ли является адекватной мерой воздействия. Так же как и несвоевременная уплата членских взносов в нотариальную палату не является весомым основанием для лишения провинившегося нотариуса лицензии. В подобных ситуациях меры дисциплинарного воздействия представляют собой необходимый комплекс мер адекватного реагирования. В связи с этим неурегулированность вопроса дисциплинарной ответственности нотариуса на уровне федерального законодательства представляется весьма существенным пробелом. Устранить данное упущение был призван Профессиональный кодекс нотариусов Российской Федерации, принятый 18 апреля 2001 г. Собранием представителей нотариальных палат субъектов Российской Федерации. Кодекс весьма подробно в VIII, IX и X главах урегулировал вопросы дисциплинарной ответственности, определив дисциплинарные проступки, меры дисциплинарного воздействия, порядок наложения и снятия дисциплинарных взысканий. За последние три года около 300 нотариусов по всей стране получили дисциплинарные взыскания, предусмотренные Профессиональным кодексом: замечания, выговоры или строгие выговоры [1]. Однако для полноценной реализации положений Кодекса существует ряд вполне объяснимых препятствий. Профессиональный кодекс нотариусов не является нормативно-правовым актом, не является законом. Он был разработан и принят самим нотариальным сообществом еще десять лет назад, но в федеральном законе по-прежнему нет указания на его обязательность для всех нотариусов, занимающихся частной практикой в РФ. В тринадцати случаях принятые нотариальными палатами меры дисциплинарного воздействия обжаловались нотариусами в судебном порядке [2]. В семи случаях принятые нотариальными палатами меры дисциплинарного воздействия были отменены. Анализируя судебную практику по данному вопросу, следует отметить, что одним из оснований, которым наиболее часто руководствовались суды при вынесении решений об удовлетворении требований нотариусов, является «непринятие Профессионального кодекса нотариусов РФ в качестве нормативного правового акта» [3]. Так, в одном из кассационных определений судебная коллегия указала, что в силу части 3 статьи 55 Конституции РФ федеральным законом могут быть ограничены права и свободы человека и гражданина. Регулируется нотариальная деятельность Основами законодательства Российской Федерации о нотариате. Принимая во внимание тот факт, что к законодательным актам Российской Федерации Профессиональный кодекс не относится, а правом вводить и регулировать дисциплинарную ответственность органы профессионального сообщества не наделены, «вывод суда о правомерности применения к нотариусу, занимающемуся частной практикой, мер дисциплинарного воздействия является ошибочным, поскольку не основан на законе» [2]. При этом следует отметить, что суд сослался на аналогичную позицию Верховного Суда [4]. Осенью того же года решением Советского районного суда города Орла от 29 октября 2009 г. (дело N 2-3469/09) было признано незаконным решение правления Орловской областной нотариальной палаты от 2 июля 2009 г. о применении к нотариусу Орловского нотариального округа дисциплинарного взыскания в виде выговора за нарушение главы VII Профессионального кодекса членов ООНП и Профессионального кодекса нотариусов РФ, выразившееся в нарушении морально-этических норм поведения нотариуса во внеслужебное время [5]. Судом было установлено, что в адрес Орловской областной нотариальной палаты поступило обращение главного врача одной из клиник с просьбой разобраться в неадекватном поведении нотариуса, устроившего скандал в кабинете главного врача. Нотариус представила объяснение по данному факту президенту Орловской областной нотариальной палаты, а также обратилась в Правление Орловской областной нотариальной палаты с объяснениями по жалобе главного врача, указав, что находилась в поликлинике как частное лицо по вопросу, не связанному с работой и осуществляемыми ею нотариальными действиями, личного удостоверения нотариуса не представляла, нотариусом не называлась, вела себя корректно, скандала не устраивала. Нотариус считала, что письмо главного врача не может служить предметом обсуждения ее профессиональной деятельности и не должно рассматриваться на заседании