Подать апелляцию на решение суда по гражданскому делу в СПб на инициирование процесса по пересмотру готового судебного решения, которое.

Разъяснить решение суда: миссия невыполнима?

С письменного разрешения Ахмадеевой Г.Г. публикую подготовленную специалистами Адвокатской фирмы "Юстина" апелляционную жалобу.

Решение по делу Ахмадеевой Г.Г. при новом рассмотрении дела (после Постановления КС РФ от 08.12.2017 № 39-П) на официальном сайте суда не опубликовано. Все желающие ознакомиться с текстом решения могут написать на мою почту [email protected], и я его вышлю.

Сегодня, 20.04.2018, Ахмадеевой Г.Г. подана в суд апелляционная жалоба на решение Красноуфимского районного суда Свердловской области по делу № 2-1-300/2018 от 23.03.2018 (мотивированное решение изготовлено 28.03.2018).

Несмотря на то, что в иске Инспекции отказано, и с резолютивной частью решения суда мы не спорим, в мотивировочной части решения суда содержится ряд неправильных выводов, с которыми мы категорически не согласны.

На наш взгляд, суд не прав:

— признав Ахмадееву Г.Г. надлежащим ответчиком;

— сделав вывод о том, что Инспекцией доказан состав правонарушения для взыскания вреда;

— сделав вывод о том, что при разрешении вопроса о взыскании с физического лица вреда (неуплаченных налогов юридического лица) форма вины значения не имеет, а значит, Инспекция вправе требовать взыскания, даже если отсутствует прямой умысел в действиях Ахмадеевой Г.Г.

Поэтому, чтобы не возникла преюдиция, принято решение просить апелляцию изменить мотивировочную часть судебного акта. 

 

В Свердловский областной суд  

через Красноуфимский районный суд Свердловской области

623300, Свердловская обл.,г. Красноуфимск, ул. Советская, 24 Б

 

Истец: Межрайонная инспекция ФНС России № 2 по Свердловской области

623300, Свердловская обл., г. Красноуфимск, ул. Интернациональная, 106

 

Лицо, подающее апелляционную жалобу:

Ответчик – Ахмадеева Галина Гавриловна  

 

Третье лицо: ООО «ТЕМП»

623300, Свердловская обл., г. Красноуфимск, ул. Транспортная, 9

 

Дело № 2-1-300/2018

 

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на решение Красноуфимского районного суда Свердловской области по делу

№ 2-1-300/2018 от 23.03.2018 (мотивированное решение изготовлено 28.03.2018)

 

Межрайонная Инспекция ФНС России № 2 по Свердловской области (далее – Инспекция или Истец) обратилась в Красноуфимский районный суд Свердловской области (далее – Суд или Суд первой инстанции) с иском (с учетом уточнения) к Ахмадеевой Галине Гавриловне (далее также – Ответчик) о взыскании имущественного вреда в сумме 2 797 669,37 руб., в том числе налога – 2 158 145,37 руб., пени – 639 524,00 руб.

Решением Суда по делу № 2-1-300/2018 от 23.03.2018 (мотивированное решение изготовлено 28.03.2018) (далее – Решение) в удовлетворении исковых требований Инспекции к Ответчику о взыскании ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации, взыскании имущественного вреда в сумме 2 797 669,37 руб., в том числе налогов, подлежащих зачислению в бюджет, в сумме 2 158 145,37 руб. и пени в сумме 639 524,00 руб. отказано.

Ответчик полагает, что резолютивная часть Решения Суда является правильной, но мотивировочная часть Решения Суда содержит ряд неправильных выводов, а именно:

1. О выводе Суда о том, что Ахмадеева Г.Г. является надлежащим ответчиком по делу.

Суд пришел к выводу, что Ахмадеева Г.Г. является надлежащим ответчиком по делу.

Суд не учел следующее.

Заявление о применении ЕНВД, налоговые декларации были подписаны генеральным директором ООО «ТЕМП» (далее – Общество) Колпаковым М.Г. Ахмадеева Г.Г. не имела права подписывать и не подписывала бухгалтерскую и налоговую отчетность, в ее обязательства по гражданско-правовым договорам на оказание услуг по ведению учета, заключенным между Ответчиком и Обществом, не входила обязанность по подписанию отчетной документации, предоставляемой в налоговые органы, обеспечению полной и своевременной уплаты налогов и сборов.

При таких обстоятельствах отсутствует причинно-следственная связь между действиями Ахмадеевой Г.Г. (при оказании услуг Обществу по гражданско-правовой сделке) и причинением вреда бюджету неуплатой налогов, пени, штрафов Обществом (в налоговых правоотношениях).

Ахмадеева Г.Г. не действовала от имени Общества, не определяла действия Общества в налоговых правоотношениях, не являлась контролирующим лицом Общества.

Выполняя для Общества услуги по ведению бухгалтерского учета на основании гражданско-правовых договоров с вознаграждением 20 000 – 22 000 руб. в месяц, Ахмадеева Г.Г. оказывала по своей сути услуги консультационного характера. Принимая от Ахмадеевой Г.Г., как исполнителя по гражданско-правовым договорам, результат оказанных услуг в виде проектов документов налоговой отчетности, единоличный исполнительный орган Общества (генеральный директор Колпаков М.Г.) был свободен в решении вопроса о формировании и изъявлении воли Общества по применению той или иной системы налогообложения, своевременной и полной уплате налогов в бюджет.

Мнение Ахмадеевой Г.Г., как стороннего консультанта в области бухгалтерского учета, не являлось обязательным для Общества. Какие-либо указания, обязательные к исполнению Обществом (генеральным директором Общества), Ахмадеева Г.Г. не давала и давать не могла в силу отсутствия таких полномочий.

Соответственно, ошибка Ахмадеевой Г.Г. могла лишь способствовать возникновению условий для ненадлежащего исполнения Обществом своих налоговых обязательств перед бюджетом, но отсутствует прямая причинно-следственная связь между неуплатой налогов Обществом и действиями Ахмадеевой Г.Г.

Приказы генерального директора Общества за 2012-2013 годы «Об учетной политике для целей бухгалтерского учета», подписанные генеральным директором Общества Колпаковым М.Г., в которых указано, что «контроль за соблюдением положений учетной политики возложить на главного бухгалтера Ахмадееву Г.Г.», не являются доказательством того, что Ахмадеева Г.Г. являлась главным бухгалтером Общества или исполняла обязанности главного бухгалтера Общества. Кроме того, контроль за соблюдением положений учетной политики Общества не мог быть возложен на Ахмадееву Г.Г. приказами генерального директора Общества в виду того, что Ахмадеева Г.Г. не являлась работником Общества.

Ахмадеева Г.Г. не была принята на работу в Общество ни на должность главного бухгалтера, ни на какую-либо иную должность, ей не выплачивалась заработная плата как работнику Общества с уплатой соответствующих налогов и сборов.

Следовательно, локальные нормативные акты, принятые в Обществе, не имели обязательной юридической силы для Ахмадеевой Г.Г. как для третьего лица (не работника Общества), не распространяли свое действие на нее, не наделяли полномочиями по выполнению функций главного бухгалтера Общества.

По договорам об оказании услуг Ахмадеева Г.Г. отвечала исключительно за ведение бухгалтерского учета в Обществе в рамках договоров, подготовку и сдачу бухгалтерской и налоговой отчетности, а не за проведение финансово-правовой политики Общества, в том числе за достоверность сведений, указанных в налоговых декларациях.

Обязанности по своевременному предоставлению полной и достоверной бухгалтерской отчетности, а также обеспечению полной и своевременной уплаты налогов и сборов (обязанности главного бухгалтера) на Ахмадееву Г.Г. не возлагались, так как не были предусмотрены договорами.

Указанное подтверждается условиями договоров на оказание услуг (копии договоров находятся в материалах дела).

 Если бы генеральный директор Общества Колпаков М.Г. не подписал заявление о применении ЕНВД в декабре 2012 года, не подписал налоговую декларацию за 4 квартал 2012 г. (с неправильными, по мнению Инспекции, сведениями), то неуплаты налогов Обществом не произошло бы.

Кроме того, согласно Федеральному закону от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (утратил силу с 01.01.2013) ответственность за организацию бухгалтерского учета в организациях, соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций несут руководители организаций (п. 1 ст. 6). Принятая организацией учетная политика утверждается приказом или распоряжением лица, ответственного за организацию и состояние бухгалтерского учета (п. 3 ст. 6).

Приказы об учетной политике Общества были изданы и подписаны не Ахмадеевой Г.Г., а Колпаковым М.Г. Указанное обстоятельство подтверждает, что именно Колпаков М.Г. являлся лицом, ответственным за организацию и состояние бухгалтерского учета Общества.

С учетом изложенного Ахмадеева Г.Г. не является надлежащим ответчиком по делу, поскольку отсутствует непосредственная, прямая причинно-следственная связь между действиями Ахмадеевой Г.Г. и причинением вреда бюджету. В обязательства Ахмадеевой Г.Г. не входило:

— подписание отчетной документации, предоставляемой в налоговые органы;

— обеспечение полной и своевременной уплаты налогов и сборов.

Ахмадеева Г.Г. не была специально уполномоченным органом управления Общества на совершение таких действий (из договоров на оказание услуг это не следует).

Отсутствие причинно-следственной связи подтверждается также следующими заключениями уполномоченных лиц, выданными в адрес Конституционного Суда Российской Федерации (далее – КС РФ) по делу Ахмадеевой Г.Г. (заключения о том, что Ахмадеева Г.Г. – ненадлежащий ответчик; без права подписи физическое лицо не подлежит привлечению к ответственности за вред юридического лица-налогоплательщика):

— Письмо Министерства юстиции Российской Федерации от 23.05.2017 № 09/61086-мг в адрес судьи КС РФ С.М. Казанцева:

«В связи с изложенным полагаем, что предъявление налоговыми органами исков о возмещении вреда, причиненного бюджетной системе РФ в результате совершения налогового преступления, к физическому лицу, выполнявшему для юридического лица услуги по ведению бухгалтерского учета без права подписи, в случае, если в отношении этого лица уголовное дело прекращено по нереабилитирующему основанию, а юридическое лицо является действующим и погашает недоимку по налогам, не соответствует конституционным принципам справедливости, юридического равенства, пропорциональности и соразмерности вводимых мер конституционно значимым целям и их согласованности с системой действующего правового регулирования».

— Письмо Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей от 05.06.2017 № УПП/02750 в адрес судьи КС РФ С.М. Казанцева:

«Таким образом, ошибка консультанта могла лишь способствовать возникновению условий для ненадлежащего исполнения организацией налоговых обязательств перед бюджетом, однако с правовой точки зрения, не находилась в прямой причинно-следственной взаимосвязи с ненадлежащей уплатой». «Добросовестность и разумность в действиях единоличного исполнительного органа ООО «ТЕМП» заключалась в том числе и в том, чтобы профессионально и квалифицированно относиться к вопросам исчисления налогов, проверять содержание проектов документов налоговой отчетности. Тем более, что ошибка в вопросе надлежащего исчисления налогов относилась не к учетно-бухгалтерской сфере, а к сфере финансово-правовой политики Общества: руководствуясь финансовыми показателями ООО «ТЕМП» должно было избрать и применить адекватную систему налогообложения». «По этой причине, даже вне зависимости от оценки доводов, которые Ахмадеева Г.Г. приводит в своей жалобе в Конституционный Суд РФ и от использованных выше аргументов Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей, привлечение Ахмадеевой Г.Г. к внедоговорной ответственности за вред, причиненный неуплатой налогов, носит заведомо незаконный характер, поскольку причинителем вреда Ахмадеева Г.Г. считаться не может».

