Астре́нт (фр. l’astreinte; от лат. adstringere — принуждение) — разновидность денежного штрафа, определяемого судом, на случай неисполнения должником обязательства, установленного.

Кубанское агентство судебной информации

Полное описание

С 2015 года законодатель преобразовал институт обязательств в отечественном гражданском праве.

В связи с этим Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, как применяются нормы гражданского права, регулирующие ответственность за неисполнение обязательства – соответствующие правовые позиции изложены в постановлении № 7 от 24.03.2016 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее – постановление № 7).

Далее рассмотрим детально, как применяются статьи 308.3 Гражданского кодекса Российской Федерации,

Статья 308.3 ГК РФ

В соответствии с пунктом 1 статьи 308.3 ГК РФ в случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства. Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (пункт 1 статьи 330) на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1).

В юридической литературе рассматриваемую норму также называют «астрентом», постановление № 7 оперирует иным понятием – судебная неустойка.

Пункт 28 этого документа разъясняет, что на основании пункта 1 статьи 308.3 ГК РФ в целях побуждения должника к своевременному исполнению обязательства в натуре, в том числе предполагающего воздержание должника от совершения определенных действий, а также к исполнению судебного акта, предусматривающего устранение нарушения права собственности, не связанного с лишением владения (статья 304 ГК РФ), судом могут быть присуждены денежные средства на случай неисполнения соответствующего судебного акта в пользу кредитора-взыскателя (далее – судебная неустойка).

В этом же пункте Пленум обращает внимание, что на судебную неустойку проценты по статье 395 ГК РФ не начисляются.

В судебной практике после вступления в силу статьи 308.3 ГК РФ (действует с 2015 года) наметились разные подходы в её применение к денежным обязательствам: одни суды полагали, что за неисполнение судебного акта о взыскании долга (суть денежное обязательство) допустимо устанавливать судебную неустойку, другие мыслили противоположно.

Пленум ВС РФ заметил этот «разнобой» и в пункте 30 постановления № 7 недвусмысленно отметил, что правила пункта 1 статьи 308.3 ГК РФ не распространяются на случаи неисполнения денежных обязательств.

Кроме того, поскольку по смыслу пункта 1 статьи 308.3 ГК РФ судебная неустойка может быть присуждена только на случай неисполнения гражданско-правовых обязанностей, она не может быть установлена по спорам административного характера, рассматриваемым в порядке административного судопроизводства и главы 24 АПК РФ, при разрешении трудовых, пенсионных и семейных споров, вытекающих из личных неимущественных отношений между членами семьи, а также споров, связанных с социальной поддержкой[1].

Следовательно, астрент за ненадлежащее исполнение денежного обязательства нельзя просить у суда, как и в публично-правовых, пенсионных, трудовых и семейных спорах.

Далее процитируем полезные пункты пленума № 7, которые необходимо помнить.

31. Суд не вправе отказать в присуждении судебной неустойки в случае удовлетворения иска о понуждении к исполнению обязательства в натуре.

Судебная неустойка может быть присуждена только по заявлению истца (взыскателя) как одновременно с вынесением судом решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре, так и в последующем при его исполнении в рамках исполнительного производства (часть 4 статьи 1 ГПК РФ, части 1 и 21 статьи 324 АПК РФ).

32. Удовлетворяя требования истца о присуждении судебной неустойки, суд указывает ее размер и/или порядок определения.

Размер судебной неустойки определяется судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения должником выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 ГК РФ). В результате присуждения судебной неустойки исполнение судебного акта должно оказаться для ответчика явно более выгодным, чем его неисполнение.

33. На основании судебного акта о понуждении к исполнению обязательства в натуре и о присуждении судебной неустойки выдаются отдельные исполнительные листы в отношении каждого из этих требований. Судебный акт в части взыскания судебной неустойки подлежит принудительному исполнению только по истечении определенного судом срока исполнения обязательства в натуре.

Факт неисполнения или ненадлежащего исполнения решения суда устанавливается судебным приставом-исполнителем. Такой факт не может быть установлен банком или иной кредитной организацией.

34. При наличии обстоятельств, объективно препятствующих исполнению судебного акта о понуждении к исполнению в натуре в установленный судом срок (пункт 3 статьи 401 ГК РФ), ответчик вправе подать заявление об отсрочке или о рассрочке исполнения судебного акта (статьи 203, 434 ГПК РФ, статья 324 АПК РФ).

В случае удовлетворения требования об отсрочке (рассрочке) исполнения судебного акта суд определяет период, в течение которого судебная неустойка не подлежит начислению. Указанный период исчисляется с момента возникновения обстоятельств, послуживших основанием для отсрочки (рассрочки) исполнения судебного акта, и устанавливается на срок, необходимый для исполнения судебного акта.

Должник также не обязан уплачивать судебную неустойку с момента незаконного отказа кредитора от принятия предложенного должником надлежащего исполнения (статья 406 ГК РФ).

35. Если объективная невозможность исполнения обязательства в натуре возникла после присуждения судебной неустойки, то такая неустойка не подлежит взысканию с момента возникновения такого обстоятельства. При этом такая привходящая объективная невозможность исполнения обязательства в натуре, например, гибель индивидуально-определенной вещи, подлежащей передаче кредитору, не препятствует взысканию присужденных сумм судебной неустойки за период, предшествующий возникновению данного обстоятельства.

Возникновение указанных обстоятельств является основанием для прекращения исполнительного производства как по требованию о понуждении к исполнению в натуре, так и по требованию о взыскании судебной неустойки (пункт 2 части 1 статьи 43 Федерального закона от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон об исполнительном производстве).

36. При универсальном правопреемстве на стороне должника обязанность по уплате судебной неустойки переходит к правопреемнику должника в полном объеме.

Статья 317.1 ГК РФ

С 2015 года в тексте ГК РФ появилась новая статья 317.1, применение которой на практике вызвало немало споров.

Несмотря на это, в постановлении № 7 Пленум ВС РФ почти не уделил этой статье внимания (вероятно, это связано с тем, что она будет изменена или отменена в скором времени).

В соответствии с пунктом 1 статьи 317.1 ГК РФ если иное не предусмотрено законом или договором, кредитор по денежному обязательству, сторонами которого являются коммерческие организации, имеет право на получение с должника процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется ставкой рефинансирования Банка России, действовавшей в соответствующие периоды (законные проценты).

В пункте 53 постановления № 7 разъяснено, что в отличие от процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, проценты, установленные статьей 317.1 ГК РФ, не являются мерой ответственности, а представляют собой плату за пользование денежными средствами. В связи с этим при разрешении споров о взыскании процентов суду необходимо установить, является требование истца об уплате процентов требованием платы за пользование денежными средствами (статья 317.1 ГК РФ) либо требование заявлено о применении ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (статья 395 ГК РФ). Начисление с начала просрочки процентов по статье 395 ГК РФ не влияет на начисление процентов по статье 317.1 ГК РФ.

