Соотношение освобождения от гражданско-правовой ответственности со Именно поэтому, по нашему мнению, институт гражданско-правовой К объективным основаниям исключения ответственности в гражданском праве​.

4. Объективная гражданско-правовая ответственность.

В теории гражданского права в отношении понимания риска сформировались два основных направления. Объективная концепция риска рассматривает риск как угрозу, опасность, распределение отрицательных последствий, связанных со случайными обстоятельствами. Также встречается понимание риска как неблагоприятных имущественных последствий, убытков, обстоятельств реальной действительности, которые могут привести к неблагоприятным последствиям. Субъекту отводится пассивная роль, невозможность своими действиями повлиять на возможность наступления или не наступления неблагоприятных последствий, а риск не связан с сознательно-волевой деятельностью субъекта. Субъективная концепция риска делает акцент на субъекта отношений, учитывает осознание им последствий, выбор варианта поведения, что обосновывает возложение на лицо соответствующих обязанностей или освобождение от таковых, позволяет при необходимости применить дифференцированный подход. В то же время субъективный подход не замыкается в сугубо психологических конструкциях, а имеет прямой выход к объективному действию — рискованному поступку. Как отмечает В. А. Ойгензихт «особое значение выбору регуляции поведения придается в ситуации неопределенности или относительной определенности, когда перед субъектом возникает несколько альтернатив, вероятность наступления которых, возможные последствия нужно определить и оценить. Причем субъекту известно, какие последствия могут наступить, но не известно, наступят ли они. В таких ситуациях приходится преодолевать ограниченность информации, возникает целая система оценок, подчас противоречивых. В эту неопределенную, конфликтную ситуацию вводится риск, который рассматривается в качестве элемента принятия решения» [2,с.41].

В основе сознательно-волевого поведения лежат воля и риск как составляющие единого психологического процесса. Риск при этом выступает как осознание лицом возможного, не очевидного результата, вероятных последствий, допущения этого результата субъектом. Осознание реализуется посредством волевых действий, которые влекут возникновение гражданских прав и обязанностей. Исходя из приведенной позиции риск нельзя «перераспределять» между субъектами, его нельзя «переносить» на контрагента, его нельзя предвидеть и предусмотреть. Существует мнение, что независимо от субъективного или объективного подхода риск все равно выступает основанием для распределения случайно возникших неблагоприятных последствий. Но объективный риск вообще не может быть основанием распределения последствий. Когда нет реального допущения результата, когда он не связан с избранным и регулируемым субъектом поведением, когда не учитываются и не должны учитываться случайности и вызываемые ими неблагоприятные последствия, субъективный риск также не может быть условием ответственности или возложения на субъекта отрицательных последствий; наступает результат, предусмотренный правовой нормой (например, возложение ущерба на потерпевшего при действии непреодолимой силы). Риск предстает как осознание лицом возможности наступления неблагоприятных последствий в условиях выбора вариантов поведения и реализуется он через волевые действия, избранные из всех имеющихся альтернатив.

Риск — общегражданская категория. Поскольку он является частью сознательно-волевой деятельности субъекта гражданского оборота, он присутствует во всех гражданско-правовых обязательствах (правомерные действия), а не только в тех, где речь идет о гражданско-правовой ответственности (правомерные и неправомерные действия). Риск имеет место быть как в общегражданской сфере, так и в сфере предпринимательской деятельности с той лишь разницей, что когда субъект постоянно находится в динамичных гражданско-правовых отношениях, он чаще попадает в ситуации, когда необходимо принимать волевые решения, оценивая наличные альтернативы и прогнозируя возможные варианты правовых и имущественных последствий. Риск как элемент сознательно-волевого поведения является одной из предпосылок не только возникновения прав и обязанностей, но и их реализации. Не осознанное и не волевое поведение не входит в сферу гражданско-правового регулирования и не влечет юридически значимых последствий.

Определяя соотношения риска с виной, следует обратить внимание на то, что гражданско-правовая ответственность наступает при наличии установленных гражданским законодательством условий. Формализованные в законе условия создают абстрактную модель, которая применяется к правоотношениям. В рамках абстрактной модели применяется и модель вины.

В литературе высказывалось мнение о том, что для гражданского права целесообразнее отказаться от вины и от отнесения ее к условиям гражданско-правовой ответственности, «а, рассматривая ее в негативном аспекте как невиновность, (следует отнести) к особой правовой категории – основаниям освобождения от ответственности» [1,с.47]. Подобный подход абсолютно оправдан, когда речь идет об ответственности в общегражданской сфере, которая наступает при наличии вины (п. 1 ст. 401 ГК РФ), а также в случаях, когда действуют исключения из правила о безвиновной ответственности (например, ст. 538 ГК РФ – ответственность производителей сельскохозяйственной продукции, п. 2 ст. 547 ГК РФ – ответственность по договору энергоснабжения и др.). В тех случаях, когда ответственность наступает при отсутствии вины должника, указанный механизм применяться не может. В ряде норм ГК РФ вина, а также ее формы используется в качестве фактора, способного изменить размер ответственности. Поэтому следует предположить, что полный отказ от категории вины в гражданском праве не представляется возможным. Однако и значение вины несколько уменьшается, поскольку действует общая презумпция виновности. В связи с этим на практике вина не требует доказательств, а доказательства напротив направлены на установление отсутствия вины.

Вина, так или иначе, формируется в процессе поведения субъектов гражданского оборота. Формирование вины происходит при сознательно-волевом выборе варианта поведения из числа имеющихся альтернатив, который потенциально может повлечь причинение убытков контрагенту, и реализации этого варианта. Должник, оценивая возможные альтернативы, сознательно выбирая вариант поведения, который повлечет возникновение убытков у контрагента, также сознательно своими волевыми действиями создает условия для применения мер гражданско-правовой ответственности. В данном случае риск должника состоит в оценке своего поведения и его последствий, которые выражаются в возникновении обязанности понести гражданско-правовую ответственность и, исходя из знания нормы права, формирующей модель гражданско-правовой ответственности, должник потенциально принимает на себя возможность несения неблагоприятных последствий своего выбора в виде уменьшения собственной имущественной массы в результате возмещения кредитору убытков и применения иных мер гражданско-правовой ответственности.

В тех случаях, когда ответственность наступает в отсутствии вины (в том числе и при правомерном поведении), она обусловлена субъективными характеристиками сознательно-волевого поведения специального субъекта. Под специальным субъектом в данном контексте следует понимать лиц, к которым законодатель предъявляет повышенные «квалификационные» требования (субъекты предпринимательской деятельности, лица, осуществляющие деятельность, создающую повышенную опасность для окружающих и пр.). Предполагается, что лицо является профессионалом и психические процессы осознания значения своих действий и предвидение возможности наступления последствий происходят на более «высоком» уровне. Специальный субъект, исходя из позитивного регулирования, осознает возможность причинения убытков другим лицам, причиняет их своими сознательно-волевыми действиями и впоследствии принимает на себя возникшие убытки именно исходя из профессиональной осознанности.

В данной модели институт гражданско-правовой ответственности является одним из механизмов перераспределения неблагоприятных имущественных последствий между контрагентами в виде возмещения убытков и применения иных мер гражданско-правовой ответственности. Вина же проявляется через поведение, которое является и волевым и осознанным.

Подводя итоги, можно сделать следующие выводы: во-первых, риск является категорией субъективной, поскольку существует в сфере субъективного осознания поведения, направленного на достижение возможного положительного результата. Риск не сводится исключительно к объективным последствиям. Риск характеризуют наличие альтернатив, ситуация неопределенности или относительной неопределенности (неизвестности наступления определенных последствий), оценка альтернатив при принятии решения [2,с.46].

Во-вторых, риск существует не сам по себе, а является элементом синхронного психического сознательно-волевого процесса, связанного с оценкой различных вариантов поведения и выбора в ситуации, не исключающей наступление не желаемого результата, наиболее приемлемого, который впоследствии реализуется посредством волевых действий. Аспекты воли и осознания, в свою очередь, являются предпосылками для характеристики поведения как юридически значимого, то есть способного порождать гражданские права и обязанности. Риск предполагает активность участников гражданского оборота.

В-третьих, и воля и риск присутствуют в качестве элементов как в правомерном, так и в неправомерном поведении.

В-четвертых, в процессе реализации гражданских прав сознательно-волевым поведением могут формироваться предпосылки для наступления гражданско-правовой ответственности. Последняя выступает моделью, состоящей из определенных законом элементов, где риск лежит в основе формирования вины (не смотря на то, что доказательств вины не требуется).

В-пятых, для института ответственности риск становится альтернативой вине для тех случаев, когда наступления ответственности не связано с наличием вины.

  1. 1.         Мартиросян, А. Г. Соотношение вины и риска в гражданском праве / А. Г. Мартиросян // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 2010. — № 7. – С. 46-48.
  2. 2.         Ойгензихт, В. А. Воля и риск /В. А. Ойгензихт //Правоведение. -1984. — № 4. –С. 40-47.
Предстоящие заочные международные научно-практические конференции
XVII Международная научно-практическая конференция «Теоретические и практические проблемы развития современной науки»
XIX Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»
XVIII Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Исковая давность — Реформа ст. 411 ГК РФ — В.Байбак и С.Сарбаш

бая теория гражданско-правовой ответственности посоветскому гражданскому праву, в целом»[2]. Попытки оправдать существование бёзвиновной.

1. Ответственность, наступающая независимо от вины правонарушителя (объективная ответственность)

(Азми Д. М.) («Законодательство и экономика», 2011, N 7)

КОНЦЕПЦИЯ БЕЗВИНОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: СОДЕРЖАНИЕ, ТРАКТОВКИ, ОЦЕНКА

Д. М. АЗМИ

Статья Д. М. Азми — кандидата юридических наук, советника отдела анализа законодательства Российской Федерации (Правительство Москвы), докторанта Московской государственной юридической академии имени О. Е. Кутафина — посвящена анализу концепции безвиновной ответственности, обсуждаемой в настоящее время не только в частноправовом аспекте. Автор статьи освещает и оценивает уже сформулированные по рассматриваемому предмету научные позиции, излагает собственный взгляд на проблему.

Вопрос о так называемой безвиновной ответственности уже давно вызывает у правоведов интерес <1>. Он имеет важное теоретико-практическое значение. С одной стороны, некоторые нормы отечественного права содержат предписания, согласно которым возмещение вреда должно происходить независимо от того, виновен причинитель или нет. С другой стороны, вопрос о природе, сущности данного феномена до сих пор остается не вполне понятным. К тому же в правовом сознании он обычно не связывается с негативной оценкой деятельности причинителя вреда. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография М. И. Брагинского, В. В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное). —————————————————————— <1> См., например: Алексеев С. С. О составе гражданского правонарушения // Правоведение. 1958. N 1. С. 51 — 53; Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая. М., 1999. С. 751; Гражданское право: Учебник / Под ред. М. М. Агаркова, Д. М. Генкина. М., 1944. Т. 1. С. 337; Садиков О. Н. Регламентация гражданско-правовой ответственности в международных соглашениях // Советское государство и право. 1974. N 4. С. 107 — 110.