Кроме того, Ахмадеева Г.Г. не только не являлась работником Общества, выполнявшим функции бухгалтера, либо работником Общества, выполнявшим функции, влияющие на исполнение Обществом налоговых обязательств, но и не была иным работником Общества, поскольку не состояла в трудовых отношениях с Обществом.

Суд первой инстанции неправильно применил Постановление КС РФ от 08.12.2017 № 39-П «По делу о проверке конституционности положений статей 15, 1064 и 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации и части первой статьи 54 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Г.Г. Ахмадеевой, С.И. Лысяка и А.Н. Сергеева» в части определения особенности правонарушений, совершаемых в налоговой сфере организациями.

Как следует из абзаца 3 п. 3 и абзаца 2 п. 3.1. указанного Постановления КС РФ, КС РФ однозначно указывает на то, что вред может быть взыскан именно с работников юридического лица – налогоплательщика или соответствующих физических лиц (не работников), имеющих право и действующих от имени юридического лица. Ахмадеева Г.Г. от имени Общества не действовала (налоговые декларации не подписывала, функции бухгалтера Общества не выполняла).

Кроме того, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» также пришел к выводу, что надлежащий ответчик по делу о взыскании вреда – именно работник организации.Из этого следует, что Ахмадеева Г.Г. является ненадлежащим ответчиком по делу.

Ахмадеева Г.Г. состояла исключительно в гражданско-правовых отношениях с Обществом. В рассматриваемой ситуации Ахмадеева Г.Г. не состояла ни в налоговых, ни в гражданско-правовых (вообще ни в каких) правоотношениях с государством, бюджетом, налоговыми органами. Поэтому и вред бюджету она своими действиями причинить не могла. Единственное, кому Ахмадеева Г.Г. могла причинить вред – Обществу, с которым она состояла в договорных отношениях по оказанию услуг.

Исходя из изложенного, Ахмадеева Г.Г. не является надлежащим ответчиком, так как:

— не подписывала бухгалтерскую и налоговую отчетность Общества (не является субъектом правонарушения);

— не действовала умышленно, поскольку не вносила заведомо ложные сведения в налоговую декларацию и иные документы бухгалтерского учета Общества;

— отсутствует прямая причинно-следственная связь между ее действиями и причинением вреда бюджету;

— вред бюджету причинен не Ахмадеевой Г.Г., которая не состояла ни в налоговых, ни в гражданско-правовых (вообще ни в каких) правоотношениях с государством, бюджетом, налоговыми органами, поскольку не являлась работником Общества или лицом, фактически выполнявшим функции (обязанности) главного бухгалтера. Ахмадеева Г.Г. являлась сторонним консультантом, оказывающим услуги Обществу (доказательство – договоры об оказании услуг).

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) основанием для изменения решения суда в апелляционном порядке является несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела.

Выводы Суда первой инстанции противоречат доказательствам, находящимся в материалах дела.

2. О выводе Суда по составу правонарушения.

Суд ошибочно посчитал, что при разрешении вопроса о гражданско-правовой ответственности форма вины причинителя вреда значения не имеет. Кроме того, Суд не учел то, что в деле отсутствуют доказательства наличия состава правонарушения Ахмадеевой Г.Г. (в том числе вины, причинно-следственной связи) в причинении вреда бюджету (Инспекцией не предоставлены в материалы дела доказательства вины Ахмадеевой Г.Г., а значит, не доказан состав правонарушения в причинении вреда бюджету).

1) Акт и решение Инспекции, на которые сослался Суд первой инстанции (стр. 8, 9 Решения Суда), вынесены в отношении Общества, а не Ахмадеевой Г.Г.В указанном решении Инспекции отсутствуют доказательства состава правонарушения Ахмадеевой Г.Г. (это следует из текста решения).

В тексте акта и решения Инспекции не указано на то, что при налоговой проверке установлено, что Ахмадеева Г.Г. действовала умышлено, с целью уклонения от уплаты налогов с Общества в указанный период времени путем включения заведомо ложных сведений в налоговую декларацию и иные документы бухгалтерского учета.

При этом, как указал КС РФ в Постановлении от 08.12.2017 № 39-П, наличие вины как элемента субъективной стороны состава правонарушения – общепризнанный принцип привлечения к юридической ответственности во всех отраслях права. Так, законодательство Российской Федерации о налогах и сборах относит вину, которая может выражаться как в форме умысла, так и в форме неосторожности, к числу обязательных признаков состава налогового правонарушения (ст. 110 Налогового кодекса Российской Федерации).

При отсутствии доказательств умысла на искажение сведений в налоговой отчетности сама по себе правовая ошибка, допущенная Ахмадеевой Г.Г., не может признаваться внесением в налоговую отчетность заведомо ложных сведений.

Таким образом, акт и решение Инспекции не доказывают состав правонарушения Ахмадеевой Г.Г., а Судом первой инстанции не установлена вина Ахмадеевой Г.Г. в форме умысла.

Как следует из Решения Суда, в мотивировочной части судебного акта нет оценки доказательств и доводов Ответчика об отсутствии состава правонарушения (указаны в возражениях № 2 Ахмадеевой Г.Г. на исковое заявление Инспекции).

Так Ахмадеева Г.Г. ссылалась на доказательство – показания генерального директора ООО «ТЕМП» Колпакова М.Г., в которых он указал на то, что по вопросу перехода с одной системы налогообложения на другую он советовался с участником общества Мартюшевым Н.М., тот его поддержал, также, как и Ахмадеева Г.Г., посчитав, что все законно (показания Колпакова М.Г. находятся в материалах дела).

Таким образом, из показаний Колпакова М.Г. следует, что и он, и Ахмадеева Г.Г., и учредитель – все они считали, что действуют законно, не допускают нарушений налогового законодательства при применении ЕНВД. Ни о каких умышленных действиях с целью уклонения от уплаты налогов Колпаков М.Г. в своих показаниях не говорит. Никто не собирался уклоняться от уплаты налогов ООО «ТЕМП».

Кроме того, Судом не дана оценка доводу Ахмадеевой Г.Г. о том, что в решении налогового органа, вынесенного в отношении ООО «ТЕМП», указано, что ООО «ТЕМП» привлечено к налоговой ответственности за неумышленное совершение налогового правонарушения.

Следовательно, решение Инспекции, как минимум, — это доказательство неумышленных действий Ахмадеевой Г.Г., что прямо противоречит правовой позиции Инспекции при взыскании вреда с Ахмадеевой Г.Г. по рассматриваемому иску.

Нарушены нормы процессуального права о том, что в решении суда должны быть указаны доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства (ст. 198 ГПК РФ).

Суд также ошибочно посчитал, что при разрешении вопроса о гражданско-правовой ответственности форма вины причинителя вреда значения не имеет.

По мнению Ответчика, Суд первой инстанции не учел следующее.

Согласно п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» уклонение от уплаты налогов и (или) сборов возможно только с прямым умыслом с целью полной или частичной их неуплаты.

Таким образом, с физического лица может быть взыскан только вред (неуплаченные налоги юридического лица), возникший в результате уголовно-противоправных действий этого физического лица с прямым умыслом.  

Без установленного судом умысла физического лица (в данном случае Ахмадеевой Г.Г.) отсутствуют основания для удовлетворения иска налогового органа.

Налоговый орган вправе привлечь физическое лицо к гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный бюджету Российской Федерации, в виде неуплаты юридическим лицом (налогоплательщиком) налогов только через уголовное преследование физического лица за уклонение от уплаты налогов по статье 199 Уголовного кодекса Российской Федерации, то есть за умышленное преступление (правонарушение).

Следовательно, только при наличии умысла физического лица налоговый орган вправе взыскивать вред (неуплаченные чужие налоги) с этого физического лица. В противном случае за любую ошибку физического лица (за неумышленное правонарушение) налоговый орган мог бы сразу, даже без уголовного преследования и установления умысла, взыскивать налоги юридического лица с физического лица под видом вреда.

Общие правила взыскания вреда, по которым он взыскивается, даже при отсутствии формы вины в виде умысла, неприменимы в рассматриваемой ситуации, так как КС РФ в п. 4 Постановления от 08.12.2017 № 39-П указал, что взыскание с физического лица вреда (неуплаченных налогов юридического лица) – исключение из общих правил взыскания вреда, так как правоотношения по поводу возмещения вреда, причиненного бюджету в результате совершения налогового преступления физическим лицом, обладают существенной спецификой. Поэтому при таком особом порядке взыскания вреда с физического лица условием для такого взыскания вреда является установление формы вины в форме умысла. При отсутствии умысла – взыскание вреда недопустимо.

2) В постановлении следователя о прекращении уголовного дела от 24.12.2015 отсутствует указание на доказанный состав правонарушения Ахмадеевой Г.Г.

Постановление следователя – это подозрение в наличии состава преступления (как об этом прямо указано на стр. 1 указанного постановления), а не доказанный состав преступления (состав преступления и вина лица в преступлении устанавливается приговором суда – ст. 8 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

При этом Ахмадеева Г.Г. при вынесении в отношении нее постановления следователя находилась в статусе именно подозреваемой, а не обвиняемой. То есть ей не было предъявлено обвинение.

Следовательно, постановление следователя – не доказательство состава правонарушения и вины.

С учетом изложенногоесли у Ахмадеевой Г.Г. не было умысла на уклонение от уплаты налогов, то нет ни преступления, ни оснований для взыскания вреда с физического лица (Ответчика) по статье 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации.

По мнению Ахмадеевой Г.Г., Судом не установлен умысел Ответчика на уклонение от уплаты налогов с Общества, вследствие чего Судом сделан ошибочный вывод о том, что вред, причиненный бюджетной системе Российской Федерации в виде неуплаты налогов Обществом, подлежит взысканию с Ахмадеевой Г.Г.

Вместе с тем КС РФ неоднократно подчеркивал, что обязанность возместить причиненный вред как мера гражданско-правовой ответственности применяется к причинителю вреда при наличии состава правонарушения, включающего, как правило, наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступлением вреда, а также его вину (Постановления от 15.07.2009 № 13-П и от 07.04.2015 № 7-П; Определения от 04.10.2012 № 1833-О, от 15.01.2016 № 4-О, от 19.07.2016 № 1580-О и др.). Тем самым, как указал КС РФ в Постановлении от 08.12.2017 № 39-П, предполагается, что привлечение физического лица к ответственности за деликт в каждом случае требует установления судом состава гражданского правонарушения, – иное означало бы необоснованное смешение различных видов юридической ответственности, нарушение принципов справедливости, соразмерности и правовой определенности вопреки требованиям статей 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1), 35 (части 1–3), 49 (часть 1), 54 (часть 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ основанием для изменения решения суда в апелляционном порядке является недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела.

Суд не дал оценки доводам Ответчика, заявленным в возражениях № 2.

3. Суд, установив, что иск предъявлен преждевременно, должен был прекратить производство по делу, не рассматривая дело по существу, или оставить иск без рассмотрения (ст. ст. 220–223 ГПК РФ).

Следовательно, если Ахмадеева Г.Г. является ненадлежащим ответчиком, то в иске следует отказать, а если иск, как посчитал Суд первой инстанции, предъявлен преждевременно (до завершения процедуры банкротства Общества, в частности до внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о прекращении деятельности Общества), производство по делу должно быть прекращено или иск должен быть оставлен без рассмотрения.

 

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 320, 322, 328, 330 ГПК РФ,

 

ПРОШУ:

 

Изменить мотивировочную часть Решения Суда первой инстанции от 23.03.2018 (мотивированное решение изготовлено 28.03.2018):

1) Исключить из содержания мотивировочной части Решения выводы Суда о том, что Ахмадеева Г.Г. является надлежащим ответчиком по делу, а также то, что Судом установлен состав правонарушения, в том числе умышленное причинение вреда, причинно-следственная связь (последний и предпоследний абзацы на стр. 8 и стр. 9 Решения Суда).