В пункте 76 Пленум говорит, что к процентам по статье 317.1 ГК РФ не применяется статья 333 ГК РФ, т.е. они не могут быть уменьшены.

В свою очередь, ВС РФ, по нашему мнению, необоснованно обошел стороной ситуацию, когда размер процентов по статье 317.1 ГК РФ предусмотрен договором и существенно превышает ставку рефинансирования ЦБ РФ.

С одной стороны, в такой ситуации можно говорить о свободе договора, а, с другой, в условиях монополизации определенных экономических сфер в России (в основном это топливно-энергетический комплекс), этот принцип действует против субъектов малого и среднего предпринимательства, бессильных против «крупных игроков».

В связи с этим было бы не лишним предложить правоприменителю средство защиты «слабых сторон» в договоре, однако Пленум ВС РФ обошел этот вопрос.

Отметим, что ВАС РФ в своем Постановлении «О свободе договора» предложил способ решения неравенства сторон при ведении переговоров – он предложил судам не применять положения договора, необоснованно обременяющего слабую сторону. Однако практически эта правовая позиция не нашла широкой поддержки.

Из постановления № 7 следует, что ВС РФ дал скромные разъяснения по применению статьи 317.1 ГК РФ. По нашему мнению, это обусловлено либо тем, что вскоре эту норму изменят, либо её толкование будет раскрыто в другом постановлении Пленума ВС РФ по исполнению обязательств (в профессиональном сообществе говорят о подготовке в недрах высшего суда соответствующего проекта), что было бы более уместно, поскольку статья 317.1 не является мерой гражданско-правовой ответственности, а касается надлежащего исполнения обязательств.

Статья 395 ГК РФ

В соответствии с пунктом 1 статьи 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующими в месте жительства кредитора или, если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения, опубликованными Банком России и имевшими место в соответствующие периоды средними ставками банковского процента по вкладам физических лиц. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Этой статье Пленум ВС РФ посвятил, пожалуй, больше всего внимания.

Разъяснения по статье 395 ГК РФ начинаются с пункта 37 постановления № 7, где говорится: «Проценты, предусмотренные пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, подлежат уплате независимо от основания возникновения обязательства (договора, других сделок, причинения вреда, неосновательного обогащения или иных оснований, указанных в ГК РФ)».

Эта правовая позиция не вызывает каких-либо нареканий, поскольку она декларативна.

Между тем, пункт 38 постановления № 7 можно уже не столь однозначно оценить: «В случаях, когда разрешаемый судом спор вытекает из налоговых или других финансовых и административных правоотношений, гражданское законодательство может быть применено к названным правоотношениям при условии, что это предусмотрено законом (пункт 3 статьи 2 ГК РФ).

В связи с этим указанные в статье 395 ГК РФ проценты не начисляются на суммы экономических (финансовых) санкций, необосновано взысканные с юридических и физических лиц налоговыми, таможенными органами, органами ценообразования и другими государственными органами, и подлежащие возврату из соответствующего бюджета.

В этих случаях гражданами и юридическими лицами на основании статей 15, 16 и 1069 ГК РФ могут быть предъявлены требования о возмещении убытков, вызванных в том числе необоснованным взиманием сумм экономических (финансовых) санкций, если законом не предусмотрено иное».

Такой подход правоприменителя к «публичным денежным санкциям» необоснованно выше ставит государство над частными «игроками» на рынке.

По нашему мнению, нет ничего плохого, чтобы государство быстро возмещало предпринимателям потери в деньгах, взысканных с них незаконно.

Однако ВС РФ решил, что хозяйствующие субъекты должны в этом случае требовать возмещения убытков, а не процентов по статье 395 ГК РФ – это, безусловно, затрудняет работу компенсаторного механизма гражданского права.

Также неясно, почему статья 395 ГК РФ не применяется к трудовым правоотношениям. Считаем, что было бы обоснованно при задержке заработной платы взыскивать и проценты по статье 395 ГК РФ, что позволяло бы бороться с инфляционными потерями в нашей экономики.

Пункт 39 постановления № 7 разъясняет, на какие источники следует опираться в поисках информации о средних ставках банковского процента по вкладам физических лиц.

К таковым относятся: официальный сайт Банка России и официальное издание этого учреждения «Вестник Банка России».

Если расчеты процентов по статье 395 ГК РФ производятся в иностранной валюте, то нужно руководствоваться ставками банковского процента по вкладам физических лиц в соответствующей валюте, опубликованных на официальном сайте Банка России или в «Вестник Банка России».

Пленум ВС РФ обратил внимание, что, когда отсутствуют и такие публикации, сумма подлежащих взысканию процентов рассчитывается на основании справки одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора, подтверждающей применяемую им среднюю ставку по краткосрочным вкладам физических лиц.

В пункте 40 постановления № 7 конкретизируется, что общее правило – проценты взыскиваются, исходя из ставок по месту нахождения кредитора.

Однако если договор заключен организацией в лице своего филиала, то применяются банковские ставки по месту его нахождения. При этом этот договор должен быть связан именно с деятельностью этого филиала.

Если кредитором является лицо, которое находится за пределами Российской Федерации, то расчет процентов осуществляется по ставкам, опубликованным Банком России для федерального округа по месту нахождения российского суда, рассматривающего спор.

Приведем цитату пункта 43 постановления № 7: «Если кредитором подан иск о взыскании исключительно процентов на основании статьи 395 ГК РФ в связи с неисполнением или просрочкой денежного обязательства, в отношении которого действуют правила о претензионном порядке, установленные законом или договором, рассмотрение такого иска по существу возможно лишь после соблюдения правил о претензионном порядке.

Если кредитором соблюден претензионный порядок в отношении суммы основного долга, считается соблюденным и претензионный порядок в отношении процентов, взыскиваемых на основании статьи 395 ГК РФ.

Аналогичные правила применяются при взыскании неустоек, процентов, предусмотренных статьей 317.1 ГК РФ и т.п.».

Интересная правовая позиция сформулирована в пункте 47: «Должник освобождается от уплаты процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ, в том случае, когда кредитор отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства, например, не сообщил данные о счете, на который должны быть зачислены средства, и т.п. (пункт 3 статьи 405, пункт 3 статьи 406 ГК РФ).».

Следовательно, должник может быть освобожден от уплаты процентов по статье 395 ГК РФ, если докажет, что кредитор не представил ему информации, необходимой для надлежащего исполнения.