Решение вопроса об обоснованности концепции безвиновной ответственности вызывает значительный интерес, так как в определенной мере посягает на известный постулат о том, что вина является необходимым условием привлечения лица к юридической ответственности. При этом сама концепция безвиновной ответственности и в самом деле получила наибольшую разработку именно у цивилистов. Говоря чуть более подробно, укажем: традиционно вина считается необходимым элементом состава правонарушения, и, соответственно, основанием привлечения лица к юридической ответственности. Вместе с тем в частном праве довольно распространена еще и концепция безвиновной ответственности. Причем в современный период ее обоснованность обсуждается и применительно к областям, которые чаще всего причисляют к публичному праву. Под виной в юриспруденции принято понимать внутреннее (психическое) отношение лица, совершившего правонарушение, к соответствующему общественно опасному (и (или) социально вредному) деянию и его противоправным последствиям. В уголовном праве «вина является необходимой субъективной предпосылкой уголовной ответственности и наказания» <2>. Применительно же к частным отношениям чаще всего говорят о выражении воли. Категория вины при этом не столь важна, поскольку субъективная оценка лицом совершаемого поступка здесь менее значима, чем форма его отображения. По верному указанию В. В. Ровного, в гражданском праве «на фоне большинства отношений в их позитивной стадии сам термин «вина» не раскрывается, вина подразделяется лишь на три вида, число случаев, когда бы имела значение какая-то ее разновидность, невелико, а на размер ответственности в основном влияют последствия правонарушения, что корреспондирует с принципом полного возмещения вреда (убытков)… в известной мере противореча тезису «без вины нет ответственности» <3>. ——————————— <2> Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. А. И. Рарога. М., 1998. <3> Ровный В. В. Проблемы единства российского частного права: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. Томск, 2000.

Сразу оговоримся: и в предшествующие периоды времени, и на современном этапе безвиновная ответственность категорически отвергается по отношению к правонарушениям, предусмотренным уголовным законодательствам. «Все юристы единодушно и в соответствии с законом и принципами… гуманизма отвергают объективную (безвиновную) уголовную ответственность… Затруднение, однако, возникает тогда, когда речь идет о гражданских правонарушениях, поскольку гражданское законодательство допускает ответственность без вины… Можно ли… требование установления вины как безусловного основания юридической ответственности в уголовном и административном праве переносить на гражданско-правовые отношения?» <4>. ——————————— <4> Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность (очерк теории). М., 1976. С. 82, 173, 174.

Говоря о распространенности безвиновной ответственности, иногда апеллируют к положениям международного права. В частности, к Венской конвенции Организации Объединенных Наций от 11 апреля 1980 г. «О договорах международной купли-продажи товаров». Эта Конвенция не содержит термин «вина», но предусматривает, что «сторона не несет ответственности за неисполнение любого из своих обязательств, если докажет, что оно было вызвано препятствием вне ее контроля и что от нее нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий» (п. 1 ст. 79) <5>. По нашему мнению, из отсутствия термина «вина» в данном случае не следует делать вывода о приверженности концепции безвиновной ответственности. В процитированном положении говорится лишь о распределении бремени доказывания и обстоятельствах, освобождающих от ответственности. ——————————— <5> Вестник ВАС РФ. 1994. N 1.

Само существование безвиновной ответственности чаще всего объясняют принципом справедливости, согласно которому пострадавшее лицо должно обладать возможностью юридической защиты своих прав <6>. Вместе с тем даже с учетом оговорок об ограниченности действия, концепция безвиновной ответственности в правоведении оценивается неоднозначно, постоянно подвергается критическому анализу. Полагаем, на это имеется ряд оснований, ведущее значение среди которых принадлежит вопросу: почему следует вынуждать лицо претерпевать неблагоприятные последствия (санкцию), если оно не виновно в совершении деяния? ——————————— <6> Иоффе О. С. Вина и ответственность по советскому праву // Советское государство и право. 1972. N 9. С. 40, 41.

Сразу укажем на необходимость отграничения проблемы безвиновной ответственности от проблемы казуса. Казусом является случай, в принципе не связанный с чьей-либо виной. Кроме того, казус не связан с личностным фактором по самой своей природе. А слово «ответственность» даже с позиции этимологии предполагает необходимость ответа одного лица перед другим за некое поведение. «В римском частном праве случайный вред (cause) определяется как вред, происшедший помимо вины причинившего вред лица», в то время как «действие с точки зрения юридической представляет собой выражение воли зрелой и сознательной. Поэтому в основании гражданского правонарушения лежит вина — все равно, умышленная или неосторожная. Если лицо, причинившее вред, не желало такого последствия, не могло и не должно было предвидеть возможности его наступления, то с его стороны вины нет, а есть только один случай. Случай (казус) необходимо отличать от понятия небрежности» <7>. ——————————— <7> Трофимов Я. В. Случаи наступления ответственности за безвиновное причинение вреда и казус в гражданском законодательстве России и КНР // Власть. 2010. N 7. С. 111, 113.

Некоторые ученые, не отождествляющие гражданское и частное право, считают, что концепция безвиновной ответственности относима ко всей частноправовой сфере. Вместе с тем чаще всего отраслевое размежевание сопряжено с указанием на смешанный, частно-публичный характер ряда отраслей права (например, семейного или предпринимательского) <8>. Таким образом, вопрос о безвиновной ответственности ставится в настоящее время не только по отношению к частному праву. Тем не менее наиболее интересную, целостную и последовательную проработку проблема безвиновной ответственности получила именно в рамках гражданско-правовой доктрины (причем, еще советского периода), в частности у М. М. Агаркова, С. Н. Братуся, В. А. Ойгензихта. При исследовании проблемы существенное внимание уделялось ответственности владельца источника повышенной опасности, так как ее анализ позволял наиболее глубоко исследовать и наглядно продемонстрировать саму суть, природу несения юридического ответа без вины. Резюмируя основное содержание соответствующих дискуссий можно присоединиться к указанию на то, что «по результатам противостояний теорий «причинения» и «вины» победу… одержала последняя, смысл которой сводится к тому, что единственным основанием гражданско-правовой ответственности является вина причинителя. Однако исследователям при таком подходе необходимо было обосновать так называемую безвиновную ответственность… в связи с чем основанием безвиновной ответственности и стал риск, или та же самая теория причинения, как исключение из общего правила» <9>. Так, М. М. Агарков, обозначая разграничение правомерного поведения владельца источника повышенной опасности и ответственности этого владельца за вред, причиненный соответствующим источником, обоснованно указывал: «Само собой разумеется, что эксплуатация железной дороги, трамвая… являются правомерными. Но отсюда не следует, что причинение при этом смерти или увечья либо порча или уничтожение чужого имущества являются правомерными» <10>. ——————————— <8> В данной статье мы воздержимся от выражения своей позиции по поводу критериев выделения отраслей права и разделения права на частное и публичное, поскольку эти вопросы уже неоднократно и подробно рассматривались. <9> Мартиросян А. Г. К вопросу о риске в гражданском праве Российской Федерации // Современное право. 2009. N 9. <10> Агарков М. М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С. 151.

Некоторые современные авторы считают, что теория безвиновной ответственности распространяется на семейные правоотношения. Так, Р. А. Шкуров указывает: ответственность по договору о приемной семье, связанная с возникновением неблагоприятных условий для содержания, воспитания и образования ребенка, может наступать и при отсутствии вины приемных родителей <11>. Действительно, в интересах детей законодатель указывает, что условия их содержания, воспитания и образования должны быть благоприятными. Но, по нашему мнению, в рассматриваемом контексте наличие благоприятных условий по существу является условием договора. Именно поэтому при их отсутствии действие договора о приемной семье должно прекращаться. Причина возникновения неблагоприятных условий, будь то вина или случайное стечение обстоятельств, — в данном случае не имеет первоочередного значения (так как целью и договора, и норм права, регламентирующих соответствующие отношения в области опеки и попечительства, заключается в создании надлежащих условий воспитания ребенка при приоритете семейных форм устройства). ——————————— <11> Шкуров Р. А. Приемная семья по семейному праву России: Дис. … канд. юрид. наук. Белгород, 2004. С. 10.

В юридической литературе достаточно часто констатируется, что, составляя специальное положение, безвиновная ответственность наступает только тогда, когда это оговорено в законодательстве. Такая констатация, базирующаяся исключительно на нормативной практике, не содержит ответов на вопросы об обоснованности и природе безвиновной ответственности. Например, Н. Ф. Звенигородская, верно отрицая существование безвиновной ответственности в праве семейном, признает ее существование в гражданском праве: «Мы… считаем, что в семейном праве ответственность возможна лишь за виновное деяние в отличие от гражданского права. В гражданском законодательстве из общего правила о вине как условии ответственности предусмотрены исключения. Так, согласно общему правилу, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности) — п. 1 ст. 401 ГК РФ. Однако далее законодатель делает оговорку в этой норме права, что общее правило действует кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Таким исключением из правила является возмещение вреда при отсутствии вины причинителя вреда. Именно закон предусматривает, что ответственность в гражданском праве возможна независимо от вины (ст. ст. 1070, 1079, 1095 ГК РФ)» <12>. Можно встретить и указание на то, что «…существуют совершенно реально и иные варианты, в том числе, например, ответственность без вины в гражданском и международном праве» <13>. Некоторые исследователи даже подчеркивают: «…допущение законодателем безвиновной ответственности, в том числе с учетом положений статей 405, 1070, 1095, 1104 ГК РФ, свидетельствует о постепенном отходе гражданского права от теории обязательной вины, т. е. от утверждения о том, что без вины нет ответственности» <14>. Еще раз отметим: подобные констатации и не обосновывают, и не опровергают сам тезис о безвиновной ответственности. В исследовательском аспекте они ориентированы сугубо на истину факта и недостаточно информативны. ——————————— <12> Звенигородская Н. Ф. Вина как главное субъективное условие семейно-правовой ответственности // Мировой судья. 2010. N 2. С. 14 — 18. <13> Афанасьев В. С., Сунцова Е. А. Некоторые проблемы теории правонарушений и юридической ответственности // Право и политика. 2006. N 3. С. 17 — 23. <14> Гущин В. З. Некоторые вопросы гражданско-правовой ответственности // Современное право. 2008. N 11. С. 3 — 8.

Иные авторы полагают, что вина не является необходимым условием наступления юридической ответственности, что существуют два равноценных (равнозначных) ее основания, первое из которых основано на принципе вины, а второе — на принципе объективной (безвиновной) ответственности <15>. Такое видение (получившее название теории двух начал) также не решает сути проблемы. Здесь остается неясным вопрос: почему в одних случаях законодатель отдает предпочтение одному основанию, а в других — иному? Кроме того, нетрудно заметить, что к принципу безвиновной ответственности законодатель обращается в случаях, когда реализация принципа вины затруднительна (по доказательственным, временным или иным причинам) и способна привести к явному отступлению от общеправового принципа справедливости. Говорить о равнозначности названных оснований ответственности в таком контексте весьма затруднительно. ——————————— <15> См., например: Яичков К. К. Система обязательств из причинения вреда в советском праве // Вопросы гражданского права. М., 1957. С. 170.