2) Дополнить мотивировочную часть Решения выводами Суда апелляционной инстанции о том, что Ахмадеева Г.Г. является ненадлежащим ответчиком по делу, и что Инспекцией (Истцом) не доказан состав правонарушения.

 

 

Приложение:

1. Копия Решения Суда по делу № 2-1-300/2018 от 23.03.2018 (мотивированное решение изготовлено 28.03.2018), заверенная Судом.

2. Оригинал документа, подтверждающего уплату государственной пошлины.

3. Копии апелляционной жалобы для направления Инспекции и Обществу в количестве 2 шт.

 

 

 

Ахмадеева Галина Гавриловна                   _______________________

 

20 апреля 2018 года

 

 

Получаем решение гражданского суда. В конце судебного заседания, судья, как правило, оглашает лишь резолютивную часть решения. При оглашении.

Апелляционная жалоба

Иногда из судебного акта совершенно непонятно, что же имел в виду суд и как исполнять его решение. Для этого существует институт разъяснения судебных решений. Однако недобросовестные стороны часто пользуются им в своих интересах: чтобы потянуть время или вовсе изменить суть решения. Если нижестоящие суды "ведутся" на эти уловки, то Верховный суд жестко пресекает все подобные попытки. 

Анализ судебной практики показывает, что заявления о разъяснении решений судов общей юрисдикции практически всегда остаются без удовлетворения. "Дело в том, что решение суда подлежит разъяснению только в тех случаях, когда его неполнота или неясность не позволяют либо существенно затрудняют исполнение", – объясняет член правления, директор юридического департамента и комплаенс контроля DIXY GROUP Артем Афанасьев. А такие случаи встречаются нечасто.

Например, месяц назад Верховный суд пришел к выводу, что апелляция незаконно разъяснила решение суда первой инстанции. Тогда Лазаревский районный суд г. Сочи обязал Марию Платонову* компенсировать ООО "Лазаревская полиграфия" расходы на снос самовольно возведенной постройки. После смерти Платоновой эта обязанность перешла на ее наследника, Олега Гурьева*, – он должен был выплатить в пользу ООО "Лазаревская полиграфия" 111 039 руб. Гурьев обратился в суд с заявлением о разъяснении порядка исполнения определения суда. Он указал, что унаследовал от Платоновой лишь деньги в банке; при этом точная сумма ему еще неизвестна. Поэтому Гурьев считает взыскание с него всего долга незаконным и просит суд разъяснить, как ему исполнять решение суда. Суд первой инстанции отказал Гурьеву в разъяснении.

Когда выяснилось, что сумма наследства составляет всего 6959 руб., Гурьев подал частную жалобу, в которой указывал: он может отвечать по долгам наследодателя только в пределах указанной суммы и оснований для взыскания с него 111 039 руб. не имеется. Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда согласилась с доводами Гурьева, отменила определение суда нижестоящей инстанции и разъяснила, что с наследника может быть взыскано не больше 6959 руб. То есть фактически апелляция вынесла новое решение по делу.

ВС с таким подходом не согласился. Он напомнил, что суд не может под видом разъяснения изменить, хотя бы частично, существо решения, а должен только изложить его же в более полной и ясной форме (п. 16 постановления Пленума ВС № 23). Поэтому ВС отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение (№ 18-КГ17-22). В настоящее время оно еще не рассмотрено. "Это дело – яркий пример того, когда заявитель обратился в суд не с целью разъяснить решение суда, а для того, чтобы выразить несогласие с ним", – объяснил Афанасьев.

Есть и еще дела, в которых ВС анализировал правильность применения судами норм материального права при разъяснении судебных актов и отменял эти разъяснения по причине того, что они являлись неверными (например, № 56-КГ16-24).

Но чаще всего ВС указывает, что заявление о разъяснении не содержит доводов, свидетельствующих о неясности принятого судебного акта либо невозможности (затруднительности) его исполнения (так было в деле № 5-КГ13-85). Иногда ВС и вовсе ограничивается фразой: "Судебная коллегия по гражданским делам не нашла оснований для удовлетворения заявления во исполнение ст. 202 ГПК" (как в деле № 18-КГ12-96).

Справедливости ради стоит отметить, что случаются исключения. Например, в прошлом году ВС разъяснил свое же постановление, из которого было непонятно, кто из четырех ответчиков должен предоставить жилое помещение после выселения из спорного (№ 5-КГ16-34).

"В целом практика ВС по вопросу разъяснения решений является стабильной и обоснованной. ВС старается сохранять баланс интересов, чтобы с помощью разъяснения судебных актов недобросовестные участники процесса не могли затянуть исполнение решения судов. Определения судов о разъяснении принятого судебного акта не должны носить массовый характер в правоприменительной практике. Подобные определения стоит воспринимать скорее исключениями, а не правилом, т. к. судебный акт изначально должен обладать достаточной полнотой и ясностью", – уверен ведущий юрисконсульт Центра правового обслуживания Владимир Бражников. С ним согласен адвокат ПБ "Олевинский, Буюкян и партнеры" г. Новосибирск Екатерина Никифорова: "Формальный подход ВС к вопросу об основаниях для разъяснения решений я оцениваю положительно: он соответствует закону и пресекает злоупотребления правом, не допуская подмены механизма оспаривания судебных актов другими процессуальными средствами".

* – имена и фамилии участников процесса изменены редакцией

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Как обжаловать решение суда по гражданскому делу

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Решением суда, оставленным без изменения апелляционным ряд объектов основных средств для производства готовой продукции.

Как обжаловать решение суда

 

Утвержден

постановлением президиума

Свердловского областного суда

от 17 июля 2007 г.

 

БЮЛЛЕТЕНЬ

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

(ВТОРОЙ КВАРТАЛ 2007 ГОДА)

 

Вопросы применения жилищного законодательства

 

Расходы собственника комнаты в коммунальной квартире определяются пропорционально его доле в праве общей собственности на общее имущество в данной квартире.

 

(извлечение)

 

Т., проживающий в квартире N 1, обратился в суд с иском к собственнику вышерасположенной квартиры N 2 А. о возмещении ущерба, причиненного в результате затопления квартиры, в размере 19418 руб. 64 коп. Вина жильцов квартиры N 2 подтверждается актом ЖЭУ-10.

Определением мирового судьи с согласия истца к участию в деле были привлечены ответчики К. и Б., каждый из которых является наряду с А. единоличным собственником комнаты в трехкомнатной квартире N 2.

Ответчик Б. иск не признала, пояснила, что является собственником комнаты, но в ней не проживает, следит за состоянием квартиры. При посещении квартиры 14.09.2005 она осмотрела краны; заметив, что один из них подтекает, вызвала слесаря-сантехника; заявка была выполнена наполовину, поскольку жильцы других комнат выгнали слесаря.

Представитель третьего лица — ЕМУП "Орджоникидзевский РЭМП" пояснил, что согласно имеющемуся журналу 14.09.2005 Б. действительно была подана заявка о течи крана в квартире N 2. По заявке были направлены слесари, которые полностью выполнить работу не смогли, так как жильцы квартиры пояснили, что причину протечки устранят самостоятельно. Слесари лишь перекрыли воду. В результате последующего самостоятельного открытия вентиля, перекрывающего воду, он жильцами был сорван, и произошло затопление.

Ответчики К., А. в судебное заседание не явились.

Решением мирового судьи судебного участка N 6 Орджоникидзевского района г. Екатеринбурга постановлено: взыскать солидарно с С., К. в пользу Т. в возмещение ущерба сумму в размере 19418 руб. 64 коп., затраты на составление сметы в сумме 704 руб. 99 коп., государственную пошлину в сумме 704 руб. 99 коп.

Апелляционным решением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 19.09.2006 решение мирового судьи изменено: с К., Б. солидарно взыскано в пользу Т. в счет возмещения ущерба 19418 руб. 64 коп., за составление сметы 704 руб. 99 коп., государственная пошлина в размере 703 руб. 71 коп., в остальной части иска отказано.

В надзорной жалобе Б. просила отменить принятые по делу судебные постановления с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, ссылаясь на существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Президиум отменил принятые по делу судебные постановления, указав на следующее.

Изменяя решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции указал, что мировой судья необоснованно возложил обязанность по возмещению вреда на собственника одной из комнат в коммунальной квартире С., поскольку согласно свидетельству о праве собственности собственником комнаты является не С., а А., в связи с чем в удовлетворении иска к С. следует отказать.

Приведенное соображение являлось формальным, поскольку из материалов дела следует, что иск был заявлен к трем собственникам комнат в коммунальной квартире, одним из них являлся А., в представленных по иску доказательствах указан именно А. При таких обстоятельствах описка в решении мирового судьи не могла являться самостоятельным основанием для изменения существа решения; подобный формальный недостаток мог быть исправлен в порядке, предусмотренном ст. 200 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Президиум не согласился и с применением судами первой и апелляционной инстанций норм материального права.

Возлагая на ответчиков обязанность солидарного возмещения вреда, суды исходили из солидарной обязанности собственников коммунальной квартиры по содержанию общего имущества.

Однако в соответствии с ч. 2 ст. 43 Жилищного кодекса Российской Федерации расходы собственника комнаты в коммунальной квартире определяются пропорционально его доле в праве общей собственности на общее имущество в данной квартире.

Кроме того, в силу ст. 1080 Гражданского кодекса Российской Федерации солидарная ответственность по возмещению вреда возможна лишь в случае его совместного причинения. В спорных правоотношениях такая ответственность могла быть возложена лишь по иску потерпевшего к непосредственным причинителям вреда, осуществлявшим 16.09.2005 ремонт сантехнического оборудования, либо на основании ст. 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации по регрессному иску возместивших вред собственников.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 18.04.2007, дело N 44-Г-55/2007

 

Первоуральское МУП "Единый расчетный центр" не является надлежащим истцом по делу о взыскании задолженности по оплате коммунальных услуг, поскольку не предоставляет эти услуги пользователям и не состоит с последними в договорных отношениях.

 

(извлечение)

 

Первоуральское МУП "Единый расчетный центр" обратилось в суд с иском к З. и Д. о взыскании задолженности по коммунальным платежам за период с сентября 2003 года по ноябрь 2006 года с учетом начисленной пени, всего 68852 руб. 63 коп. В обоснование иска указано, что З. и Д. являются собственниками квартиры по 1/2 доле. За указанный период ответчики не производили оплату предоставляемых им как собственникам жилого помещения коммунальных услуг.

Ответчики исковые требования признали частично. Признали требования по взысканию задолженности по оплате услуг по вывозу мусора в размере 798 руб. 40 коп., за поставку газа — 1731 руб., за обслуживание домофона — 199 руб. 60 коп. Остальные требования не признают, указывая, что предоставляемые услуги ненадлежащего качества и оплачивать их они не будут.

Решением Первоуральского городского суда с З. и Д. взыскано в пользу ПМУП "Единый расчетный центр" по 26659 руб. 95 коп. и расходы по оплате государственной пошлины в сумме 833 руб. 20 коп. с каждого. В остальной части иска ПМУП "Единый расчетный центр" отказано.

В кассационной жалобе З. и Д. просили решение суда отменить.

Судебная коллегия отменила решение суда в связи с неправильным определением судом характера спорных отношений и, соответственно, неправильным применением норм материального и процессуального права.

Предметом данного спора является понуждение ответчиков к исполнению обязательств по договору предоставления услуг по содержанию жилого помещения и предоставления коммунальных услуг. Данные правоотношения основаны на договорных обязательствах сторон, и суд для правильного рассмотрения данного дела должен был первоначально установить стороны этих договорных отношений, выяснить, кто оказывает истцам услуги, по оплате которых возникла задолженность, перед кем истцы имеют неисполненные обязательства, возникшие из этих договорных отношений.