Пленум ВС РФ в пункте 48 подтвердил, что проценты по статье 395 ГК РФ могут взыскиваться по день фактической уплаты долга: «Сумма процентов, подлежащих взысканию по правилам статьи 395 ГК РФ, определяется на день вынесения решения судом исходя из периодов, имевших место до указанного дня. Проценты за пользование чужими денежными средствами по требованию истца взимаются по день уплаты этих средств кредитору. Одновременно с установлением суммы процентов, подлежащих взысканию, суд при наличии требования истца в резолютивной части решения указывает на взыскание процентов до момента фактического исполнения обязательства (пункт 3 статьи 395 ГК РФ). При этом день фактического исполнения обязательства, в частности уплаты задолженности кредитору, включается в период расчета процентов.

Расчет процентов, начисляемых после вынесения решения, осуществляется в процессе его исполнения судебным приставом-исполнителем, а в случаях, установленных законом, – иными органами, организациями, в том числе органами казначейства, банками и иными кредитными организациями, должностными лицами и гражданами (часть 1 статьи 7, статья 8, пункт 16 части 1 статьи 64 и часть 2 статьи 70 Закона об исполнительном производстве). Размер процентов определяется по средним ставкам банковского процента по вкладам физических лиц, имевшим место в соответствующие периоды после вынесения решения (пункт 1 статьи 395 ГК РФ).

В случае неясности судебный пристав-исполнитель, иные лица, исполняющие судебный акт, вправе обратиться в суд за разъяснением его исполнения, в том числе по вопросу о том, какая именно сумма подлежит взысканию с должника (статья 202 ГПК РФ, статья 179 АПК РФ).

К размеру процентов, взыскиваемых по пункту 1 статьи 395 ГК РФ, по общему правилу, положения статьи 333 ГК РФ не применяются (пункт 6 статьи 395 ГК РФ).».

На этом блок, посвященный статье 395 ГК РФ, закончим и обратим внимание, что в этой статье приведена лишь часть правовых позиций из постановления № 7, касающихся интерпретируемой нормы.

Статья 330 ГК РФ

Согласно пункту 1 статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Рассмотрим, наиболее интересные правовые позиции, касающиеся неустойки.

Так, в пункте 61 Пленум ВС РФ подтвердил, что размер законной неустойки может быть увеличен, если это не запрещено законом: «если размер неустойки установлен законом, то в силу пункта 2 статьи 332 ГК РФ он не может быть по заранее заключенному соглашению сторон уменьшен, но может быть увеличен, если такое увеличение законом не запрещено. Например, не допускается увеличение размера неустоек, установленных частью 14 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации за несвоевременное и/или неполное внесение лицами платы за жилое помещение и коммунальные услуги».

Исходя из пункта 65 постановления № 7, истец вправе требовать неустойки по день фактического исполнения обязательства.

«Присуждая неустойку, суд по требованию истца в резолютивной части решения указывает сумму неустойки, исчисленную на дату вынесения решения и подлежащую взысканию, а также то, что такое взыскание производится до момента фактического исполнения обязательства.

Расчет суммы неустойки, начисляемой после вынесения решения, осуществляется в процессе исполнения судебного акта судебным приставом-исполнителем, а в случаях, установленных законом, – иными органами, организациями, в том числе органами казначейства, банками и иными кредитными организациями, должностными лицами и гражданами (часть 1 статьи 7, статья 8, пункт 16 части 1 статьи 64 и часть 2 статьи 70 Закона об исполнительном производстве). В случае неясности судебный пристав-исполнитель, иные лица, исполняющие судебный акт, вправе обратиться в суд за разъяснением его исполнения, в том числе по вопросу о том, какая именно сумма подлежит взысканию с должника (статья 202 ГПК РФ, статья 179 АПК РФ).

При этом день фактического исполнения нарушенного обязательства, в частности, день уплаты задолженности кредитору, включается в период расчета неустойки».

Перейдем к вопросу о снижении неустойки на основании статьи 333 ГК РФ.

В пункте 71 постановления № 7 разъяснено: «Если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а равно некоммерческая организация при осуществлении ею приносящей доход деятельности, снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению такого должника, которое может быть сделано в любой форме (пункт 1 статьи 2, пункт 1 статьи 6, пункт 1 статьи 333 ГК РФ).

При взыскании неустойки с иных лиц правила статьи 333 ГК РФ могут применяться не только по заявлению должника, но и по инициативе суда, если усматривается очевидная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства (пункт 1 статьи 333 ГК РФ). В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, свидетельствующие о такой несоразмерности (статья 56 ГПК РФ, статья 65 АПК РФ). При наличии в деле доказательств, подтверждающих явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, суд уменьшает неустойку по правилам статьи 333 ГК РФ.

Заявление ответчика о явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства само по себе не является признанием долга либо факта нарушения обязательства.».

В данном случае Пленум подтвердил совместную позицию Пленумов ВС РФ и ВАС РФ, посвященных снижению неустойки. Однако в постановлении № 7 говорится, что суд все-таки вправе по своей инициативе снизить неустойку, если она очевидна несоразмерна последствиям нарушения обязательства (такая практика распространена в судах общей юрисдикции).

ВС РФ обращает внимание, что заявление о снижении неустойки может быть заявлено в суде первой или апелляционной инстанции (если дело рассматривается по правилам суда первой инстанции) (пункт 72).

Если говорить про распределение бремени доказывание несоразмерности неустойки, то применение статьи 330 ГК РФ в постановлении № 7 не изменилось – ответчик обязан доказать несоразмерность, кредитор имеет право представить контраргументы; снижение неустойки в предпринимательских отношениях допускается в исключительных случаях.

В пункте 78 Пленум ВС РФ говорит, что законные неустойки также могут быть уменьшены.

ВС РФ указывает должникам: «В случае списания по требованию кредитора неустойки со счета должника (пункт 2 статьи 847 ГК РФ), а равно зачета суммы неустойки в счет суммы основного долга и/или процентов должник вправе ставить вопрос о применении к списанной неустойке положений статьи 333 ГК РФ, например, путем предъявления самостоятельного требования о возврате излишне уплаченного (статья 1102 ГК РФ).

В то же время, если подлежащая уплате неустойка перечислена самим должником, он не вправе требовать снижения суммы такой неустойки на основании статьи 333 ГК РФ (подпункт 4 статьи 1109 ГК РФ), за исключением случаев, если им будет доказано, что перечисление неустойки являлось недобровольным, в том числе ввиду злоупотребления кредитором своим доминирующим положением.».

Также интересны такие разъяснения: «Если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон либо кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера неустойки либо действовал недобросовестно, размер ответственности должника может быть уменьшен судом по этим основаниям в соответствии с положениями статьи 404 ГК РФ, что в дальнейшем не исключает применение статьи 333 ГК РФ.