Стоит согласиться с оценкой С. Н. Братуся, согласно которой: «…наиболее простой выглядит концепция, признающая два равноправных начала ответственности, — принцип вины и принцип причинения вреда. Но при ближайшем рассмотрении эта концепция оказывается поверхностной. Нетрудно заметить, что она не в состоянии ни оправдать, ни объяснить, почему возникает ответственность за безвиновное причинение вреда… Теория двух начал ответственности не объясняет причин установления при определенных обстоятельствах безвиновной ответственности, а лишь констатирует, что ее установил закон. Но что вынудило законодателя это сделать, правильно ли он поступил, а главное, соответствует ли это положение закона действительному содержанию и значению категорий ответственности — на этот вопрос такая концепция ответа не дает» <16>. ——————————— <16> Братусь С. Н. Указ. соч. С. 173.

Обращая внимание на позиции, аргументирующие безвиновную ответственность, укажем, что, по мнению некоторых авторов, для привлечения лица к ответу в ряде случаев достаточно установления самого факта противоправности. Так, В. К. Райхер выделял два смысла понятия «противоправность»: узкий и широкий <17>. Под противоправностью в узком смысле ученый понимал те деяния, которые прямо запрещены законодательством. К противоправности в широком смысле слова В. К. Райхер относил поведенческие акты, совершение которых законодательством прямо и не запрещено, и не разрешено. По мнению ученого, основанием ответственности является противоправность как в узком, так и в широком смысле. Здесь у В. К. Райхера прослеживается приверженность формуле «Закон запрещает все то, чего он не предписывает». Недостаток позиции В. К. Райхера заключается в чрезмерном и, как представляется, необоснованном расширении понятия «противоправность». ——————————— <17> Райхер В. К. Вопросы ответственности за причинение вреда // Правоведение. 1971. N 5. С. 58, 59.

Кроме того, в правоведении постоянно выражались позиции, суть которых сводится к отрицанию самой возможности существования ответственности без вины. По одной из них тот феномен, который иные авторы именуют безвиновной ответственностью, трактуется как нечто схожее со страхованием. Например, обязанность владельца источника повышенной опасности возместить вред, причиненный данным источником какому-либо лицу при отсутствии вины владельца, трактуется по аналогии с ответственностью страховщика, наступающей при страховом случае. Но фактически при страховании ответственность распределена между множеством страхователей, в то время как при безвиновной ответственности бремя возмещения возлагается именно на владельца источника повышенной опасности. Главное же заключается в том, что безвиновная «ответственность» не обладает теми функциями, которые свойственны юридической ответственности, поскольку при ней идет речь не о негативном (с позиций позитивного права) поведенческом акте, а лишь об объективно необходимой компенсации (или восстановлении). Исходя из таких посылов, сторонники рассматриваемой позиции делают весьма важный вывод о том, что в интересующем нас контексте термин «ответственность» используется лишь в условном, а не в точном значении <18>. ——————————— <18> См., например: Александров Н. Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1956. С. 168.

Такая трактовка представляется гораздо более интересной, нежели простые констатации существования ответственности без вины. Однако по ней получается, что лицо, приобретшее и использующее по целевому назначению, например, автомобиль (как источник повышенной опасности), и осознающее возможные последствия такого приобретения и использования, по факту оказывается непричастным к соответствующим негативным последствиям. Тем не менее эти последствия, даже если владелец с традиционных позиций не виновен в их причинении, все же возникли в результате реализации им своего субъективного права в отношении имущества, обладающего повышенной опасностью. Поэтому, как представляется, некая вина здесь все же имеет место быть. Вопрос заключается лишь в том, что эта вина собой представляет. Один из вариантов ответа на вопрос о природе такой вины отражен во взглядах сторонников теории риска <19>. Эта теория является весьма интересной, направленной на выявление сути рассматриваемого нами феномена. Ее главный тезис сводится к тому, что, по существу, безвиновная ответственность основывается на принятии риска. Основные положения теории риска могут быть сведены к следующему. ——————————— <19> Возможность привлечения лица к юридической ответственности без учета его вины (в связи с повышенным риском и заботливостью предпринимателя) именуется О. В. Дмитриевой теорией объективного риска. См.: Дмитриева О. В. Ответственность без вины в гражданском праве. Воронеж, 1998. С. 23. Еще ранее была сформулирована теория профессионального риска, подвергавшаяся в советской литературе существенной критике. См., например: Собчак А. А. О некоторых спорных вопросах общей теории правовой ответственности // Правоведение. 1968. N 1. С. 56; Братусь С. Н. Спорные вопросы теории юридической ответственности // Советское государство и право. 1973. N 4. С. 34. Тем не менее в модифицированном виде теория профессионального риска поддерживается некоторыми авторами и сегодня. См., например: Кузнецов Ю. А. Ответственность работодателя без вины: постановка проблемы. СПб., 2007.

Сама деятельность, в результате которой наступает безвиновная ответственность, не носит противоправного характера. Вместе с тем эта деятельность является рисковой, так как может привести к нарушению субъективных прав какого-либо лица. Поскольку рисковый характер деятельности задан изначально, то основанием ответственности следует считать не вину, а именно сам риск, предопределенный природой соответствующей деятельности. Рисковый характер предполагает допущение неблагоприятных последствий и готовность соответствующего субъекта принять эти последствия на себя, ответить за них <20>. ——————————— <20> Ойгензихт В. А. Категория «риска» в советском гражданском праве // Правоведение. 1971. N 5; Он же. Проблема риска в гражданском праве. Душанбе, 1972. С. 67, 187, 191, 210.

В. А. Ойгензихт выделял два основания наступления юридической ответственности: объективное и субъективное. Объективным началом ученый считал противоправность деяния, а субъективным — риск. Риск является обязательным условием привлечения лица к юридической ответственности, поскольку его принятие на себя тем или иным субъектом свидетельствует об осознании им возможных негативных последствий. Самого факта противоправности для привлечения лица к юридической ответственности недостаточно. Необходимо именно два основания. По мнению С. Н. Братуся, «трактовка риска как субъективного основания безвиновной имущественной ответственности является убедительным объяснением природы этой ответственности для определенной категории случаев, охватываемых правомерной, но могущей причинить неправомерный вред другим лицам деятельности. Компенсационная функция гражданско-правовой ответственности согласно этой концепции согласовывается и с субъективным началом ответственности, общим для правоотношений во всех отраслях права. Надо лишь признать, что субъективное начало для гражданско-правовой ответственности — это не всегда вина, что психическое отношение к действию и к его результатам, возможность выбора такого поведения, с которым связано возникновение юридической обязанности возместить имущественный вред, не ограничивается виновно-противоправным деянием» <21>. ——————————— <21> Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность. С. 177.

По нашему мнению, отрицательным моментом теории риска является ее недостаточная определенность. Усмотрение негативных последствий распространимо практически на любой вид деятельности (социального поведения). Теория риска не дает последовательного ответа на весьма значимый, в контексте ее системного рассмотрения, вопрос: на каком основании тот или иной вид деятельности следует (не следует) считать рисковым? Кроме того, представители данной теории (в частности, В. А. Ойгензихт) не вполне последовательно соотносят понятия «вина» и «риск». Если противоправное деяние совершено виновно, то оно должно влечь за собой для совершившего лица негативные социальные последствия в любом случае. Какая разница, рисковал нарушитель при этом или нет? Рисковый характер деятельности предполагает у В. А. Ойгензихта осознание возможности наступления негативных социальных последствий. Но это же осознание четко проявляется и при такой форме вины, как умысел. Зачем же специально выделять интеллектуальный компонент по отношению именно к риску? Кроме того, стоит учитывать, что «теория риска, поскольку с ней связана обязанность — ответственность до пределов непреодолимой силы, еще сама нуждается в обосновании, если исходить из того, что возникновение прав и обязанностей, их нарушение и, следовательно, ответственность, связаны с относительной свободой воли, со способностью отдельного человека или организованного коллектива избирать тот или иной вариант поведения» <22>. ——————————— <22> Там же. С. 170.

Далее следует осветить основные положения той позиции, которая трактует интересующий нас феномен не как юридическую ответственность в собственном смысле слова, а как правовую обязанность. О. А. Красавчиков полагал, что при отсутствии вины, но наличии необходимости возмещения вреда, следует говорить не об ответственном, а об обязанном лице. Одно лицо именно обязано возместить другому убытки, но не ответственно перед ним. Ответственность сама по себе всегда сопряжена с виной. По мнению О. А. Красавчикова, безвиновная ответственность, по сути, представляет собой специфическую форму компенсации вреда, восстановления нарушенного права <23>. Оценивая такое мнение, С. Н. Братусь указывал: «…ход рассуждений О. А. Красавчикова, с нашей точки зрения, приводит его к неправильному заключению. Ведь не только при невиновном причинении вреда возникает гражданско-правовая обязанность возместить убытки. Такая правовая обязанность возникает и при наличии вины причинителя вреда. Никакого принципиального различия в содержании обязательств здесь нет, поскольку речь идет в обоих случаях об обязанности восстановить нарушенное причинением вреда имущественное положение потерпевшего. Но если обязанность в обоих случаях не будет исполнена добровольно, вступает в силу государственное принуждение к ее исполнению — ответственность, с которой связано при наличии вины правонарушителя его порицание, осуждение» <24>. ——————————— <23> Красавчиков О. А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. М., 1966. С. 131. <24> Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность. С. 174.

Г. К. Матвеев, в свою очередь, утверждал: общим основанием гражданско-правовой ответственности (как разновидности юридической ответственности) является совершение гражданского правонарушения. Состав этого правонарушения представлен четырьмя классическими элементами. Следовательно, гражданско-правовая ответственность в непосредственном смысле наступает лишь при наличии всех элементов состава. Вместе с тем законодательству известны случаи, при которых лицо привлекается к ответственности и при неполном (ограниченном) составе правонарушения. К этим случаям относится привлечение к ответственности без вины причинителя вреда. По сути, в таких случаях речь идет об обязанности, а не об ответственности как таковой. Оперирование термином «ответственность» в данном контексте обусловлено лишь сложившейся юридико-технической практикой <25>. ——————————— <25> Матвеев Г. К. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1970. С. 6, 7.

Вслед за О. А. Красавчиковым М. В. Лушникова и А. Ю. Поваренков (применительно к трудовому праву) отмечают: «Законодательно воспринятая конструкция «ответственность без вины» (работодателя перед работником) является не до конца обоснованной. Представляется, что правы те ученые, которые утверждают, что обязанность возместить субъективно-случайный (т. е. невиновный) вред, лишь по традиции рассматривается в юридической науке и практике как ответственность. В действительности эта обязанность не мера гражданско-правовой ответственности, а особая правовая форма восстановления имущественного положения потерпевшего» <26>. ——————————— <26> Лушникова М. В., Поваренков А. Ю. Основные государственные гарантии по обеспечению своевременной выплаты заработной платы // Трудовое право. 2009. N 6. С. 107 — 113.