Исходя из этого, суд должен был проверить право истца требовать оплаты предоставленных ответчикам коммунальных услуг. Это судом не сделано.

Согласно ст. 153 Жилищного кодекса Российской Федерации ответчики как собственники жилого помещения обязаны своевременно вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги.

В соответствии со ст. 155 Жилищного кодекса Российской Федерации члены товарищества собственников жилья либо жилищного кооператива или иного специализированного потребительского кооператива вносят обязательные платежи и (или) взносы, связанные с оплатой расходов на содержание, текущий и капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме, а также с оплатой коммунальных услуг, в порядке, установленном органами управления товарищества собственников жилья либо органами управления жилищного кооператива или органами управления иного специализированного потребительского кооператива.

Не являющиеся членами товарищества собственников жилья либо жилищного кооператива или иного специализированного потребительского кооператива собственники помещений в многоквартирном доме, в котором созданы товарищество собственников жилья либо жилищный кооператив или иной специализированный потребительский кооператив, вносят плату за жилое помещение и коммунальные услуги в соответствии с договорами, заключенными с товариществом собственников жилья либо жилищным кооперативом или иным специализированным потребительским кооперативом.

Собственники помещений в многоквартирном доме, в котором не созданы товарищество собственников жилья либо жилищный кооператив или иной специализированный потребительский кооператив и управление которым осуществляется управляющей организацией, плату за жилое помещение и коммунальные услуги вносят этой управляющей организации.

Собственники помещений в многоквартирном доме, осуществляющие непосредственное управление таким домом, вносят плату за жилое помещение и коммунальные услуги в соответствии с договорами, заключенными с лицами, осуществляющими соответствующие виды деятельности.

Собственники жилых домов оплачивают услуги и работы по их содержанию и ремонту, а также вносят плату за коммунальные услуги в соответствии с договорами, заключенными с лицами, осуществляющими соответствующие виды деятельности.

Собственники помещений в многоквартирном доме оплачивают услуги и работы по содержанию и ремонту этих помещений в соответствии с договорами, заключенными с лицами, осуществляющими соответствующие виды деятельности.

Вышеприведенные нормы жилищного законодательства указывают на то, что собственники жилых помещений обязаны производить оплату коммунальных услуг:

жилищному кооперативу или товариществу собственников жилья, членами которого они являются, либо если они не являются их членами, но в доме созданы такой кооператив или товарищество;

управляющей компании, если в доме не создан ни кооператив, ни товарищество собственников жилья и управление домом осуществляется управляющей компанией;

лицам, осуществляющим соответствующие виды деятельности (организациям, оказывающим коммунальные услуги), собственникам жилых помещений в многоквартирном доме в соответствии с заключенными договорами.

Первоуральское муниципальное предприятие "Единый расчетный центр" не является ни жилищным, ни иным специализированным потребительским кооперативом, не является оно и управляющей компанией. Доказательств того, что ПМУП "Единый расчетный центр" оказывает ответчикам какие-либо коммунальные услуги, в материалах дела не имеется. Согласно уставу ПМУП "Единый расчетный центр" оказание жильцам многоквартирных домов каких-либо коммунальных услуг либо услуг по содержанию и техническому обслуживанию жилого помещения к целям, предметам и видам деятельности этого предприятия не относится. К видам деятельности указанного предприятия относятся предоставление услуг по ведению первичной бухгалтерской отчетности, сбору средств за жилищно-коммунальные услуги, организация расчетов между поставщиками и потребителями коммунальных услуг. Данные услуги оказываются не потребителям жилищно-коммунальных услуг, а поставщикам таких услуг на основании договоров возмездного оказания услуг, что подтверждается имеющимися в материалах дела договорами между истцом и ППМУП "Водоканал", ЗАО "ГАЗЭКС", ПМУП "Завод по переработке твердых бытовых отходов", МУП "ПервоуральскРемСервис", ЗАО "Свердловские коммунальные системы".

Представитель истца в судебном заседании 24.11.2006 пояснила, что ПМУП "Единый расчетный центр" осуществляет деятельность только по ведению первичного бухгалтерского учета и не выполняет работ по обслуживанию жилого фонда.

Судебная коллегия, отменяя решение суда, приняла по данному делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований. Отказывая в удовлетворении иска, судебная коллегия исходит из нижеследующих обстоятельств. Ответчики не имеют перед истцом договорных обязательств. Истец, как лицо, не предоставлявшее ответчикам жилищно-коммунальных услуг и не состоящее с ними в договорных отношениях, не имеет права требовать в свою пользу оплаты предоставленных ответчикам другими лицами жилищно-коммунальных услуг. По требованиям о взыскании задолженности по оплате жилищно-коммунальных услуг ПМУП "Единый расчетный центр" не является надлежащим истцом.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 24.04.2007, дело N 33-3038/2007

 

Суд незаконно снял с жилого помещения статус служебного, поскольку исключение жилого помещения из специализированного жилищного фонда может осуществляться только на основании решения органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом.

 

(извлечение)

 

Ж. обратилась в суд с иском к Администрации г. Екатеринбурга о снятии с жилого помещения статуса служебного.

В обоснование иска указала, что 15.08.1996 ей в связи с работой с 15.02.1991 дворником в ЕМУП "Орджоникидзевский РЭМП" (ранее — МУП "Градмаш", УЖКХ) было предоставлено служебное жилое помещение — комната площадью 18,8 кв. м в жилом доме коридорной системы, на право занятия которой выдан ордер от 15.08.1996. Ее стаж работы в системе ЖКХ составляет 16 лет, по настоящее время она работает в ЕМУП "Орджоникидзевский РЭМП" и желает приватизировать жилое помещение. Неоднократно обращалась в ЕМУП "Орджоникидзевский РЭМП" и Администрацию Орджоникидзевского района г. Екатеринбурга с просьбой снять статус служебного жилого помещения, но везде получала отказ. В судебном заседании пояснила, что статус жилого помещения необходимо изменить с целью последующей приватизации жилого помещения.

Представитель ответчика с иском не согласился.

Решением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга исковые требования Ж. к Администрации г. Екатеринбурга об исключении жилого помещения из числа служебных удовлетворены.

В кассационной жалобе Администрация г. Екатеринбурга просила решение суда отменить в связи с неправильным применением судом норм материального права и неполным выяснением обстоятельств, имеющих значение для дела.

Судебная коллегия отменила решение суда по следующим основаниям.

Свои требования истец основывала на том, что она не подлежит выселению из занимаемого служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения в силу ст. 13 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" от 29.12.2004 N 189-ФЗ. Кроме того, Ж. намерена приватизировать комнату, и именно в целях реализации права на приватизацию жилья ею предъявлен настоящий иск, так как согласно ч. 1 ст. 4 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" от 04.07.1991 (в последующих редакциях) служебные жилые помещения не подлежат приватизации.

В соответствии со ст. 13 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" от 29.12.2004 N 189-ФЗ граждане, которые проживают в служебных жилых помещениях и жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, состоят в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, или имеют право состоять на данном учете, не могут быть выселены из указанных жилых помещений без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации.

При установлении обстоятельств, указанных в ст. 13 Федерального закона от 29.12.2004 N 189-ФЗ, суд имеет основания признать, что спорное жилое помещение фактически утратило статус служебного и потому в соответствии со ст. 2 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" подлежит передаче в собственность граждан в порядке приватизации.

Однако в данном деле истец не заявляла требования о признании права на приватизацию жилого помещения, об устранении препятствий в приватизации жилого помещения. Единственным требованием Ж. являлось требование снять с комнаты статус служебного жилого помещения. Согласно ст. 101 действовавшего Жилищного кодекса РСФСР жилое помещение включалось в число служебных решением рай(гор)исполкома (впоследствии местной администрации). Из положений ч. 2 ст. 92 Жилищного кодекса Российской Федерации, действовавшего на момент предъявления иска и рассмотрения дела, следует, что исключение жилого помещения из специализированного жилищного фонда осуществляется на основании решений органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом. Своим решением суд не может снять с жилого помещения статус служебного.

В данном случае вопрос о фактическом изменении статуса служебного жилого помещения применительно к обстоятельствам, указанным в ст. 13 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации", мог обсуждаться судом в рамках гражданского дела по заявлению Ж. об оспаривании решений, действий (бездействия) органов местного самоуправления и должностных лиц, поданному в порядке гл. 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В случае спора истец, считая свое право на приватизацию жилого помещения нарушенным в связи со служебным статусом данного помещения, из которого он не может быть выселен без предоставления другого жилого помещения, вправе обратиться с иском о признании за ним такого права в судебном порядке, а при наличии препятствий в виде бездействия лиц, на которых законом возложена обязанность оформления документов для приватизации, — с требованием о возложении соответствующей обязанности.

Вывод суда о том, что Ж. не подлежит выселению из служебного жилья без предоставления другого жилого помещения, сделан судом без выяснения всех обстоятельств по делу, в частности того, состоит ли она на учете в качестве нуждающейся в жилом помещении в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации или имеет ли право состоять на таком учете. Данные о том, что служебная комната является единственным жилым помещением для истца и истец не является членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, собственником жилых помещений либо членом семьи собственника жилого помещения, в суд первой инстанции не были представлены.

Судебная коллегия направила дело на новое рассмотрение в тот же суд. Суду необходимо, исходя из предъявляемых истцом требований, выяснить юридически значимые по делу обстоятельства, а при наличии спора о праве гражданина на приватизацию рассмотреть его с правильным применением норм материального и процессуального права.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 17.05.2007, дело N 33-3456/2007

 

Вопросы применения законодательства

о защите прав потребителей

 

Суд правильно полагал, что изменение и расторжение договора возможно было только по соглашению сторон, поскольку ни законом, ни договором на предоставление услуг сотовой связи не предусмотрено право оператора в одностороннем порядке изменять стоимость услуг, а также порядок ее расчета.

 

Б. обратился в суд с иском к ОАО "Мобильные ТелеСистемы" о защите прав потребителей. В обоснование исковых требований указал, что 16.05.2002 между ним и ЗАО "Уралтел", ныне реорганизованным путем присоединения к филиалу ОАО "Мобильные ТелеСистемы", заключен договор на предоставление услуг сотовой радиотелефонной связи. 07.03.2006 им был изменен прежний тарифный план ("Бизнес 250") на тарифный план "Безлимитный". Условия данного тарифного плана предусматривали неограниченное число входящих и исходящих вызовов при условии внесения ежемесячной абонентской платы в размере 998 руб. Из информационных сообщений, размещенных на Интернет-сайте ОАО "МТС", стало известно, что условия использования тарифного плана "Безлимитный" неоднократно в одностороннем порядке были изменены ОАО "МТС". В частности, оператором связи последовательно была изменена стоимость тарифного плана с 12.07.2006 до 1000 руб., а с 09.10.2006 до 1300 руб. Из этого же информационного источника ему стало известно, что с 09.10.2006 ОАО "МТС" в отношении указанного тарифного плана были введены ограничения по объему предоставляемых услуг в виде фиксированного числа исходящих вызовов в количестве 2000 минут в месяц, включая вызовы при передаче данных на номер 0885, переадресованные вызовы. Кроме того, в число указанных 2000 минут не входят исходящие вызовы на телефоны абонентов МТС — Россия, находящихся за пределами территории Свердловской области, платить за которые теперь необходимо отдельно. В настоящее время оператор связи обязан создавать систему информационно-справочного обслуживания в целях предоставления абонентам информации, связанной с оказанием услуг. Оператор связи оказывает бесплатно и круглосуточно определенные информационно-справочные услуги, в том числе выдает информацию абоненту о состоянии его лицевого счета и о задолженности по оплате услуг подвижной связи. Ответчик при оказании услуги связи предоставляет истцу возможность проверки суммы денежных средств, имеющихся на лицевом счете. Данная информация предоставляется при наборе на телефоне *100#. При этом сумма денежных средств указывается оператором связи в условных единицах ($). Б. полагал, что действиями ответчика нарушаются его права и просил восстановить положение, существовавшее до нарушения его прав, обязав ОАО "МТС" отменить изменение услуг связи по тарифному плану "Безлимитный", восстановив первоначальный размер стоимости оказания услуг в сумме 998 руб.; обязать ОАО "МТС" отменить ограничение объема услуг, предоставляемых по тарифному плану "Безлимитный", в виде фиксированного числа исходящих вызовов в количестве 2000 минут в месяц, включая вызовы при передаче данных на номер 0885, переадресованные вызовы, восстановив неограниченное число исходящих вызовов на стационарные телефоны Свердловской области, на телефоны абонентов прочих операторов фиксированной сотовой связи Свердловской области, на телефоны ГТС г. Екатеринбурга, на мобильные телефоны всех абонентов МТС; взыскать излишне уплаченную сумму в связи с незаконным изменением стоимости услуг по тарифному плану "Безлимитный" за период с 13.07.2006 в размере 738 руб. 40 коп.; обязать ОАО "Мобильные ТелеСистемы" отменить использование условной единицы ($) в качестве единицы исчисления при предоставлении информации об оказываемых услугах связи.