Непредъявление кредитором в течение длительного времени после наступления срока исполнения обязательства требования о взыскании основного долга само по себе не может расцениваться как содействие увеличению размера неустойки.».

В заключение отметим, что в целом блок по статье 333 ГК РФ повторил ранее сформулированные позиции ВС РФ и ВАС РФ.

Интерес в этом блоке представляют разъяснения по снижению законной неустойки, в особенности по государственным контрактам – сдвинется ли судебная практика в этом вопросе с «мертвой» точки? По нашему мнению, серьезных изменений в этой области не произойдет, поскольку, с одной стороны, государственные заказчики не так часто злоупотребляют неустойками, а, с другой, суды пытаются защитить интересы государства.

Приведенные статьи могут быть заявлены в следующих сочетаниях:


Особенности применения статей

[1] Пункт 30 постановления № 7.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Денис Новак. Беседа об ответственности за нарушение обязательств

Что такое судебная неустойка (астрент)? В настоящее время по денежным обязательствам судебная неустойка не присуждается. Однако, если.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Астрента — инструкция по применению — Обязательственное право

Новшества в обязательственном праве: практика применения

Что такое судебная неустойка (астрент)?

 

Судебная неустойка — сравнительно новый институт в российском праве.

Статья 308.3 ГК РФ предусматривает возможность присудить кредитору по его требованию денежную сумму на случай неисполнения судебного акта об исполнении обязательства в натуре. Пленум ВС РФ называет это судебной неустойкой, тогда как в доктрине и иностранном праве аналогичное явление известно как астрент.

Суды нижестоящих инстанций, применяя данную статью, используют термин «астрент», подразумевая под ним штраф за несвоевременное исполнение судебного решения или санкцию, которая стимулирует должника к скорейшему исполнению обязательства. В иных случаях суд говорит о частноправовом судебном штрафе, который присуждается в пользу взыскателя за неисполнение судебного акта по неимущественному требованию.

Таким образом, на сегодняшний день суды единодушно рассматривают судебную неустойку, присуждаемую в соответствии с ГК РФ, в качестве меры ответственности. Она устанавливается на случай, если должник не исполняет судебный акт об исполнении обязательства в натуре.

Целью судебной неустойки является побуждение к исполнению обязанности, которая была исследована судом и признана им подлежащей исполнению. В связи с этим судебная неустойка может быть рассмотрена как один из способов обеспечения обязательств, поскольку предполагается, что должник, зная о возможных негативных последствиях своего поведения, будет стремиться к исполнению обязанности.

 

 

Чем отличается судебная неустойка от судебного штрафа?

 

Судебную неустойку суды нередко называют судебным штрафом, направленным на понуждение стороны к исполнению судебного акта. Однако между этими двумя понятиями существует огромная разница.

Положениями АПК РФ определено, что лицо, которое не представило истребуемое судом доказательство, суд вправе оштрафовать. Судебные штрафы применяются в предусмотренных АПК РФ случаях и взыскиваются в доход федерального бюджета.

Нормы ГК РФ предоставляют суду право присудить в пользу взыскателя денежную сумму на случай неисполнения судебного акта об исполнении обязательства в натуре.

Таким образом, в отличие от судебного штрафа, который взыскивается в пользу государства на основании норм процессуального права, судебная неустойка присуждается в пользу кредитора по правилам гражданского (материального) права. При этом судебная практика исходит из того, что астрент не применяется в случае, когда за неисполнение соответствующих обязанностей нормами процессуального права предусмотрено взыскание штрафа.

 

В каких случаях применяется судебная неустойка?

 

Пленум ВС РФ разъяснил, что судебная неустойка присуждается только на случай неисполнения гражданско-правовых обязанностей, за исключением денежных обязательств.

Суд уточнил, что судебная неустойка не может быть установлена по спорам административного характера, а также при разрешении трудовых, пенсионных, семейных споров и споров, связанных с социальной поддержкой.

В 2014 — 2015 гг. суды, руководствуясь позицией Пленума ВАС РФ, могли на основании норм ГК РФ присудить в пользу взыскателя денежные средства, чтобы тем самым побудить должника к своевременному исполнению судебного акта как по денежному, так и по неденежному обязательству. Таким образом, присуждение денежных средств на случай неисполнения денежного обязательства было обоснованным. В настоящее время по денежным обязательствам судебная неустойка не присуждается. Однако, если такие обязательства возникли до 1 июня 2015 года, применение астрента не исключается (отдельные примеры в судебной практике есть).

 

Можно ли заявить о применении астрента отдельно от основного требования?

 

Заявление о применении судебной неустойки (астрента) может быть рассмотрено отдельно от основного требования. Оно не является основанием для изменения судебного акта в кассационном порядке. Данный вывод следует из судебной практики.

(Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 06.04.2016 N Ф09-2190/16 по делу N А50-12822/2014).

 

Особенности рассмотрения.

 

Согласно п. 31 Постановления N 7 судебная неустойка может быть присуждена только по заявлению истца (взыскателя) как одновременно с вынесением судом решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре, так и в последующем при его исполнении в рамках исполнительного производства. При этом суд не вправе отказать в присуждении судебной неустойки в случае удовлетворения иска о понуждении к исполнению обязательства в натуре.

Что касается размера присуждаемой судебной неустойки, то он должен определяться судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения должником выгоды из незаконного или недобросовестного поведения. Общим ориентиром для судов при определении размера судебной неустойки может служить положение о том, что в результате присуждения судебной неустойки исполнение судебного акта должно оказаться для ответчика явно более выгодным, чем его неисполнение (п. 32 Постановления N 7).

Порядок исполнения судебного решения в части присужденной судебной неустойки выглядит следующим образом. На взыскание судебной неустойки выдается отдельный исполнительный лист (наряду с исполнительным листом по решению о присуждении к исполнению обязательства в натуре). Судебный акт в части взыскания судебной неустойки (а стало быть, и соответствующий исполнительный лист) подлежит принудительному исполнению только после истечения отведенного судом срока для исполнения обязательства в натуре. Причем факт неисполнения должником обязательства в натуре в указанный срок может быть установлен только судебным приставом-исполнителем (п. 33 Постановления N 7).

При наличии обстоятельств, объективно препятствующих исполнению судебного акта о понуждении к исполнению в натуре в срок, отведенный судом, ответчик вправе обратиться в суд с заявлением об отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта. При удовлетворении такого заявления суд должен определить период, в течение которого судебная неустойка не подлежит начислению. Должник не обязан уплачивать судебную неустойку также в случае и с момента незаконного отказа кредитора от принятия предложенного должником надлежащего исполнения (ст. 406 ГК РФ).