По нашему мнению, сторонники приведенной выше позиции правы в том, что вина является необходимым подкомпонентом состава любого правонарушения. Правы они и в акцентировании внимания на обязанности лица <27>. Вместе с тем данная позиция не учитывает того, что обязанность является необходимой составляющей юридической ответственности (ведь последняя представляет собой не что иное как обязанность правонарушителя претерпеть неблагоприятные последствия деяния). ——————————— <27> При этом надо не забывать об отграничении виновного причинения вреда от казуса. Кроме того, в ряде случаев термин «ответственность» действительно употребляется в нормативных правовых и правоприменительных актах не в точном, а в весьма условном значении, обозначая, по сути, и в самом деле лишь основанную на справедливости обязанность, необходимость возместить вред.

Некоторые ученые прямо называли исследуемый феномен юридико-техническим приемом формулирования обязанности по возмещению вреда при отсутствии вины причинителя. Так, М. М. Агарков указывал: «Ответственность должника за вину исполнителя является юридико-техническим способом осуществления принципа, по которому вина должна, хотя бы в конечном счете, привести к возмещению виновным причиненного им ущерба» <28>. Однако на недостаток такого видения метко указал С. Н. Братусь: «…аргумент, выдвинутый М. М. Агарковым и поддержанный большинством правоведов, что ответственность должника за чужую вину — это юридико-технический способ осуществления принципа вины, нам представляется неубедительным. Разве здесь дело заключается в технике? Если это техника, то почему же сразу в законе не указать, что ответственность за исполнение обязательств несет виновное третье лицо…» <29>. По нашему мнению, трактовка безвиновной ответственности в качестве юридико-технического приема в принципе возможна. Но здесь следует задаться вопросами: почему законодатель системно обращается к такому неоднозначному юридико-техническому приему; в чем заключаются его преимущества перед иными возможными способами формулирования нормативных предписаний? ——————————— <28> Агарков М. М. К вопросу о договорной ответственности // Вопросы советского гражданского права. М; Л., 1945. С. 125 — 130. <29> Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность. С. 186.

Помимо уже освещенных можно выделить и еще целый ряд позиций. Они обосновывают существование безвиновной ответственности такими факторами как волимость, целесообразность, стимулирование, превенция, а также презумпцией вины должника. Так, по указанию О. С. Иоффе обязанность по возмещению вреда, возлагаемая в результате привлечения к безвиновной ответственности, «…связана с воздействием на сознание и волю причинителя вреда» и, следовательно, является не чем иным, как ответственностью <30>. В противовес этому можно сказать, что далеко не любое воздействие на сознание и волю причинителя вреда, даже в юридической сфере, надлежит считать ответственностью. Тут дост аточно вспомнить хотя бы об ограниченной правосубъектности и (или) о применении медицинских мер принудительного характера. ——————————— <30> Советское гражданское право. Л., 1971. Т. 1. С. 439 — 441.

Многие авторы объясняют наличие безвиновной ответственности потребностью в стимулировании соответствующего лица к предельной осторожности и осмотрительности, к постоянному стремлению не допустить (или сократить) саму возможность наступления вреда. Например, Б. С. Антимонов говорил: «Основной вопрос в том, чтобы ослабить, изменить, искоренить определяющие причины несчастных случаев на производстве, на транспорте… Нужно признать, что в… праве борьба с несчастными случаями возможна и необходима всеми средствами, в том числе и путем возложения ответственности независимо от вины. Стимулировать, побуждать к деятельности можно и не обвиняя» <31>. По сути, здесь вновь говорится, что юридическая ответственность может налагаться на лицо при отсутствии его вины. Но при этом предлагается и соответствующее обоснование. Вместе с тем данное обоснование вроде бы основано на интерпретации цели нормативных предписаний. Но ведь эта цель ориентирована не на вину, а именно на сам потенциальный или фактический вред. ——————————— <31> Антимонов Б. С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. М., 1952. С. 27, 40.

Значительное число авторов увязывает безвиновную ответственность с характерной для частного права презумпцией вины должника. Так, по словам Л. А. Лунца, «если исполнение не последовало, то всегда действует презумпция (законное предположение), что налицо вина должника» <32>. Д. Е. Богданова констатирует: «…гражданско-правовая ответственность основывается на презюмировании виновности неисправных должников или деликвентов… Таким образом, законодатель исходит из правового предположения, что всякое неисполнение обязательства, всякое причинение вреда обусловлено виновными действиями правонарушителя, пока не доказано обратное» <33>. В подобных трактовках вопрос о возможности привлечения лица к юридической ответственности при отсутствии вины подменяется вопросом о распределении бремени доказывания. Презумпция вины должника основана не на идее привлечения к ответственности без вины, а на известном тезисе: каждой из сторон соответствующего спора должно доказывать факты, на которые она ссылается в обоснование своих требований и (или) возражений. То, что лицо не доказало свою невиновность, не объясняет, почему законодательство предусматривает возможность привлечения к ответственности без вины. ——————————— <32> Новицкий И. Б., Лунц Л. А. Обязательственное право. М., 1950. С. 319. <33> Богданов Д. Е. Вина как условие гражданско-правовой ответственности (анализ теории и судебной практики) // Российский судья. 2008. N 4. С. 20 — 22.

Таким образом, по проблеме безвиновной ответственности сформулировано несколько интересных, но неоднозначных позиций. Их суть была емко и наглядно отражена еще С. Н. Братусем: «Большинство авторов полагают, что это своеобразная аномалия, исключение из общего правила. Были высказаны и соображения, побуждающие законодателя, по мнению этих авторов, установить эти исключения. Такая ответственность, в частности, трактуется как вид страхования. Другие безвиновную ответственность ставят в один ряд с ответственностью за вину, считая равноправными эти два начала гражданско-правовой ответственности. Третьи склонны к тому, что так называемая безвиновная ответственность — это по существу ответственность за вину. Наконец, четвертые обоснование объективной ответственности усматривают в принятии должником на себя риска за последствия своих действий» <34>. ——————————— <34> Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность. С. 163.

Рассматривая вопрос о безвиновной ответственности, позиции самого С. Н. Братуся, по нашему мнению, стоит уделить специальное внимание. Ученый признавал: субъективным основанием возникновения интересующей нас подразновидности ответственности выступает риск. В данном случае следует исходить из того, что соответствующее лицо допускало вероятность наступления обстоятельств, влекущих негативные социальные последствия. Указания на последствия эксплуатации, например, источника повышенной опасности, отражены в законодательстве. На основании презумпции знания закона можно заключить, что владелец источника повышенной опасности готов принять на себя соответствующее бремя. Именно поэтому ответственность возлагается на владельца независимо от того, виновен он или нет. Таким образом, по мнению С. Н. Братуся, субъективным основанием ответственности не всегда является именно вина. «Ответ же на… вопрос, — в каком отношении находится риск как субъективное основание ответственности с противоправностью — мы видим в том, что есть ряд действий, не запрещенных, но, однако… нарушающих права других лиц, что закон делать не разрешает. Это не виновная и не противоправная, а правомерная… деятельность… хотя она и связана с опасностью для окружающих… Нормальное развитие… хозяйства, поскольку оно может поддерживаться и обеспечиваться юридическими средствами, невозможно в настоящее время без того, чтобы участники имущественного оборота, вступая в разнообразные… отношения с другими его участниками, не учитывали возможности наступления непредвиденных, но «вероятностных» обстоятельств, невыгодные последствия которых они вынуждены принять на себя» <35>. ——————————— <35> Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность. С. 177, 178, 180, 181, 191; Бернштейн Д. И. Проблема так называемой ответственности без вины в советском праве // Сб. статей аспирантов Ташкентского государственного университета. Вып. 253. Ташкент, 1964. С. 122, 123; Самощенко И. С. Понятие правонарушения по советскому законодательству. М., 1963. С. 143, 144; Ставиский П. Р. Обязанность возмещения вреда по ст. 95 Основ гражданского законодательства // Правоведение. 1971. N 5. С. 73, 74.

Возмещение вреда возлагается на соответствующее лицо, так как оно было заведомо проинформировано о том, что законодатель считает то или иное поведение рисковым, потенциально опасным. Это действительно необходимо для поддержания нормального и стабильного общественного взаимодействия. Вместе с тем мнение, что вина не является необходимым основаниям привлечения лица к юридической ответственности, с теоретических позиций представляется все же не верным, поскольку предполагает отрицание ключевой составляющей субъективной стороны состава правонарушения. Выражая по исследуемому предмету собственное мнение, укажем следующее. Для гражданских отношений, с которыми изначально и в большей степени связано формирование концепции безвиновной ответственности, характерен правовой режим, при котором ответственность за поведение лиц и его последствия действительно всецело ложится лишь на самих субъектов юридических отношений, не находясь при этом в сфере общественно опасных (наиболее общественно опасных) или посягающих на существующий порядок публичного управления деяний. Однако обоснованность идеи о безвиновной ответственности, в соответствии с которой субъект права может претерпевать юридико-неблагоприятные последствия свершившегося юридического факта без наличия вины, вызывает серьезные сомнения. Данная идея противоречит не только общетеоретическим данным, но и одному из базовых положений гражданского права. Рассматриваемая концепция не согласуется с положением о том, что поскольку лицо действовало (бездействовало) в собственном (представляемом) интересе, то оно должно нести ответственность за выражение своей воли, за свое поведение. Коли правосубъектное лицо приобрело, например, автомобиль, предполагается, что оно осознает все последствия такого акта, в том числе и то, что приняло на себя особое, образно выражаясь, «повышенное» обязательство — ограждать других субъектов права от вреда, который может быть причинен этим источником повышенной опасности. Следовательно, если по факту вред все-таки причинен, то лицо обязано отвечать за него. Приведенные выше данные подводят нас к мысли, что концепция безвиновной ответственности является всего лишь условным упрощением. Без вины юридическая ответственность все же не наступает. По нашему мнению, совершенно верным является сформулированное применительно к налоговому праву указание И. С. Иванова: «Полагаем, что игнорирование субъективной стороны налогового правонарушения при определении ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах на заре российского налогового права обусловлено преимущественно влиянием, оказанным со стороны цивилистики. В этой связи без преувеличения можно отметить, что деятельность организации-налогоплательщика либо предпринимателя без образования юридического лица сопряжена с постоянной угрозой возникновения того или иного вида ответственности. Законодатель не зря подчеркивает, что отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием исходят из того, что «предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск» деятельность… Налицо несогласованность института вины в гражданском и смежных отраслях права с виной в уголовном, административном и налоговом праве. Несмотря на эту несогласованность и нечеткость использования вины, мы приходим к выводу, что принцип виновной ответственности (ответственности за вину) является универсальным для отечественного права… А вина является основанием юридической ответственности. В отдельных случаях возможно наступление ответственности без учета вины, однако в полном смысле слова безвиновной ответственностью это назвать сложно» <36>. ——————————— <36> Иванов И. С. Институт вины в налоговом праве: теория и практика. М., 2009. С. 45.