В судебном заседании истец уточнил исковые требования и указал, что на день вынесения решения сумма имущественных требований к ОАО "МТС" составила 1014 руб. 08 коп.

Представители ОАО "Мобильные ТелеСистемы" — Шугар А.В., Мичкова Е.В. исковые требования не признали, пояснили, что применительно к договорным обязательствам в ст. 310, п. 3 ст. 450 Гражданского кодекса Российской Федерации не содержится ограничений: закон допускает включение условия об одностороннем изменении договора. Возможность установления оператором тарифов на услуги связи в одностороннем порядке полностью согласуется с п. 25, 32 "Правил оказания услуг телефонной связи", утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.05.2005 N 328. Изменение размера абонентской платы было вызвано новыми экономическими условиями, возникшими вследствие изменения действующего законодательства. С 01.07.2006 вступил в силу Федеральный закон N 32-ФЗ "О внесении изменений в ст. 54 Федерального закона "О связи", в соответствии с которым была отменена плата за входящие звонки. Увеличение абонентской платы было вынужденной мерой со стороны оператора, даже после ее увеличения возможны ситуации, когда расходы оператора будут значительно выше размера абонентской платы. Оператор ведет статистику по всем абонентам, подключенным к тарифу "Безлимитный", из этой статистики следует, что абонент тратит 544,9 минуты в месяц на те направления, которые включены в абонентскую плату. Следовательно, 2000 минут среднестатистическому абоненту достаточно. На территории Свердловской области услуги подвижной связи предоставляются шестью операторами, то есть у истца имеется возможность выбора как оператора связи, так и условий конкретного тарифного плана. Основываясь на п. 2 Правил, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.05.2005 N 328, совокупностью ценовых условий, на которых оператор связи предлагает пользоваться одной или несколькими услугами подвижной связи, является тарифный план. Во исполнение законных требований в офисах продаж ОАО "МТС" все ценники на товары и тарифные планы на услуги связи содержат стоимостные характеристики, выраженные в рублях. В течение 2006 года курс условной единицы был изменен только один раз, что само по себе говорит о его стабильности. Информация об изменении с 15.07.2006 курса у.е. была опубликована на интернет-сайте ОАО "МТС" 05.07.2006. Информация об остатке средств на лицевом счете абонента, размер которых определен в у.е., не является ценой услуг связи, а представляет собой обобщенную информацию об объеме услуг и может быть доведена до сведения абонента в любом не запрещенном законом виде, в том числе и в условных единицах.

Решением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга исковые требования Б. удовлетворены в полном объеме.

В кассационной жалобе ОАО "Мобильные ТелеСистемы" просило отменить решение суда.

Судебная коллегия оставила кассационную жалобу без удовлетворения, решение суда — без изменения, поскольку судом правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела; выводы, изложенные в решении суда, соответствуют установленным обстоятельствам; нарушений норм материального и процессуального права судом не допущено.

Удовлетворяя исковые требования о признании незаконными действий ответчика по изменению в одностороннем порядке условий договора, суд указал, что в соответствии со ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

На основании п. 1 ст. 428 Кодекса договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора (п. 2 ст. 428 Кодекса).

Суд установил, что между сторонами заключен договор на предоставление услуг сотовой радиотелефонной связи.

07.03.2006 истец изменил тарифный план "Бизнес 250" на тариф "Безлимитный", предусматривающий неограниченное число входящих и исходящих вызовов при условии оплаты ежемесячной абонентской платы в размере 998 руб.

Из лицевых счетов абонента усматривается, что ответчик неоднократно в одностороннем порядке изменял стоимость тарифного плана, ввел ограничения объема предоставляемых услуг в виде фиксированного количества исходящих вызовов в размере 2000 минут в месяц, не уведомив об этом истца.

В соответствии со ст. 62 Федерального закона "О связи" от 07.07.2003 защита прав пользователей услугами связи при оказании услуг электросвязи и почтовой связи, гарантии получения этих услуг связи надлежащего качества, право на получение необходимой информации об услугах связи и об операторах связи, основания, размер и порядок возмещения ущерба в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств, возникающих из договора об оказании услуг связи, определяются данным Законом и законодательством Российской Федерации о защите прав потребителей.

Изменение и расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено Гражданским кодексом Российской Федерации, другими законами или договором (ст. 450 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Ни законом, ни договором на предоставление услуг сотовой связи от 16.05.2002 не предусмотрено право оператора в одностороннем порядке изменять стоимость услуг, а также порядок расчета стоимости услуг. Подписи истца в договоре о том, что он ознакомлен с Правилами предоставления услуг и согласен с условиями, не имеется. Поэтому не могут быть приняты во внимание доводы представителя ответчика о том, что поскольку Правила предусматривают возможность изменения тарифного плана, то его действия являются обоснованными.

Ссылку ответчика на вынужденность действий по изменению тарифа и условий предоставления услуг в связи с принятием с 01.07.2006 Федерального закона N 32-ФЗ "О внесении изменений в ст. 54 Федерального закона "О связи" суд посчитал необоснованной. Федеральный закон от 03.03.2006 N 32-ФЗ и Федеральный закон "О связи" от 07.07.2003 не дают ответчику права в одностороннем порядке изменять условия заключенного договора. Изменение экономических условий может быть причиной для изменения или расторжения договора, но с соблюдением предусмотренного ст. 452 Гражданского кодекса Российской Федерации порядка, однако не является основанием для одностороннего изменения условий договора.

Исходя из этого, суд удовлетворил требование Б. и восстановил положение, существовавшее до нарушения права.

Признал суд несостоятельными и доводы ответчика — ОАО "МТС" о том, что предоставление абонентам информации о состоянии лицевого счета в условных единицах не противоречит нормам действующего законодательства.

Подпункт "б" п. 25, подп. "а" п. 27 Правил оказания услуг подвижной связи, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.05.2005 N 328, в системном единстве с п. 2 ст. 8, ст. 10 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" обязывают оператора предоставлять необходимую для заключения и исполнения договора информацию. Указанная информация на русском языке в наглядной и доступной форме бесплатно доводится до сведения потребителей (абонентов).

Информация о состоянии лицевого счета в условных единицах не позволяет истцу своевременно и в доступной форме получить сведения об объеме денежных средств на лицевом счете, что влечет нарушение его прав.

При вынесении решения судом дана надлежащая правовая оценка всем представленным доказательствам по правилам, предусмотренным ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Решение суда является законным и обоснованным. Оснований для переоценки доказательств и отмены решения суда по доводам, изложенным в кассационной жалобе, судебная коллегия не нашла.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 05.04.2007, дело N 33-2139/2007

 

Вопросы применения социального законодательства

 

Заявление о назначении ежемесячного пособия на ребенка подается в территориальный исполнительный орган государственной власти в сфере социальной защиты населения по месту жительства лица, обратившегося за назначением пособия, а не по месту его регистрации.

 

Ц. обратилась в суд с иском к Территориальному отраслевому исполнительному органу государственной власти — Управлению социальной защиты населения Ленинского района г. Екатеринбурга о признании противоречащим закону и необоснованным отказа в назначении пособия на ребенка, о возложении на ответчика обязанности по назначению пособия на ребенка.

В обоснование иска указала, что она обратилась в Управление с заявлением о назначении пособия на несовершеннолетнего ребенка, однако в этом ей было отказано письмом от 14.07.2006 N 883 со ссылкой на отсутствие постоянной регистрации (прописки) в г. Екатеринбурге.

Истец полагает, что отказ был необоснованным, нарушающим ее конституционное право на получение государственного пособия, которое должно выплачиваться по месту жительства, а она проживает в г. Екатеринбурге с 2004 года. Данный факт подтверждается свидетельством о регистрации по месту пребывания, медицинскими документами, копией трудовой книжки и пр. Просила обязать ответчика произвести начисление и выплату пособия с момента обращения, то есть с 14.07.2006.

Представитель ответчика иск не признал, пояснив, что временное пребывание на территории Свердловской области не порождает у ответчика обязанности по выплате ей пособия. Истец с целью закрепления права на жилую площадь сохраняет регистрацию по месту постоянного проживания в Республике Марий Эл, где ранее и получала пособие. Конституционное право на получение истцом пособия не нарушено, поскольку это право может быть реализовано в любое время при обращении в органы соцзащиты по месту постоянного проживания.

Решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга в удовлетворении исковых требований Ц. отказано.

В кассационной жалобе Ц. просила решение суда отменить как незаконное.

Судебная коллегия отменила решение суда по следующим основаниям.

Федеральным законом от 19.05.1995 N 81-ФЗ (в редакции Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ) "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей" предусмотрено, что с 01.01.2005 размер, порядок назначения и выплаты ежемесячного пособия на ребенка устанавливаются законами и иными нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации с финансированием за счет средств субъекта Российской Федерации. Ранее, до 01.01.2005, выплата ежемесячного пособия на ребенка осуществлялась за счет средств федерального бюджета.

14.12.2004 принят Областной закон N 204-ОЗ "О ежемесячном пособии на ребенка", вступивший в силу с 01.01.2005, в соответствии с которым заявление о назначении ежемесячного пособия на ребенка подается в территориальный исполнительный орган государственной власти Свердловской области в сфере социальной защиты населения по месту жительства лица, обратившегося за назначением пособия.

Постановлением Правительства Свердловской области от 01.02.2005 N 70-ПП утвержден Перечень документов, подтверждающих соблюдение условий осуществления выплаты ежемесячного пособия на ребенка, которым предусматривается, что к заявлению о назначении ежемесячного пособия на ребенка прилагается справка с места жительства лица, обратившегося за назначением ежемесячного пособия на ребенка, о составе его семьи.

Отказывая в удовлетворении иска Ц., суд первой инстанции указал, что отказ Управления социальной защиты населения Ленинского района г. Екатеринбурга в выплате пособия по месту временного проживания не нарушает права истца на получение пособия на ребенка, поскольку оно может быть реализовано по месту постоянного проживания, а постоянным местом жительства Ц. является г. Йошкар-Ола. При этом суд исходил из того, что Ц. зарегистрирована по месту пребывания в г. Екатеринбурге временно (с 23.06.2004 по 23.06.2007) в квартире, занимаемой ее отцом по договору социального найма, а постоянного места жительства в г. Екатеринбурге не имеет.