 

Обращаем внимание, что возможность взыскания судебной неустойки при неисполнении денежного обязательства не предусмотрена, поскольку в.

Астрент: сложные вопросы применения, соотношение с неустойкой

ФРАНЦУЗСКИЙ АСТРЕНТ НА РОССИЙСКИЙ МАНЕР: ПРИМЕНЕНИЕ И ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ СУДЕБНОЙ НЕУСТОЙКИ В СВЕТЕ НОВОГО ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ N 7 ОТ 24.03.2016 «О ПРИМЕНЕНИИ СУДАМИ НЕКОТОРЫХ ПОЛОЖЕНИЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ»

Т.Н. ИВАНОВА, О.В. МОНЧЕНКО

Реформирование гражданского законодательства в сфере обязательственного права завершилось появлением новых норм, в числе которых статья 308.3 ГК РФ, получившая название «Защита прав кредитора по обязательству». Она предусматривает, что в случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, а на случай неисполнения решения суда предусмотрена возможность кредитора требовать присуждения в свою пользу денежной суммы. Устанавливаться она должна на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения сторон обязательственных правоотношений.

Такое правило не является абсолютной новеллой для российской правовой системы. Постановление Пленума ВАС N 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта», которое устанавливало схожий правовой институт, было принято 4 апреля 2014 года. До момента его появления существовали единичные прецеденты по присуждению подобных денежных сумм <1>.
———————————
<1> Постановление кассационной инстанции по ходатайству об установлении подобного денежного взыскания было принято уже 6 февраля 2014 года по делу N А71-13791/2012 (Постановление ФАС УО).

24 марта 2016 года увидело свет новое Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», где рассматриваемый институт поименован как «судебная неустойка». Спустя десять месяцев после вступления в силу статьи 308.3 ГК РФ мы получили руководящие правила по применению астрента.

История применения астрента в странах Европы

Прежде всего, следует обратиться к истокам института астрента и выделить основные его черты. Во Франции астрент появился еще в XIX веке по инициативе судов: он не был закреплен законодательно. Он выступал факультативным средством давления на должника и подлежал применению только если стандартные способы исполнения не позволяли его осуществить. Со временем стал рассматриваться в качестве наказания, а нормативное закрепление приобрел в Законе от 5 июля 1972 года и в Законе от 9 июля 1991 года <2>.
———————————
<2> Конт В. Справка о французском режиме astreinte // Адвокат Парижской коллегии адвокатов, 7 марта 2013 г.

По гражданскому праву Франции астрент представляет собой обязанность выплаты, в дополнение к обязанности исполнить основное обязательство, увеличивающейся на определенную сумму за каждый день просрочки исполнения основного обязательства. Таким образом, он выступает мерой устрашения, имеющей цель побудить должника исполнить свои обязательства в добровольном порядке.
Особенно следует указать на следующие черты французского астрента:
— вспомогательный характер (например, астрент исчезает, если решение суда было отменено в апелляционном порядке);
— независимый характер от возмещения убытков и уплаты процентов (у судьи нет необходимости выяснять, понес ли кредитор ущерб);
— является средством побуждения к добровольному исполнению (имеет целью только побудить должника добровольно исполнить взятое на себя обязательство);
— изначальная неопределенность, диспозитивность регулирования астрента (у судьи имеются полномочия по своему усмотрению вынести решение о применении астрента при отсутствии требования его применить или отклонить таковое. Также судья самостоятельно определяет размер и срок астрента).
Существуют также две формы астрента: временный и окончательный. Разница между ними состоит в том, что размер окончательного астрента не может быть изменен при его уплате, в то время как размер временного астрента может увеличиваться или уменьшаться судьей по своему усмотрению.
Срок действия астрента может быть также срочный или бессрочный, установление даты вступления в силу решения о присуждении астрента оставлено на усмотрение судьи. Для возможности уплаты астрента решение, предусматривающее его выплату, должно остаться неисполненным. При этом любая просрочка в исполнении предписания, сопровождаемого решением о применении астрента, может также служить основанием для его уплаты <3>.
———————————
<3> Статьи L131-1 — L131-4, Code des procedures civilies d’execution.

А в Италии институт астрента начал применяться совсем недавно (до 2009 года итальянский закон не предусматривал астрента) и в более ограниченном объеме, нежели во Франции. Так, итальянские суды не вправе налагать его по своему усмотрению, в то время как французскому правосудию такое право предоставлено <4>.
———————————
<4> Christian Di Mauro. Christelle Coslin. Новые итальянские правила, регулирующие финансовые санкции, налагаемые в целях принудительного исполнения судебных решений: сходства и различия с правовым режимом во Франции // Парижский международный судебный бюллетень.

Выделив характерные черты астрента, мы имеем возможность сравнить два исследуемых института, на основании чего и приходим к их реальной схожести:
— вспомогательный характер судебной неустойки и астрента: при отмене решения суда в апелляционном порядке очевидно, что денежная сумма, предусмотренная статьей 308.3 ГК РФ, будет также отменена;
— добровольный характер судебной неустойки и астрента: имеет целью побудить должника к добровольному исполнению обязательства;
— неопределенный размер судебной неустойки и астрента: нормы статьи 308.3 ГК РФ об определении судом размера астрента «на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения»;
— в целом — независимый характер от возмещения убытков и уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами.
Таким образом, законодателем, на наш взгляд, была предпринята попытка ввести в российскую правовую систему французский институт астрента. Постановление Пленума ВС РФ N 7 от 24.03.2016 стало знаковым в контексте его применения: Пленум определил его как «судебную неустойку» и привел разъяснения касательно функционирования. О некоторых его положениях речь пойдет ниже.

Астрент в международной коммерческой практике

Как известно, раскрытие правового института, а тем более нового для нашего законодательства, невозможно без анализа практики его применения в международном торговом обороте. Использование астрента в трансграничных коммерческих отношениях подкрепляется Принципами международных коммерческих контрактов, разработанных и опубликованных в 1994 г. УНИДРУА, которые содержат правила, касающиеся регулирования института астрента, хотя и не называют его таковым прямо. Их содержание, однако, имеет практическое значение для регулирования института астрента в России. Хотя нельзя забывать, что Принципы УНИДРУА не являются международным договором и носят исключительно рекомендательный характер. Согласно преамбуле, Принципы устанавливают общие нормы для международных коммерческих договоров и подлежат применению в отдельных случаях <5>.
———————————
<5> Иванова Т.Н. Применение обычаев и обыкновений в коммерческом обороте // Право и экономика. 2015. N 11. С. 7.