На наш взгляд, применительно к рассматриваемой проблематике речь должно вести не просто о страховании, риске, превенции и (или) обязанности. Здесь мы сталкиваемся с особой формой вины, не подпадающей непосредственно ни под понятие умысла, ни под понятие неосторожности. Мы считаем, что в данном ключе корректнее говорить о некой «презюмируемой вине», возможность наступления которой изначально заложена в нормативных предписаниях и обусловлена спецификой соответствующей деятельности.

Библиография

Алексеев С. С. О составе гражданского правонарушения // Правоведение. 1958. N 1. Агарков М. М. К вопросу о договорной ответственности // Вопросы советского гражданского права. М.; Л., 1945. Агарков М. М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. Александров Н. Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1956. Антимонов Б. С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. М., 1952. Афанасьев В. С., Сунцова Е. А. Некоторые проблемы теории правонарушений и юридической ответственности // Право и политика. 2006. N 3. Бернштейн Д. И. Проблема так называемой ответственности без вины в советском праве // Сб. статей аспирантов Ташкентского государственного университета. Ташкент, 1964. Вып. 253. Богданов Д. Е. Вина как условие гражданско-правовой ответственности (анализ теории и судебной практики) // Российский судья. 2008. N 4. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография М. И. Брагинского, В. В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное). —————————————————————— Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая. М., 1999. Братусь С. Н. Спорные вопросы теории юридической ответственности // Советское государство и право. 1973. N 4. Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность (очерк теории). М., 1976. Гражданское право: Учебник / Под ред. М. М. Агаркова, Д. М. Генкина. М., 1944. Т. 1. Гущин В. З. Некоторые вопросы гражданско-правовой ответственности // Современное право. 2008. N 11. Дмитриева О. В. Ответственность без вины в гражданском праве. Воронеж, 1998. Звенигородская Н. Ф. Вина как главное субъективное условие семейно-правовой ответственности // Мировой судья. 2010. N 2. Иванов И. С. Институт вины в налоговом праве: теория и практика. М., 2009. Иоффе О. С. Вина и ответственность по советскому праву // Советское государство и право. 1972. N 9. Конвенция ООН от 11 апреля 1980 г. «О договорах международной купли-продажи товаров» // Вестник ВАС РФ. 1994. N 1. Красавчиков О. А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. М., 1966. Кузнецов Ю. А. Ответственность работодателя без вины: постановка проблемы. СПб., 2007. Лушникова М. В., Поваренков А. Ю. Основные государственные гарантии по обеспечению своевременной выплаты заработной платы // Трудовое право. 2009. N 6. Мартиросян А. Г. К вопросу о риске в гражданском праве Российской Федерации // Современное право. 2009. N 9. Матвеев Г. К. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1970. Новицкий И. Б., Лунц Л. А. Обязательственное право. М., 1950. Ойгензихт В. А. Категория «риска» в советском гражданском праве // Правоведение. 1971. N 5. Ойгензихт В. А. Проблема риска в гражданском праве. Душанбе, 1972. Райхер В. К. Вопросы ответственности за причинение вреда // Правоведение. 1971. N 5. Ровный В. В. Проблемы единства российского частного права: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. Томск, 2000. Садиков О. Н. Регламентация гражданско-правовой ответственности в международных соглашениях // Советское государство и право. 1974. N 4. Самощенко И. С. Понятие правонарушения по советскому законодательству. М., 1963. Собчак А. А. О некоторых спорных вопросах общей теории правовой ответственности // Правоведение. 1968. N 1. Советское гражданское право. Л., 1971. Т. 1. Ставиский П. Р. Обязанность возмещения вреда по ст. 95 Основ гражданского законодательства // Правоведение. 1971. N 5. Трофимов Я. В. Случаи наступления ответственности за безвиновное причинение вреда и казус в гражданском законодательстве России и КНР // Власть. 2010. N 7. Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. А. И. Рарога. М., 1998. Шкуров Р. А. Приемная семья по семейному праву России: Дис. … канд. юрид. наук. Белгород, 2004. Яичков К. К. Система обязательств из причинения вреда в советском праве // Вопросы гражданского права. М., 1957.

——————————————————————

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Договоры в гражданском праве

Объективный подход к вине в гражданском праве в понимании основных элементов конструкции гражданско-правовой ответственности. коммерческого и экологического права Юридического института.

Вы точно человек?

Коновалов, С. А.

Основание гражданско-правовой ответственности : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Как известно нормальное развитие гражданского оборота обусловлено тем, что его субъекты надлежащим образом исполняют свои обязанности. Причем речь идет не только о договорных (относительных) обязательствах, но и внедоговорных (абсолютных). Нарушение абсолютного или относительного обязательства наносит вред не только контрагенту правоотношения (абсолютному или относительному кредитору), но и нарушает развитие гражданского оборота в целом. Важнейшим механизмом восстановления нормального гражданского оборота является такая мера защиты гражданских прав как гражданско-правовая ответственность. Более того, гражданско-правовая ответственность не только цивилистический инструмент, но и самостоятельное специальное правоотношение, имеющее своим основанием определенные юридические факты. Гражданско-правовая ответственность — оборотная сторона любого гражданского правоотношения. Меры юридической ответственности сопутствуют всем без исключения институтам гражданского права.

За последнее десятилетие в связи с принятием современного гражданского законодательства, регулирующего в корне изменившиеся общественные отношения, наблюдаются тенденции к совершению попыток теоретического обоснования отказа от института гражданско-правовой ответственности в целом или его необходимых составляющих (таких как «вина»), смешению условий применения ответственности и иных способов защиты гражданских прав (смешение принципа вины и принципа причинения), а также к универсализации института страхования. Последний, несомненно, обладает неоценимой социальной и инструментальной ценностью, однако не может ни заменить, ни исключить институт гражданско-правовой ответственности.

Нормальное развитие гражданского оборота, правильная реализация социальной и инструментальной ценности института гражданско-правовой ответственности, возможны лишь при условии верного, обоснованного и

3

эффективного правового регулирования, теоретически проработанного, практически подтвержденного.

Хотя вопросы ответственности и ее оснований исследованы давно и достаточно детально, однако, на сегодняшний день ряд важнейших и принципиальнейших проблем гражданско-правовой ответственности остаются либо недостаточно глубоко изучены, либо не изучены вовсе.

На основе проведенного исследования в настоящей диссертационной работе предлагаются пути совершенствования российского законодательства в области гражданско-правовой ответственности.

В то же время, по нашему мнению, совершенствованию законодательства препятствуют сложившееся в теории представление о составе гражданского правонарушения, сочетание в теории «общих правил» и «исключений», недостаточные разработанность, доктринальная согласованность и определенность соответствующих правовых норм.

Степень научной разработанности темы исследования. Учитывая то, что меры юридическая ответственность сопутствует всем без исключения институтам гражданского права, отечественные цивилисты еще в периоды первых кодификаций придавали существенное значение вопросам ответственности в гражданском праве и основаниям (условиям) ее наступления. Разумеется, особый интерес в силу своей значимости, определяющей сущность института гражданско-правовой ответственности, вызывали вопросы о таких принципиальных составообразующих элементах как вина и причинная связь. Изучением гражданско-правовой ответственности и оснований ее наступления занимались многие отечественные юристы, в числе которых можно назвать таких авторов как Агарков М.М, Алексеев С.С., Антимонов Б.С., Аскназий С.И., Братусь С.Н., Грибанов В.П., Илларионова Т.И., Иоффе О.С., Кофман В.И., Красавчиков О.А., Лейст О.Э., Малеин Н.С., Матвеев Г.К., Тархов В.А., Флейшиц Е.А., Хохлов В.А., Церетели Т.В., Шаргородский М.Д. Их теоретические исследования позволили сформулировать понятие гражданско-правовой ответственности, понятие гражданского правонарушения, определить

4

состав гражданского правонарушения. Результаты этих исследований заняли почетное место в современной учебной юридической литературе, и нашли отражение в действующем гражданском законодательстве. Однако следует отметить, что подавляющее большинство теоретических исследований по темам аналогичным теме настоящей диссертации были проведены задолго до произошедших за последнее десятилетие глобальных перемен, затронувших экономическую, политическую и культурную жизнь Российского государства. В период и непосредственно после последней кодификации современного российского гражданского законодательства фундаментальные теоретические исследования в названной или смежных областях отечественной цивилистики не проводились. Имеющиеся же современные исследования, касающиеся проблем основания гражданско-правовой ответственности, по нашему мнению, полностью не решают «проблемности» вопроса основания гражданско-правовой ответственности.

Обострившаяся актуальность и недостаточная разработанность и законченность названных проблем определили выбор темы, целей и задач исследования.

Цель и задачи исследования. Цель настоящего исследования — найти и предложить решение частноправовых проблем основания гражданско-правовой ответственности на основе обобщения и комплексного анализа теории, законодательства и практики его применения.

Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи:

— прежде всего, раскрыть содержание и уяснить сущность категории ответственности, провести анализ существующих взглядов на понятие гражданско-правовой ответственности;

— определить, что является основанием наступления гражданско-правовой ответственности, рассмотреть гражданское правонарушение как основание гражданско-правовой ответственности и провести анализ концепций состава гражданского правонарушения;

5

— подробно изучить составообразующие элементы гражданского правонарушения в отдельности и системно, соотнести объективные и субъективные составляющие гражданского правонарушения;

— особое внимание следует уделить исследованию таких важнейших принципообразующих элементов состава как причинная связь и вина, олицетворяющих принципы причинения и вины, для чего провести анализ цивилистических теорий причинной связи и вины, в том числе в соотношении с философским учением о причинности и вине.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является такая юридическая конструкция как основание гражданско-правовой ответственности.

Предмет диссертационного исследования — система теорий, концепций и взглядов на основание гражданско-правовой ответственности и нормы объективного права, регулирующие соответствующее правоотношение.

Методологическую основу исследования составляют общенаучные и частнонаучные методы познания: анализа, синтеза, формально-логический, нормативно-логический, исторический, системно-правовой и другие.

Учитывая сложность, фундаментальность и комплексность исследования, отдельные важнейшие разделы исследования проводились не только с точки зрения цивилистики и юриспруденции в целом, но и сквозь призму философского и философско-правового учений.

Теоретической основой исследования послужили научные работы отечественных и зарубежных цивилистов и правоведов, касающиеся проблем юридической ответственности, гражданско-правовой ответственности, оснований гражданско-правовой ответственности и отдельных элементов последней.

В теоретическую базу исследования вошли научные труды таких правоведов как: Агарков М.М., Алексеев С.С., Антимонов Б.С., Аскназий С.И., Белякова A.M., Беляцкин С.А., Брагинский М.И., Братусь С.Н., Витрянский В.В., Грибанов В.П., Илларионова Т.И., Иоффе О.С., Калмыков Ю.Х., Кофман

6

В.И., Красавчиков О.А., Лейст О.Э., Лунц Л.А., Малеин Н.С., Матвеев Г.К., Новицкий И.Б., Ойгензихт В.А., Пионтковский А.А., Покровский И.А., Самощенко И.С., Сергеев А.П., Смирнов В.Т., Собчак А.А., Тархов В.А., Флейшиц Е.А., Хохлов В.А., Церетели Т.В., Шаргородский М.Д., Шварц Х.И., Шершеневич Г.Ф., Яичков К.К., Ярошенко К.Б. и других.