Судебная коллегия не согласилась с таким выводом суда, поскольку он сделан в результате ошибочного толкования закона.

Место жительства — это коллизионная привязка, используемая в международном частном праве России, и оно должно определяться согласно Российскому же праву.

В соответствии со ст. 20 Гражданского кодекса Российской Федерации местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. При этом речь идет о фактическом проживании, которое не обязательно совпадает с местом регистрации по месту жительства. Для вывода о фактическом проживании по определенному месту могут приниматься во внимание длительность проживания, наличие связей с социальным окружением (работа, обучение детей в школе, супруг и другое), намерения лица (желание остаться навсегда и другое) и его правовое положение.

Закон Российской Федерации от 25 июня 1993 года N 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" устанавливает, что место жительства — это жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и другие), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Согласно ст. 3 Закона Российской Федерации "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" регистрация или ее отсутствие не могут служить основанием для ограничения или условием реализации прав и свобод граждан.

По смыслу указанных норм права регистрация не входит в понятие "место жительства" и является лишь одним из обстоятельств, отражающих факт нахождения гражданина по месту жительства или пребывания. Отсутствие регистрации не исключает возможности установления места жительства гражданина на основе других данных, не обязательно исходящих от органов регистрационного учета.

Между тем из содержания решения суда следует, что суд согласился с суждением ответчика и постановил свое решение только на одном факторе — наличии у истца временной регистрации, не принимая во внимание доводы Ц., подтверждающие факт ее постоянного проживания по месту регистрации.

Судебная коллегия не согласилась с суждением суда о том, что в данном деле предметом спора является лишь разрешение вопроса о законности или незаконности действий Управления социальной защиты Ленинского района, а установление в судебном порядке места жительства имеет иной субъектный состав и предмет спора.

Даже если следовать логике суда, то говорить о законности действий органов социальной защиты нет оснований, поскольку из содержания ответа от 14.07.2006 следует, что отказ в назначении пособия основан только на одном факторе — отсутствии постоянной регистрации в г. Екатеринбурге, что противоречит Областному закону N 204-ОЗ "О ежемесячном пособии на ребенка", в соответствии с которым заявление о назначении ежемесячного пособия на ребенка подается по месту жительства лица, обратившегося за назначением пособия, а не по месту его регистрации (временной либо постоянной). Свое место жительства истец в заявлении указала.

При таких обстоятельствах, проверяя законность действий органов социальной защиты, суд обязан был дать оценку доводам истца о наличии у нее постоянного или преимущественного места жительства в г. Екатеринбурге. Установление же в ином судебном порядке места жительства не требуется, поскольку проверка доводов истца в отношении ее места жительства именно в г. Екатеринбурге является одним из средств доказывания.

Из материалов дела следует, что Ц. представила суду достаточно доказательств, подтверждающих факт ее проживания в г. Екатеринбурге с 2004 года (справки о регистрации, медицинские документы, документы о посещении ребенком образовательного учреждения). Кроме того, в судебном заседании в качестве свидетеля был допрошен отец Ц. — С., подтвердивший, что истец постоянно с 2004 года проживает вместе с ним по указанному ею адресу. Утверждение свидетеля о том, что он не намерен зарегистрировать истца с дочерью на постоянной основе в связи небольшой жилплощадью, правового значения при решении вопроса о месте жительства истца по правилам ст. 20 Гражданского кодекса Российской Федерации не имеет.

Ссылка представителя ответчика на Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 06.02.2003 N 105-О и от 05.10.2000 N 199-О, которыми при рассмотрении вопросов, касающихся отказа органов службы занятости в регистрации в качестве безработного и, соответственно, отказа в назначении и выплате пособия гражданину, не имеющему регистрации по постоянному месту жительства, установлено, что законодатель вправе предусматривать в законе определенные организационно-учетные правила, в частности, в целях исключения злоупотребления правом, в данном случае неуместна, поскольку предметом рассмотрения Конституционного Суда являлись вопросы, связанные с регистрацией по месту жительства. Законодатель в Областном законе N 204-ОЗ "О ежемесячном пособии на ребенка" никаких ограничений, касающихся регистрации лица, обратившегося за назначением пособия, не предусмотрел, указав, что заявление о назначении ежемесячного пособия на ребенка подается в территориальный исполнительный орган государственной власти Свердловской области в сфере социальной защиты населения по месту жительства лица, обратившегося за назначением пособия, а не по месту его регистрации.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании документов, имеющихся в материалах дела, истец представила суду достаточно доказательств, подтверждающих ее место жительства именно в г. Екатеринбурге, а ответчик каких-либо возражений относительно приведенных доводов не представил, судебная коллегия вынесла по делу новое решение об удовлетворении исковых требований Ц. к Территориальному отраслевому исполнительному органу государственной власти — Управлению социальной защиты населения Ленинского района г. Екатеринбурга о признании противоречащим закону и необоснованным отказа в назначении пособия на ребенка и о возложении на ответчика обязанности назначить пособие с момента обращения за таковым.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 08.05.2007, дело N 33-3055/2007

 

Суду следовало установить занятость лица на работах с осужденными, поскольку право на пенсию в связи с особыми условиями труда имеют работники, постоянно занятые выполнением работ, предусмотренных Списками, не менее 80% рабочего времени.

 

К. обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации по Ленинскому району г. Екатеринбурга о включении периодов осуществления деятельности в специальный стаж.

В обоснование исковых требований истец указала, что 16.08.2006 обратилась в Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Ленинскому району г. Екатеринбурга за досрочным назначением трудовой пенсии. В назначении пенсии ей было отказано в связи с тем, что в требуемый стаж не был включен период работы с 07.08.1996 по 16.08.2006 в должности начальника учебно-производственных мастерских ФГУП "Следственный изолятор N 5", так как он не был подтвержден документами.

Истец считает, что указанный период не включен в стаж, необходимый для досрочного назначения пенсии, незаконно, по следующим основаниям.

В соответствии с п. 5 Разъяснения Министерства труда Российской Федерации от 22.05.1996 N 5 под полным рабочим днем понимается выполнение работы в условиях труда, предусмотренных Списками, не менее 80% рабочего времени. В указанное время может включаться время выполнения работ, производимых вне рабочего времени с целью обеспечения основных трудовых функций.

Истец поясняет, что в спорный период в течение полного рабочего дня выполняла должностные обязанности начальника учебно-производственной мастерской, в том числе занималась вопросами сбыта и снабжения, решение которых необходимо для обеспечения бесперебойной и эффективной деятельности УПМ.

Она просила признать за ней право на досрочную пенсию в связи с занятостью на работах с осужденными в учреждении, исполняющем уголовные наказания в виде лишения свободы; обязать ответчика включить период с 07.08.1996 по 16.08.2006 в стаж, необходимый для досрочного назначения пенсии, в связи с занятостью на работах с осужденными в вышеуказанном учреждении; обязать ответчика назначить и выплачивать пенсию с момента обращения — с 16.08.2006.

Ответчик с иском не согласился. В представленном суду письменном отзыве указал, что 16.08.2006 в Управление были представлены документы К. для назначения досрочной трудовой пенсии по подп. 8 п. 1 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". Комиссией Управления по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан было отказано истцу в назначении пенсии в связи с отсутствием стажа, дающего право на досрочное назначение пенсии по старости, о чем был составлен протокол от 23.11.2006 N 843. В соответствии с указанным протоколом в специальный трудовой стаж К. не подлежит зачету период работы с 07.08.1996 по 16.08.2006 в должности начальника учебно-производственных мастерских ФГУП "Следственный изолятор N 5". Основанием для отказа в зачете указанного периода работы К. послужили следующие обстоятельства. К заявлению о назначении пенсии истец приобщила справку о работе N 37, выданную ФГУ ИЗ-66/5 ГУФСИН России. После направления ответчиком запроса о корректировке стажа истца ФГУ ИЗ-66/5 ГУФСИН России отозвало вышеуказанную справку как необоснованно выданную в связи с занятостью на работах с осужденными на условиях неполного рабочего дня. Занятость К. на работах с осужденными на условиях неполного рабочего дня подтверждается письмом от 19.02.2007 ФГУ ИЗ-66/5 ГУФСИН России, указывающим, что непосредственная работа начальника УПМ на работах с осужденными составляет менее 80% рабочего времени. Кроме того, учебно-производственные мастерские в учреждении ИЗ-63/5 были созданы 21.10.1996 приказом начальника учреждения ИЗ-63/5 N 846. Учитывая изложенное, Управление ПФР в Ленинском районе г. Екатеринбурга просило в удовлетворении заявленных требований отказать.

Третье лицо — ФГУ ИЗ-66/5 ГУФСИН России по Свердловской области — с исковыми требованиями не согласилось в полном объеме; в отзыве на исковое заявление указало следующее: согласно приказу от 07.08.1996 N 41 истец была назначена для дальнейшей работы в ФГУ ИЗ-66/5 ГУФСИН России по Свердловской области на должность начальника учебно-производственной мастерской с 07.08.1996 с оплатой по 9 разряду. Согласно должностным инструкциям начальник УПМ осуществляет руководство производственно-хозяйственной деятельностью, координирует работу осужденных в цехе, организует текущее производственное планирование, учет, составление и своевременное предоставление отчетности о производственной деятельности цеха. Согласно письму от 17.11.2006 N 4958 материалы ФГУ ИЗ-66/5 ГУФСИН России по Свердловской области по вопросу оформления пенсии в связи с особыми условиями труда были отозваны последним как необоснованно выданные в связи с занятостью сотрудника на работах с осужденными не на условиях полного рабочего времени. Помимо должностных обязанностей, указанных в должностной инструкции, истец фактически занимается непосредственной работой с заказчиками, поиском наиболее выгодных заказов, приобретением материалов и фурнитуры для пошива заказов, сбытом готовой продукции. В период отсутствия К. руководство УПМ осуществляет ее непосредственный руководитель — заместитель начальника учреждения по тылу либо старший инспектор отдела интендантского и хозяйственного обеспечения. В связи с тем, что истец не занята на работах с осужденными постоянно, ФГУ ИЗ-66/5 ГУФСИН России по Свердловской области просило в удовлетворении исковых требований отказать.

Решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга исковые требования К. удовлетворены в полном объеме.

В кассационной жалобе ответчик просил решение отменить как незаконное.

Судебная коллегия отменила решение суда в связи с неправильным установлением обстоятельств, имеющих значение для дела.

Удовлетворяя исковые требования К., суд, правильно руководствуясь п. 3 ст. 1, п. 3 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", Списком работ, профессий и должностей работников учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, занятых на работах с осужденными, пользующихся правом на пенсию в связи с особыми условиями труда, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 03.02.1994 N 85, посчитал доказанным то обстоятельство, что К., начальник учебно-производственных мастерских ФГУП "Следственный изолятор N 5", в период с 07.08.1996 по 16.08.2006 полный рабочий день была занята на работах с осужденными. Указанное обстоятельство является юридически значимым по данному делу.

Что касается п. 2 ст. 13 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", в соответствии с которым при подсчете страхового стажа периоды работы и (или) иной деятельности, которые предусмотрены ст. 10 и 11 настоящего Федерального закона, после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" подтверждаются на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета, то суд сделал вывод о том, что сведения персонифицированного учета, подлежащие предоставлению работодателем в органы Пенсионного фонда Российской Федерации, не являются самостоятельным основанием для наступления права работника на получение трудовой пенсии, а используются для целей ее надлежащего исчисления при наступлении законного основания к ее получению.