Отдельно хотелось бы сослаться на нормы УНИДРУА <6>, т.к. они также содержат правила, касающиеся регулирования института астрента, хотя и не дают ему подобного обозначения (впрочем, этого не делает и Пленум ВС РФ). Их содержание, однако, имеет практическое значение для регулирования института астрента в России.
———————————
<6> http://www.unidroit.org/english/principles/contracts/principles2010/translations/blackletter2010-russian.pdf

В Принципах УНИДРУА данный институт называется не астрентом, а судебным штрафом, хотя по факту представляется тем, что мы называем астрентом. В соответствии со статьей 7.2.4 Принципов, «если суд обязывает сторону произвести исполнение, он может также предписать ей уплатить штраф, если она не исполнит его решение». При этом, в соответствии с п. 2 указанной статьи, такой штраф уплачивается потерпевшей стороне. Уплата штрафа потерпевшей стороне не исключает каких-либо требований об убытках.
В отличие от нормы статьи 308.3 ГК РФ Принципы УНИДРУА предусматривают конкретный перечень случаев, когда обязательство не может быть исполнено в натуре, а значит, более четко регулирует порядок применения астрента, не оставляет двойственности формулировок. Считаем возможным использовать эти положения как руководящие. В статье 7.2.2 Принципов указывается, что если сторона, обязательство которой состоит не в уплате денег, не исполняет его, другая сторона может потребовать исполнения, кроме случаев, когда:
a) исполнение невозможно юридически или фактически;
b) исполнение или, в соответствующих случаях, принудительное исполнение является неразумно обременительным или дорогостоящим;
c) сторона, имеющая право на исполнение, может разумно получить исполнение из другого источника;
d) исполнение носит исключительно личный характер; или
e) сторона, имеющая право на исполнение, не требует его в разумный срок после того, как она узнала или должна была узнать о неисполнении.
Некоторое отражение указанных обстоятельств мы находим и в Постановлении Пленума ВС РФ N 7 от 24.03.2016. Так, в п. 23 указанного Постановления мы находим два обстоятельства, когда кредитор не вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре:
1) если осуществление такого исполнения объективно невозможно, в частности, в случае гибели индивидуально-определенной вещи <…> — это положение корреспондирует с п. «a» процитированной статьи Принципов УНИДРУА;
2) кредитор не вправе также требовать по суду исполнения в натуре обязательства, исполнение которого настолько связано с личностью должника, что его принудительное исполнение будет нарушать принцип уважения чести и достоинства гражданина — это правило возможно соотнести с п. «d» статьи 7.2.2 Принципов.
Пункт «c» статьи 7.2.2 Принципов УНИДРУА требует отдельного комментария в свете рассматриваемого Постановления Пленума. В соответствии с указанным пунктом, сторона не вправе требовать исполнения обязательства и уплаты штрафа за его неисполнение, если она может разумно получить его из другого источника.
Так, по договору поставки родовых товаров раньше действовало правило, согласно которому на покупателя, имеющего возможность найти замену своему поставщику и купить тот же товар у другого поставщика, возлагалась такая обязанность. На покупателе также лежало бремя доказывания того, что товар находится во владении поставщика <7>.
———————————
<7> Подробнее см. блог А.Г. Карапетова. URL: https://zakon.ru/blog/2016/3/25/kommentarij_k_postanovleniyu_plenuma_verhovnogo_suda_o_primenenii_sudami_nekotoryh_polozhenij_gk_rf#comment_268329.

В соответствии с Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2015 N 20АП-476/2015 «для товара, определенного родовыми признаками, понуждение продавца к исполнению в натуре невозможно, покупатель может лишь отказаться от исполнения договора и требовать возмещения убытков». Аналогичная правовая позиция изложена в Определении ВАС РФ от 09.01.2013 N ВАС-17637/12 по делу N А38-4031/2011. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.11.2015 N 09АП-49260/2015 по делу N А40-35433/2015 в удовлетворении искового заявления об истребовании из незаконного владения товара отказано, поскольку истец не представил доказательства фактического наличия спорного имущества у ответчика, а также не может указать определенное место, в котором, по его мнению, находится спорное имущество.
Теперь практика, очевидно, пойдет по другому пути, руководствуясь абзацем 2 пункта 23 Постановления Пленума N 7 от 24.03.2016: «При этом отсутствие у должника того количества вещей, определенных родовыми признаками, которое он по договору обязан предоставить кредитору, само по себе не освобождает его от исполнения обязательства в натуре, если оно возможно путем приобретения необходимого количества товара у третьих лиц (пункты 1, 2 статьи 396, пункт 2 статьи 455 ГК РФ)».
Покупатель по договору поставки становится более защищенным: институт судебной неустойки, по сути, представляет собой механизм обеспечения решений о понуждении исполнения обязательства по договору поставки родовых вещей.
В соответствии с Принципами УНИДРУА, сторона, имеющая право на исполнение, не вправе требовать уплаты штрафа также в случае, если она не требует его в разумный срок после того, как она узнала или должна была узнать о неисполнении. На наш взгляд, это правило могло бы также найти отражение в Постановлении Пленума, т.к. оно объективно направлено против стагнации гражданского оборота. Однако следует признать, его отсутствие существенного ущерба гражданскому обороту также не приносит.

Астрент в новейшем российском законодательстве и практике

Следует отметить, что отечественной доктрине этот термин также известен. В частности, в 1940 г. М.М. Агарков писал об этом институте, указывая на его эффективность: «Astrente представляет собой присуждение ответчика к уплате истцу определенной суммы денег за каждый день (неделю, месяц) неисполнения должником судебного решения, присуждающего его совершить какое-либо действие или воздержаться от определенного действия. Применение astrente представляет собой весьма действительное средство сломить упорство должника, не желающего исполнять это обязательство…» <8>.
———————————
<8> Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. М., 2002. С. 241.

В Постановлении Пленума ВАС N 22 от 04.04.2014 астрент упоминается как специальный правовой механизм, который должен побуждать к установленному судом сроку исполнить судебный акт и компенсировать ожидание его исполнения. Следует отметить, что данное Постановление было раскритиковано многими юристами-практиками, в частности, за то, что ВАС РФ в данной ситуации выступил в роли законодателя: институт астрента не существовал в российском праве до этого момента и это, в свою очередь, привело к неоднозначному толкованию данного института судами. Также нет в Постановлении и указания на статьи, которые действительно могли бы составить правовое основание введения института астрента в обход законодателя: «Пункт 4 статьи 1 ГК РФ, на который Суд сослался, не имеет к вопросу просто никакого отношения — очевидно, что ссылка эта носит дежурный характер и сделана просто потому, что совсем уж ни на что не ссылаться просто неудобно» <9>.
———————————
<9> Комментарий В.А. Белова, профессора кафедры коммерческого права и основ правоведения юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, доктора юридических наук // Закон. Апрель 2014 г. N 4.