Поскольку избранный объект исследования достаточно сложен, многоаспектен, имеет многоуровневую структуру и не является чисто прикладным цивилистическим явлением, поэтому нуждается не только в правовом анализе. При подготовке работы возникла необходимость привлечь также философские труды таких авторов как Гегель, Кант, Малинова И.П., Гроссман X., Косолапов Р., Марков В., Кузнецов И.В. и других.

Эмпирическая база исследования. В диссертационной работе проанализированы нормативно-правовые акты Российской Федерации, опубликованные материалы судебной практики, конкретные примеры из практики арбитражных судов и судов общей юрисдикции, известные в теории ситуации.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в комплексном и оригинальном подходе к рассмотрению теоретических и практических аспектов механизма возникновения гражданского правоотношения ответственности, позволяющего пересмотреть сложившиеся традиционные подходы к определению оснований возникновения гражданско-правовой ответственности и основных начал (принципов) ее наступления. Представлен ряд новых дефиниций исследуемых правовых категорий. Проведен анализ исследуемых проблем с точки зрения нового гражданского законодательства Российской Федерации. Автором изложен новый взгляд на соотношение и сосуществование принципов вины и причинения, субъективного и объективного в институте ответственности. Проведен анализ исследуемых проблем сквозь призму превращения ответственности из перспективной в ретроспективную. В работе проведена четкая классификация состава гражданского правонарушения на основе современного законодательства

7

России. Автором предложено новое понимание причинности (объективной детерминации) и вины (субъективной .детерминации). Предложены пути преодоления теоретических и практических проблем основания гражданско-правовой ответственности.

Основные положения, выносимые на защиту, обусловлены целями и задачами исследования и соответствуют структуре диссертационной работы:

1. Гражданско-правовая ответственность рассматривается как правоотношение (преобразующее общее гражданское правоотношение, и в то же время имманентное ему), порождаемое конкретным юридическим фактом (гражданским правонарушением). Гражданское правонарушение трансформирует перспективную ответственность (общее гражданское правоотношение) в ретроспективную (специальное гражданское правоотношение).

2. Обосновывается вывод о том, что наступление гражданско-правовой ответственности в форме штрафа или неустойки при отсутствии убытков не отрицает наличия вреда в качестве элемента состава гражданского правонарушения как основания такой ответственности и не отрицает состава гражданского правонарушения аналогичного составу правонарушения повлекшего убытки.

3. В механизме причинения вреда (убытков) третьи лица (в смысле ст. ст. 402, 403, 1068, 1069, 1070, 1073, 1076 ПС РФ), как фактические причинители, являются объективным связующим звеном между вредом (убытком) и поведением ответственного лица (юридического причинителя), который ответственен за их выбор и контроль.

4. Обосновывается положение о том, что сосуществование наряду с общим принципом вины должника, причинителя вреда принципа ответственности без вины неправомерно. Гражданско-правовая ответственность даже в исключительных случаях не должна основываться на объективной связи вреда с поведением субъекта, объективная причинность не отрицает и не заменяет субъективную причинность. Ответственный субъект не

8

должен быть причиной или механизмом (орудием) причинения вреда. Субъект обладает интеллектуально-волевой составляющей, являющейся причиной определенного поведения субъекта.

Субъективная составляющая гражданского правонарушения определяется внешней и внутренней субъективной детерминацией, в совокупности характеризующих вину.

Объективно вина проявляется в области внешней субъективной детерминации. Субъект связан отношением с деянием и вредом. Варианты форм этой связи определяют формы вины. Так, субъективная связь субъекта с вредом может выражаться в форме предвидения — не предвидения, желания — не желания.

Внутренняя субъективная детерминация тоже имеет для нас значение. Во-первых, это сфера определения дееспособности. Во-вторых, несовпадение направленности внутренней детерминации с внешней свидетельствует либо о пороке воли, либо об отсутствии вины или субъективном случае.

5. Сделан вывод о том, что презумпция вины — один из важнейших признаков принципа вины как единственного начала построения гражданско-правовой ответственности. Презумпция вины есть предположение ее наличия, и это наличие есть ничто иное, как условие ответственности. Вина выступает в роли заведомо существующего элемента состава гражданского правонарушения. Презумпция вины не есть ее отрицание в составе, наоборот — утверждение. Лишь при наличии вины объективные условия гражданского правонарушения образуют его состав.

6. Обосновывается положение, что существование такой гражданско-правовой конструкции как непреодолимая сила подтверждает статус принципа вины как единственного начала гражданско-правовой ответственности.

Сделан вывод, что ответственность субъектов предпринимательской деятельности и лиц, деятельность которых связана с повышенной опасностью, строится по принципу вины, а не причинения, иначе специальная, вину исключающая, конструкция непреодолимой силы теряет свой смысл, так как

9

иначе в данных случаях исключением из принципа причинения будет принцип вины.

Непреодолимая сила как граница ответственности субъектов предпринимательской деятельности и лиц, деятельность которых связана с повышенной опасностью, бесспорно, есть знак отсутствия вины в поведении указанных субъектов в случае причинения ими вреда. Эта посылка -«НЕПРЕОДОЛИМАЯ СИЛА = ОТСУТСТВИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ВИНЫ» — законом конструируется как исключение из правила безвиновной ответственности (принципа причинения), но именно эта формула говорит о том, что по общему правилу ответственность предпринимателя и владельца источника повышенной опасности строится по принципу вины.

Схематично это выглядит так:

НЕПРЕОДОЛИМАЯ СИЛА = НЕТ ВИНЫ = НЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ;

НЕТ НЕПРЕОДОЛИМОЙ СИЛЫ = ВИНА = ОТВЕТСТВЕННОСТЬ.

7. Обосновывается положение о том, что нет гражданско-правовой ответственности без вины, и не должно быть исключений из принципа вины. Ответственность «без вины» — это всегда «ответственность» по принципу причинения.

Обосновывается наличие вины в форме неосторожности при причинении вреда источником повышенной опасности (в процессе деятельности, связанной с повышенной опасностью для окружающих). Неосторожная вина заключается в том, что владелец источника повышенной опасности, не предприняв, либо предприняв недостаточные меры для превращения источника повышенной опасности в объект обычной (не повышенной) опасности, осознает и предвидит возможность наступления вреда в результате использования источника повышенной опасности, но легкомысленно надеется на то, что вред не наступит, либо будет предотвращен его действиями либо действиями рискующего. Источник повышенной опасности — такое же орудие в руках субъекта, как и более простые и не опасные объекты материальности. Разница в

10

объеме и интенсивности контроля (степени внимательности и осмотрительности).

Такое поведение владельца источника повышенной опасности уже содержит субъективный элемент состава гражданского правонарушения — вину. Юридическая конструкция презумпции вины подтверждает данный вывод. Дополнение вины вредом, причиной которого явилось противоправное поведение владельца источника повышенной, опасности образует полный состав гражданского правонарушения.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что сформулированные в диссертации положения, взгляды, предложения и выводы углубляют, дополняют и развивают соответствующие разделы гражданского права, могут служить основой для дальнейшей разработки теоретических вопросов гражданско-правовой ответственности, ее основания, причинности и вины в институте гражданско-правовой ответственности.

Практическая значимость исследования заключается в том, что концептуальные положения, сформулированные в диссертации, могут быть использованы при подготовке проектов нормативно-правовых актов, регулирующих гражданско-правовую ответственность. Выводы, сделанные в диссертации, могут использоваться судами при решении вопросов, связанных с гражданско-правовой ответственностью, а также федеральными органами государственной власти, органами власти субъектов РФ и органами местного самоуправления при осуществлении ими своей деятельности.

Результаты исследования могут быть использованы для совершенствования норм действующего гражданского законодательства, касающегося института гражданско-правовой ответственности, при разработке новых нормативно-правовых актов в данной области, а также учтены в правоприменительной практике.

11

Выводы и предложения, сделанные автором, применимы для подготовки учебных и методических пособий, а также в учебном процессе при чтении лекций и проведении семинарских занятий по гражданскому праву.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования были обсуждены и одобрены в Секторе гражданского права, гражданского и арбитражного процесса Центра цивилистических исследований Института государства и права Российской Академии Наук.

Основные научные положения, выводы и рекомендации, сформулированные в диссертационном исследовании, нашли свое отражение в научных публикациях автора.

Структура диссертации обусловлена целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, шести глав, разделенных на параграфы, заключения и списка литературы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

ВоВведенииобосновывается актуальность выбранной темы, формулируются цель и задачи исследования, определяются его объект и предмет, излагаются методологические основы диссертационного исследования, раскрываются ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость. Формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Глава 1. «Понятие ответственности. Общие положения».

В § 1.1. «Понятие и сущность ответственности» рассматриваются и анализируются общие вопросы, происхождение и процесс становления понятий «ответственность» и «юридическая ответственность».

Ответственность — это реакция на выбор. Выбор есть реализация свободы. Здесь усматривается неразрывная связь свободы и ответственности.

Свободный выбор — это выбор субъектом чего-либо для себя. В связи с этим, свободный выбор состоит не только в акте избрания варианта, но и в выборе (принятии) последствия этого варианта.

12

В § 1.2. «Перспективный и ретроспективный аспекты ответственности» раскрывается единство перспективной и ретроспективной ответственности в ее неразрывной связи со свободой.

При ретроспективной ответственности, сознание направлено в прошлое — на совершенное деяние, а воля — в будущее — формирование перспективной ответственности за будущее поведение.

При перспективной ответственности, познание направлено в будущее, с целью установить возможную реакцию на стремление воли что-либо преобразовать и принять на себя результат (реакцию) этого преобразования. Эта реакция (позитивная или негативная), объективируясь из возможности в действительность свободным волеизъявлением субъекта, превращает перспективную ответственность в ретроспективную.

В § 1.3. «Проблемы понятия юридической ответственности» рассмотрены основные концепции понятия юридической ответственности в отечественной правовой науке. Их объединяет то, что юридическая ответственность определяется в самом общем смысле как реакция на правонарушение, то есть рассматривается исключительно в ретроспективном (негативном) аспекте.

Предлагается понятие юридической ответственности искать исходя не из известного понятия ретроспективной юридической ответственности, а напротив, последнюю необходимо определять на основе общего понятия.

Общенаучно ответственность можно определить как необходимую реакцию на выбор варианта поведения.

Отсюда, юридическая ответственность это необходимая правовая реакция на выбор регулируемого правом варианта поведения.

Ретроспективная юридическая ответственность — обязанность принятия на себя необходимой негативной правовой реакции на выбранный и осуществленный регулируемый правом в форме запрещения вариант поведения.

13

Перспективная юридическая ответственность — готовность принять на себя необходимую правовую реакцию на любой выбираемый регулируемый правом вариант поведения.

Общее понятие юридической ответственности, как необходимой правовой реакции на выбор регулируемого правом варианта поведения, охватывает собой как негативную, так и позитивную реакцию на выбор как разрешенного, так и запрещенного правом варианта поведения.