Суд указал, что довод ответчика о неполной занятости истца на работах с осужденными в размерах, принимающих значение меньше 80%, обусловленный позицией третьего лица, документально не подтвержден и противоречит сведениям, первоначально представленным в Государственное учреждение — Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Ленинскому району г. Екатеринбурга третьим лицом.

С таким решением не согласилась кассационная инстанция.

На основании ст. 13 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", ст. 11 Федерального закона "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе государственного пенсионного страхования", учитывая досрочное назначение пенсии в связи с особым характером работы, сведения о работе необходимо подтверждать представленными работодателем сведениями индивидуального (персонифицированного) учета.

В ответ на запрос Управления Пенсионного фонда от 08.11.2006 N 04-7858 о корректировке стажа К., сделанный в связи с выданной справкой N 37, ФГУ ИЗ-66/5 ГУФСИН России по Свердловской области письмом от 17.11.2006 N 68/И5-4958 отозвало уточняющую справку N 37 как необоснованно выданную.

Занятость К. на работах с осужденными на условиях неполного рабочего дня подтверждается письмом от 19.02.2007 N 68/И5-454 ФГУ ИЗ-66/5 ГУФСИН России, указывающим, что непосредственная работа начальника учебно-производственных мастерских с осужденными составляет менее 80% рабочего времени.

Согласно Разъяснению Минтруда Российской Федерации от 22.05.1996 N 5, утвержденному Постановлением Минтруда Российской Федерации от 22.05.1996 N 29, право на пенсию в связи с особыми условиями труда имеют работники, постоянно занятые выполнением работ, предусмотренных Списками, в течение полного рабочего дня (п. 5). Под полным рабочим днем понимается выполнение работы в условиях труда, предусмотренных Списками, не менее 80% рабочего времени (п. 5).

Суд перечисленным доказательствам оценки в решении не дал и сослался лишь на те письменные доказательства, которые фактически отвергнуты работодателем К., участвующим в деле в качестве третьего лица на стороне ответчика. При этом каких-либо требований к работодателю истец не заявляла, однако она не согласна с позицией третьего лица, с тем, что ее работа с осужденными составляла менее 80% рабочего времени. Суд не разъяснил ей право и обязанность представить доказательства по данному факту.

Таким образом, суд не установил обстоятельство занятости истца на работе с осужденными не менее 80% рабочего дня, хотя оно имеет значение для дела.

Фактически суд признал право истца на досрочную пенсию, тогда как работодатель в категоричной форме оспаривает такое право истца.

Поскольку судебная коллегия не имела возможности устранить указанный недостаток, то, полагая, что истец не исчерпала все средства доказывания, направила дело на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 08.05.2007, дело N 33-3136/2007

 

Лица, получавшие пенсии в соответствии с законодательством СССР, кроме пенсий по инвалидности вследствие трудового увечья, профессионального заболевания и по случаю потери кормильца, и выехавшие на постоянное место жительства за пределы Российской Федерации, не имеют права на сохранение и получение ранее назначенной им пенсии.

 

Г. обратилась в суд с иском к ГУ — Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Кировском районе г. Екатеринбурга о восстановлении выплаты пенсии по старости. В обоснование иска указала, что с октября 1985 года стала получать пенсию по старости. 16.10.1991 выехала на постоянное жительство в Израиль, в настоящее время является гражданкой Израиля; российского гражданства, а также двойного гражданства не имеет, временного разрешения на проживание, вида на жительство, регистрации на территории Российской Федерации не имеет. В связи с выездом в Израиль на основании ст. 180 Положения о порядке назначения и выплаты государственных пенсий, утвержденного Постановлением Совмина СССР от 03.08.1972, выплата пенсии была приостановлена. Указывает, что практика Европейского Суда по правам человека признала незаконным приостановление либо прекращение выплаты гражданину государственной пенсии. Считая свои права на пенсионное обеспечение нарушенными, ссылается на Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15.06.1998 N 18-П, которым признано незаконным лишение пенсионеров права на получение назначенных им трудовых пенсий, если они выехали на постоянное место жительство за границу до 01.07.1993 либо после этой даты, но непосредственно перед выездом не проживали на территории Российской Федерации. Просила суд обязать восстановить (возобновить) выплату ей пенсии с 15.06.1998 с произведением соответствующего перерасчета.

Ответчик иск не признал и просил в иске отказать.

Третье лицо — Пенсионный фонд Российской Федерации просило в иске отказать.

Кировским районным судом г. Екатеринбурга ГУ — Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Кировском районе г. Екатеринбурга обязано восстановить выплату Г. пенсии и произвести расчет пенсии с 01.11.2001 по день восстановления выплаты пенсии в соответствии с требованиями действующего законодательства с учетом установленной индексации пенсионных выплат.

В кассационной жалобе ГУ — Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Кировском районе г. Екатеринбурга просило решение суда отменить.

Судебная коллегия отменила решение суда по следующим основаниям.

Судом установлено, что 01.10.1985 истцу была назначена пенсия по старости в соответствии с Законом СССР от 14.07.1956 "О государственных пенсиях". В связи с выездом на постоянное место жительства в Израиль, где она проживает до настоящего времени, выплата пенсии истцу прекращена с 14.08.1991.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 15.06.1998 N 18-П по делу о проверке конституционности положений ст. 2, 5 и 6 Закона Российской Федерации от 02.07.1993 "О выплате пенсий гражданам, выезжающим на постоянное жительство за пределы Российской Федерации", ст. 2, 5 и 6 признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они допускают лишение пенсионеров права на получение назначенных им трудовых пенсий, если они выехали на постоянное жительство за границу до 01.07.1993 либо после этой даты, но не проживали непосредственно перед выездом на территории Российской Федерации.

Разрешая спор и принимая решение об удовлетворении иска, суд исходил из того, что истец, получавшая пенсию в соответствии с законодательством СССР и выехавшая на постоянное место жительства за границу, имеет право на сохранение и получение ранее назначенной пенсии.

Кроме того, как указывает суд в решении, в силу правовой природы пенсий, имеющих характер трудовых, право гражданина на получение полагающейся ему пенсии не может связываться с таким условием, как постоянное его проживание в Российской Федерации.

Вместе с тем в соответствии с Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 11.02.1993 N 4461-1, действующим до настоящего времени, Пенсионному фонду Российской Федерации разрешено осуществлять за счет средств фонда выплату пенсий, назначенных по нормам ранее действовавшего законодательства СССР, гражданам, получавшим пенсии на территории Российской Федерации и выехавшим на постоянное место жительства за границу.

Между тем такой вывод суда нельзя признать законным, поскольку он сделан без учета норм материального права, определяющих круг лиц, имеющих по российскому законодательству право на выплату пенсий, в том числе лиц, выехавших на постоянное место жительства за пределы Российской Федерации.

Выплата пенсий гражданам, которые выезжали из СССР на постоянное место жительства за границу, регулировалась Положением о порядке назначения и выплаты государственных пенсий, утвержденным Постановлением Совета Министров СССР от 03.08.1972 N 590.

Пунктом 180 указанного Положения предусматривалась выплата назначенных пенсий только тем гражданам, выехавшим на постоянное место жительства в капиталистические страны, которые являлись получателями пенсии по инвалидности вследствие трудового увечья или профессионального заболевания, а также по случаю потери кормильца.

Таким образом, граждане, выезжавшие на постоянное место жительства за пределы СССР и являвшиеся получателями иных пенсий (кроме пенсий по инвалидности вследствие трудового увечья, профессионального заболевания, по случаю потери кормильца), права на их получение в СССР не имели.

08.12.1991 главы союзных республик России, Белоруссии, Украины подписали Соглашение "О создании Содружества Независимых Государств (СНГ)", в котором было заявлено о прекращении существования СССР.

Пунктом 2 Постановления Верховного Совета РСФСР от 12.12.1991 "О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств" установлено, что на территории РСФСР до принятия соответствующих законодательных актов РСФСР применяются нормы бывшего Союза ССР.

В целях возобновления перевода пенсий за границу Верховный Совет Российской Федерации принял Постановление от 11.02.1993 "О выплате пенсий, назначенных по нормам ранее действовавшего законодательства СССР, гражданам, выехавшим на постоянное место жительства за границу", которым Российская Федерация приняла на себя обязательства СССР в сфере пенсионного обеспечения граждан, выехавших на постоянное место жительства за границу, в той части, в которой это было предусмотрено законодательством СССР.

С учетом изложенного лица, получавшие пенсии в соответствии с законодательством СССР (кроме пенсии по инвалидности вследствие трудового увечья, профессионального заболевания и по случаю потери кормильца) и выехавшие на постоянное место жительства за пределы Российской Федерации, не имеют права на сохранение и получение ранее назначенной им пенсии.

Согласно ст. 39 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом.

В силу ч. 3 ст. 3 действующего Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" право на трудовую пенсию наравне с гражданами Российской Федерации, за исключением случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации, имеют иностранные граждане и лица без гражданства, постоянно проживающие в Российской Федерации.

С учетом изложенного вывод суда о том, что истцу должна быть восстановлена выплата пенсии, не соответствует действующим нормам материального права, регулирующим пенсионное обеспечение лиц, выехавших на постоянное место жительства за пределы Российской Федерации.

Судебная коллегия, не передавая дело на новое рассмотрение, приняла новое решение об отказе в удовлетворении иска Г. к Государственному учреждению — Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Кировском районе г. Екатеринбурга о восстановлении выплаты пенсии по старости.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 10.04.2007, дело N 33-2041/2007

 

Суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что отказ в досрочном назначении трудовой пенсии по мотиву отсутствия должности старшей пионервожатой в действующем на 28.02.2006 Списке должностей, работа в которых подлежит зачету в специальный трудовой стаж, дающий право на получение досрочной трудовой пенсии, является необоснованным.

 

М. обратилась в суд с иском к ГУ — Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Лесном Свердловской области, заявив требования о признании права на получение с момента обращения досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности в государственных и муниципальных учреждениях для детей, об обязании УПФ Российской Федерации в г. Лесном Свердловской области назначить ей трудовую пенсию по старости досрочно с 28.02.2006, о взыскании с ответчика судебных расходов.

В обоснование иска пояснила, что решением комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан ГУ — Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Лесном Свердловской области (далее — Управление Пенсионного фонда и УПФ) от 28.04.2006 ей отказано в досрочном назначении трудовой пенсии по старости по заявлению от 28.02.2006 по причине отсутствия необходимого в силу подп. 10 п. 1 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" 25-летнего стажа работы в государственных и муниципальных учреждениях для детей. Указанным решением признан не подлежащим зачету в специальный стаж период работы в должности старшей пионервожатой в восьмилетней школе N 72 ГОРОНО г. Свердловска-45 продолжительностью пять лет с 01.09.1978 по 31.08.1983.

Представитель Управления Пенсионного фонда в суд не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие, в письменном отзыве иск не признал.

Решением городского суда г. Лесного за М. признано право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности; ГУ — УПФ Российской Федерации в г. Лесном Свердловской области обязано назначить М. трудовую пенсию по старости досрочно с 28.02.2006, включив в стаж для назначения пенсии следующий период ее работы: с 01.09.1978 по 31.08.1983 в школе N 72 ГОРОНО г. Свердловска-45 в должности старшей пионервожатой (стаж работы 5 лет); взыскать с УПФ в пользу М. 100 руб. в возмещение расходов по уплате госпошлины, 3500 руб. в возмещение расходов на оплату услуг представителя.

Определением судебной коллегии по гражданским делам решение городского суда г. Лесного отменено, вынесено новое решение об отказе М. в удовлетворении иска.

В надзорной жалобе истец просила отменить определение суда кассационной инстанции, оставить в силе решение суда первой инстанции.

Президиум отменил определение судебной коллегии по следующим основаниям.