До внесения изменений в гражданское законодательство существовала неопределенность, касающаяся вопроса о возможности присуждения астрента по инициативе суда: в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 25 декабря 2014 г. N Ф09-9652/13 по делу N А60-47444/2012 указывается, что суд, исходя из смысла Постановления Пленума, не может самостоятельно, без соответствующего требования истца, присуждать астрент. Напротив, в Постановлении Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 27 февраля 2015 г. по делу N А10-4929/2013 указывается, что «суды наделены полномочиями присуждения процентов за неисполнение судебного акта вне зависимости от предъявления таких требований истцом». Такая ситуация возникла ввиду разрозненного толкования п. 2 Постановления Пленума ВАС от 04.04.2014 арбитражными судами.
До принятия нового Постановления Пленума ВС РФ N 7 от 24.03.2016 Постановление Пленума ВАС N 22 действовало с изменениями, которые были сделаны с целью приведения его норм в соответствие со статьей 308.3 ГК РФ. По сравнению со старой редакцией (Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 п. 2 был отменен), когда суд имел право автоматически устанавливать начисление процентов на присужденную судом денежную сумму по денежному обязательству как последствие неисполнения судебного акта (по статье 395 ГК РФ), Гражданский кодекс предусматривает начисление астрента, который приравнивается к неустойке (статья 330 ГК РФ), и присуждаться может только по инициативе истца.
При этом суды до принятия указанного Постановления Пленума N 7 от 24.03.2016 ссылались на присуждение астрента как на свое право. Например, как указано в Постановлении Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.10.2015 N 19АП-5117/2015 по делу N А08-3063/2015, «взыскание денежных средств на случай неисполнения судебного акта в целях побуждения к своевременному исполнению судебного акта по неденежному требованию в соответствии с правилами, изложенными в пункте 3 Постановления Пленума ВАС РФ N 22, представляет собой предоставленное суду право, реализация которого зависит от конкретных фактических обстоятельств дела, свидетельствующих о неисполнении ответчиком состоявшегося судебного акта, которое влечет для заявителя образование убытков или какого-либо имущественного бремени, требующего справедливой денежной компенсации с обоснованием размера последней».
Можно привести в качестве примера и Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.12.2015 N 16АП-2515/2013 по делу N А18-845/2012, в котором говорится, что «в целях побуждения к своевременному исполнению судебного акта по неденежному требованию и компенсации за ожидание соответствующего исполнения суд по требованию истца, заявляемому в исковом заявлении либо в ходатайстве по ходу рассмотрения дела, в резолютивной части решения, обязывающего ответчика совершить определенные действия или воздержаться от совершения определенного действия, вправе присудить денежные средства на случай неисполнения судебного акта».
Теперь, несмотря на то что в статье 308.3 ГК РФ остается правило о том, что «суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму», в соответствии с п. 31 Постановления Пленума N 7 от 24.03.2016 «суд не вправе отказать в присуждении судебной неустойки в случае удовлетворения иска о понуждении к исполнению обязательства в натуре». Соответственно, на суд возлагается обязанность в удовлетворении требования о присуждении астрента в любом случае.
В указанном Постановлении Пленума N 7 также обращается внимание на то, что «судебная неустойка может быть присуждена только по заявлению истца (взыскателя)» (абзац 2 пункта 31). На наш взгляд, данное правило является не вполне справедливым и совершенным. Законодатель значительно урезал сферу действия данного института, отняв у суда возможность применять астрент по своему усмотрению.
В Постановлении Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.12.2015 N 16АП-2515/2013 по делу N А18-845/2012 суд особо обращает внимание на то, что «из Постановления Конституционного суда Российской Федерации в от 14.07.2005 N 8-П следует, что взыскателю должны быть гарантированы действительная возможность получить то, что ему причитается по судебному решению, в разумный срок, а также эффективный, а не формальный судебный контроль за исполнением судебного решения уполномоченными органами…». Данное правило нарушается в связи с ограничением права суда на присуждение его по своей инициативе, что противоречит классическому пониманию астрента. Сфера применения данной нормы должна быть расширена.
Анализируя отечественный астрент, Куличев Р.Б. провел разграничение между судебной неустойкой (астрентом) и компенсацией за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок <10>. На наш взгляд, такое разграничение представляется неуместным, ведь они имеют разные цели, природу, а значит, не подлежат сравнению. Если сумма, которая присуждается при нарушении права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок носит именно компенсационный характер, то астрент имеет целью побудить должника к исполнению судебного решения за страхом материальных потерь, и лишь после указанной функции можно говорить о компенсационном характере астрента. Если функция астрента превентивная (цель — не допустить нарушения права), то функция денежной компенсации — восстановительная (цель — восстановление нарушенного права).
———————————
<10> Куличев Р.Б. Некоторые особенности применения судебной неустойки в законодательстве Российской Федерации // Право и экономика. 2016. N 4.

Более того, компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок относится к публичному праву, а астрент является исключительно частноправовым институтом, ввиду чего даже проводить их сравнение не представляется корректным.

Применение астрента к денежным обязательствам. Институт астрента и процессуальное право

В новом Постановлении Пленума ВС РФ от 24.03.2016 устанавливается, что астрент не применяется к денежным обязательствам. Такое правило является традиционным и общепризнанным в целом для ряда европейских государств, включая Францию, однако авторам данной статьи представляется более целесообразным применение астрента как к денежным, так и к неденежным обязательствам и вынесение его за рамки материального права.
На наш взгляд, не стоит бояться взыскать с должника больше, ведь зачастую просто процентов за пользование чужими денежными средствами недостаточно. Вполне разумным нам представляется возвращение к пункту 2 Пленума ВАС N 22 от 04.04.2014, который устанавливал дополнительные проценты за неисполнение судебного решения: «Поскольку пункт 1 статьи 395 ГК РФ подлежит применению к любому денежному требованию, вытекающему из гражданских отношений, а также к судебным расходам, законодательством допускается начисление процентов на присужденную судом денежную сумму как последствие неисполнения судебного акта».
Проценты за пользование чужими денежными средствами и денежная сумма на случай неисполнения судебного акта имеют разную правовую природу и должны применяться отдельно друг от друга. Наиболее целесообразным представляется поместить норму об астренте в сферу права процессуального, а не материального, и рассматривать его как процессуальный институт, не связанный с взысканием процентов за пользование чужими денежными средствами или неустойки. Следует отметить, что в зарубежном законодательстве (например, во Франции) астрент предусмотрен именно как норма процессуального права.
В подтверждение тезиса о том, что астрент следует отнести все-таки к процессуальному праву, приведем мнение М.И. Брагинского по данному вопросу: «Наконец, можно указать и на процессуальные средства, обеспечивающие реальное исполнение принятого решения. Речь идет о судебных штрафах. Процессуальное законодательство не знало длительное время института, подобного astrentie, при котором на лицо, которое должно осуществлять определенное действие в силу заключенного им обязательства, возлагается судом штраф, взыскиваемый за каждый день просрочки исполнения судебного решения о совершении определенного действия (в частности, передачи вещи)» <11>.
———————————
<11> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. Книга 1. 2-е издание, исправленное. М., 2000. С. 422.