Правления. Полагала, что главный врач может решить все вопросы в судебном порядке, в порядке частного обвинения. Согласно Профессиональному кодексу членов Орловской областной нотариальной палаты, утвержденному решением Общего собрания членов Орловской областной нотариальной палаты от 27 декабря 2000 г., данный вопрос рассматриваться на Правлении не может. Однако, несмотря на возражения нотариуса, вопрос был рассмотрен на заседании Правления Орловской областной нотариальной палаты 2 июля 2009 г. По результатам рассмотрения было вынесено решение об объявлении выговора нотариусу за нарушение пп. 1.1 гл. VII Профессионального кодекса членов ООНП и Профессионального кодекса нотариусов РФ, выразившееся в поступлении обращения клиники, и за нарушение пп. 3.4 п. 3 гл. II Профессионального кодекса членов ООНП и Профессионального кодекса нотариусов РФ, выразившееся в некорректном поведении на заседании Правления ООНП. В результате нотариус вынуждена была обратиться в суд с иском к Орловской областной нотариальной палате о признании незаконным решения Правления ООНП от 2 июля 2009 г. Рассмотрев и проанализировав фактические обстоятельства данного дела в открытом судебном заседании в здании районного суда города Орла, суд счел требования истицы обоснованными в связи с тем, что Основы законодательства о нотариате не раскрывают понятие дисциплинарных проступков нотариуса как основание дисциплинарной ответственности, не регламентируют виды и порядок привлечения нотариуса к такому виду ответственности, не предоставляют права органам нотариального самоуправления налагать дисциплинарные взыскания. По своему правовому статусу нотариус не является должностным лицом и не находится в трудовых отношениях ни с нотариальной палатой, ни с территориальным органом юстиции. Профессиональный кодекс нотариусов Российской Федерации как и нотариусов Орловской области к законодательным актам Российской Федерации не относится, органы профессионального сообщества не наделены правом вводить и регулировать дисциплинарную ответственность, в связи с чем применение к нотариусу, занимающемуся частной практикой, мер дисциплинарного воздействия является неправомерным, поскольку не основано на законе. В связи с изложенным и руководствуясь статьями 194 — 199 ГПК РФ, суд решил иск удовлетворить и признать незаконным решение Правления Орловской областной нотариальной палаты от 2 июля 2009 г. в части применения мер дисциплинарного воздействия к нотариусу в виде объявления выговора и в этой части решение отменить. В то же время при рассмотрении споров нотариусов с нотариальными палатами о правомерности применения меры дисциплинарного воздействия некоторые суды наряду с Основами законодательства РФ о нотариате также руководствовались и положениями Профессионального кодекса, указывая его в качестве нормативного правового акта, непосредственно регулирующего порядок наложения дисциплинарного взыскания, меры профессиональной ответственности, а также характеризующего виды дисциплинарных проступков [2]. Также в решении Щекинского городского суда Тульской области от 2 марта 2009 г. указано, что Профессиональный кодекс является документом прямого действия и распространяется на всех частнопрактикующих нотариусов [2]. Следует отметить, что решения суда об отмене дисциплинарных взысканий на том основании, что Профессиональный кодекс не является законодательным актом, регулярно встречались до весны 2010 г. Данное основание для отмены дисциплинарных взысканий отпало, после того как Верховный Суд Российской Федерации в своем Определении от 26 марта 2010 г. изложил правовую позицию, в соответствии с которой Профессиональный кодекс нотариусов РФ является локально-правовым актом, принятым уполномоченным органом в пределах своих полномочий по осуществлению контроля за деятельностью нотариуса. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 марта 2010 г. N 50-В09-9 решение суда первой инстанции об отказе в признании недействительным решения Правления нотариальной палаты о вынесении выговора оставлено без изменений, поскольку нотариальная палата субъекта РФ вправе применять меры дисциплинарного взыскания в виде выговора по отношению к нотариусу, допустившему дисциплинарный проступок [6]. Это решение, безусловно, изменило позицию ряда нотариусов относительно права нотариальных палат привлекать нотариусов к дисциплинарной ответственности. Тем не менее многие нотариусы по-прежнему убеждены, что к ним может быть применена лишь одна мера воздействия, предусмотренная статьей 12 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, — лишение права нотариальной деятельности. Стоит отметить, что попытки закрыть образовавшуюся брешь в вопросе дисциплинарной ответственности предпринимались и на региональном уровне. Многими нотариальными палатами субъектов Российской Федерации были приняты соответствующие профессиональные кодексы нотариусов. Существуют, к примеру, Профессиональный кодекс нотариусов Орловской областной нотариальной палаты, Профессиональный кодекс нотариусов Тульской областной нотариальной палаты, Профессиональный кодекс нотариусов Московской области и т. д. Подобные кодексы, впрочем, незначительно отличаются от Профессионального кодекса нотариусов Российской Федерации и практически полностью дублируют последний. Дублируется при этом не только содержание, но и описанные трудности применения на практике региональных аналогов Кодекса. Встречаются и иные подходы к решению проблемы. В соответствии со статьей 72 Конституции РФ нотариат отнесен к сфере совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. В связи с этим правовое регулирование нотариальной деятельности могут осуществлять и субъекты РФ. Данное положение позволяет выстроить законодательство о нотариате в двух уровнях — федеральном и уровне субъектов РФ. Ряд статей Основ законодательства Российской Федерации о нотариате содержат отсылки к региональному законодательству, в котором допускается детализация правового регулирования. Несмотря на то что на уровне субъектов Российской Федерации принято весьма мало нормативно-правовых актов, регулирующих нотариальную деятельность, попытки ряда субъектов РФ решить вопрос дисциплинарной ответственности «на местах» все же предпринимались. Примерами могут служить Смоленская область, Нижегородская область и др. Подобные законы, как правило, содержат ряд положений, дополняющих или уточняющих аналогичные положения Основ. Например, статья 6 Закона Нижегородской области «О нотариате» в свое время предусматривала за совершение дисциплинарного проступка применение дисциплинарных взысканий в виде замечания, выговора или отстранения от должности на срок до шести месяцев. Положения о дисциплинарной ответственности нотариуса содержала и статья 18 Закона Смоленской области «О нотариате». Однако на сегодняшний день соответствующие положения, содержащиеся в региональном законодательстве, в большинстве своем утратили силу. Данный факт, а также обобщение судебной практики ясно свидетельствуют о том, что существует немало трудностей и противоречий, связанных с применением дисциплинарной ответственности к нотариусам в целом и положений о дисциплинарной ответственности, содержащихся в Профессиональном кодексе нотариусов Российской Федерации, в частности. В связи с этим, а также в свете грядущей реформы российского законодательства о нотариате представляется необходимым подробно урегулировать вопрос дисциплинарной ответственности нотариусов и процедуру дисциплинарного производства на уровне федерального законодательства. Так, предлагается прямо предусмотреть в законодательстве федерального уровня меры дисциплинарной ответственности нотариусов, определив дисциплинарные проступки, меры дисциплинарного воздействия и порядок наложения и снятия дисциплинарных взысканий. Соответствующие положения, на данный момент содержащиеся в Профессиональном кодексе нотариусов Российской Федерации, представляется необходимым изъять и ввести отсылочную норму к соответствующим положениям федерального закона. Также на законодательном уровне необходимо закрепить за нотариальной палатой и территориальным органом Министерства юстиции право осуществлять дисциплинарное производство по собственной инициативе. Кроме того, при совершенствовании системы ответственности нотариуса немало полезного с теоретической и практической точки зрения можно почерпнуть из весьма богатого опыта зарубежного нотариата [7].