В §1.4. «Понятие гражданско-правовой ответственности» предлагается дефиниция негативной (ретроспективной) гражданско-правовой ответственности — это обязанность субъекта гражданского права принять на себя необходимую правовую реакцию на выбранный и осуществленный им запрещенный гражданским правом вариант поведения повлекший необходимые вредные последствия, в виде возложения на него дополнительной гражданско-правовой обязанности или лишения принадлежащего ему гражданского права.

В§1.5. «Гражданско-правовая ответственность — правоотношение» рассматривается соотношение видов правоотношений (абсолютного и относительного) и видов гражданско-правовой ответственности (внедоговорной о договорной). Относительному правоотношению соответствует относительная (договорная) ответственность, а абсолютному — абсолютная (внедоговорная) ответственность.

Ретроспективная гражданско-правовая ответственность — это всегда относительное правоотношение, между субъектами. При нарушении обязательства (относительного правоотношения), к последнему добавляется обязательство ответственности.

В случае деликта — нарушения абсолютного правоотношения, речь может идти о трансформации абсолютного правоотношения в относительное (гражданско-правовая ответственность), хотя абсолютное, конечно же, никуда не исчезает, оно лишь преображается отношением. Деликт — юридический факт, вносящий в абсолютность относительность.

14

Схематично вышеизложенное нам представляется так:

Гражданское правоотношение

Общее Перспективная ответственность

Правонарушение .

Специальное Ретроспективная ответственность

 

 

Глава 2. «Состав гражданского правонарушения как основание гражданско-правовой ответственности».

В § 2.1. «Структура состава гражданского правонарушения» рассматривается состав гражданского правонарушения.

Правонарушение — сложный юридический факт, состоящий из определенных элементов — состава правонарушения, включающего: ^противоправное поведение; 2)вред; 3)причинную связь между противоправным поведением и вредом; 4)вину.

Анализируются концепции состава гражданского правонарушения, предложенные разными авторами.

Рассматриваются объект, субъект, объективная и субъективная стороны и их роли в составе гражданского правонарушения. Объект и субъект, объективно существуя, могут не включаться в число элементов состава гражданского правонарушения. Субъект гражданско-правовой ответственности, является, прежде всего, субъектом гражданских правоотношений. И достаточно иметь статус субъекта гражданских правоотношений, чтобы мочь быть субъектом гражданско-правовой ответственности. Гражданское правоотношение — это реализация перспективной гражданско-правовой ответственности. При превращении перспективной ответственности в ретроспективную, субъект первой становится субъектом второй.

Что касается объективной и субъективной сторон гражданского правонарушения, то именно они и образуют состав правонарушения.

15

Противоправное поведение, вред и причинная связь — объективная сторона. Вина — субъективная сторона.

В § 2.2. «Вопрос о месте вины в составе гражданского правонарушения» анализируются разные точки зрения о месте вины в составе гражданского правонарушения.

Сделан вывод, что для возникновения основания наступления гражданско-правовой ответственности необходимо наличие всех без исключения элементов состава гражданского правонарушения, то есть полный состав.

Глава 3. «Противоправное поведение как элемент состава гражданского правонарушения».

В § 3.1. «Противоправное поведение — деяние» анализируется противоправное поведение (деяние) как элемент состава гражданского правонарушения.

Деяние не идентично механическому движению. Оно имеет цель, осознано и необходимо. Деяние — волеизъявление.

Ответственность в гражданском праве наступает за собственное деяние. Не может быть ответственности одного субъекта за деяние другого. С этой позиции рассматриваются случаи так называемой ответственности за деяния третьих лиц.

Анализируется противоправное поведение владельца источника повышенной опасности.

В §3.2. «Противоправность деяния» подчеркивается противоправный характер деяния, как элемента состава гражданского правонарушения.

Рассматривается принцип «генерального деликта», в котором заключена презумпция противоправности деяния, причиняющего вред, и который интерполируется на договорные обязательства, что вытекает из нормы, содержащейся в ст. 309 ГК РФ, согласно которой, обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона…

16

Анализируются случаи правомерного причинения вреда.

Глава 4. «Вред как элемент состава гражданского правонарушения».

В § 4.1. «Понятие и виды вреда» рассматривается вред как элемент состава гражданского правонарушения.

Для возникновения гражданско-правовой ответственности недостаточно одного противоправного поведения. Необходимо наличие вреда, представляющего собой определенные изменения в окружающем мире, наступившие в результате противоправного поведения. Вред рассматривается в социальном, юридическом и фактическом аспектах.

Во всех случаях определения вреда имеются в виду неблагоприятные последствия, наступающие в результате нарушения имущественных или личных неимущественных прав и благ потерпевшего. Именно в таком широком понимании вред можно определить как умаление охраняемых гражданским правом благ. Однако, как условие гражданско-правовой ответственности, вред не само нарушение какого-либо блага, а имущественные последствия такого нарушения.

В § 4.2. «Имущественный вред» рассматриваются виды убытков, анализируется принцип полного возмещения убытков, а также отрицающие его мнения.

Классификация вреда на имущественный и личный неимущественный наиболее соответствует дифференциации регулируемых гражданским правом отношений на имущественные и неимущественные.

Подчеркивается, что наступление гражданско-правовой ответственности в форме штрафа или неустойки не отрицает наличия вреда в качестве элемента состава гражданского правонарушения как основания такой ответственности.

В § 4.3. «Неимущественный вред» исследуется неимущественный вред.

В заключение главы указаны две функции категории вреда в гражданском праве: 1)элемент состава правонарушения; 2)критерий определения размера ответственности.

17

Глава 5. «Причинная связь между противоправным деянием и вредом как элемент состава гражданского правонарушения». В этой главе исследуется причинная связь как элемент состава гражданского правонарушения. Причинная связь непосредственно нормой права названа в качестве основания гражданско-правовой ответственности (п.1 ст. 15, п.1 ст. 393, п.1 ст. 1064 ГК РФ). Правонарушитель может нести ответственность не за любой, а лишь за причиненный им вред.

В большинстве случаев причинная связь между противоправным поведением и вредом достаточно очевидна. Но встречаются случаи, когда непросто выявить юридически значимую и служащую основанием гражданско-правовой ответственности причину вреда. Например, пострадавшего в ДТП гражданина доставили в больницу с диагнозом «перелом обеих ног». Пациент был помещен в не отапливаемую палату (отключили отопление за непогашение задолженности ввиду не перечисления средств соответствующего бюджета). В результате переохлаждения пострадавшему ампутировали ноги. Чье поведение в данном случае послужило действительной причиной наступления инвалидности у потерпевшего: водителя, медперсонала, властей или руководства предприятия тепловых сетей? Определенная причинная связь присутствует между вредом и поведением каждого из названных субъектов.

В § 5.1. «Проблемы причинной связи в гражданском праве» на приведенном и ряде других примеров анализируются проблемы причинной связи с точки зрения зарубежных и отечественных теорий причинных связей.

Анализируемые теории причинности либо смешивают объективное с субъективным (сводят объективную категорию причинности к вине, т.е. к категории субъективной, и тем самым причинность подменяют виновностью), либо подменяют причинность противоправностью.

§ 5.2. «Причина и условия — проблема соотношения в гражданском праве». Объективные факторы, содействующие появлению вредного последствия при совершении правонарушения, оказывают трансформационное влияние на причину, но не на следствие, поэтому не могут рассматриваться в

18

качестве причин (называемых случайными, возможными, косвенными или иными).

В выше приведенном примере, по нашему мнению, деяние водителя является причиной увечья — перелом костей ног. То обстоятельство, что конечным результатом для потерпевшего явилась ампутация ног, не дает оснований утверждать, что поведение водителя послужило причиной этому прямо или косвенно.

Поведение водителя является конкретной причиной конкретного увечья и не более. Конечный результат в данном примере — следствие иных обстоятельств — иных причин — не связанных с поведением водителя. Между конечным результатом и поведением водителя вообще нет никакой связи, так как результат мог бы наступить, если потерпевший сломал бы ноги сам.

У каждого последствия есть своя конкретная причина. У каждой конкретной причины есть свой конкретный субъект. Каждый субъект причинения, при наличии других условий ответственности должен нести ее за свое конкретное правонарушение.

Проводится соотношение причинной связи в юриспруденции с философским учением о причинности. Причинная связь не может быть случайной. Данный тезис относится к любой причинно-следственной связи. Если следствие порождено каким-то иным фактором, а не предполагавшейся причиной, эту связь нельзя назвать «случайной». Просто у данного следствия своя необходимая (но не случайная) причина. Случайность есть непознанная необходимость. Статус «случайного» какое-либо явление приобретает в силу непознанности всех условий наступления следствия. Совокупность всех этих условий и образует причину.

Предложены формулы причины и причинной связи:

Причина = условие + условие +…

Причинная связь = Причина (условие + условие + …) —> конкретное необходимое следствие.

19

Если абсолютно все условия наступления следствия не могут быть познаны, то это следствие считается случайным. Например, на сегодня невозможно учесть всех условий полета артиллерийского снаряда, следовательно, отклонение от расчетного места его падения будет считаться случайным. Однако если бы мы знали причину — совокупность всех условий наступления события, оно, обретя признак познанности, стало бы необходимым (не случайным). Случайный — субъективно не познанный, но объективно необходимый.

Если причине и условию придать самостоятельные значения, то это может привести к тому, что непосредственной причиной станет воздействие последнего условия. Например, падение снаряда в определенную точку явилось следствием порыва ветра («причина»). Условиями в таком случае можно назвать выстрел, силы гравитации и т.п. На самом же деле причиной следствия является совокупность всех этих условий. Изменения в этой совокупности есть изменения причины, ведущие к изменению следствия.

В примере с автонаездом на пешехода, следствием (конечным вредом) является то состояние потерпевшего, в котором он оказался после неправильного лечения. Причина этого вреда — неправильное лечение, то есть поведение медработников. Поведение водителя, властей и энергетиков одновременно являются причинами соответственно ранений, невыполнения финансовых обязательств и отключения теплоэнергии, и условиями наступления конечного вреда. Но эти условия направлены не на следствие, а на преобразование причины. Именно потому, что указанные факторы не направлены на конечный результат, они не должны иметь юридического значения, и не являются косвенными или случайными причинами вреда.

§ 5.3. «Объективная и субъективная причинности». Причинная связь — это объективная детерминация. Вина — субъективная детерминация. Причинная связь в праве — объективная связь деяния с результатом. Вина — связь осознанной воли с деянием. Другими словами, воля есть причина деяния, а деяние есть причина вреда. Но воля не может быть причиной вреда, потому, что

20

она действует посредством объективации в деянии и имеет непосредственную связь только с деянием. Вред же объективно связан с деянием, независимо от того, как относился субъект к вредному результату. Отношение субъекта именно к вредному последствию есть субъективная связь его воли с вредом, и эта связь не имеет никакого отношения к причинной обусловленности деяния и вреда. Субъективная связь между волей и вредом, находящимся в области вины, не влияет на связь причины и результата. Сказанное проиллюстрировано схематично.

Глава6. «Вина как элемент состава гражданского правонарушения» посвящена исследованию вины.