Противники включения нормы об астренте в процессуальное законодательство России указывают на схожесть его с исполнительским сбором, взыскиваемым в соответствии со статьей 112 N 229-ФЗ от 02.10.2007 «Об исполнительном производстве». На наш взгляд, однако, между астрентом и исполнительским сбором не существует коллизии, ведь они имеют разную правовую природу и цель.
Прежде всего, необходимо указать на то, что исполнительский сбор имеет природу штрафа и имеет целью наказать правонарушителя за неисполнение судебного решения в срок, и взыскивается в федеральный бюджет. Астрент, напротив, как уже указывалось, имеет иную правовую природу, носит компенсационный характер и взыскивается в пользу истца. Исполнительский сбор взыскивается также постфактум, т.е. в случае неисполнения судебного решения, и назначается судебным приставом-исполнителем. В то же время вопрос о назначении астрента должен рассматриваться судом в судебном заседании и может быть определен как в конечном судебном акте, так и на стадии исполнительного производства.
Справедливо, на наш взгляд, высказывается по данному поводу В.В. Ярков в статье «Соотношение новелл ГК РФ и исполнительное производство (на примере астрэнта/присуждения денежных средств)». Отвечая на вопрос о том, допустима ли инициатива судебного пристава-исполнителя при взыскании астрента, в ходе рассуждений автор дает отрицательный ответ. Полномочия пристава носят публичный характер, в то время как астрент относится к частному праву и взыскиваться может, из смысла норм статьи 308.3 ГК РФ, только по инициативе кредитора (истца). Рационально также мнение автора о том, что судебный пристав-исполнитель вправе разъяснить взыскателю его право на обращение в суд с соответствующим ходатайством <12>.
———————————
<12> Ярков В.В. Соотношение новелл ГК РФ и исполнительное производство (на примере астрэнта/присуждения денежных средств) // Вестник исполнительного производства. 2015. N 1.

На основании этого мы предлагаем не смешивать астрент и исполнительский сбор. Можно допустить, что их совместное существование необходимо. Возможно, вероятность материальных потерь побудит недобросовестного ответчика к исполнению судебного решения.
На взгляд авторов, необходимо однозначно отнести нормы об астренте к процессуальному праву и установить порядок его расчета и применения. Однако в данном случае встает вопрос о том, куда внести новую норму и в какой формулировке.
Во-первых, на наш взгляд, очевидно, что нормы об астренте должны быть перенесены как в ГПК РФ, так и в АПК РФ, т.к. никаких ограничений при применении астрента не предусмотрено. Так, в своей статье В.В. Ярков отмечает, что, исходя из толкования норм ГК РФ, астрент может присуждать как арбитражный суд, так и суд общей юрисдикции <13>.
———————————
<13> Ярков В.В. Там же.

В Концепции единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 08.12.2014 N 124(1)) отдельно указывается на необходимость внесения норм об астренте в процессуальный кодекс, и мы полностью поддерживаем указанную там точку зрения. Авторы предлагают внести данную норму в раздел VII «Производство, связанное с исполнением судебных постановлений и постановлений иных органов», что представляется наиболее логичным.
На наш взгляд, в тексте нормы, регулирующей астрент, должно присутствовать следующее:
1) закреплено определение астрента. При этом, если принимаются все последующие условия, то объективно можно называть вводимый институт астрентом или судебной неустойкой, в противном случае следует оставить формулировку Гражданского кодекса — «денежная сумма на случай неисполнения судебного акта»;
2) определено, что астрент устанавливается по инициативе суда или истца в судебном заседании как при вынесении решения суда в первой инстанции, так и на стадии исполнения судебного решения;
3) установлено, что астрент взыскивается в пользу истца. Исполнительский сбор взыскивается отдельно от астрента;
4) закреплено, что размер является исключительно временным и может индексироваться с учетом инфляции при злостном уклонении ответчика от исполнения судебного решения;
5) оставлены без изменения нормы действующей редакции статьи 308.3 ГК РФ в части, регулирующей размер астрента. Размер астрента устанавливает сам суд на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения. При этом следует разъяснить судам, что слишком маленький размер астрента по отношению к взыскиваемой сумме или неудобствам, которые чинит ответчик истцу при неисполнении судебного решения, может привести к тому, что норма об астренте не будет работать и данный институт окажется фиктивным;
6) закреплен четкий перечень обстоятельств, которые исключают присуждение астрента. При формулировке данной нормы следует руководствоваться рассматриваемыми в статье положениями УНИДРУА;
7) предоставлено право должнику оспаривать решение суда о присуждении астрента в случае, если сумма окажется завышенной.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Christian Di Mauro. Christelle Coslin. Новые итальянские правила, регулирующие финансовые санкции, налагаемые в целях принудительного исполнения судебных решений: сходства и различия с правовым режимом во Франции // Парижский международный судебный бюллетень.
2. Конт В. Справка о французском режиме astreinte // Адвокат Парижской Коллегии Адвокатов, 7 марта 2013 г.
3. Постановление ВАС РФ N 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации». 2014. N 6.
4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» // Российская газета. N 70. 04.04.2016.
5. Иванова Т.Н. Применение обычаев и обыкновений в коммерческом обороте // Право и экономика. 2015. N 11. С. 4 — 10.
6. Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. М., 2002. С. 241.
7. Куличев Р.Б. Некоторые особенности применения судебной неустойки в законодательстве Российской Федерации // Право и экономика. 2016. N 4.
8. Комментарий В. Белова, профессора кафедры коммерческого права и основ правоведения юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, доктора юридических наук // Закон. Апрель 2014 г. N 4.
9. Ярков В.В. Соотношение новелл ГК РФ и исполнительное производство (на примере астрэнта/присуждения денежных средств) // Вестник исполнительного производства. 2015. N 1.
10. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. Книга 1. 2-е издание, исправленное. М., 2000. С. 422.
11. Code des procedures civilies d’execution // http://www.legifrance.gouv.fr.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Гражданское право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

В случае неисполнения должником обязательства кредитор кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (пункт 1.