Литература

1. Утоли мои печати // Российская газета — Федеральный выпуск. N 5562(186). 2. Марсакова Т. М. Совершенствование Профессионального кодекса нотариусов Российской Федерации в свете проекта Федерального закона «О нотариате и нотариальной деятельности» // Нотариальный вестникъ. 2011. N 11. 3. Кассационное Определение Судебной коллегии по гражданским делам ХМАО — Югры от 4 августа 2009 г. // СПС «КонсультантПлюс». 4. Определение ВС РФ от 15 февраля 2008 г. N 10-В07-24 // СПС «КонсультантПлюс». 5. Дело N 2-3469/2009 // Архив Советского районного суда г. Орла. 6. Дело N 50-В09-9/2010 // Архив Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ. 7. Циммерман С. Гражданско-правовая ответственность нотариуса за профессиональные действия // Нотариальный вестник. 1998. N 1; Зацепина С. А. Сравнительно-правовой анализ проблем правовой ответственности российского и итальянского нотариуса // Нотариус. 1999. N 6. С. 92; Фриоле Р. Ответственность нотариуса за удостоверение и свидетельствование. М., 2000. С. 238.

——————————————————————

Вопрос: Правомерны ли действия руководителя, уволившего работника по сокращению штата, но не сократившего штатную единицу (должность), которую занимал работник? («Прокурор», 2012, N 2)

Вопрос: Правомерны ли действия руководителя, уволившего работника по сокращению штата, но не сократившего штатную единицу (должность), которую занимал работник?

Ответ: Нет, неправомерны. Возможность расторжения трудового договора по инициативе работодателя в связи с сокращением численности или штата работников предусмотрена п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Под сокращением численности или штата работников понимается упразднение одной или нескольких штатных единиц, как правило, связанное с уменьшением объема работ. Как следует из ч. 3 ст. 81 ТК РФ, до увольнения по рассматриваемому основанию работнику должна быть предложена в письменной форме другая имеющаяся у работодателя работа, которую работник может выполнять с учетом состояния здоровья и квалификации. На практике доказательством фактического сокращения штата работников организации является утвержденное работодателем новое штатное расписание, в котором количество штатных единиц в организации сокращено по сравнению с ранее действовавшим штатным расписанием. Таким образом, увольнение по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ без сокращения штатной единицы не признается правомерным, поскольку в действительности сокращения штата работников не произведено.

——————————————————————

Вопрос: Я являюсь руководителем фирмы. Слышал, что в каждой организации должна быть проведена аттестация рабочих мест по условиям труда. Что это такое? («Прокурор», 2012, N 2)

Вопрос: Я являюсь руководителем фирмы. Слышал, что в каждой организации должна быть проведена аттестация рабочих мест по условиям труда. Что это такое?

Ответ: Статьями 22, 212 Трудового кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ) установлена обязанность работодателя по проведению аттестации рабочих мест по условиям труда. Согласно ст. 209 ТК РФ аттестация рабочих мест по условиям труда — это оценка условий труда на рабочих местах в целях выявления вредных и (или) опасных производственных факторов и осуществления мероприятий по приведению условий труда в соответствие с государственными нормативными требованиями охраны труда. С 1 сентября 2011 г. вступил в силу новый Порядок аттестации рабочих мест по условиям труда, утвержденный Приказом Минздравсоцразвития Российской Федерации от 26 апреля 2011 г. N 342н. Им определены, в частности, особенности проведения аттестации отдельных видов рабочих мест, порядок оформления результатов аттестации, порядок проведения внеплановой аттестации рабочих мест по условиям труда. Результаты аттестации используются в том числе для разработки и реализации мероприятий по приведению условий труда в соответствие с государственными нормативными требованиями охраны труда; установления работникам, занятым на тяжелых работах, работах с вредными или опасными и иными особыми условиями труда, сокращенной продолжительности рабочего времени, ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска, повышенной оплаты труда. В соответствии с действующим законодательством ответственность за нарушения законодательства об охране труда предусмотрена ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

——————————————————————

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Семинар: «Материальная ответственность» Дмитрищук С.А.

В нотариальной практике вполне допустима ситуация, когда нотариус может допустить ошибку в в применении к ним определенной меры ответственности. Различие в мерах дисциплинарной ответственности является срок.