В § 6.1. «Вина субъективная причина» речь идет о субъективной обусловленности ответственности, выражающейся в вине. Рассматриваются два основных начала (принципа) наступления гражданско-правовой ответственности: 1 Причинения, и 2)вины.

Если исходить из принципа причинения, то на первый план выступает причинная связь. Лицо, причинившее вред, выступает здесь как орудие причинения, то есть как «причина» или «объект». Однако, субъект, причиняющий вред, не может и не должен быть в чистом виде причиной или орудием причинения. Необходимо различать причину и механизм причинения. Субъект обладает волей, являющейся причиной поведения.

В параграфе сделан анализ концепциям вины.

В §6.2. «Сущность и понятие вины в гражданском праве» освещается процесс становления понятия вины, анализируются сущность вины через определения понятия вины.

По нашему мнению, нет принципиальных оснований отказываться от понимания вины как психического отношения деликвента к деянию и его последствиям. Отношение определяется как взаимная связь разных предметов, действий, явлений, касательство между кем, чем-нибудь. Этими двумя разными предметами являются с одной стороны субъект, с другой — его деяние и последствия деяния.

21

Человек — явление двуединое: материальное начало и нематериальное. Материя (объект) имеет отношение с другими объектами материального мира. Именно в этой плоскости речь может идти о причинности, причинной связи, принципе причинения. Нематериальное (сознание и воля) имеет отношение лишь с одним объектом — своей материей (звеном в цепи связи с материальным миром). Осмысленная воля направляет подвластную материю на достижение поставленной цели, придавая ему признак пространственного и временного перемещения.

Если есть связь между волей и волеизъявлением, то есть вина. Если такой связи нет, то не должно быть ответственности. Поэтому для наступления гражданско-правовой ответственности необходимо наличие вины именно как отношения между нематериальным и материальным составляющими субъекта, проявляющееся во вне в виде его (субъекта) внутреннего (психического) отношения к своему поведению и его результату.

Механизм вины изображается графически.

22

Из схемы видно, что вина проявляется в области внешней субъективной детерминации. Субъект связан отношением с деянием и вредом. Варианты форм этой связи определяют формы вины.

Связь субъекта с деянием имеет определяющее значение для наличия вины. Если отсутствует детерминация субъектом деяния (например, человека толкнули на ящик с хрупкими предметами) или эта детерминация противоположна внутренней (принуждение, например), то вины не будет.

Внутренняя субъективная детерминация тоже имеет для нас значение. Во-первых, это сфера определения дееспособности. Во-вторых, несовпадение направленности внутренней детерминации с внешней свидетельствует либо о пороке воли, либо об отсутствии вины или субъективном случае.

Вышеприведенная схема рисует практически весь состав гражданского правонарушения. Нет лишь противоправности.

А вот как на наш взгляд должна выглядеть схема ответственности строящейся по принципу причинения:

Так как субъективная детерминация не учитывается сторонниками принципа причинения, то из схемы выпадают субъект с его составляющими, а также деяние, так как вред является следствием причинителя. Причинная связь здесь существует между причинителем и вредом.

Сформулировано понятие вины в гражданском праве: Вина — психическое (осознанное и волевое) отношение субъекта в форме умысла или неосторожности к не проявлению им той степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота и не предпринятию всех мер для надлежащего исполнения обязательства и вредному результату такого поведения.

23

В § 6.3. «Формы вины в гражданском праве» анализируются формы вины. Исследуются критерии дифференциации простой и грубой неосторожности.

Анализируется соотношение легкомыслия и небрежности с одной стороны, и простой неосторожности и грубой неосторожности с другой. Принятое в цивилистике разделение неосторожности на простую и грубую является, как отметил О.С. Иоффе, «не качественным, а чисто количественным». Простая или грубая неосторожность есть степень неосторожности в виде легкомыслия или небрежности. Для гражданского закона безразлична качественная характеристика неосторожности, но имеет значение количественная. В связи с этим в гражданском праве и выделяются две разновидности неосторожности — простая и грубая.

В § 6.4. «Вина юридических лиц» рассматривается вопрос о вине юридических лиц. Гражданские правоотношения всегда строятся по схеме: должник — кредитор. Следовательно, по отношению к потерпевшему (кредитору) виновным может быть только правонарушитель (должник). Отдельный работник, орган юридического лица, директор или коллектив работников не являются должником перед кредитором, соответственно нести ответственность и быть виновными они не могут.

Орган юридического лица в оговоренном в параграфе статусе является носителем воли как положительной, так и отрицательной. При этом активное или пассивное вмешательство или иное влияние на процесс совершения правонарушения иных кроме органа субъектов (работников, подчиненных органов или должностных лиц) для виновной ответственности юридического лица не имеет юридического значения. Во-первых, потому, что это есть порок именно его интеллектуально-волевого статуса (ошибка выбора, ошибка организации, ошибка контроля), во-вторых, такое вмешательство (влияние) находится в области формирования объективной причины наступивших последствий (вреда).

24

В § 6.5. «Проблемы ответственности «без вины» и «чужой вины» проводится исследование так называемой «ответственности по системе риска». Существует общее мнение, что обязанность возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, возлагается не за вину, а на началах риска[1]. Сделан вывод, что риском завуалирована вина.

По нашему мнению, во-первых, закон не запрещает использование источника повышенной опасности, но запрещает посредством его причинять вред, во-вторых, риск, по сути, схож с определением вины в форме неосторожности.

Действующий (рискующий) субъект имеет определенное субъективное (интеллектуально-волевое) отношение к своему поведению и возможному результату последнего. В этом заключается перспективная ответственность. При превращении результата из возможного в действительный, действовавший субъект также будет иметь субъективное отношение к своему поведению и его действительному результату. Это субъективное отношение — вина — и будет являться основанием ретроспективной ответственности. Именно вина, а не риск или его несение; и именно ответственность, а не «последствия несения риска».

Владелец автомобиля, садясь за руль, несет перспективную ответственность — он обязан воздерживаться от причинения вреда другим лицам посредством управляемого им автомобиля. Чтобы не причинять вред владелец автомобиля должен либо не ездить, либо ездить с такой степенью внимательности и осмотрительности и на таком автомобиле, чтобы не причинить никому вреда. Если эти два варианта поведения не соблюдаются, то можно говорить о том, что владелец автомобиля, садясь за его руль, осознает и предвидит возможность вредных последствий, но легкомысленно надеется предотвратить их наступление, либо не осознает вредоносности своего поведения, не предвидит последствий своего поведения, хотя при определенной степени заботливости и осмотрительности мог и должен был их предвидеть.

25

Перспективная ответственность выражается в обязанности не причинять вред и предотвращать причинение вреда, ограничивая свою вредоносность. Предотвращение вреда — это такое воздействие на источник повышенной опасности, которое исключает или настолько уменьшает опасность, что источник повышенной опасности превращается в не источник повышенной опасности, это несение перспективной ответственности. Если владелец источника повышенной опасности по той или иной причине не предотвратил реализации вредоносности источника, то возникает ретроспективная ответственность именно за такое бездействие.

Такое поведение владельца источника повышенной опасности уже содержит субъективный элемент состава гражданского правонарушения — вину. Юридическая конструкция презумпции вины подтверждает данный вывод. Дополнение вины вредом, причиной которого явилось противоправное поведение владельца источника повышенной опасности образует полный состав гражданского правонарушения.

Само по себе использование источника повышенной опасности не является противоправной деятельностью. Однако, источник повышенной опасности — это опасность, намеренно создаваемая его владельцем. Причем эта опасность лишняя, дополнительная, не естественного происхождения. В ней заинтересованы только владельцы источника этой опасности. Все остальные субъекты не заинтересованы в ней (даже если источник повышенной опасности полезен непосредственно им) и имеют абсолютное право на безопасную жизнь, право на то, чтобы не подвергаться угрозе вышеуказанной опасности. Соответственно, владелец источника повышенной опасности абсолютно обязан не допускать реализации опасности (не бездействовать), и абсолютно обязан превратить в неопасный источник повышенной опасности.

Факт возникновения вреда в результате воздействия источника повышенной опасности свидетельствует о том, что его владелец нарушил абсолютное право потерпевшего не подвергаться воздействию источника повышенной опасности (право на безопасность).

26

Таким образом, состав гражданского правонарушения как основание ответственности владельца источника повышенной опасности за вред, причиненный этим источником, схематично выглядит следующим образом: 1) Противоправное поведение — нарушение владельцем источника повышенной опасности абсолютного права любого третьего лица на безопасность; 2) Вина —субъективная связь воли владельца источника повышенной опасности с его поведением, выражающаяся в сознательном допущении посягательства, посредством использования источника повышенной опасности, на безопасность всех третьих лиц; 3) Вред — негативный результат взаимодействия с источником повышенной опасности; 4) Причинная связь — объективная детерминация деянием вреда.

Первые два пункта в этой схеме — противоправное поведение и вина охватываются рамками перспективной ответственности и образуют неполный состав гражданского правонарушения, не являющийся основанием гражданско-правовой ответственности.

Вред, состоящий в причинно — следственной связи с противоправным поведением, является юридическим фактом, превращающим перспективную ответственность в ретроспективную и образующим полный состав гражданского правонарушения.

Аналогично предлагается решать проблему «безвиновной» ответственности профессионального хранителя и субъекта предпринимательства.

Деятельность предпринимателя рискованна, то есть потенциально вредоносна не только для него самого, но и для его контрагентов, которые презюмируемо добросовестны и не всегда рискуют. Таким образом, положение контрагента предпринимателя ухудшается поведением последнего. Подобное ухудшение не может не нарушать права и интересы контрагента, то есть в некоторой степени противоправно. Тем более, противоправным будет поведение предпринимателя, вызвавшее конкретный вред у контрагента. Деятельность предпринимателя общественно полезна, но индивидуально

27

вредоносна, если не материально, то, как минимум, формально — вред может наступить, а может и нет. Здесь мы видим дуализм интересов: общества и личности.

Обосновывается вывод, что существование такой гражданско-правовой конструкции как непреодолимая сила подтверждает статус принципа вины как единственного начала гражданско-правовой ответственности.

В Заключенииподведены итоги проделанной работы.

Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли отражение в следующих научных публикациях автора:

1. Коновалов С.А. Невыплаченную зарплату следовало бы считать «чужими денежными средствами».//Российская юстиция. 1998г., № 10, С. 45. — 0,12 п. л.

2. Коновалов С.А. Понятие гражданско-правовой ответственности. // Право и жизнь. 2006г., № 93 (5). — 0,31 п. л.

3. Коновалов С.А. Структура состава гражданского правонарушения при штрафной форме ответственности. //Право: теория и практика. 2006г., № 4 (75), С. 22-24. — 0,16 п. л.

4. Коновалов С.А. Абсолютность и относительность правоотношения гражданско-правовой ответственности. // Право и жизнь. 2006г., № 93 (6). — 0,16 п. л.

28


[1]

Соотношение освобождения от гражданско-правовой ответственности со Именно поэтому, по нашему мнению, институт гражданско-правовой К объективным основаниям исключения ответственности в гражданском праве​.