Удовлетворяя требования о досрочном назначении пенсии с 28.02.2006 и включая в специальный стаж период работы в должности пионервожатой в течение 1978 — 1983 годов, суд первой инстанции указал, что в спорный период действовали утвержденные Постановлением Совета Министров СССР от 17.12.1959 N 1397 Положение о порядке исчисления стажа для назначения пенсий за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения и Перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет, в соответствии с которыми работа в училищах, школах, пионерских лагерях в качестве штатных пионервожатых засчитывалась в специальный стаж работы учителей и других работников просвещения.

Отменяя решение суда первой инстанции с вынесением нового решения, судебная коллегия сослалась на то, что на момент подачи заявления о досрочном назначении пенсии приведенные акты утратили силу (с 01.10.1993). Последующие Правила и Списки, утвержденные Постановлениями Правительства Российской Федерации от 06.09.1991 N 463, от 22.09.1999 N 1067, от 29.10.2002 N 781, должность пионервожатой не предусматривают. В соответствии с Разъяснениями Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 17.10.2003 N 4 прежний порядок подсчета трудового стажа может применяться лишь в том случае, когда на день отмены закона, предусматривающего включение спорных периодов в трудовой стаж, гражданин выработал необходимую продолжительность трудового стажа. В соответствии с Положением о порядке исчисления стажа для назначения пенсии за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения, утвержденным Постановлением Совета Министров СССР от 17.12.1959 N 1397, стаж работы пионервожатой мог быть засчитан в специальный стаж при условии, если не менее 2/3 стажа (16 лет 8 месяцев), требуемого для назначения пенсии в соответствии с этим Постановлением, приходится на работу в учреждениях, организациях, должностях, работа в которых дает право на эту пенсию. Поскольку на 01.10.1993 истец не имела требуемого стажа продолжительностью 16 лет 8 месяцев, по мнению коллегии, ее работа в качестве пионервожатой в спорный период не может быть включена в специальный стаж.

Приведенные суждения свидетельствуют о неправильном применении норм материального права судом кассационной инстанции.

С 01.01.2002 вопросы назначения пенсии регулируются Федеральным законом от 12.12.2001 "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

Поэтому истцу должна быть назначена досрочно трудовая пенсия в соответствии с законодательством, действующим на момент ее обращения за назначением пенсии (28.02.2006). Соответственно, именно на эту дату Управлением Пенсионного фонда (либо в случае спора — судом) определяется достаточность специального трудового стажа для назначения досрочной пенсии.

В силу подп. 10 п. 1 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного ст. 7 настоящего Федерального закона, лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, независимо от их возраста. При этом названный Федеральный закон не содержит перечня работ, подлежащих включению в стаж для назначения трудовых пенсий. Этот вопрос разрешается иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Судом первой инстанции установлено (и не установлено иного судебной коллегией), что М. обратилась в Управление Пенсионного фонда с необходимыми для назначения пенсии документами 28.02.2006, то есть в период действия Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". При условии зачета периода работы в должности пионервожатой в общеобразовательной школе с 01.09.1978 по 31.08.1983 продолжительностью пять лет в специальный стаж в дополнение к включенным в этот стаж периодам общей продолжительностью 22 года 5 месяцев 27 дней, на день обращения истец имела необходимый стаж для назначения досрочной трудовой пенсии в связи с педагогической деятельностью, из которого на работу пионервожатой приходилось менее 1/5 стажа.

Спорные правоотношения носят длящийся характер. В период работы истца в должности старшей пионервожатой в общеобразовательной школе в 1978 — 1983 годах они регулировались Положением о порядке исчисления стажа для назначения пенсии за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения, утвержденным Постановлением Совета Министров СССР от 17.12.1959 N 1397, в соответствии с которым работа в училищах, школах, пионерских лагерях и детских домах в качестве штатных пионервожатых засчитывалась в стаж работы учителей и других работников просвещения.

Указанное Положение действовало на территории Российской Федерации до издания Постановления Правительства Российской Федерации от 22.09.1993 N 953. Конвертация приобретенных до 01.01.2002 пенсионных прав застрахованных лиц, указанных в подп. 7 — 13 п. 1 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", предусмотрена п. 5 ст. 30 названного Федерального закона, поэтому суд первой инстанции правильно указал в решении, что к спорным правоотношениям подлежит применению закон, действовавший на момент возникновения данных правоотношений.

С учетом установленных по делу обстоятельств и приведенных норм материального права суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что отказ в досрочном назначении трудовой пенсии по мотиву отсутствия должности старшей пионервожатой в действующем на 28.02.2006 Списке должностей, работа в которых подлежит зачету в специальный трудовой стаж, дающий право на получение досрочной трудовой пенсии, является необоснованным.

Решение суда первой инстанции об удовлетворении иска отвечает положениям ч. 2 ст. 6, ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ст. 18, 19, ч. 1 ст. 55 Конституции Российской Федерации, которые по своему смыслу предполагают правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимые для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано.

Президиум, отменив определение судебной коллегии, оставил в силе решение суда первой инстанции.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 28.03.2007, дело N 44-Г-49/2007

 

Признание сделки недействительной

 

Суд незаконно признал сделку недействительной, поскольку она была совершена под влиянием заблуждения (относительно мотивов сделки), не имеющего в силу закона существенного значения.

 

И. обратился в суд с иском к Администрации г. Екатеринбурга, ОАО "Машиностроительный завод имени М.И. Калинина, г. Екатеринбург" о признании недействительным договора передачи в собственность граждан двухкомнатной квартиры, о возвращении сторон в первоначальное положение посредством передачи квартиры в муниципальную собственность, выдачи ордера и заключения договора найма жилого помещения.

Указал, что в 1993 г. совместно с матерью М. решил приватизировать указанную двухкомнатную квартиру. При обращении в агентство недвижимости, оформлявшее договоры приватизации, они поинтересовались различиями в приватизации в долевую и совместную собственность. Им было разъяснено, что в отличие от приватизации в долевую собственность при приобретении квартиры в совместную собственность в случае смерти одного из собственников его доля автоматически переходит в собственность пережившего наследника. 11.03.1993 они заключили с владельцем жилого фонда — ПО "Машиностроительный завод имени М.И. Калинина, г. Екатеринбург" договор о приватизации квартиры в совместную собственность. Примерно в 1997 г. мать составила на него завещание на квартиру и имущество, поскольку они посчитали, что вопрос о квартире будет не лишним. 27.11.2005 мать умерла, после чего он узнал о составленном ею завещании на имя брата и включении доли квартиры, причитающейся матери, в наследственную массу в связи с изменившейся нотариальной практикой. Приведенные обстоятельства, по мнению истца, свидетельствуют о том, что при заключении договора приватизации он был введен в заблуждение относительно природы и последствий договора.

Представитель Администрации г. Екатеринбурга иск не признал, ссылаясь на разъяснение сторонам последствий сделки приватизации, составление завещания в пользу истца, отсутствие заблуждения относительно природы договора.

Представитель ОАО "Машиностроительный завод имени М.И. Калинина, г. Екатеринбург" в судебное заседание не явился; в письменном отзыве просил рассмотреть дело в его отсутствие, в удовлетворении иска к акционерному обществу отказать, поскольку сделка приватизации заключена в соответствии с законом, весь жилой фонд реорганизованного ПО "Машиностроительный завод имени М.И. Калинина, г. Екатеринбург" передан в муниципальную собственность.

Третье лицо Н. и его представитель исковые требования не признали, ссылаясь на то, что истец осознавал природу сделки, в 1999 году водил мать к нотариусу, где на него было оформлено завещание; просили применить срок исковой давности.

Решением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга договор передачи в собственность (приватизации) спорной квартиры, заключенный 11.03.1993 между ПО "Машиностроительный завод имени М.И. Калинина, г. Екатеринбург" и И., М., признан недействительным; с Администрации г. Екатеринбурга в пользу И. взыскано 100 руб. в счет возмещения расходов по уплате госпошлины.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения, кассационная жалоба третьего лица — без удовлетворения.

В надзорной жалобе Н. просил принятые по делу судебные постановления отменить как постановленные с существенными нарушениями норм материального права и противоречащие практике Верховного Суда Российской Федерации. Указывал также на бездоказательность доводов истца о полученных в агентстве недвижимости разъяснениях, необоснованность отказа в применении срока исковой давности, несправедливость принятого решения как нарушающего волю наследодателя.

Президиум признал решение суда первой инстанции и определение судебной коллегии незаконными и подлежащими отмене по следующим основаниям.

Удовлетворяя иск о признании договора приватизации недействительным, суд первой инстанции сослался на то, что в соответствии со ст. 126, 127, 560 Гражданского кодекса РСФСР имущество колхозного двора принадлежит его членам на праве совместной собственности, в случае смерти члена колхозного двора наследование в имуществе двора не возникает; договор приватизации заключен И. под влиянием заблуждения относительно природы сделки и ее последствий, о своем заблуждении истец узнал после смерти матери, когда его брат заявил о правах на наследство; доводы о пропуске истцом срока исковой давности в связи с составлением в его пользу завещания в 1999 году несостоятельны, поскольку завещание выражает лишь волеизъявление наследодателя.

Президиум полагает, что приведенные суждения, которые повторил в своем определении суд кассационной инстанции, не могли повлечь удовлетворение исковых требований по заявленным основаниям иска.

Специальные нормы Гражданского кодекса РСФСР, регулирующие правоотношения членов колхозного двора, не могли быть применены при разрешении данного спора, поскольку спорная квартира не являлась имуществом колхозного двора.

В соответствии с п. 1 ст. 178 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. При этом имеющим существенное значение признается заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

В обоснование заявленных требований истец сослался на то, что при оформлении документов на приватизацию квартиры он был введен в заблуждение относительно различий в возможности наследования доли сособственника в случаях приватизации квартиры в долевую либо совместную собственность.

Приведенные истцом обстоятельства не могут служить основанием для признания сделки недействительной в силу п. 1 ст. 178 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку такое заблуждение относится к мотивам заключения сделки, но не к ее природе, тождеству либо качествам ее предмета — квартиры, значительно снижающим возможность использования квартиры по назначению.

На необходимость именно такого применения норм материального права указал Верховный Суд Российской Федерации в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 1999 года.

С учетом изложенного решение суда первой инстанции и определение судебной коллегии подлежат отмене как постановленные с существенным нарушением норм материального права и нарушающие принцип единства судебной практики. Дело направлено на новое рассмотрение в Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга в ином составе.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 18.04.2007, дело N 44-Г-54/2007

 

Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью

 

Ведомственная принадлежность органов, осуществляющих компенсационные выплаты, равно как и смена плательщика с органа социальной защиты на орган внутренних дел, не имеют правового значения для определения размера возмещения вреда, причиненного здоровью в связи с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС.

 

К. является инвалидом второй группы в связи с заболеванием, связанным с участием в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в мае 1986 года; до 01.05.2002 получал ежемесячное возмещение вреда здоровью, составлявшее с 01.01.2001 2654 руб. 29 коп., через Управление социальной защиты населения Верх-Исетского района г. Екатеринбурга. При переходе на пенсионное обеспечение по линии МВД Российской Федерации Центром пенсионного обслуживания ГУВД Свердловской области размер возмещения вреда здоровью снижен до 2500 руб.

К. обратился в суд с иском к Центру пенсионного обслуживания ГУВД Свердловской области, ссылаясь на незаконность действий ответчика по снижению размера ежемесячной компенсации вреда здоровью; просил восстановить прежний размер возмещения за период с 01.05.2002 по 31.05.2004, произвести его индексацию с 01.06.2004 на основании Постановления Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 847, выплатить в его пользу задолженность в размере 15486 руб. 45 коп.

Обжалование решения суда по гражданскому делу, как подать апелляцию, этапы кассационного обжалования. Помощь юриста при обжаловании.